matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

Жительница Эстонии сбежала в Россию, спасая детей от «странных игр» отца

Женщина боится, что бывший муж-педофил ее выследит и украдет детей


35-летняя Анна этническая русская, но родилась и всю жизнь жила в Эстонии. Уже больше месяца она вместе с дочерьми 8 и 9 лет прячется в далеком монастыре во Владимирской области, потому что в Эстонии не смогла найти защиты.

- Мне больше некуда было бежать, - говорит мне Анна. - Несмотря на то, что обвинения в педофилии против моего мужа поддерживали и органы опеки и прокуратура, суды полностью встали на его сторону. Я все проиграла. Он норвежец. И у них, оказывается, считается нормальным, что отец моется в ванне с маленькими дочками и спит с ними голым в одной кровати.

С Анной мы говорим урывками по скайпу. Она напугана, никому не доверяет и очень боится, что бывший муж ее выследит и украдет детей.


- Мне дают компьютер в монастыре. Я сама без средств связи. Не включаю ни телефоны, ничего. Я не знаю, что со мной будет дальше. Но я не могу отдать своих девочек. Буду биться за них до конца.

Романтика кончилась сразу после свадьбы

Анна по образованию медсестра. Поработав в родном Таллине, поехала жить в Норвегию, где устроилась медсестрой в дом престарелых. Там и познакомилась со своим будущим мужем Петтером.

- Он тоже работал медбратом, хотя у него своя ферма недалеко от города Тромса. Мне было 24, ему 32. Завязался красивый роман и мы очень быстро поженились. Я сразу забеременела и родилась первая дочка София. Через год вторая - Ника. Но мы не жили долго и счастливо. Сразу после свадьбы Петтер стал очень груб со мной. Мог наорать ни за что, бывало даже распускал руки.

Но то, что произошло потом, вообще поставило крест на какой-либо совместной жизни.

- Петтер никогда не помогал мне с детьми. А тут вдруг, когда старшей было чуть больше двух лет, он вызвался купать ее по вечерам. И вот в один такой раз я зашла к ним в ванную комнату и увидела странную картину. Оба голые и девочка играется с эрегированным половым органом отца. И им обоим так весело, София хохочет, Петтер тоже. Я была в шоке, забрала ребенка и сказала, что отныне дочерей купаю только я.


В тайне от мужа Анна сделала дочерям эстонские паспорта и при первом же удобном случае сбежала обратно в Таллин, где подала на развод.

«Моется голым с дочкой в ванне? Ничего такого...»

Но сотрудники норвежской Службы защиты детей «Берневерн» (которая считается самой драконовской в мире) и полицейские не увидели в этом эпизоде ничего странного.

- Это нормально, что отец моет дочерей не достигших 7-летнего возраста, сказали мне они, - продолжает Анна. - Как я не пыталась объяснить, что никто никого не мыл, девочка даже не была в ванне меня не услышали. Я тогда подумала, что может мой норвежский язык недостаточно хорош и я плохо объяснила? Но то, что я узнала дальше, вообще не укладывалось в голове. Оказывается, отец моего мужа когда-то был осужден за педофилию! Ему дали 4 года, но отсидел он только два. И один из полицейских, пришедший к нам в дом, участвовал при задержании деда.

В тайне от мужа Анна сделала дочерям эстонские паспорта и при первом же удобном случае сбежала обратно в Таллин, где подала на развод.

- Петтер написал на меня заявление в полицию, о том, что я украла у него детей и по этому поводу в Эстонии состоялся суд - возвращать детей в Норвегию по Гаагской конвенции или нет. В итоге мы заключили компромисс (юридический судебный документ) — дети живут у меня, но отец может забирать их на неделю к себе в Норвегию раз в два месяца. Отдельно было обговорено, что я не могу присутствовать в его доме в эту неделю. Но я добилась того, что его отец не имел права находиться с внучками один на один. Так у нас продолжалось три года.

То, что ее экс-супруг любит недетские игры, Анна долго осознать и принять не могла...

- Вы знаете, наверное, это защитная реакция психики, отвергать подобную информацию. Сложно поверить в такое. Это просто не укладывается в голове. Да и все вроде было в порядке. Я так и продолжала работать в Норвегии, правда не на постоянной основе, а вахтовым методом и неплохо зарабатывала, смогла купить в лизинг квартиру в Таллине, машину. Петтер регулярно забирал детей, я специально так устроила график, что на эту неделю тоже бывала в Норвегии, в другом городе. Все шло нормально. Я расспрашивала девочек, как им у папы, не обижают ли их? Они маленькие, но говорили, что все хорошо и с папой им весело. Аккуратно интересовалась, как они принимают ванну, как спят. Ничего подозрительного не заметила. Спрашивала и про дедушку, девочки хором говорили, что нет, дедушку они даже не видели. Но потом мне случайно попалась фотография, где мои дети, Петтер и его отец все вместе. Я уточнила у дочек, как же вы не видели дедушку, вот же он - рядом с вами. Но они по-прежнему говорили: нет-нет. Их явно научили врать мне о том, что там на самом деле происходит.


То, что ее экс-супруг любит недетские игры, Анна долго осознать и принять не могла...

Ребенок попрощался с отцом странным поцелуем

- Это было в мае 2016-го. Отец сам привез детей в Таллин, чтобы передать их мне. Они стали прощаться и вдруг младшая подбежала к отцу и несколько раз поцеловала его в пах. Не случайно, как мне показалось. Я обомлела, а Петтер, поймав мой взгляд полный ужаса, тут же ушел. Придя в себя, я спросила младшую, играют ли они с папой так в Норвегии, на что та радостно ответила: “Да!” Детей явно что-то беспокоило внизу, они постоянно держались за это место. Я увидела и у одной и у второй очень сильные покраснения в районе половых органов. В панике и ужасе не знала, что делать. Как у них про такое спрашивать? Они же маленькие, испугаются. Попросила подругу психолога с ними аккуратно пообщаться. Ее выводы повергли в шок: «Кажется, что-то было». Была пятница. А в понедельник я повела детей на осмотр к гинекологу. Та даже отказалась нас смотреть и сразу отправила в полицию.

Судмедэксперты осмотрели девочек. У старшей обнаружили повреждения влагалища.

- Но в заключениях было написано: «Хотя и нельзя полностью исключить анатомические особенности строения». Что потом сыграло роковую роль в суде. Но это я уже вперед забегаю. А тогда по факту произошедшего тут же завели уголовное дело, Петтера арестовали и поместили в СИЗО. С детьми работал назначенный государством психолог, который пришел к выводу, что ни я, ни дети ничего не придумывают. Сначала заговорила младшая, ей было 4 года, и она рассказала многие подробности... Старшая поначалу молчала. Следователь и психолог посоветовали мне разговорить ее дома, в непринужденной обстановке. И записать все на видео для следствия. И действительно, она тоже заговорила. От того, что она рассказала у меня волосы встали дыбом.

Честно говоря, очень неприятно описывать все эти подробности, происходящие в семье Анны. Но теперь, после того, что случилось, и женщина с детьми оказалась в беде, без этого не обойтись. Я специально опускаю самые шокирующие факты, которые были прекрасно известны эстонскому правосудию. Оставляю только самое безобидное, хотя какое это безобидное...

- Она такое рассказывала на этом видео! Мне страшно вспоминать, говорит мне Анна. - Но в суде все восприняли по-другому. И обвинили меня, что я специально все подстроила. Как я могла научить детей такому, скажите? Да и потом, если бы я готовилась к суду и всем этим тяжбам, то хоть денег бы накопила. А так осталась без работы. А на адвокатов и на все эти процессы нужны деньги и немаленькие. Семья бывшего мужа - состоятельная, наняла ему цепкого защитника. Были устроены публикации в эстонской прессе. Дело стало рассыпаться на глазах, не смотря на то, что и заключения психолога в пользу моих доводов, и прокуратура и органы опеки и попечительства тоже не сомневались в предъявленных отцу детей обвинениях, но их как-будто тоже не слышали. А из медицинского заключения в решении суда даже не упоминается о механическом воздействии, остались только «анатомические особенности». Ко всему прочему, моя мама вдруг встала на защиту Петтера. Она меня всегда обвиняла в том, что я ушла от мужа и уехала из богатой и сытой Норвегии. Лишила детей будущего, как она заявила. Девочек с ней оставлять я не могла, она учила их молчать и следователям ничего не рассказывать про игры с папой. Я не знала, что делать и куда бежать за помощью. Вопреки ожиданиям, Петтера оправдали. После его адвокат еще добилась компенсации от властей Эстонии — 60.000 евро. А я же даже не смогла обжаловать приговор в высшей инстанции. Мне просто не дали этого права.


Сейчас семья живет при монастыре.

Пока дедушка «играл» отец наблюдал в окошко

Анна - русская. Дети у нее ходили в русскую школу в Таллине. И были крещеными в православной церкви. И когда ей уже не к кому было бежать за помощью, в ее жизни появилась русская церковь и русская община.

- Мне посоветовали обратиться за помощью к протоиерею Игорю Прекупу. Он очень помог и с деньгами, и с поддержкой эстонской православной церкви в моих судах. Ведь дальше все стало еще хуже.

Не успел Петтер выйти на свободу, подал иск на право попечительства над детьми. И выиграл. Даже несмотря на то, что в процессе работы с детьми у одного из лучших клинических психологов Эстонии всплыло и то, что с детьми делал дедушка пока папа наблюдал за происходящим в окошко. Психолог сама пошла в полицию.

- На деда завели уголовное дело, оно передано в генпрокуратуру Норвегии. Дедушка живет прямо рядом с Петтером, его дом в 200 метрах. Но даже не смотря на этот факт, эстонский суд принял решение передать детей на воспитание отцу, - плачет Анна.

- Мало того, адвокат отца требовала от Анны сопроводить детей в Норвегию к отцу, прямо в лапы дракона, как если бы это было решено на круглом столе в опеке, - рассказывает мне уже отец Игорь. - Это очень хитрый ход, потому что дети категорически не хотят к папе. Они бы устроили такую истерику и здесь, и в аэропорту Осло, что не смогли бы не привлечь внимания «Барневерна». В рамках суда Петтер уже пытался организовать встречу с детьми в семейном центре, под надзором соцработников. Девочки кричали и плакали, сотрудники соцслужбы даже не отпустили мать. Но адвокат Петтера потом и это смогла обернуть в суде против Анны, мол она не исполнила предписания суда.

- Старшая дочь после этих встреч отказывалась от еды, она была просто в истерике и расцарапала себе лицо, - рассказывает Анна. - Она уже достаточно взрослая и понимает то, что было с ними в доме отца. Сколько я ходила по инстанциям, по детским правозащитникам и уполномоченным органам, все удивлялись тому, что педофила оправдали, несмотря на очевидные факты. Но ничего не могли поделать, все суды встали на его сторону. Многие говорят, что дело носит политический характер, и эстонский суд просто не хочет международного скандала с Норвегией. Более сильной и богатой страной, от которой наш маленькая Эстония зависит экономически. Судьба моих девочек никому не интересна.

Единственная защита — церковь?

Отец Игорь стал духовником семьи Анны и ее покровителем. Мы встретились с ним в Москве, он привез деньги и вещи для Анны и детей. Передал их через какие-то свои церковные связи, так как даже сам не знает (по крайней мере так он мне сказал), где прячется Анна.

- Меня теперь поливают грязью. Я и мошенник, и пособник похищения, - говорит он. - Но я не боюсь, и не брошу Анну и девочек, и буду помогать им до конца. За право матери воспитывать детей дважды в письменном виде высказался митрополит Таллинский и всея Эстонии. Это есть в материалах суда. Но...

Тихий и скромный отец Игорь постоянно креститься и читает молитвы. Собирает деньги в помощь беглецам. И, кажется, сам немного в шоке от того, как далеко зашла эта история. Хотя старается не показывать это.

- Бог так, наверное, посылает мне испытания. Значит, с его же помощью, выдержу. Это не первый случай, когда я сталкиваюсь с фактами педофилии в семьях. Много лет назад я защищал одну семью, где отчим принуждал к близости свою падчерицу. Детей удалось тогда отстоять и после смерти матери они не попали под опеку отчима. И теперь с такими проблемами ко мне обращаются женщины. И вот Анна тоже...


Протоиерей Игорь Прекуп

Побег в Россию как спасение

Последняя надежда на правосудие у Анны рухнула 9 декабря 2019-го, когда в кассационном суде отказались принять ее жалобу на несправедливое решение о фактическом лишении ее всех прав на детей. Единственное, что удалось сделать эстонским органам опеки это отсрочить исполнение решения суда, чтобы позволить детям встретить Новый год дома с мамой.

- 5 января мой бывший муж должен был приехать в Таллин за девочками, - рассказывает Анна. - Мне ничего не оставалось, кроме как бежать. Мы наспех собрали вещи и на последние деньги купили билет до Москвы.

Сейчас семья живет при монастыре. Дети ходят в школу и уже немного адаптировались к новой жизни.

- Спасибо большое русским православным людям, которые приютили и помогли. Что будет дальше я не знаю, всю жизнь прятаться в обители мы не сможем. На работу пока пойти я не могу, потому что нет документов. Но это все равно лучше, чем отец-педофил, - продолжает Анна. - Я уже подала прошение об убежище в России, сколько ждать ответа от миграционных служб не знаю, говорят долго. Отец Игорь мне помогает. Организовал сбор денег для нас в Эстонии. Хотя за такое сам рискует оказаться под судом «за пособничество». Мне же теперь у себя в Эстонии грозит тюрьма за отказ исполнять решение суда. Очень надеюсь, что Россия мне в убежище не откажет.

Скандал еще не закончен

Вся эта история очень странная. Дед, имеющий в подноготной срок за педофилию, отец, любящий «странные игры». Почему их всех не взяли под контроль и пристальное наблюдение, а сразу и безоговорочно передали детей? Как поведет себя российская сторона? И вообще, что будет дальше?

За это дело уже взялся директор Информационно-правозащитного центра по правам человека в Страсбурге Гарри Мюрей.

- Будем надеятся, что удастся добиться пересмотра, - говорит он. - Мы будем обращаться в ЕСПЧ. Добьемся проведения независимой от правосудия Эстонии сексолого-психологической экспертизы. Поверьте, в этом деле еще могут вскрыться нелицеприятные подробности и про отца, и про деда, и про их адвокатессу, которая гордо называет себя «защитником опороченных мужчин» (она практикуется на делах мягко говоря странных подсудимых). Особенно сейчас, когда весь этот скандал получил огласку в европейских СМИ. Вот увидите, эта история еще не закончена.




Tags: Россия, Эстония, монастырь, педофилия, семья
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg февраль 3, 2019 18:05 75
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 10 comments