matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

Миссия Путина. Часть 7

4. Первый срок. Путин как кризис-менеджер

Путин стал чиновником федерального уровня в исключительно сложный для страны период. Вне всякого сомнения, являясь директором ФСБ, он владел информацией об истинных причинах дефолта 1998 г., о положении дел в экономике, которую полностью контролировали олигархи, в 1996 г. вновь приведшие к власти Бориса Ельцина, о ситуации в Чечне, которая после Хасавюртовских соглашений с бандитским режимом Масхадова-Басаева превратилась в плацдарм международного терроризма на российской территории. Поэтому первой же задачей, которую ему пришлось решать в качестве руководителя страны (еще в ранге премьера при недееспособном Ельцине) стала ликвидация этого разбойничьего анклава, само существование которого впрямую угрожало территориальной целостности государства.

В этих условиях только четкая, твердая позиция политического руководства позволила переломить ситуацию, взять под контроль территорию Чеченской Республики и, разгромив сепаратистов, восстановить конституционный строй на территории республики.

Пост председателя правительства Российской Федерации Путин занял 9 августа 1999 г. Именно в этом день его предшественник Сергей Степашин заявил, что Россия может потерять Дагестан, куда двумя днями раньше вторглись боевики Басаева и Хаттаба. Путин в подобных категориях не мыслил. Сразу после назначения он начинает действовать на
антитеррористическом фронте — активно, жестко. Не имея возможности противостоять регулярной армии в открытых боях, бандиты приступают к терактам на мирных российских территориях, стремясь посеять панику (взрывы домов в Москве, Буйнакске, Волгодонске).


27 августа 1999 г. Путин прибыл в охваченный войной Дагестан, где выступил перед командирами в штабной палатке и произнес свою знаменитую речь. «Очень хочется по русской традиции и по традиции священной земли Дагестана, где мы с вами сегодня находимся, поднять этот бокал и выпить за память тех, кто погиб, … за здоровье раненых», — сказал он и продолжил: «Но у нас с вами впереди много проблем и большие задачи. … Мы с вами не имеем права позволить себе ни секунды слабости. … Поэтому я предлагаю сегодня эту рюмку поставить. Мы обязательно выпьем за них, обязательно! Но пить будем потом. Поэтому я предлагаю сейчас по-походному перекусить — и за работу!»(33)

К 15 сентября боевики были полностью изгнаны за пределы Дагестана. К 26 ноября российской армией была освобождена вся равнинная часть Чечни, на которой проживало 90% ее жителей. Потери федералов оказались минимальными: за время боевых действий в августе-ноябре по данным Генштаба погибло 326 российских военнослужащих и свыше 6,5 тысяч чеченских боевиков.

Путин стремительно набирает популярность в народе: такой не станет церемониться с бандитами. Если еще в августе, когда Путин только появился на политической арене, его рейтинги составляли 2-3%, то уже после его знаменитой фразы «мочить в сортире», произнесенной на встрече с журналистами в Астане 24 сентября 1999 г., социологи зафиксировали взрыв популярности молодого премьер-министра.

Решительные действия Путина на чеченском фронте, его жесткая, но прагматичная позиция в международных вопросах и проводимая им грамотная экономическая политика убедили Ельцина, что он нашел достойного приемника. Дополнительным аргументом стали высокие морально-волевые и нравственные качества кандидата. Примером первых стал случай, как в декабре 1989 г. Путин в одиночку преградил путь разъяренной толпе, идущей громить здание резидентуры КГБ в Дрездене.


(33) Горячий август 1999 года // URL: https://www.youtube.com/watch?v=MR5eIteXv1Y


В полдень 31 декабря 1999 г. президент России Борис Ельцин выступил со своим последним телеобращением к россиянам. Попросив прощения у россиян «за то, что многие наши с вами мечты не сбылись», он объявил о досрочном сложении с себя полномочий и о назначении Владимира Путина исполняющим обязанности президента. Через 12 часов с наступающим
Новым годом телезрителей поздравил уже исполняющий обязанности президента, премьер-министр Владимир Путин. В ту же новогоднюю ночь Путин посетил подразделения федеральных войск в Чечне и вручил правительственные награды.

26 марта 2000 г. подавляющее большинство россиян проголосовало за кандидатуру Владимира Путина на выборах президента. В новую должность Путин вступил 7 мая 2000 г.

Проблемы, в избытке накопившиеся в стране, новый лидер начал решать без нахрапа и авралов. Его тактику иногда описывают с помощью метафоры «дилемма капитана “Титаника”». Представим себе, что громадный океанический лайнер столкнулся с айсбергом. Что нужно делать капитану? Путь первый: объявить всем, что корабль столкнулся с айсбергом, и скоро он, возможно, потонет. Давайте организованно пойдем к шлюпкам, а команда тем временем будет пытаться устранить пробоину и давать сигналы проплывающим кораблям.

Путь второй: никому ничего не говорить и упорно работать над устранением проблемы — команда занимается ремонтом, а остальная публика пусть продолжает развлекаться и слушать концерт.

Первый путь многим кажется более честным — пассажиры корабля имеют право знать о надвигающейся на них беде. Однако опыт показывает, что он только спровоцирует панику и не даст специалистам заниматься ремонтом и эвакуацией. В таком случае шансов спастись почти не остается.

Путин выбрал второй вариант — упорно и настойчиво делать все, что от него именно зависит, используя все возможности и напрягая свою команду. Не ретушируя проблему, он никогда не поощрял алармистских настроений, которые характерны для всей нашей оппозиции. Его сдержанная оптимистичность вселяла уверенность и в его окружение, и в население страны.

Оппозиционеры часто ставят в упрек Путину, что, дескать, за 20 лет во власти он так и не обнародовал свой План, где было бы по пунктам изложено, когда и во сколько будут решены те или иные проблемы, куда мы идем, к каким идеалам стремимся. Раньше было понятно — все знали, что, согласно решениям XXII съезда КПСС в 1980 г. в стране будет построен коммунизм, и
советское общество перейдет к распределению «по потребности». Теперь же никто ничего не говорит.

Путин исходит из тезиса, что любой план, будь он озвучен, обязательно будет провален. Заметим, что как раз при Путине закончились все утечки из Администрации Президента и других ведомств. То, что сегодня выдают за утечки на некоторых телеграмм-каналах, на деле являются лишь фантазиями околополитической тусовки, разного рода Хлестаковых, которые выдают себя за инсайдеров.

О планах Путина, как правило, не осведомлено даже ближайшее его окружение, не говоря уж о его оппонентах. Он всегда непредсказуем для соперников, и это позволяет ему добиваться реальных результатов даже в самых сложных политических условиях.

И это важнее, чем голословное провозглашение, к какому году чего достигнет страна, чем все на свете «дорожные карты» и многотомные партийные программы. Если определенные планы и стратегии и озвучиваются, то они носят либо отвлекающий, либо необязательный характер, потому что реальные действия со стороны Путина всегда иные и, главное, более эффективные.

Равноудаление олигархов. Возвращение контроля над экономикой

Чеченская кампания не только продемонстрировала степень развала наших вооруженных сил и упадка ВПК, но и выявила истинную роль российских олигархов в чеченских войнах, их участие в финансировании бандформирований. Не удивительно, что с приходом Путина к власти они развязали против него настоящую информационную войну, как в российских, так и в западных СМИ. Борис Березовский, Владимир Гусинский, Михаил Ходорковский и их коллеги и соратники не без оснований опасались, что их бесконтрольной власти (именуемой в прессе «семибанкирщиной») новый президент положит конец.

Олигарх — это не просто чрезвычайно богатый человек. На самом деле, олигархия возникает там, где крупный бизнес начинает подменять собой государство. К середине 1990-х гг. небольшая группа людей стала владеть большей частью собственности, созданной трудом многих поколений. В их руках оказались и стратегические отрасли российской экономики: нефте- и газодобыча, электрические сети, добыча никеля, золота, редкоземельных металлов. Но самое главное, они стали тесно проникать в структуру государственной власти, под их контролем находились целые министерства, регионы, партии.

Действия олигархов разрушали связи в стратегических отраслях экономики, государство все более ограничивали в правах вмешиваться в макроэкономические процессы (доводя до абсурда принципы экономического либерализма о невмешательстве государства, о диктате рынка и т.п.), сама необходимость существования государства подвергалась сомнению. Антигосударственность олигархов закрепилось на уровне их социального безусловного рефлекса. Открыто деля власть, собственность и медиаресурсы, олигархи заявляли, что «власть — это наемный менеджер капитала» (Б. Березовский).

О том, что отношения государства и бизнеса будут строиться на новой основе, кандидат в президенты Владимир Путин заявил 28 февраля 2000 г. на встрече со своими доверенными лицами, говоря о необходимости соблюдения в политике и экономике «общепризнанных правил игры» и равенстве «всех участников игры» перед законом, «чтобы никто не мог, подобравшись к власти слева или справа, получать какие-то преимущества». Краеугольным камнем в политической и экономической сфере он назвал «равноудаленное положение всех субъектов рынка от власти»(34) .

«Равноудаление олигархов» станет один из главных девизов первого президентского срока Путина. Подразумевалось, что крупнейший капитал не будет больше влиять на политику прямо, но разве что опосредованно, на единых для всех условиях.
Путин начал с восстановления должного баланса сил, указав на свое место и большому бизнесу, и региональным элитам. Многие смогли вписаться в новую систему, те же, кто не захотел играть по общим правилам, объявив войну «антидемократическому режиму», сурово поплатился.

Деятельность Гусинского, Березовского, Ходорковского обратила на себя внимание правоохранительных органов еще до Путина. Но только теперь делам был дан ход. Закрывать глаза на деструктивную деятельность ельцинских олигархов становилось просто опасно.

К «равноудалению» олигархов власти приступили уже через четыре дня после инаугурации Путина. 11 мая 2000 г. прошли обыски в компании Владимира Гусинского «Медиа-мост», а 13 июня он был арестован по подозрению в хищении госсобственности в особо крупных размерах.


(34) Путин В. В. Вступительное слово на встрече с доверенными лицами, 28 февраля 2000 г. // Президент России. Официальный сайт / URL: http://www.kremlin.ru/events/president/transcripts/comminity_meetings/24146

Освобожденный под подписку о невыезде, в июле 2000 г. Гусинский скрывается за границей.

За хищение денежных средств «Аэрофлота» и АвтоВАЗа были заведены уголовные дела на Бориса Березовского. Тот также сбежал за границу — в Великобританию, где 10 сентября 2003 г. получил статус политического беженца и продолжил подрывную деятельность (участвовал в цветных революциях, считая их плацдармом для изменения политического режима в РФ, призывал к свержению конституционного строя в России, заявлял, что готовит и финансирует грядущий переворот).

Последним аккордом в «равноудалении олигархов» стало дело Ходорковского — пожалуй, самое громкое и резонансное дело в этой истории.

В начале 2003 г. Михаил Ходорковский начал процесс слияния «ЮКОСа» и «Сибнефти». Чтобы сделать свои капиталы полностью неуязвимыми, Ходорковский планировал продажу новой объединенной компании ЮКСИ американскому концерну «Эксон-Мобайл». Если бы это произошло, около трети российской нефтяной отрасли оказалась бы под контролем американцев как раз перед самым взлетом цен на нефть. Стратегическая безопасность России оказалась бы под угрозой.

Позднее успех экономической политики Путина его противники будут объяснять благоприятной конъюнктурой цен на энергоносители — дескать, ему просто повезло. Но что было бы, если бы Ходорковский все-таки продал ЮКСИ нашему стратегическому сопернику? Удалось бы в этом случае конвертировать высокие цены на нефть в доходы российского бюджета и благосостояние народа? Ответ очевиден: конечно, не удалось бы. Треть российской нефти принадлежала бы американской компании, которая и распоряжалась бы всей выручкой, и отнюдь не в интересах «народа-аборигена».

Правительство РФ предупредило Ходорковского о несогласии с этой сделкой, но переговоры продолжались. Олигарх был настолько уверен в собственной неуязвимости, что даже заявил: «в случае моего ареста через пару часов на Красной площади высадится десант НАТО» (35).

25 октября 2003 г. Михаил Ходорковский был взят под стражу и помещен в СИЗО «Матросская тишина». Генпрокуратура предъявила ему обвинение по семи статьям, в т.ч. «мошенничество, совершенное организованной группой в крупном размере» (за завладение обманным путем 20% акций ОАО «Апатит» на сумму 500 млрд руб.), уклонение от уплаты налогов, подделку документов и проч. Показания против Ходорковского дали его бывшие бухгалтеры и топ-менеджеры, были раскрыты сложнейшие оффшорные схемы ухода от налогов. Следствию помогло и то, что во время обыска у Ходорковского был найден компьютер, в котором содержались конфиденциальные данные о незаконных сделках. В 2005 г. Мещанский районный суд г. Москвы признал Ходорковского виновным по 6 статьям УК и приговорил к 9 годам лишения свободы (решением Мосгорсуда срок снижен до 8 лет).

Никакого сочувствия в народе гонения на олигархов не находили, зато Запад и внутренняя бессистемная оппозиция пытались использовать эти факты для давления на Путина.

Впоследствии в своем ежегодном послании Федеральному Собранию Путин 10 мая 2006 г. напомнил слова президента Франклина Рузвельта, ставшие через 70 лет как никогда актуальными для России: «Работая над великой общенациональной программой, которая призвана дать первостепенные блага широким массам, мы действительно наступали
кое-кому на “больные мозоли”. И будем наступать на них впредь. Но это “мозоли” тех, кто старается достичь высокого положения или богатства — а может быть того и другого вместе — коротким путем, за счет общего блага» (36).

Путин не стал объявлять открытую войну всему крупному капиталу — это привело бы к дальнейшей дестабилизации в стране и без того находящейся в состоянии длительного социально-экономического и политического кризиса. Уже в 2015 г., давая интервью знаменитому американскому режиссеру Оливеру Стоуну, президент вспомнил известное выражение: «Нельзя загонять крысу в угол».

Необходимо иметь в виду то, что в то время Путину приходилось действовать в условиях ограниченных возможностей. Олигархи располагали огромными медийными ресурсами. Их ставленниками были напичканы и Администрация президента, и правительство, не говоря уж о том, что и руководители регионов назначались теми же олигархами. Политика «равноудаления» предполагала умение договариваться, и договороспособные бизнесмены легко находили с властью компромиссные решения.

«Вы знаете, все-таки олигархи тоже разные, — напомнил Путин Оливеру Слоуну. — Среди них оказались люди, которые готовы были вписаться в предлагаемую систему отношений с государством. Им же было сказано, что никто не посягает на собственность. Наоборот, государство будет защищать собственность. Даже если прежние законы были не очень
справедливые. Но закон есть закон. Это тоже одно из правил. Закон есть закон»(37) .



(35) Ходорковский: 10 лет войны на брудершафт // Общественно-политический портал «Полит-онлайн». 2013. 25 окт. / URL: http://www.politonline.ru/comments/14381.html

(36) Путин В. В. Послание Федеральному Собранию Российской Федерации, 10 мая 2006 г.

(37) Стоун О. Интервью с Владимиром Путиным. М.: Альпина Паблишер, 2017.



Часть 6, Часть 8



Tags: Путин, Россия, доклад
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg february 3, 2019 18:05 75
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments