matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

За первоистоком сущего

Человек до появления человека

Ничто не может появиться во Вселенной, если уже не присутствует в ее сущности с самого начала. Итак, человек существовал во Вселенной до появления человека. Существовал в виде «метафизической возможности», в виде «божественного замысла».

Ангелоподобный

Он пришел ко мне из ничего, из пустоты. Материализовался в пространстве, возник из воздуха. Человек или сверхчеловек, или человекообразный призрак, или ангелоподобный демон. Он сказал мне, что я живу в жалком, ничтожном осколке реальности, ничего общего не имеющем с истинным, совершенным миром. Он предложил мне покинуть этот осколок. Он предложил мне отказаться от моего тела, от моей души и слиться с бесконечностью бытия, с беспредельностью сущего. Он предложил мне стать богом и обрести бессмертие.

Мое молчание длилось всего лишь миг. Я нашел в себе силы отказаться. Почему? Потому что в этом жалком, ужасном осколке реальности однажды воплотился Господь мой Иисус Христос. И не просто воплотился, но возлюбил его всем сердцем своим, всей душою своею. И не просто возлюбил, но принял во имя его спасения великие муки.
Призрак исчез. Его презрительная улыбка молнией вошла в мое сердце. Я остался один на один со своими думами, со своим отчаянием, со своей безысходностью.

Абсолютно непостижимое

Существует ли абсолютно непостижимое? Немецкий философ Иоганн Готлиб Фихте утверждал, что нет, ибо абсолютно непостижимое противоречит форме науке. Именно это он высокомерно заявил старой цыганке, предложившей ему погадать. «Тогда вспомни свой вчерашний сон» - посоветовала она ему. Как ни пытался философ вернуть из забытья нить образов и мыслей, у него не получилось. Однако он помнил, что во сне этом ему открылось нечто удивительное.

Тупиковая ветвь

Когда после занятий в университете мы с Женькой встречаемся на общей кухне общежития, у нас всегда возникает серьезный философский разговор. Не стал исключением и сегодняшний вечер. Я жарил картошку с грибами. Женька варил украинский борщ. Через грязное стекло окна можно было созерцать, как багровым пламенем пылает над городом обезумевший осенний закат.

– Представляешь, – вещал мне Женька, – на лекции узнал, что где-то в Грузии нашли несколько черепов древних людей, живших около двух миллионов лет назад.
– Наши предки? – спрашиваю.
– Нет. Тупиковая ветвь, давно покинувшая свою африканскую родину. Самое интересное, что была найдена семья: отец, мать, дочь, сын… и бабушка.
– Бабушка? – от удивления мой нож прошел мимо картофелины.
– Да! Так вот у нее полностью отсутствовали зубы.
– Печально.
– Слушай дальше! В обычных естественных условиях бабушка должна была неизбежно умереть, однако она жила и чувствовала себя довольно комфортно.
– Как же так?
– Оказывается, семья заботилась о ней, как о самом дорогом сокровище. С ней не просто делились пищей, за ней ухаживали, ее кормили.
– Что же тут странного? – провоцирую вопросом мысль собеседника.
– Не забывай! – взывает он ко мне. – Два миллиона лет назад. Это был мир животных, в нем господствовали инстинкты, там побеждал сильнейший. И вдруг такое отношение к ближнему! Его не объяснить ни природной, ни социальной необходимостью.
– Но какое-то должно быть объяснение!
– С моей точки зрения, мы имеем дело здесь с первым Отблеском Божественного. Но они – не мы, это совершенно другой вид, не являющийся нашим предком.
– Знали бы они, – размышлял я, – так трогательно и нежно относящиеся друг к другу, что другие станут носителями разума, носителями Духа!
– Знали бы они, – вторил мне мой друг, – что два миллиона лет спустя мы сбросим атомную бомбу на своих же собратьев, и в одно мгновение испарятся тысячи и тысячи жизней!
– Нет, тупиковая ветвь не они! – делаю я неутешительный вывод. – Тупиковая ветвь – это мы. Мы заняли их место, мы украли их историю и потому теперь мучимся и страдаем от этого!

Взаимопонимание

Взаимопонимание в мире возможно только потому, что сама структура бытия построена соответствующим образом. Вопрос лишь в том, почему она так построена.

Паучок

Сегодня вечером сидел на крыльце и любовался закатом: удивительным многообразием оттенков красного цвета. Случайно увидел маленького паучка, который спустился на паутинке откуда-то сверху. Не задумываясь, наступил на него ногой. Осталось мокрое пятнышко. Только потом задумался: зачем я это сделал? что заставило меня уничтожить живую жизнь? чем она мне помешала? Ничем! Все произошло как-то машинально, на автомате. Неужели можно убить просто так, без всякой причины? Но разве убийство насекомого – убийство? А разве убийство – не убийство? Убийство! Правда, незначительное, ничего не значащее. Почему я так считаю? Потому, что это всего лишь паучок. Но разве он меньше меня был вовлечен в жизнь, любил жизнь, хотел жить, радовался жизни? Неужели перед Богом его жизнь менее значима, чем любая другая жизнь? Не знаю.

Трудно ответить на этот вопрос. Однако Бог даровал паучку жизнь, видимо, он был нужен Ему. Видимо, он своим существованием выразил какую-то важную мысль Творца, какую-то Его сокровенную мечту. Что-то в моем сердце содрогнулось! В моей душе вдруг появилась обжигающая, разъедающая, ноющая боль. Кто был во мне носителем этой боли? Сознание? Рассудок? Разум? Вряд ли! Что им за дело до экземпляра такого-то вида, такого-то рода? Но тогда кто? Не знаю. Я представил, вообразил, какой бесконечно длинный путь прошло это маленькое, крохотное, хрупкое существо через цепь перерождений, через последовательность изменений, через тупики и зигзаги природы через подъемы и срывы эволюции. Прошло, чтобы оказаться под моей ногой, чтобы принять бессмысленную смерть. Я прервал эту великую цепь, это тяжелейшее странствие. Прервал потому, что был нравственно раздроблен, нравственно разбросан, нравственно распущен. Прервал потому, что не ощущал, не переживал в себе великого единства мира, великой гармонии бытия.

Пораженный этими мыслями, пораженный своим ужасным поступком, я встал, вошел в свой дом, лег на диван и включил телевизор. На первом канале показывали какой-то глупый сериал. Попытался вникнуть в его сюжетную линию. Не получилось. Потом нашел старый хоккейный матч «Красной машины» с канадскими профессионалами. Снова пережил радость победы. Потом нашел злободневную политическую программу. Определил своих идеологических сторонников и противников. Поток обвинений в свой адрес, поток мучительных дум самопроизвольно прекратился. Суета сует мира сего снова защитила меня от моей совести.

Средство от иллюзий

Следует научиться жить с осознанием того, что рядом с тобой черная бездна тьмы, что рано или поздно ты в нее неизбежно провалишься. Только в этом случае нас никто не обманет, только в этом случае нас никто не обольстит.

Универсум смысла

«Удивительный феномен – сознание. Оно Я и не Я. Оно со мной и не со мной. Оно во мне и вне меня. Оно принадлежит мне и не принадлежит мне. Оно подчиняется мне и не подчиняется мне. Оно ограничивает меня и соединяет с Беспредельным. Оно открывает суть существующего и одновременно скрывает ее в самом глубоком подземелье. Оно дает возможность приблизиться мне к тому, кто я есть, и в то же время прячет меня от меня во мне самом.

Странный феномен – сознание. Но главная странность сознания в том, что оно необъяснимо из существования, что его не вывести из этого мира, не получить из любой последовательности физических, химических, биологических процессов, в каком бы направлении они ни протекали. Ведь для того, чтобы создать сознание, уже необходимо его иметь, оно уже должно быть. Следовательно, наше сознание – плод какого-то иного сознания. И здесь только два варианта, только два сценария: либо по цепочке сознаний мы уходим в бесконечность, либо есть одно мировое сознание с бесконечностью своих ипостасей. Первый вариант кажется мне несостоятельным, ибо через бесконечность невозможно прийти к той или иной точке бесконечности. Второй вариант более приемлем, ибо в нем»…

– Сережа! Ты маме заказал цветы?
– Какие цветы, Надюш?
– Забыл? Мы завтра идем на ее день рождения!
– Ах, да! Заказал! Розы!
– Сережа! Помоги застегнуть платье. Представляешь, оно мне узкое.
– Зачем тогда ты его купила?
– Я больше ничего не смогла выбрать.
– Ну и не покупала бы.
– Как бы я тогда пошла?
– Посмотрела бы что-нибудь из старого.
– Мне уже надоело мелькать в одном и том же.
– Погоди! Кажется, я потерял какую-то важную мысль!
– Потерял и потерял. Хватит летать в облаках! Подумай лучше обо мне!
– Нет! Не могу вспомнить!
– Вот обо мне ты совсем не думаешь!
– Возможно, если бы я ее вспомнил, все вещи мира сбросили бы тогда свои личины, свои маски и соединились в единый, целостный универсум смысла.
– Сереж! Хватит бубнить себе под нос чепуху!
– Да! Чепуху…

Византия, Запад, Русь

Чем в духовном смысле Византия отличалась от средневекового Запада? Почему, невзирая на одну религию, это были разные цивилизации, разные социально-политические организмы? Византия жила в полноте вселенского сознания церкви, в плероме божественной истины, живым носителем которой был Дух Божий. Человеческая мудрость здесь считалась «внешней», «случайной», «относительной». Запад пытался античную философию (Философ - Комментатор) соединить с догматами Откровения. В результате разум мира сего (законы логики) подчинил Божественное. Но почему тогда Византия погибла? Почему не выдержала испытаний? Потому, что не захотела уподобиться Христу и взять на себя бремя рабства, как это сделала Северо-Восточная Русь. Сделала и победила! Победила, чтобы до конца веков, до конца исторического времени противостоять Западу. Противостоять разуму мира сего!

В неизвестном направлении

Моему начальнику неожиданно выпала командировка за границу. Сегодня в конце рабочего дня он зашел ко мне в кабинет и положил на мой стол свой билет в филармонию. В наш город из Берлина приезжает какой-то известный музыкант и будет исполнять органные произведения Иоганна Себастьяна Баха. Я не очень люблю классическую музыку, к тому же накопилось очень много дел, надо было срочно готовить квартальные отчеты, поэтому попытался отказаться. В полушутливой беседе начал с того, что «плохо себя чувствую», «вроде как заболеваю», закончил тем, что «возникли личные проблемы». Начальник махнул рукой и не стал более уговаривать, однако билет оставил, посоветовал передать его кому-нибудь другому или, если не получится, выбросить в мусорное ведро. Другого «счастливчика», конечно же, не нашлось, у каждого была своя «серьезная», «уважительная» причина, мусорное ведро исключил сразу, не хотелось обижать человека, приютившего когда-то меня – молодого дипломированного безработного. Решил пересилить себя и потратить полтора часа времени на приобщение к высокому искусству.

Пятница. Конец рабочей недели. С трудом выдержали проверку. Играющий масками ревизоров бюрократический Левиафан терзал нас и мучил беспощадно. Никогда не думал, что однажды попаду в мир Гоголя и Кафки, никогда не думал, что прилежно оформленные папки с документами будут главными измерителями моей профессиональной состоятельности, никогда не предполагал, что мои душевные и творческие силы будут бессмысленно тратиться на бумажные фантомы. Коллеги остались отмечать положительный вердикт вышестоящей инстанции, я же, утомленный, уставший, опустошенный, обессиленный, поехал домой. Сидя в кресле, погрузив сознание в телевизор, я уже готов был расслабиться и уснуть, как вдруг вспомнил, что у меня сегодня большой культурный вечер – свидание с великим немецким музыкантом. Быстро оделся, с трудом нашел билет. Выскочил на улицу, добежал до остановки. Как назло встали троллейбусы. Авария на трассе. Пришлось ловить такси. К филармонии подъехал за пятнадцать минут до начала. Спокойно сдал одежду в гардероб, вошел в огромный светлый зал, занял свое место и приготовился к поглощению чуждых мне, недоступных моему сознанию потоков звука. Хотелось поскорее закончить этот тяжелый день, хотелось спрятаться в своей маленькой комнате, исчезнуть для мира и для людей, хотя бы на ночь.

В зале погас свет. Худой седой старичок вышел на освещенную сцену и поклонился зрителям. Не дожидаясь наших аплодисментов, он подошел к инструменту, сел на черный стул и… выдержал сумасшедшую паузу, равную по времени существованию мира. Может быть, музыкант так настраивал психологически себя, может быть, считал необходимым подготовить нас таким странным способом. Прошла минута, или две, или пять. Медленно из запредельной, сверхъестественной тишины, словно ручеек в весеннем лесу, потекла, заструилась, зазвучала сверхчеловеческая, космическая, божественная музыка, исполненная грусти и печали, исполненная тоски и одиночества. Я навалился на спинку кресла, закрыл глаза и погрузился в себя. Мне почему-то казалось, что музыка льется не со сцены, не из внешнего мира, а из глубины моей сущности, из бесконечности моей души. Мое сознание освободилось от людей и вещей, от образов и понятий, от желаний и надежд. Мое сознание освободилось от причинно-следственных связей, от трехмерности пространства, от необратимости времени. Мое сознание освободилось от памяти и забвения, от истины и неистины, от реальности и нереальности, от логики и отсутствия логики. Мое сознание освободилось от самого сознания и превратилось во что-то непостижимое, необъяснимое, неизмеримое, неуловимое, неумолимое, неповторимое, непоправимое, оставив для меня всего лишь маленький лоскуток, чтобы была возможность вернуться назад, чтобы можно было оценить, что происходит, и насладиться происходящим. На основе этого маленького тоненького лоскутка я понял, что в этом мире нет ничего, кроме музыки, что вся беспредельность Вселенной, Млечный Путь, наше Солнце, наша Земля, обитающие на ней живые существа, наша история, наша мудрость есть живая музыка, которую придумывает и исполняет Великий Музыкант, бесконечно любящий свое искусство, беззаветно преданный своему творению, являющийся Сам осознающей Себя, вечно воспроизводящей Себя Музыкой…

Я вышел из филармонии пережившим вечность мудрецом. Лил мелкий дождь, капли стучали по асфальту. Я не хотел закрываться от них, не хотел прятаться, ибо понимал, что все мы – одно целое, в котором нет, никогда не было и никогда не будет недостатка, изъяна, искажения, искривления, обмана, ошибки, преступления, зла, греха. Я не хотел возвращаться назад, в свою убогую жизнь, в свою призрачную роль, в свою квартиру, на свое рабочее место. Моей душе нужен был весь этот мир, а не его жалкие обломки. Мне нужна была вся бесконечность бытия, а не ее отдельные фрагменты и эпизоды. Презрев себя, презрев свои заботы, презрев свое прошлое, я отправился в неизвестном направлении. Я пойду туда, куда поведет меня открывшийся мне Бог…

О последней глубине

Есть что-то в человеке, что принадлежит бездонности Бога, Его последней глубине, ибо в противном случае он не смог бы быть носителем Образа Божьего и не сумел бы уподобиться Богу.

Предвкушение разлуки
(Серен Кьеркегор Регине Ольсен)

«Я покидаю тебя, ибо всем своим сердцем люблю тебя, всегда думаю о тебе, любуюсь тобой, засыпаю с твоим царственным именем и просыпаюсь с ним. В этом мире нет ничего, что можно было бы сравнить с моим чувством»…
«Я покидаю тебя, ибо только так можно навсегда остаться с тобой: в твоей памяти, в твоей душе, в твоих сновидениях, в твоих грезах, в твоих желаниях, в твоих страхах, в твоих сомнениях. Чем дальше я от тебя, тем бесконечно ближе к тебе»…
«Я покидаю тебя, ибо хочу доказать себе и тебе, что мы с тобой – одно целое, что события во времени не смогут помешать уже случившемуся в вечности, что миг разлуки в этом мире не способен уничтожить абсолютного единения наших душ в мире ином»…
«Я покидаю тебя, ибо не могу отделить себя от моей любви к тебе, не могу сохранить дистанцию по отношению к этому чувству, чтобы понять, что же со мной происходит. Не совершаю ли я грех, создавая из тебя божественно-безбожный идол?»…
«Я покидаю тебя, ибо абсолютно уверен: твой идеальный образ, твой небесный эйдос будет всегда со мной, пройдет со мной сквозь время и пространство, сквозь жизнь и смерть, не потускнев, не потеряв первозданного блеска»…
«Я покидаю тебя, ибо не в состоянии принять в себя новую живую вселенную, новый космос, не в состоянии объять твою бесконечность и успокоить свое сознание в ее непостижимой, бездонной глубине»…
«Я покидаю тебя, ибо не могу до конца уничтожить себя ради тебя, не могу развернуть для тебя темные дали моего существования, так чтобы превратилось оно перед твоим взглядом в дрожащую на паутинке, прозрачную капельку росы»…
«Я покидаю тебя, ибо не способен пройти сквозь твою трепещущую плоть и окунуться в безбрежный океан твоей сокровенной сущности, которая известна лишь тебе, твоему ангелу, твоей тени и Господу Богу»…
«Я покидаю тебя, ибо заведомо знаю, что сверхчувственное чувство любви, на основе которого создано бытие, на основе которого существует этот мир, неизбежно растворится в унылом однообразии монотонной семейной жизни»…

«Я покидаю тебя, ибо навеки замкнут, замурован в себе, в своем теле, в своем сознании и не способен вырваться из собственной сущности. С рождения и до конца своей жизни я привязан к праху земному, остужен веществом, раздавлен материей»…
«Я покидаю тебя, ибо являюсь существом относительным, ограниченным, случайным, конечным, тленным и не способен дать тебе абсолютное счастье, абсолютную нежность, абсолютную радость, абсолютное наслаждение»…
«Я покидаю тебя, ибо каждый мой взгляд, направленный на тебя, каждое мое прикосновение к тебе, каждый мой воображаемый поцелуй остаются на поверхности твоего тела и не проникают в твое сердце»…
«Я покидаю тебя, ибо не знаю ни тебя, ни себя, ни этой жизни, ни этого мира. Я не знаю ни своей веры, ни того, с кем она связывает меня, я не знаю даже своего незнания и поэтому тщетно прячусь от других людей за придуманными масками, за вымышленными персонажами»…
«Я покидаю тебя, ибо ощущаю в себе страшную, ужасную, кошмарную, безумную потребность в Абсолютном. Она опустошает мою душу, она испепеляет мое сознание, она разрывает меня изнутри, она не дает мне поставить перед собой иную цель»…
«Я покидаю тебя, ибо хочу вопреки Гегелю обессмертить тебя в философии. Я хочу ввести тебя в историю мировой философской мысли как одну из самых главных ее загадок, как одну из самых неразрешимых ее проблем. Быть может, это единственное, что я могу для тебя сделать во времени»…

Понять Бога

Чтобы понять Бога, следует отказаться от самого понятия «Бог» и всех паразитирующих на нем богословских и философских теорий.

В ловушке доказательства

Это случилось со мной в конце февраля или в начале марта. Точно не помню. Была оттепель. С крыш скатывались и падали огромные куски оледеневшего снега. Я проводил тебя до остановки, ты села в трамвай. В моей ладони осталось тепло твоих рук. Не было на свете человека, который бы был более счастлив, чем я. Трамвай тронулся, колеса застучали по рельсам, пугая железным скрежетом слетевшихся голубей. Серая туча накрыла город. Голая ветка качнулась от порыва ветра. Пошел дождь. В моем сознании вдруг зародилась бредовая, безумная, чудовищная мысль.

«Как так получилось, что среди бед и страданий мира, среди мук и лишений других людей мне повезло, на меня свалилось абсолютное счастье взаимной любви, я обрел полноту и целостность существования? Сомнения адским пламенем обожгли мое сердце: действительно ли происходящее со мной - происходит? действительно ли существует то, что существует? действительно ли есть то, что есть? Не сон ли все это, придуманный моим сознанием, которое играет в грезы, которое наслаждается сотворением галлюцинаций? Что, если все в этом мире придумал я, вернее, не я, а мое сознание, которое воспроизводит меня и этот мир, ибо сам я со своим телом, со своей душой – такая же выдумка, такой же фантом?»

Как это проверить? Есть ли средство определить реальность реальности? Попробовал ущипнуть себя за палец. Не полегчало. Сознание могло придумать и боль. Огляделся по сторонам. Попытался найти что-то необычное, что-то невозможное для моего сознания. Идущие мимо прохожие, автомобильные пробки, хмурое небо, ледяной дождь, лужи, грязь – все естественно, все вполне реализуемо, представимо, воображаемо. Взял в ладонь мокрый снег, сжал его в комок, бросил в этот мир. Почему сон не рассыпался? Почему сохраняет свое существование? Да просто потому, что комок – элемент сна, часть сна. Подошел к столбу, ударился головой. Закричал. Заорал во все горло. Не полегчало. Все, все могло быть придумано сознанием. Чтобы понять, иллюзия мир или действительность, сошел с тротуара и пошел через улицу прямо на мчащиеся с бешеной скоростью автомобили. Жуткий визг торможения. Удар. Падаю на асфальт. Прижимаюсь щекой к холодной плите. Капелька крови медленно растекается в луже. О чудо! О радостный миг открытия! Мир реален. Мир есть. Я знаю! Я ощущаю! Я чувствую это! Я доказал себе существование мира своей смертью.

Алексей Иванов



Tags: Иванов, рассказ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg февраль 3, 2019 18:05 75
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment