matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

Что такое противовирусные препараты?

З. Зверев

Их бывает два типа.

Первый — стимуляторы. Это препараты, которые помогают иммунной системе атаковать вирусы и зараженные ими клетки. Вакцины в целом тоже можно отнести к этому типу. Их задача — заранее обучить иммунную систему организма вырабатывать нужные антитела.

Да, несмотря на стереотипы из массовой культуры, вакцина вирус не лечит. Зараженному человеку её вводить поздно. Она заранее готовит организм к быстрому купированию вирусных инвазий. То есть, только вирус залез в тело, а тело уже к этой суке готово, и быстро этот вирус начинает ебать до полного иссушения.

Второе — это ингибиторы, то есть подавители, ежели на славянском языке молвить.

Клетки нашего тела, мой друг, совсем не такие дураки. За миллиарды лет эволюции они развили специальные оболочки из мембран, которые не пропускают внутрь клетки абы что. Потому как это чревато.

Особенно эти мембраны не пропускают крупные молекулы. А вирусы — это очень крупные молекулы, а вернее — конструкции из молекул. Разница в размерах между молекулой воды и вирусом, как между человеком и океанским танкером.


Эти мембраны пропускают внутрь большие молекулы, только если у них есть специфические ключи. Входящая молекула какбэ говорит мембране: «Я — полезный белок, открывай ворота!» И мембрана открывает.

Вирус же окружён оболочкой из белков-пиздоболов. Ключи у них поддельные, а когда мембрана открывается, из белковой оболочки внутрь клетки запихивается подлый вирус. То бишь — кусок РНК или ДНК, который начинает ебашить собственные копии из ресурсов клетки.

Когда же новая копия вируса уже собрана, ей надо как-то выйти в межклеточное пространство и кровь, чтоб продолжить путешествие далее и позаражать другие клетки тоже.

Но каждый тип клеток в нашем организме — это как бы фабрика, у которое есть чёткая номенклатура входящего сырья и комплектующих и не менее четкий исходящий ассортимент товаров. Поэтому мембраны не только не пропускают внутрь чего попало, но и не выпускают наружу недоделанную продукцию, чтоб запчасти не расплывались в разные стороны..

Поэтому на выходе из клетки другой белок-пиздобол говорит мембране: «Ну, я поехал, выпускай!» и она выпускает. И вирус радостно поехал жрать другие клетки.

Что делают ингибиторы?

Они как раз блокируют скомпрометированные ключи на вход или на выход. Это специальные хитрые вещества, которые прилипают на клеточные мембраны и говорят: «Идите нахуй, у нас ныне неприемный день», или «Извините, отгрузки не будет, эмбарго бляць». И вирусу остается только грустно плавать внутри или снаружи клетки, пока его не всосёт в почки, где разрежет на безвредные части и выссыт в унитаз.

Есть и другие типы веществ, которые ссут в компот вирусу уже внутри клетки, подменяя важные для его редупликации кирпичики на похожие, но совсем другие.

Как можно видеть даже из этого крайне примитивного описания, ингибиция вирусов — это очень хитроумное кунг-фу, которое потому и разрабатывается долго, и производится сложно, и стоит дорого. Это ж бляць нихуя себе, целый процесс!

Стоит ли говорить, что ингибитор сам по себе — это вредное вещество, нарушающее нормальные процессы обмена, а потому применяется в сложной комплексной терапии вместе с другими веществами под строгим наблюдением врача с постоянным контролем специфических параметров крови и других жидкостей тела. И не продаётся в аптеке без рецепта!

Есть ещё более сложное кунг-фу. Это перехват вирусов вне клеток, разрушение их ключей или маркирование их, как токсичное говно, подлежащее немедленному пожиранию лейкоцитами.

И ещё более сложное: заражение поражённых вирусами клеток другими вирусами, модификация их генного материала и уничтожение. Это вообще будущее медицины, потому стоит совсем дохера. Но это зато может победить совсем уж злоебучие хронические болезни, и попутно рак, например.

Из сказанного выше можно сделать вывод, что вирусы — это какие-то убер-хуевины с уникальной функциональностью. И это действительно так, вирусы — это очень удачные штуки, но, конечно же, у них нет разума, да и вообще — до сих пор идут философские споры, живые они или нет.

Дело вот в чем: несмотря на то, что разнообразие органических молекул поистине бесконечно, и из углерода, водорода и кислорода с добавлением других веществ можно собрать ну просто пиздец прям сколько разнообразных структур, жизнь на Земле избрала довольно узкий лучик из этого широчайшего спектра вариантов.

Узкий, конечно, относительно. На самом деле, очень и очень широкий. Но количество «запчастей» для строительства чего-то жизнеспособного всё-таки ограничено (тогда как вариации органических молекул бесконечны). Причём, биохимия человека отличается от всех прочих видов млекопитающих, а тем более, птиц, рептилий или рыб. Поэтому передача вирусов между видами — это всегда необычно и сенсационно. В то же время, разные виды животных могут переносить совершенно безвредные для себя вирусы, которые будут смертельно опасны для человека, как и человек переносит вирусы, смертельно опасные для других видов, но абсолютно нейтральные для него самого.

Вирусы постоянно мутируют и размножаются очень быстро. Если бы каждая копия каждого вируса была жизнеспособна, то весь доступный биоматериал планеты был бы переработан в вирусы за считанные дни. Но это не так. На тысячи попыток заразить клетку выпадает одна успешная, а на тысячи попыток редуплицироваться в ней и выйти наружу успехом оборачивается тоже только одна.

Поэтому любой новый вирус вызывает такой серьезный отклик в научном сообществе. Значит, в недрах человеческих тел путём бесконечного брутфорса слепилось что-то действительно удачное, что несмотря на постоянные мелкие изменения и ошибки при редупликации остается заразным и может поддерживать свою популяцию.

Ведь на один удачный вирус приходятся триллионы неудачных вариаций.

Так что вся магия вирусов в законе больших чисел, а создание искусственных боевых вирусов — это кунг-фу пятого порядка, которое складывается по формуле «хороший базовый штамм*мощная научная база*топовые технологии*удача исследователя*куча времени*миллиарды бабла». Создать что-то принципиально новое пока не может вообще никто, модифицировать удачные варианты естественных вирусов — да, но совсем немногие и довольно ограниченно.

Тут камень в огород ВИЧ-конспирологов, кстати. Создать искусственно вирус такого уровня и сложности Человечество не сможет ещё долгие десятилетия, если не века. Что уж говорить о семидесятых годах?

ВИЧ на порядок круче по функционалу, чем все убогие гриппы и коронавирусы. Он атакует иммунную систему, а мы до сих пор понятия не имеем, как точно она работает вообще. Но ингибировать ВИЧ мы научились, хоть это и реально дорого.

Эта была наша рубрика «Микробиология для самых маленьких». Спокойной ночи, друзья.

И не ищите противовирусных супертаблеток от всего сразу аптеках. Их там нет.

ПС на картинке изображён бактериофаг. Он действительно как-то вот так выглядит (хотя на картинке, конечно же скетч), это вирус, и он поражает только бактерии. Он самый древний на Земле и он — основа эволюции. Охуенный, да? Да.

И да, у него есть посадочные ноги!

ППС не покупайте арбидол, это наебалово.




Tags: здоровье, коронавирус, лекарства, медицина
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo nemihail 14:02, yesterday 36
Buy for 110 tokens
Уникальную строительную бригаду случайно засняли за работой. Мало кто знает, что лучшие дома в России может построить только бухая бригада. Не верите? У нас достаточно лояльно относятся к творцам, которые употребляют алкоголь и не только. В команде известного горе-строителя Сергея Домогацкого…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments