matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

Национальный Рейтинг Губернаторов (Сентябрь-Октябрь, 2019)



Центр информационных коммуникаций «Рейтинг», в рамках проекта «Национальный рейтинг», опубликовал очередное исследование, посвящённое оценке деятельности глав субъектов Российской Федерации.

Объектом исследования являются руководители субъектов Российской Федерации. Хронологические рамки рейтинга охватывают сентябрь-октябрь 2019 года.

Результаты «Национального рейтинга» получены на основании заочного анкетирования, заочных и очных опросов представителей экспертного сообщества.

Заочные экспертные опросы проводились с использованием некоторых положений методики Уильяма Гордона («Синектики»). Ключевой являлась установка «Синектики» о повышении уровня оценок в случае привлечения в качестве респондентов не только экспертов узкой специализации, но людей абсолютно разных с профессиональной точки зрения. Таким образом, в «Национальном рейтинге губернаторов» сознательно задействован максимально широкий круг экспертов самой широкой профессиональной и социальной принадлежности. Такой их состав позволяет сделать результаты исследования наиболее демократичными, наиболее приближенными к мнению «простых людей» с понятной поправкой на большую информированность и способность к анализу представителей экспертного сообщества.


Анкеты, рассылаемые экспертам, не только дают им возможность формально оценить работу того или иного регионального главы, но и предлагают обосновывать свои выводы. Подобные обоснования позволяют более детально выявить причины успеха или неудачи тех или иных руководителей субъектов РФ. Кроме того, эти обоснования, как и данные персональных аналитических интервью, проводимых с экспертами, служат основой для составления аналитической части «Национального рейтинга».

Конфиденциальный статус заочного анкетирования является важным способом повышения искренности респондентов. Те эксперты, которые хотели публично высказать свое мнение, по согласованию с редакцией ЦИК «Рейтинг», получали такую возможность. Следует иметь в виду, что издатели периодически предоставляют слово и тем экспертам, позиция которых противоречит общим выводам исследования. Порой на страницах рейтинга одновременно высказываются эксперты, представляющие прямо противоположные мнения. Подобная практика является осознанной и позволяет публично представить максимально широкий спектр мнений сообщества. Эксперты, публично высказывающиеся в «Национальном рейтинге», делают это, не зная итоговых результатов исследования.

Для формата и целей исследования признано лишним акцентировать внимание на нюансах статуса руководителей субъектов («и.о.», «временно исполняющий» и т.п.).

Павел САЛИН
Политолог, директор Центра политологических исследований Финансового университета при Правительстве РФ

В минувшие два месяца губернаторский корпус был сконцентрирован на нескольких проблемах. Первая доминировала в начале сентября и по понятным причинам была связана с Единым днем голосования. Ситуация после прошлогодних сюрпризов находилась под особым контролем власти, и от исхода голосования (не только количественных, но и качественных показателей – его легитимности) во многом зависело будущее значительной части глав регионов. При этом речь шла не только о тех субъектах федерации, где выбирали губернаторов, но и о кампаниях в представительные органы власти, причем как на региональном, так и на муниципальном уровне – там, где были выборы в представительные органы областных центров.

Итоги голосования оставили широкое пространство для толкований (за исключением губернаторских выборов, где результаты были расценены практически всеми наблюдателями как безусловный успех власти – сыграл свою роль «эффект низкой базы» прошлого года), результаты в актив могла себе записать как власть, так и системная и несистемная оппозиция. Однако в АП после некоторой паузы решили записать в актив итоги практически всех кампаний ЕДГ – 2019, даже, например, весьма неоднозначной по своим последствиям (в том числе среднесрочным) в Москве. После этого вопрос о рисках для губернаторов, связанных с выборами, практически исчез из повестки.

Однако практически сразу актуализировался другой, который присутствовал и раньше, но был вытеснен на периферию в связи с избирательной кампанией. Как известно, на протяжении уже нескольких лет ключевым критерием для оценки Москвой эффективности того или иного главы субъекта федерации служат не экономические показатели и т.п., как это было в «нулевые» и в начале «десятых», а исключительно способность контролировать социальную (читай – протестную) обстановку в регионе. В начале сентября эта способность оценивалась через призму избирательной кампании, а потом эта призма исчезла.

В итоге после сентябрьских выборов в контексте протестов фигурировали регионы, которые до этого не были широко известны с этой стороны. В частности, речь идет о Бурятии и Калмыкии, где социально-политическая напряженность возникла в местных столицах. Причем, если в Улан-Удэ протесты были косвенно связаны с ЕДГ-2019 (часть их участников была недовольна поражением выдвиженца от КПРФ Вячеслава Мархаева на выборах мэра), то в Элисте налицо был кризис, спровоцированный неумелой оценкой ситуации в регионе, как со стороны его нового главы, так и ряда московских чиновников. В итоге ситуацию удалось успокоить, но сам факт, что спокойные прежде регионы в короткий срок оказались на грани взрыва позволяет экстраполировать эту ситуацию практически на любой субъект федерации и задать вопрос «кто следующий?».

Как минимум с середины октября в политической региональной повестке доминирует вопрос об отставках – близкие к власти эксперты специально несколько раз актуализировали его в СМИ. По сложившейся традиции (после введения одного ЕДГ в году) они происходят в два этапа, и первый, осенний, проходит в широком диапазоне с конца сентября по начало декабря.

Правда, несмотря на наступление «дедлайна», здесь остается пока больше вопросов, ключевых из которых два. Первый – трансформируются ли критерии власти для выбора отставников в контексте того ужесточения курса, который она выбрала летом во время московских протестов? Если оценивать губернаторов по тем негласным правилам, которые существовали еще весной, то один из первых кандидатов на отставку – глава Архангельской области Игорь Орлов (в области более года продолжается перманентный протест – рекорд для всей постсоветской России). Однако в контексте ужесточения позиции власти его отставка выглядела бы уступкой протестующим, как бы ее ни обыграли официальные СМИ, к чему силовое крыло элиты явно не готово. Да и сообщения о появлении ОМОН в Шиесе и блокировке (в том числе и информационной) местности, где идет протест, наводят на размышления.

Второй вопрос, который уже примерно пять лет часто опровергает казалось бы стопроцентно достоверные слухи об уходе того или иного губернатора, — а удастся ли найти адекватного сменщика, который даст согласие работать в регионе? Свобода маневра для руководителя среднестатистического региона (и формальная, и неформальная) становится все меньше, и все сложнее получить согласие возглавить регион не только от успешного и молодого управленца из Москвы, но и других регионов – «передовиков». В такой ситуации все прогнозы о «стопроцентных» кандидатах на отставку, которые появлялись в октябре, выглядят несколько преждевременными. Исключениями могут быть совсем уж очевидные ситуации, например, в Еврейской автономной области, где рейтинг главы региона традиционно низок и его (главу) нужно периодически менять, чтобы избежать неожиданного социального взрыва. Кроме того, в наличии есть и уже готовый на перемещение в кресло губернатора представитель местных элит, которого не придется уговаривать и который уже и прошел соответствующую программу по повышению квалификации в РАНХиГС – речь идет о сенаторе Ростиславе Гольдштейне.

Дмитрий ФЕТИСОВ
Политический консультант. Директор консалтингового агентства «NPR Group»


Прошедшие выборы практически не внесли серьезных изменений в ранжирование представителей губернаторского корпуса. Мало кто из врио и действующих глав сумел построить свои кампании на позитивной повестке и обеспечить рост рейтингов власти в своих регионах.

Не меняются в целом и подходы глав регионов к своей работе. Абсолютно большая часть из них не имеет понимания, как решать имеющихся на территориях проблемы и вместо их решения на местах предпочитает проводить время в федеральном центре, заменяя реальную работу имитацией лоббистской деятельности в Москве.

По-прежнему мало кто из глав занимается и выстраиванием грамотного позиционирования как себя в качестве эффективного управленца, так и вверенных им регионов. Ключевой остается и тенденция в виде стремления глав «сбежать с расстрельной должности» губернатора и получить более приятное для себя место работы в федеральном центре. Несмотря на такие стремления, мало кто из глав понимает, что нужно сделать для того, чтобы убедить Кремль в своей пользе возможной работы в федеральных органах власти, а не в регионах.

Такие настроения в губернаторском корпусе ставят под серьезное сомнение способность большинства глав обеспечить реализацию национальных проектов в своих регионах и обеспечить рост рейтингов институтов власти в них, что в свою очередь ведет систему к политическому и управленческому кризисам.

Андрей МИРОНОВ
Политолог, политтехнолог. Руководитель Федерации изучения электоральной политики


Губернаторская страда, как часть работы руководителя администрации региона, не заканчивалась и не закончится никогда: примерно каждый год, примерно одинаковое количество губернаторов и законодательных собраний проходит ротацию, выборы и тому подобные кампании. Если сравнивать с 2018 годом, то, по моему глубокому убеждению, ситуация с выборами губернаторов не улучшилась, а ухудшилась. Несмотря на большие проценты, которые рисуют провластные структуры и которых добиваются губернаторы, получая по 70-80% при голосовании, всегда нужно обращать внимание на явку и как всё это делалось.

Ну как можно говорить о 70-80% поддержки губернатора в Волгограде, если до сих пор там проходят суды, если все мало-мальски местные лидеры общественного мнения были сняты с выборов, такие как Михаил Тарамцов, Дмитрий Калашников, которые бы с легкостью выиграли выборы в Волгоградской области, но они не члены Единой России: один от КПРФ, другой от Справедливой России. Их просто не пустили.

Как можно говорить о 80% у губернатора в Забайкалье, если ни одна федеральная партия не выставила своего конкурента на этих выборах. Как можно говорить о выборах Бабушкина в Астраханской области, если основной конкурент, которого вся Астрахань желала, Олег Шеин не был допущен до выборов. И так везде, во всех регионах.

Поэтому, с моей точки зрения, получить результат, это было просто выполнение заданий администрации президента. Люди, которые эти цифры нарисовали — задачу выполнили, но эта задача может обернуться боком, потому что реальной поддержки электоральной у этих губернаторов нет, и ухудшение социального положения населения только ухудшает возможность управления регионом такими губернаторами.

В конце концов можно вспомнить, что народ заслуживает того правителя, которого выбирает, если люди выбирают, значит такого и должны ставить. И мне могут привести пример 2018 года, когда люди выбрали «иных». Но в том и дело, что и в данном случае люди не выбирали, это было протестное голосование. Кожемяко, которого как только не пиарили, пожалуй, так и остался единственным губернатором, которого знает вся страна: и факел он нёс, с телевизионных экранов не сходил…

А в своё время страна знала всех губернаторов. Это были яркие личности, яркие руководители, но если вы спросите любого обывателя в глубинке, он вам не назовет имя нынешнего губернатора своего региона. Потому что он не избран, потому что он поставлен.

В этом году у политологического сообщества были большие надежды, на то, что, в связи с событиями в Москве и событиями в Питере (особенно в Питере, где творился беспредел в участковых комиссиях), власть пойдет на послабление избирательного закона, а именно — будет отменен муниципальный фильтр. В своё время, в 2017 году была произнесена фраза, что «муниципальный фильтр убивает любую конкуренцию», — это сказал первый заместитель руководителя администрации президента Сергей Кириенко. И после этого фразу повторила Элла Памфилова. И конечно, политтехническое сообщество ожидало, что будет убран муниципальный фильтр, будет введен налог вместо сбора подписей, Москва показала, что сбор подписей — чистая фальсификация. Но никто не хочет трогать систему, никто не хочет трогать колосс, стоящий на глиняных ногах, боясь, что он рухнет. Поэтому люди, которые являются исполнителями власти, (не власть, власть здесь не виновата, виноваты исполнители, это нужно ЖИРНО прописать), держась за свое кресло, они добиваются немыслимых процентов, которые потом работают против них. Эти ребята, как в банальной поговорке, увы, срубили сук, на котором сидит власть.

Сергей ЖУРАВСКИЙ
Политолог


Губернатор на сегодняшний день стал совершенно подневольным лицом, со статусом руководителя. Глава субъекта Российской Федерации, надо признать, сегодня несамостоятельное управленческое звено, полностью ориентированное на Москву, на соответствующее управление администрации президента, руководствуется только его целями и задачами. Это сильно влияет на положение самого губернатора в регионе, причем неважно – что это за территория. Поэтому ни веса, ни уверенности такое положение дел не добавляет. А разве нормальна ситуация, когда выборы только назначают, а все уже знают, кто будет избран?

Каждый момент губернатор помнит, что его как назначили из Москвы, так могут и снять. Поэтому тенденции развития губернаторства как таковой у нас нет – есть назначенные согласованные люди, которые выполняют поставленную сверху задачу, независимо от мнения региона.

Год назад много вызвали дискуссий неожиданные победы в ряде регионов несогласованных кандидатов, заговорили о прорыве оппозиции во власть, о гласе народа. Но хочется возразить – а какие же они, эти кандидаты, оппозиционные? Все они пришли на выборы от парламентских партий, случайных лиц там не было – как на Дальнем Востоке, так и в средней России. Все эти кандидаты были, в целом, ожидаемыми, только на кого-то ставили больше. Ошиблись наши «гадатели» на конкретную фамилию, но концептуально ничего не поменялось. Губернаторы эти разве стали самостоятельными? В этих и других регионах ничего не изменилось. Разве что поменялся управленческий состав: образно говоря, те, кто ругался на улицах, допущены в кабинеты, но ругаются теперь те, которых оттуда изгнали. Для народа, региона ничего не поменялось. Даже, скорее всего регионам с непредсказуемыми результатами и вовсе могли ограничить часть траншей, и выказывать из центра лояльность в сторону субъекта. Но от того, что раньше раз в три месяца приезжал министр, а теперь не приезжает, жизнь людей не изменилась.

Поэтому о каких-то критериях эффективности губернатора, по-моему, говорить нецелесообразно. Сегодня позиция одна: «удовлетворяет — не удовлетворяет» требованиям Москвы, а то, что местные там бурлят – так это они бесконечно делают…

Если вспомнить губернаторов-тяжеловесов, губернаторов-хозяйственников 90-х годов, которые ориентировались на население, на местные элиты, то сегодня ориентир главы региона один – это Москва. Соответственно и плюсы назначаемых губернаторов только одни – с точки зрения управления из центра. Рассуждать о харизме, рейтинге такого руководителя не приходится. Инициатив у губернаторов нет. Кто-то под себя выстраивает общественные палаты, работает с местными парламентами. Но вся общественная инициатива местных их не особо волнует, так как они от нее не зависят вообще.

Главная задача тех ребят, так называемых молодых технократов, которые становятся сегодня губернаторами – это зачистка политических полей. Кто попал в этот «счастливый» список, прыгнул со скалы – тот может стать губернатором. Кто не попал – ну, увы, губернатором стать не может. А активисты с мест – если не прыгали с парашютом, как они могут быть губернаторами? Даже если такие пойдут на выборы, то есть масса возможностей устроить им непреодолимый фильтр. Человек со стороны никогда не пройдет муниципальный фильтр.

Вот и текущая сентябрьская кампания выборов ничем не отличалась от предыдущих таких же – все было административно технически выстроено, губернаторы ориентировались на желаемые результаты, и каждый из них отчитался о достигнутых результатах наверх, которые не до сотой, но почти всегда совпадают с ожиданиями Москвы.

Сегодня в Госдуме подняли вопрос о возвращении к прежнему принципу формирования Совета Федерации из числа избранных губернаторов и председателей региональных парламентов. Но я сомневаюсь, что нынешний состав Совфеда эту инициативу пропустит.

Конечно, надо что-то менять. Я очень надеюсь, что включится все-таки режим самосохранения во властных кабинетах и появится стремление вернуться к истокам для того, чтобы изменить ситуацию.

Максим КАЛАШНИКОВ
Футуролог, член Федерального совета Партии Дела


Губернаторы в РФ – группа риска и мальчики для битья. Каким образом можно эффективно управлять регионами, если ты не можешь влиять на самые важные для развития территорий факторы? То есть, на таможенно-тарифную политику, на бюджетную политику государства, на учетную ставку Центробанка, на налоговую политику РФ (совершенно губительную для реального сектора и развития страны)? Если Москва отсасывает у тебя две трети налоговых поступлений? А не половину, как при правительстве Примакова? Если тебе надо выполнять майский указ 2018 г. (и майские указы 2012-го), но у тебя нет для этого ресурсов, а Москва убивает промышленность? Губернатор нынче – собачья должность.

Не будет кардинальной смены социально-экономического курса в РФ на немонетаристский, индустриализаторский и протекционистский Новый курс – большинство регионов РФ так и останутся депрессивными, вымирающими.

В силу вышеозначенного всякие новые теории управления регионами есть сотрясение воздуха. Без курса на новую индустриализацию и протекционизм, без русского Трампа регионы обречены на унылое прозябание.

Мне претит употребление навязанной сегодня кремлевской пропагандистской чуши про т. н. «технократов»: во власти РФ нет ни одного (ни единого!) технократа. Этим словом в РФ называют серых бюрократических мышей, канцелярских гомункулусов, не умеющих ничем управлять. Кремль рассадил по губернаторским креслам просто молодых чиновников, в жизни не поднявших ни одного предприятия или города, ничего в жизни не разработавших и не запустивших в производство. Технократы – течение 1920-х годов, призывавшее к всевластию руководителей сложных технических корпораций, инженеров и конструкторов, которое совмещало сильные социалистические черты с чертами Третьего пути. Где вы видели таких людей вообще во власти в РФ?

Отношение местного населения к губернаторам понятно: они видят очередных серых назначенцев Москвы, иногда – с явными проблемами в умственных способностях и психике, которые и изменить-то соскальзывание регионов в нищету и бесперспективность не могут. На них вымещают злобу на Кремль, на общую обстановку серого и нищего застоя в стране. В стране вообще идет вырождение управленческого корпуса, плода «отрицательного отбора», и отмена выборов мэров столичных городов в субъектах РФ только усугубляет общую тенденцию к всевластию безответственных самодуров, все больше глядящих на электорат как на подобие туземного населения в колониях.

И никакая ротация тут не помогает. От усиленной перестановки коек в борделе и даже смены девочек публичный дом не становится Генеральным штабом.

Объективной картины в стране не видим ни мы — наблюдатели, ни Кремль. «Выборы» в регионах стали торжеством административного насилия (снос неугодных власти кандидатов и партийных списков под любыми предлогами, полный беспредел – мы это видели в Севастополе). Кремль в 2018-м увидел призрак региональных электоральных бунтов и зажал гайки. В результате вы видите не реальную картину происходящего, а силой установленную Кремлем бутафорию.

В стране набирает силу социально-экономическо-управленческий кризис.


Первая группа рейтинга





По мнению экспертов, чуть ослабли позиции в «Национальном рейтинге» Алексея Дюмина (Тульская область). Хотя на первый взгляд в электоральном плане у губернатора нет никаких проблем. В Единый день голосования в регионе состоялись выборы депутатов разного уровня, от областной думы до муниципалитетов. Был распределен 281 мандат. Практически все они достались кандидатам, поддерживающим главу региона. Только один представитель оппозиции прошёл в Тульскую городскую думу по одномандатному округу.

В то же время по сравнению с 2014 годом, более чем на 10% снизились показатели «Единой России». Практически на четверть уменьшилась и явка избирателей. Уровень выездного голосования 8 сентября достигал аномальных 18,1%. Некоторые эксперты считают, что такие данные указывают на активное административное вмешательство в выборы команды губернатора.

В Тульской области, считают эксперты, количество лояльного электората уменьшилось, отношения коммунистов с региональной властью испортились, что создает условия для союзов между системной и несистемной оппозицией.

Область стабильно входит в число территорий, где фиксируется самая высокая динамика снижения численности жителей за счет негативной демографии. Ситуацию может изменить адекватная медицинская помощь населению, но Алексею Дюмину ставят в вину снижение контроля за тульским здравоохранением, которое заметно лихорадит. Низкие зарплаты медиков, рост числа руководителей больниц за счет приезжих из южных регионов, уголовное дело и увольнение главврача Тульской областной клинической больницы, домашний арест и. о. главврача Суворовской ЦРБ, увольнение регионального министра здравоохранения вызывают претензии к стилю руководства Алексеем Дюминым этой важнейшей социальной отраслью.

При этом в актив губернатора записывают и ряд достижений. Так, в рамках нацпроекта «Безопасные и качественные автомобильные дороги» досрочно отремонтированы 62 дороги. Завершилось строительство нового корпуса Тульской областной детской клинической больницы. В регионе началась реализация 7 инвестиционных проектов с финансированием около 3 млрд. рублей. По распоряжению регионального правительства с 1 октября 2019 года зарплата работников госучреждений области увеличена на 4,3%.

В то же время рост реальных доходов населения в Тульской области – один из самых низких в России (по сентябрьским данным Росстата, меньше только в Костромской и Ярославской областях).

В итоге Алексей Дюмин покинул первое место в «Национальном рейтинге», но сохранил позицию в тройке лидеров исследования.

Рустама Минниханова (Республика Татарстан) некоторые эксперты относят к группе риска: к 2020 году он будет занимать свой пост уже около десяти лет. Однако в рассматриваемый период он упрочил свои позиции в «Национальном рейтинге».

На выборах в госсовет республики, все партии, кроме уверенно победившей «Единой России» могут быть недовольны полученными результатами. Но эти выборы отнюдь не были тихими и благостными. Участники согласованного митинга в Казани заявляли о подлогах и фальсификациях, существенно исказивших волю избирателей. Часто обвиняют Рустама Минниханова и в склонности к авторитарному стилю руководства. Однако на данном этапе степень управляемости республиканского парламента очень высока – а это главное, что было нужно главе Татарстана.

Большое и в основном благосклонное внимание привлекла речь Рустама Минниханова перед новоизбранными депутатами госсовета республики.

Сложность положения главы Татарстана в том, что он вынужден, с разной степенью успеха, балансировать между интересами, менталитетом национальной элиты и требованиями федерального центра. Плюсов в глазах Москвы он добавил себе, когда на форуме руководителей органов безопасности стран СНГ заявил об опасных религиозных течениях, которые проникли в Татарстан, и призвал бороться с экстремизмом. С другой стороны Рустам Минниханов выступил с острой критикой законодательной инициативы об установлении памятной даты России — Дня окончания Великого стояния на реке Угре.

По мнению экспертов, нынешнее экономическое положение Татарстана не несёт для позиций Рустама Минниханова особых угроз: если сравнивать с подавляющим большинством регионов России, здесь всё достаточно позитивно. В социальном и социально-психологическом плане ситуация более сложная.

Немалый резонанс вызвали пикет и обращение к Рустаму Минниханову ученых республиканской академии наук, требующих повышения заработной платы. Помимо прочего, учёные опровергают официальные данные об уровне оплаты труда в научной сфере.

Большинство экспертов «Национального рейтинга» пришли к выводу, что несмотря на информационные вбросы и длительный период нахождения у власти, Кремль одобрит выдвижение Рустама Минниханова на новый срок, опасаясь резкого обострения обстановки в республике при попытке проведения ротации. В основном именно это мнение определило восходящий тренд главы Татарстана в исследовании.

Прежде всего, эксперты «Национального рейтинга» отмечали минусы, полученные Сергеем Собяниным (город федерального значения Москва) в результате выборов депутатов городской думы. Известно, что администрация президента недовольна как количеством победивших провластных кандидатов, так и ошибками в стратегии московских властей. Сергею Собянину Кремль ставит в вину то, что скандалы кампании вышли на федеральный уровень и получили соответствующий негативный резонанс.


Окончание здесь



Tags: Россия, губернаторы, рейтинг
Subscribe
promo matveychev_oleg february 3, 2019 18:05 75
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments