matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

Подлый и ещё подлее: для чего снимают и пляшут на костях детей Беслана?

15 лет прошло с чёрного дня трагедии в Беслане. Той, о которой говорить не просто больно, а в принципе невозможно. Мне было тогда 19 лет, но те кадры — захвата заложников, штурма — до сих пор перед глазами. И это не просто оборот речи. Так было и так есть на самом деле. Потому говорить о той трагедии без слёз, без кома, без дрожи невозможно.



Но проходит 15 лет, и одновременно появляются три документальных фильма (так они позиционируются) о событиях в Беслане. За авторством «Новой газеты», Юрия Дудя и Ксении Собчак. Три фильма от трёх соответствующих создателей. И я не верю в подобные совпадения. Не верю в то, что три данных автора вдруг одновременно решили снимать о Беслане. Больше похоже на заказ. Тот, за который платят 30 сребреников. А как оно есть на самом деле — пусть каждому подскажет совесть.

Однако прежде, чем говорить о трёх документальных фильмах (каждый из них разберу позднее), вспомните вот что. В 2002 году террористы захватили заложников в «Норд-осте». Российские телеканалы вели прямую трансляцию штурма. И тем самым по сути помогали террористам.


Беслан произошёл спустя два года. После трагедии появилось письмо 115 атлантистов, распространенное «Синдикатом» Сороса. Суть письма сводилась к обвинениям Владимира Путина в том, что он станет использовать произошедшее в Беслане сугубо для укрепления власти. Действия террористов «подписантов» не интересовали.



В 2017 году Европейский суд по правам человека постановил, что российские власти не справились с обязанностью предотвратить возможную угрозу жизни людей в Беслане и не спланировали штурм так, чтобы минимизировать угрозу жизни заложников.

Всё это, как то говорят, звенья одной цепи. И неслучайно свой фильм Юрий Дудь начинает с простого тезиса: во всём виновата российская власть, а с террористами можно и нужно было договариваться. Кумир малолеток не говорит ничего нового. Как всегда, он повторяет заскорузлые тезисы. Аналогично — в той или иной степени — поступают создатели других фильмов.

Выносить вердикты о том, как нужно было действовать в 2004 году «силовикам», могут, на самом деле, только специалисты. Остальное — гадание на крови, постепенно перерастающее в пляски на костях. Ни Собчак, ни Дудь не могут считаться специалистами в области освобождения заложников. И когда они, журналисты (назовём их так), лезут в данную сферу, то рискуют скатиться в популизм, подчинённый одной вполне конкретной идее — очернить, высмеять, унизить. Что они, собственно, и делают.



Известно, что террористы до определённой поры не выдвигали никаких внятных требований. Прозвучавшее затем «вывести войска» являлось, по сути, отговоркой, поводом для продолжения беснования. Потому что даже если бы войска кто-то бы решил выводить, то это не случилось бы за короткое время.

И когда Дудь рассказывает своим малолетним зрителям о вине государства, то он, как минимум, обязан показывать другую сторону — террористическую. Если адепты блогера полагают, что от них 15 лет скрывают правду, а их светоч эту самую правду явил, то возникает вопрос: а как можно искать и доносить правду без рассмотрения двух точек зрения, действий двух сторон? Так бывает? Но тогда это не правда, а намеренная ложь, подтасовка фактов.

Раньше — в банальном и вторичном фильме о Колыме «Родина нашего страха» — Дудь использовал примерно такой же приём: он, показывая две стороны, использовал для их демонстрации заведомо неравноценных оппонентов — харизматичного оратора и плохо говорящего историка. В фильме о Беслане блогер изначально выдвигает обвинение — и только. Это не журналистика — это заказ.



Почему не сказано ни слова о террористах? Почему не рассказано подробно, как вели они себя в захваченной школе? Как дети из-за них остались без воды и пили мочу? Как детей не выпускали в туалет? Как издевались над ними? Как вообще вели себя террористические мрази? Где всё это? Оно исключено из фильма — с одной простой целью: должен остаться только один виновник, один злодей — российская власть.

Но дело даже не в этом. Дело в куда более страшных — отрепетированных — вещах: от вины российской власти осуществляется переход к России как таковой — не к государству даже, а к стране и к народу. Вот в чём фокус. Нам настойчиво вдалбливают идею покаяния, снова и снова, за все якобы преступления. Покайтесь, покайтесь за Беслан. Это вы, русские люди, виноваты во всём. Это вы поддерживали и поддерживаете эту власть, а, значит, это ваша вина.



Всё очень просто и всё очень подло. Данная идея с покаянием за преступления и СССР, и новой России настойчиво внедряется в наши головы вместе с другой идеей — «пора валить из поганой Рашки» (одна из любимых тем Дудя), где происходит вот такое. Хотя происходит, на самом деле, везде.

И мысль эта в первую очередь вдалбливается подросткам и детям. Почему? Со взрослыми работать сложнее — они более косные и в то же время более информированные, им вдолблены какие-никакие (правильные или нет — другой вопрос) первоосновы. Молодые же, что им свойственно, уверены, что всё и вся знают лучше отцов и дедов, что они свежее и ярче, свободнее и духовнее — они, мол, пришли исправить ошибки предков. И тут им подсовывают вот такую историю. Неважно, что показано всё примитивно и односторонне — схавают. Недаром же самые популярные комментарии под видео о Беслане из серии «бабы нарожают, а чего ещё ждать от России».

И повторяю, делается это не для дискредитации власти — слишком просто. Подобные информационные удары направлены в самое сердце — они воспитывают ненависть и отвращение к своей стране и к своему народу, хуже — к самым близким людям. И всё чаще молодые винят своих родителей в самых гадких и мерзких преступлениях, к которым те, на самом деле, не имеют никакого отношения.

Поистине сатанинская подлость — использовать детей. Вбивать им в голову ложь или полуправду, чтобы после они, эти одурманенные вторичные дети, шли на площади и громили не власть, нет, а страну, свою историю, свою память. Схема обкатанная и действенная, но тут она дошла до днища нижнего ада — детей живых одурманивают, выплясывая на костях детей покойных. Что может быть подлее и гаже?



Да, я согласен с тем, что жертв Беслана мы обязаны помнить. Согласен с тем, что власть обязана заботиться об их близких, о выживших. Не только власть, но и все мы. У меня тоже очень много вопросов к власти, но есть одна простая догма — там, на другой стороне, действовали враги, выродки, бесы, мрази. Они — и только они — намеренно отняли детские жизни. Для того они пришли в Беслан. И если ты молчишь о них, если ты обвиняешь других, то ты снимаешь с мразей ответственность.

Это гнусный и очень опасный трюк. Ведь так оправдывается величайшее зло, а значит, оно, это зло, обретает второе дыхание, силу и в конечном итоге разрастается, чтобы прийти вновь. И если, не дай Бог, нечто чудовищное ещё раз повторится, то вина за это будет лежать в том числе и на создателях вот таких фильмов, где, по заветам Геббельса, говорится лишь малая часть правды, за которой — абсолютная кривда. Так будут ли Дудь и иже с ним каяться, когда бесы в масках придут за их паствой? Или просто снимут ещё один хайповый фильм, в очередной раз сплясав на уже новых костях?

2 сентября 2019
Платон Беседин



Tags: Беслан, Дудь, Собчак, информационные технологии, терроризм, трагедия, фильм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg february 3, 18:05 63
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments