matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

Хроника и Анатомия протеста в Екатеринбурге. Часть II

Часть 1

В районе протестов на набережной сегодня приняты все возможные меры предосторожности. Район Драмтеатра полностью огорожен, поставлены рамки. Производится проверка документов и изъятие запрещённых предметов на входе. Несовершеннолетних и людей в масках на площадке нет. В 19.00., как на работу, в сквер приходит основной официальный идеолог и неофициальный координатор («на земле») протеста депутат-яблочник Константин Киселёв.

bandicam 2019-08-31 23-24-52-687.jpg

Даже по информации пропротестного портала Е1 в четвёртый день в сквере на 20.00 людей в разы меньше, чем вчера. Видимо, многим уже хватило трёх прошедших вечеров и ночей, приключений и задержаний. После того, как Президент мягко обозначил свою позицию по протестам в Екатеринбурге в сквере ожидаемо появились депутат Госдумы Андрей Альшевских, который призвал приостановить строительство, и бывший глава города Евгений Ройзман, который, наверное, впервые в жизни поддержал Президента).

Несмотря на то, что решение о строительстве Храма на набережной принимала Екатеринбургская городская Дума, причём, в полном составе, за исключением яблочника Киселёва и фракции коммунистов, никто из депутатов, избранных народом, включая председателя Думы Игоря Володина за весь период протестов в сквере так и не появился. Похоже они полностью растерялись и показали неспособность отстаивать свою точку зрения. Видимо, они смелы только в уютных креслах зала заседаний городской Думы. Они спрятались за спиной мэра, который взял весь удар на себя, и молчали ещё несколько дней.


Глава появился в сквере в 21.25. К этому времени народу было уже довольно много: тысячи две – две с половиной. Вокруг мэра началась давка, устроенная в основном журналистами, фотографами и стримерами. Провокаторы визжали из за спин журналистов: «В отставку!», «Позор», «Референдум» и «Это наш город!». Протестанты периодически хором подхватывали эти лозунги, не давая мэру говорить. Из-за спин сыпались оскорбления и угрозы. Несмотря на шум и крики, Высокинский пытался донести свою позицию, стоя в самой гуще событий, совершенно один.

Он заявил, что до конца проведения опроса стройка за периметром забора будет приостановлена и котлован рыть не будут. На завтра, в пятницу на 12.00 он назначил пресс-конференцию, а протестующим предложил выбрать из своих рядов 30 представителей, с которыми он в субботу в мэрии готов выработать общую позицию по проведению опроса. Толпа скандировала: «Ре-фе-рен-дум!».

Процедура референдума длительная, опроса - более короткая, — объяснял Высокинский. - Все деревья, которые стоят в этом сквере, будут либо пересажены к «Космосу», либо останутся в сквере. Это будет зависеть от результата опроса. Строительные работы приостановят, но забор пока убирать не будут, потому что часть людей — против стройки, а часть — за.



В целом нормального диалога не получилось, провокаторы продолжали освистывать мэра, из-за шума его почти не было слышно. Когда Высокинский стал уходить с площади, опять началась давка. До здания горадминистрации глава города шел пешком с несколькими горожанами, продолжая общаться.

Пар был выпущен, провокаторы рассосались, а на площадке перед Драмтеатром начался стихийный концерт. Проверять прочность нового капитального забора и мышц гвардейцев никто не хотел.

Люди пели песни и разговаривали. Около 23:00 начал усиливаться дождь, протестанты стали массово уходить из сквера. К 24 часам и протестанты, и гвардейцы оставили сквер. На этот раз обошлось без задержаний.

Вот так, находясь абсолютно в правовом поле, не нарушив ни одного закона, власть вынуждена была пойти на уступки заговорщикам и провокаторам. И, похоже, что это была не слабость, а мудрость.

17 мая. Новая реальность. Осмысление

В пятницу, 17 мая в 11.30 Глава Екатеринбурга Александр Высокинский (как и обещал накануне), провел пресс-конференцию по ситуации в сквере на Октябрьской площади. Он, в частности, сказал: «Все строительные процедуры в сквере на данный момент приостановлены, однако забор, которым огорожена часть территории, останется. Сейчас мы готовимся к опросу. Наша цель – сделать не быстро, а сделать правильно. По проведению опроса мы будем работать в строгом соответствии со 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления» и Уставом Екатеринбурга. Опрос будет проводиться за счет городского бюджета. Все решения будут приниматься совместно с Екатеринбургской городской Думой. Мы должны направить максимальные усилия на то, чтобы опрос был максимально корректным».

В общей сложности пресс-конференция длилась один час. На ней присутствовало 88 журналистов городских и федеральных СМИ. Мэр ответил на все вопросы журналистов, а в конце пресс-конференции обратился к ним с просьбой: «Мы понимаем, что чем больше посещений, тем больше платят рекламодатели. И что мощный заголовок – это залог премии в конце месяца. Только давайте на данном этапе тормознемся с точки зрения качания рейтингов ценой нестабильности в городе. Мы готовы к диалогу, если надо, с вами еще раз повидаемся – хоть каждый день. Всем спасибо за понимание и избегаем дискуссии, какая была вчера вечером, потому что там понимания было мало».



После пресс-конференции с главой накал страстей поутих и к 19 часам в сквере собралось всего от 300 до 400 человек. Периметр всего сквера по-прежнему был огорожен красным забором, а ограждение вокруг предполагаемой стройки охраняют два ряда полиции и ОМОН. По словам главы города Александра Высокинского, забор и ОМОН будут стоять вокруг территории, пока будут идти массовые акции. На входе в сквер полицейские в этот раз людей не только досматривали, но и снимали на видео.

По словам Высокинского на прошедшей пресс-конференции: «Когда стало очевидно, что к нашим местным «обнимашкам» начинают присоединяться люди в балаклавах и с фаерами с призывами поскакать и с технологиями майдана, стало очевидно, что это, в основном, не горожане. Было принято решение о создании периметра безопасности всей территории сквера. В первую очередь, это сделано для безопасности наших горожан, которые приходили и приходят в сквер.»

В пятый день протест проходит спокойно. Да и протестом это уже трудно назвать. В основном в сквер пришли хайпануть уличные музыканты и любители подпевать хором. Иногда защитники сквера отвлекались от песен и танцев и требовали провести референдум, а не опрос.

Днём также за глотком своей порции хайпа на ставшее культовым место приходил, специально прилетевший для этого из Санкт-Петербурга, блогер Руслан Соколовский, которого в своё время судили за экстремизм: за ловлю покемонов в Храме-на-Крови. Поклонников у него оказалось не много. Пройдя вдоль забора со своей немногочисленной свитой, богохульник покинул сквер, так и не получив букета.

Завершилось всё ещё раньше, чем в четвёртый день. После полуночи в сквере осталось не больше пары десятков человек. Оцепление сняли ещё в 23.30.

18 мая. Диалог в мэрии и Молебен в сквере

В субботу, 18 мая, в 11:00 Александр Высокинский, как и обещал встречается в Администрации города с лидерами так называемых «защитников сквера». Вместо 30 человек, которых просил избрать протестантов из своих рядов, приходят 59. Причём, часть из них вообще не была в сквере. Среди пришедших не оказалось ни Анны Балтиной и Ксении Баклановой из «Парков и скверов Екатеринбурга», ни политолога и журналиста Федора Крашенинникова, который накануне размахивал в сквере флагом Уральской республики, ни основного идеолога и координатора протеста депутата гордумы Константина Киселева.



И вот, в отсутствие основных публичных организаторов протеста, на арену выходит «запасной игрок», дублёр «заболевших артистов» Иван Волков. Это юрист «Штаба Навального», который накануне получил кругленькую сумму от казначея Навального Леонида Волкова (давнего соратника Фёдора Крашенинникова по распилу заокеанских грантов) на создание «Комитета в защиту сквера» и попытался оседлать протест, поставив его на «бессрочные рельсы».

На самом деле общественной организации с таким названием – «Комитет в защиту сквера» - в ЕГРЮЛ не существует. Как не существует и «Парков и скверов Екатеринбурга» и «Живых улиц». Это чисто виртуальные проекты, раздутые соцсетями и СМИ. Но люди, якобы возглавляющие эти мыльные пузыри делают умный вид и требуют, чтобы с ними разговаривали, как с руководителями организаций. По сути своей, это миражи, политические мошенники – хайпожоры, умеющие выгодно себя подать и продать. Может хватит уже принимать этих пассажиров за юридические лица? Это такие же простые

граждане, как и те, кого они подставили под административные аресты и потенциальную «уголовку», и представлять они могут только себя и никого больше.

Зная весь этот маскарад, Высокинский вынужден был терпеливо, в течение битых двух часов, доказывать в прямом эфире Ивану Волкову и К постулат о том, что опрос для строительства храма провести дешевле, быстрее и эффективней, чем референдум. Тем не менее, присутствующие настояли на том, чтобы прямо здесь и сейчас проголосовать за референдум или опрос. Большинство из пришедших подняли руки за референдум. В итоге решили поручить главе города обсудить возможность проведения референдума с гордумой, которая, согласно уставу города, должна сформулировать для него вопросы.

Около 13:45, уже под конец дискуссии вышло заявление губернатора Евгения Куйвашева о том, что храм не должен вносить раздор между горожанами, поэтому в понедельник, 20 мая, он представит несколько альтернативных площадок, а также будет собирать варианты таких площадок от самих горожан. Также появилась информация, что следственный комитет запросил у Е1.RU видео всех дней, что продолжался протест в сквере.

После разговора в Администрации мэр в окружении журналистов (в числе которых были съемочные группы «Первого канала», «России-24» и «Всемирной службы Би-Би-Си») и протестантов пешком отправился к месту стройки. В сквере делегацию уже ждали молодые люди из телеграмм-сообщества «БЕССРОЧКА ЕКБ», скандировавшие «Ре-фе-рен-дум!» на фоне соответствующего самопального транспаранта.

Под личную ответственность Высокинского всех собравшихся пропустили на стройплощадку. «Деревья целы», — констатировал мэр. Удовлетворённые общественники и журналисты, преисполненные собственной значимости, отправились по офисам и домам, чтобы сообщить своим подписчикам радостную весть: «Работы на стройплощадке не ведутся, деревья – на месте, мы уломали мэра на референдум…Если Дума, конечно, захочет.» От забора убрали полицейское оцепление, при этом сами правоохранители не покинули сквер, а рассредоточились.

К 19 часам в сквер впервые с начала противостояния пришли защитники храма (человек триста), провели молебен и акцию «Сердце города». Акция длилась до 23.30

Ну, а дальше в городе началась основная программа акции «Ночь музеев» под патронатом Управления культуры, которую и Администрации города Екатеринбурга, которая официально длилась до 2-х часов ночи. Более 300 тыс. человек посетили около 230 площадок мероприятия. Ночь прошла спокойно. План заговорщиков по превращению её в ночь самых больших протестов не удался.

20 мая. «Бессрочный протест» не удался.

20 мая, в 10 часов утра, в понедельник наконец собирается Екатеринбургская городская Дума. Председатель гордумы Игорь Володин говорит, что с сегодняшнего дня депутаты «берут под контроль ситуацию со сквером в интересах жителей города».) «Отличное заявление после того, как город неделю разрывало от протестов» - иронизирует портал Е1. Под контроль они берут! Никому даже в голову не пришло собрать внеочередное экстренное заседание Думы, хотя бы во вторник или среду! Смотрели, как заиньки из-под кустиков: как там Высокинский со всем разберётся.



В следующий раз с таким контролем придёте вы на очередное заседание Думы, а вас новый, например, атомовский чоп в здание не пускает, говорят, что вы распущены, в городе новый народный мэр – Платон Маматов, а председатель Думы - Константин Киселёв, а заместителем у него – Андрей Пирожков под Красным знаменем сидит. И пойдёте вы, ветром гонимые, кто контролировать свой оставшийся бизнес, кто в храм, а кто в сквер…) Контролёры…

Володин говорит, что теперь предстоит выбрать: проводить опрос или референдум. И просит главу горизбиркома Илью Захарова разъяснить обе процедуры.

Илья Захаров: «Референдум: плюс в том, что его результаты носят обязательный характер для исполнения. Инициатива референдума может быть выдвинута несколькими способами. Если это делают жители, то придется собирать подписи и это займет время. Если это будет совместная инициатива от мэрии и гордумы, подписи собирать не надо. Но на референдум должны прийти 50 процентов избирателей. А если не получится их набрать, то следующий референдум по этому вопросу согласно законодательству можно будет провести только через два года. С опросом все гораздо проще. Надо опросить 250–300 тысяч горожан. И это можно сделать за один день».

Александр Высокинский: «Когда я пришёл в сквер, то у всех там присутствующих была снята иллюзия о том, что какой-то диалог можно вести в сквере, так как вы все это видели по телевизору. Диалога не получилось. Мы договорились встретиться с их представителями. В прошедшую субботу ко мне должны были прийти 30 человек, а пришли 59, но я принял всех. Все пришедшие на встречу люди за референдум.

Опрос является рекомендательным, референдум обязательным. Но мы готовы опрос считать обязательным. Необходимо только проводить опрос в атмосфере абсолютного доверия: давайте сделаем понятные, публичные точки сбора мнений, на каждую точку ставим веб-камеру. Граждане говорят о референдуме исходя не из юридической формы. Они хотят, чтобы им гарантировали прозрачность. Мы сегодня открываем сбор предложений о площадках. После этого соберем градсовет, выберем пять-семь площадок, которые пойдут на голосование».

На встрече с депутатами гордумы присутствовал и митрополит Кирилл, который сообщил присутствующим, что обратился к Фонду святой Екатерины с просьбой убрать забор: «К сожалению, события последнего времени показали, что город утонул во лжи. Мы оказались сметены потоком не столько злонамеренной дезинформации, политических манипуляций и технологий цветных революций, сколько страхами и недоумениями недоинформированного городского сообщества о проекте строительства.

Нам необходимо время для широкого обсуждения будущего благоустройства сквера и, может быть, даже изменения его проекта. Екатеринбургская епархия заинтересована в том, чтобы улучшение городского пространства и его озеленение стало общим нашим общегородским делом. Забор вокруг строительной площадки, к сожалению, в настоящее время превратился в символ раздора. Но мы знаем, что мосты и заборы возводятся из одного материала. Сегодня от нас зависит наведение мостов, восстановление согласия и продолжение конструктивного диалога о ситуации. Поэтому я обращаюсь к вам с просьбой удалить забор с территории строительства храма.».

Фонд Святой Екатерины оперативно отреагировал на просьбу митрополита: в 20:00 — с участка начали вывозить строительные вагончики, бетонные блоки и секции ограждения, а на следующий день забор был демонтирован полностью. Таким образом, ровно через неделю после начала массовых беспорядков с площади чуть не превратившейся в майдан был убран «камень преткновения», который в первый день так отважно защищали чоповцы, и демонтирован забор, который стал символом раздора екатеринбуржцев.

А уже 25 мая, активисты Фонда Святой Екатерины вместе с волонтерами и другими жителями Екатеринбурга провели субботник по восстановлению газона в сквере.

Конфликт исчерпан и переведён в конструктивное русло

Пытаясь привести к общему знаменателю противоборствующие стороны, мэр города предложил провести пофамильный опрос среди жителей мегаполиса и окончательно выяснить: какое место, по мнению большинства, будет наиболее приемлемо для строительства будущего Главного Символа Екатеринбурга – Кафедрального Собора Святой Екатерины.

Горожане активно включились в поиск альтернативных площадок в центре Екатеринбурга, более 11 000 предложений поступило на официальный сайт администрации. Тринадцать, набравших наибольшее число голосов, были вынесены на обсуждение Экспертного совета при Главе администрации.

Эксперты-архитекторы выбрали из них шесть. В финальный список попала в том числе территория сквера у театра драмы. Но, в День Святой Троицы, 16 июня Митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл от имени Епархии отказался от права строить храм в сквере у Театра драмы.

«Мы услышали аргументы защитников сквера от застройки и согласились с тем, что площадка под строительство кафедрального собора не будет располагаться в каком-либо сквере или на территории зелёных насаждений, да и вообще на общественной территории…

Мы хотели бы, чтобы уступчивость наша стала поводом к миру, а не к новому витку противостояния…Храм Святой Екатерины - это место воскресения, это место нового города с новым устремлением в будущее с тем, чтобы прекратить все предыдущие распри и просто начать жить, делать что-то доброе, радостное, красивое и счастливое» - сказано в архипасторском послании.

Таким образом, в списке осталось пять мест возможной постройки Храма. Члены Рабочей группы, большинство в которой, как раз, принадлежит противникам строительства Храма в сквере, на своём первом заседании оставили три из пяти предложенных Администрацией. Скорее всего, в опросном листе останется две: на перекрёстке улиц Фурманова - Белинского и на месте бывшего Приборостроительного завода рядом с резиденцией губернатора.



Окончательный текст опросного листа в ближайшее время сформирует Городская Дума. Опрос будет проведён в сентябре.

В результате усилий городской общественности, правоохранительных органов, мэрии, епархии и администрации губернатора в Екатеринбурге удалось избежать эскалации насилия, от которой город был на волоске, и эта интерактивная драма в семи актах не превратилась в трагедию.

СКВЕР. АНАТОМИЯ ПРОТЕСТА

Как такое могло случиться? Откуда взялся этот страстный «народный» гнев? Давайте вместе разберёмся. Думаем, что многие горожане поняли, что «скверный» конфликт в Екатеринбурге носил не стихийный характер. По своей сути он явился столкновением интересов старой и новой администрации Екатеринбурга. А присоединение прозападной оппозиции к конфликту свидетельствует лишь о том, что она готова использовать любой повод для дестабилизации ситуации в стране.

Здесь мы подробно расскажем вам о тех, кто готовил конфликт, писал сценарий, дирижировал его процессом, щедро подпитывал информационными и оргресурсами, снабжал деньгами, своевременно обеспечивал «защитников сквера» бесплатным кофе, пиццей и прочими мелочами в виде однотипных газовых баллончиков и фонариков с утяжелённым дном.

Не случайно никто из лидеров протеста не взял на себя ответственность за происходящее. Они знали, что организаторы и режиссеры не они. Тогда кто? Их несколько. Рассмотрим их, как говорится, согласно вклада каждого в «общее дело» протеста.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА И ИСПОЛНИТЕЛИ

В главных ролях:

Профессиональные провокаторы:

· Константин Киселёв – Резидент Госдепа

· Леонид Волков – Начальник Центрального штаба Навального

· Фёдор Крашенинников – Эмиссар Навального в Екб

· Ринат Низамов – директор городских порталов Херст Шкулёв

· Платон Маматов – Интернет-наёмник

· и другие


А также, Положительный герой: Протоирей Максим Миняйло

В ролях:

Профессиональные провокаторы:

· «Попрыгунья» Алёна Смышляева,

· «Эколох» Анна Балтина,

· «Урбанист» Владимир Злоказов,

· «Протестун» Иван Волков

· «Либертарианец» Юрий Кузьминых,

· «Яблочник» Дмитрий Головин

· и другие


Декораторы:

  • Депутаты гордумы: Андрей Пирожков, Роман Ступников

  • Депутат Заксобрания Александр Ивачёв

  • Начальник управления культуры Татьяна Ярошевская,

  • Директор ТЮЗа Евгения Умникова,

  • Начальник управления образования Екатерина Сибирцева


В эпизодах:

  • Бывший мэр Евгений Ройзман

  • Депутат Госдумы Андрей Альшевских

  • Депутат ЗакСО Вячеслав Вегнер

  • Писатель Николай Коляда

  • Ловец покемонов Руслан Соколовский


Не ведают, что творят:

· Мать Природа (Катя Лахтикова),
· Дед Пикет (Вадим Панкратов),
· Гусар Ярослав Ширшиков
· Девушка с контрабасом

Массовка:

  • Музыканты, артисты, скейтбордисты, велосипедисты

  • Сторонники и противники строительства

  • Чоповцы, спортсмены, полиция, гвардейцы

  • прохожие, зеваки, хайпожоры


ИСПОЛНИТЕЛИ

1. Местные «движения»:

На подготовительном этапе и в первый день протеста работали только наши местные доморощенные активисты за деньги наших местных доморощенных воротил стройки и девелопмента. Приглядимся к исполнителям воли Тунгусова и Киселёва повнимательней.

А) «Парки и скверы Екатеринбурга»

Цитируем материал журналистки Ксении Мальцевой на сайте «Журналистская правда» от 08.06.19г «Скверный протест» в Екатеринбурге: разбор полётов».

«Именно в малонаселённом паблике проекта «Парки и скверы Екатеринбурга» в ВК прозвучала первая критика в адрес стройки аж больше года назад – 10 апреля 2018 года. А активная фаза медиа-кампании стартовала осенью. То есть, противостояние в Екатеринбурге длится уже больше года. Если считать вместе с двумя предыдущими попытками строительства храма, то аж 9 лет. Это не похоже на стихийные народные выступления.

Кроме того, есть у этого протеста и чёткие координаторы – Анна Балтина и Анастасия Катакова. Обе эти женщины являются администраторами паблика, а Балтину считают неформальным лидером протеста на улице. Но примечательно также и то, что Анна имеет финансовые связи с местной строительной компанией «Атомстройкомплекс». СМИ об этом фактически молчат, хотя другой лидер протеста – екатеринбургский маркетолог Андрей Фирсов сказал об этом прямо в интервью «Ura.ru», а также говорила и сама Балтина.



«Центр прикладной урбанистики», к которому я имею отношение, не раз работал с «Атомом». Это были не очень дорогие проекты, но они, конечно оплачивались», — заявила она в начале апреля в интервью порталу «66.ru». «Атомстройкомплекс» помог паблику в вопросе о 100 тысячах рублей, потраченных на «День Исети», в ответ тоже была помощь «ещё по одному проекту». Также «Центр прикладной урбанистики» получал от «Атома» деньги по гранту за проект «создания карты всех деревьев Екатеринбурга». Примечательно, что пересчет насаждений начался как раз с того самого сквера, в котором планировалось построить храм.

Прошедшей осенью они приглашали людей в сквер в своём паблике: «Деревья не имеют права голоса. Они умирают молча и стоя. В сквере у Драмы 234 дерева. Они молоды и красивы. Они не хотят умирать. 13 октября в 13.00 приходи и обними свое любимое дерево в сквере». В феврале 2017 года горожане так же приходили «обнимать» пруд, где ранее планировалось строить храм. В общем, спонсор таких вот «обнимашек» — «Атомстройкомплекс».

Как всем известно, конфликт вокруг строительства храма в сквере начался с очень демонстративного действа: активистка «Парков и скверов» Алена Смышляева (сестра Анны Балтиной), в одиночку, хотя и под фотокамеру, начала ломать установленный накануне, забор. «Я не заметила забор! Я его просто раскачала, и он упал», —написала Смышляева в своем Facebook.



Как сообщила в своём расследования корреспондент газеты «Комсомольская правда» Ульяна Скойбеда: «В организации протеста Анне Балтиной помогали «Ельцин-центр» и штаб Навального в Екатеринбурге, они перепостили сообщение «Парков и скверов»: «Все идем гулять в сквер, берем с собой зонтики и хорошее настроение».

А очевидцы рассказали, что начальник «Штаба Тунгусова» Сергей Тушин в третий день протеста лично подвозил Анну Балтину к скверу на своей машине.

Любимая картинка БИ-БИ-СИ в протестных историях в других странах - ребёнок в боксёрских перчатках – в нашем случае, сын активистки движения «Парки и скверы» - отрепетированная акция для приехавших зарубежных и федеральных СМИ.



Б) «Живые улицы»

Автор виртуального проекта «Живые улицы» Владимир Злоказов – активный участник протеста в сквере, организатор и участник протестных акций в других парках и скверах Екатеринбурга как вольный-невольный исполнитель заказа «Штаба Тунгусова» через «Атомстройкомплекс» и чету Киселёв-Абакумова. Называет себя «урбанистом», не имея соответствующего образования.



Разработал проект «Транспортной реформы», который грозил Екатеринбургу транспортным коллапсом. Освоил на проекте 8 миллионов рублей. Бывший член Общественной палаты Екатеринбурга. Не скрываясь сотрудничает с компанией «Атомстройкомплекс». Его цель: получать и осваивать деньги на собственные амбициозные и зачастую оторванные от реальности проекты.

В) «Комитет в защиту сквера»

Автор идеи комитета Иван Волков: профессиональный политический провокатор. На его счету — десятки провокационных акций. Юрист. Неоднократно и безуспешно участвовал в выборах различных органов власти. В 2016 году во время избирательной кампании заявил о собственном избиении, что не подтвердилось. В 2017 году пытался участвовать в выборах губернатора Свердловской области. Сдал в Избирком пустые подписные листы. Не был зарегистрирован.



Всего с 2009 года проиграл 9 выборов. Его цель: избраться хоть куда-нибудь. Деньги на создание комитета могли поступили от Леонида Волкова, а тому, в свою очередь, «Штаба Тунгусова» через его дружка агента Американского консульства Фёдора Крашенинникова.

2. Бюджетники, студенты и школьники

Сотрудники учреждений культуры Екатеринбурга (через директоров), артисты, музыканты были направлены в сквер для организации протеста старой соратницей Тунгусова, обязанной ему всем, начальником управления культуры Татьяной Ярошевской. Особенно рьяно взялась выполнять просьбу бывшего шефа директор ТЮЗа Евгения Умникова (начальник управления образования администрации Екатеринбурга с 2005 по 2016 гг) Вместе со своими сотрудниками, мужем и сыном лично участвовала в протесте. Провела большую работу с другими учреждениями культуры и образования.

Ну и самая хитрая: начальник департамента образования города Екатерина Сибирцева сдала в «Штаб Тунгусова» базу данных родительских чатов в ватсапах с учителями. В эти чаты размещались «левыми» людьми одновременно по всему городу ссылки на подписание петиций, приглашения родителей и детей на протесты, инструкции и многое другое. Действовала в тесном контакте со своей бывшей начальницей Евгенией Умниковой.



И шашлычок под коньячок – вкусно очень…

И конечно же - Сергей Тушин - начальник «Штаба Тунгусова», а по совместительству, директор Центра профилактики экстремизма УрФУ поставлял на протест от пятисот до тысячи студентов УрФУ (Знал бы Президент, кто хайпует в сквере, может, и не стал бы встречаться с гнездовищем либеральной мысли на Урале – преподавателями и студентами УрФУ).

В протесте участвовали и неформальные местные объединения: скейтбордистов (до 80 человек) и велосипедистов (до 100 человек). Их роль в обострении протеста пока выясняется. Скорее всего, будет обнаружено, что они тесно связаны через телеграмм-канал «Бессрочка ЕКБ» со штабами Тунгусова и Навального.

3. Фёдор Крашенинников и «Штаб Навального»

«Навальнисты» по-настоящему включились в протест только на второй день, 14 мая, постепенно наращивая активность. Вместе с ними появились «кричалки» и «скакалки»: «Кто не скачет, тот за храм» и люди в масках, противогазах, балаклавах с фаерами и петардами. Начались опасные «игры в гляделки» с омоновцами.

Прибыли и активисты из Москвы, Питера, Челябинска, всего из 17 городов - опорных точек движения Навального. Для них были оплачены билеты, места проживания, организованна кормёжка. И всё это с одной банковской карты. С той же карты была оплачена работа мобильных кофеен.

Эта карта принадлежала Фёдору Крашенинникову - смотрящему эмиссару Алексея Навального в Екатеринбурге. Фёдор уроженец Алма-Аты. В Екатеринбург переехал в 1995-м, в 1998 году окончил УрГУ имени А. М. Горького по специальности — русская философия. В 2000 году стал учредителем и издателем ИА «УралБизнесКонсалтинг», позже учредителем и издателем ИА «Политсовет» (имеет опосредованный контроль редакторской политики). Занимается консультациями по связям с общественностью по самому широкому кругу вопросов, регулярно выступает с комментариями в российских и зарубежных СМИ, прежде всего, украинских. Является убеждённым регионалистом, русофобом и выступает за децентрализацию власти и повышение уровня самостоятельности регионов России. Антиклерикал.

Активный участник протестного движения в России в 2011—2013 годах, был одним из идеологов и учредителей, а потом и членом Президиума Центрального Совета Всероссийской Политической партии Народный Альянс. В 2014 во время крымской операции и последующих событий в гражданской войне в Восточной Украине последовательно высказывался против силового участия и вмешательства России.

Вместе с ближайшим соратником Алексея, начальником его Центрального Штаба, Леонидом Волковым, они когда-то распилили бюджет в три миллиона долларов на создание учебника по протестному движению в интернете под названием «Облачная демократия». Задачу этой книги они обозначили, как «создание альтернативной, параллельной легитимности среди широких групп политически активных граждан на основе современных технологий электронной демократии».

К настоящему времени является внештатным корреспондентом немецкой телерадиокомпании Deutsche Welle, по факту – является безработным, о чем постоянно жалуется своим друзьям и знакомым. Из источников, близких к екатеринбургской творческой тусовке известно, что Фёдор является постоянным посетителем специализированных развлекательных заведений (гей-бар «МОНО» до закрытия в 2018 году, а в последующем гей-клуба «FAME»). Может, просто интересуется как философ, может, книгу пишет – об этом нам пока ничего не известно.

Федор является постоянным опосредованным идеологом (неформальным руководителем) местного и консультантом федерального штаба Навального, имеет на него серьезное влияние. Поддерживает тесные контакты с его руководством, волонтерами и неформальными помощниками. По его инициативе штаб запустил постоянные трансляции с ним на своих площадках в формате стримов.

В ходе обсуждения представителями оппозиции тактических шагов по ситуации со строительством храма Федор предпринимал уверенные попытки склонить руководство штаба и защитников сквера к занятию крайне радикальной позиции по Храму (полный отказ от строительства), хотя коллеги предлагали пойти на компромисс с властями относительно места его возведения.



Говорят, у Фёдора всё чаще случаются нервные срывы, ведь он мнит себя философом, Иммануилом Кантом, гигантом космополитической мысли и, одновременно, отцом русской электронной демократии…И требует к себе соответствующего отношения. Ну, по факту не тянет, конечно, ни на одного, ни на другого… И поэтому, периодически проводит время в одной очень известной екатеринбургской клинике, где пытается скорректировать масштаб своей личности с суровой уральской реальностью.

Безработный, привыкший жить на широкую ногу и тратить суммы с шестью нулями. Протест для него – бизнес. Фёдор любит проматывать «заработанные» на протестах деньги, в Европе. Он успел посетить Германию, Швейцарию, Польшу, Францию, Бельгию, Чехию, Италию, Испанию. Вот и сейчас, как только отгремел «скверный протест», Федя отправился в Германию переждать, передохнуть, отдышаться, оглядеться, набраться творческих сил и хорошенько поесть «нормальной» еды).

«Молочный брат» Фёдора по «облачной демократии» Леонид Волков прилетев в Екатеринбург 14 мая, первым делом выдал деньги на протест «брату» Феде, а тот уже отстегнул официальному руководителю навальнистов в Екатеринбурге - секретарю местного отделения Либертарианской партии Юрию Кузьминых, и оплатил все счета залётных навальнистов из других регионов.

Получил свою «пайку» и председатель местного отделения партии "Российский Общенародный Союз", юрист навальнистов Иван Волков, который тут же принялся организовывать «Комитет в защиту сквера» и «развернул революционную агитацию» за референдум и против опроса.

Напомним, что именно Леонид Волков 10 апреля 2010 года выступил организатором митинга против строительства храма на Площади Труда (Каменный цветок). Мероприятие собрало тогда более 3500 участников и стало самой массовой протестной акцией в городе со времён перестройки. Это событие положило начало «протестной эпохи» в Екатеринбурге. Истинным кукловодом того давнего митинга был, как и теперь, Владимир Тунгусов.


Лёня когда-то носил за Федей секретный зонтик в колорадской расцветке…

По возвращении в Москву Леонид Волков был арестован на 20 суток Волкова по части 8 статьи 20.2 КоАП России («Повторное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»). Фёдор же предусмотрительно переждал в Германии.


Часть 1, Часть III, Часть IV





Tags: Екатеринбург, протест, храм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg february 3, 18:05 60
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment