matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Category:

О чем плакал Карл Великий?

Одна легенда конца VIII века гласит, что однажды знаменитый король франков Карл Великий прибыл с визитом в замок на северном побережье своей страны.

Во время застолья через окна государь заметил несколько кораблей викингов, и его спутники предположили, что те были торговцами с севера. Но правитель знал, насколько воинственными на самом деле были пришлые люди, и поведал своим слугам об этом. Услышав слова короля, франки бросились к берегу с обнаженными мечами, но морские разбойники скрылись быстро, словно бы вовсе исчезнув. Разочарованные придворные вернулись во дворец, где стали свидетелями удивительной сцены. Великий Карл, Римский император и восстановитель Запада, плакал. Никто не осмелился его прервать, но король объяснил им причину своей печали:

«Вы знаете, почему я так горько плачу, мои верные слуги? Я не боюсь, что эти бесполезные негодяи причинят мне вред. Но моя душа грустит от мысли, что даже при моей жизни они осмелились коснуться этого берега… и меня разрывает великая печаль, потому что я предвижу, какие несчастья они принесут моим потомкам и их подданным».

Хотя эта легенда носит явно апокрифический характер, Карл Великий едва ли нуждался в каких-либо пророческих дарах, чтобы предвидеть опасность, которую викинги представляли его королевству. Ранее он годами готовился к обороне против них, и, по иронии судьбы, фактически виноват в том, какое внимание затем уделят рейдеры его государству. По крайней мере, косвенной виной.

Франки поддерживали контакт со Скандинавией еще за сто или больше лет до рождения Карла. Меха викингов, янтарь, гагачий пух и точильные камни высоко ценились на франкских рынках, а датские купцы были вполне привычными гостями в великих имперских торговых центрах Дорестада на Рейне и в Квентовике близ Булони. Однако с воцарением Карла парадигма отношений изменилась. До него франки поддерживали мощное и стабильное королевство в тех границах, что ныне составляют Западную Германию и Восточную Францию. Когда Карл Великий принял франкскую корону в 768 году, он сразу же начал расширять свои границы во всех направлениях.

К 800 году он захватил часть Пиренеев, Баварию и большую часть северной Италии, собрав воедино государство, крупнее которого еще не образовывалось в Западной Европе со времен падения Рима. В том же году, в Рождество, свершилось то, к чему он шел долгие годы: Папа Лев III возложил корону на голову Карла Великого и назвал его новым Западно-Римским императором. Титул этот в представлении тогдашних варварских вождей оставался вакантным более трех веков.



Расширение франкской империи в 481-814 гг


Коронация Карла Великого папой Львом III.
Фрагмент фресок Рафаэля Санти в Музеях Ватикана. 1514 год.


Теперь же всюду чеканились монеты в римском стиле, строились императорские дворцы, и Карл Великий даже подумывал о женитьбе на византийской императрице, дабы объединить разрозненный после V века Запад и Восток и снова превратить Средиземное море в «римское озеро».


Монета имп. Карла Великого. 804–814 гг.
(Кабинет медалей Национальной б-ки Франции в Париже)


Новая империя, казалось, процветала под покровительством всемогущего императора. Мало что было за пределами его возможностей или амбиций. И оставалось бы это правдивым, если бы только хронист Алкуин, описавший первый набег викингов на Линдисфарн, не намекнул, что император франков не способен вернуть даже двух монахов, похищенных рейдерами.


Алкуин (около 735—804 гг.) — англо-саксонский учёный,
богослов и поэт, один из из вдохновителей Каролингского Возрождения.


Тенденция франкского государства к расширению, смешанная с амбициями и способностями Карла Великого, была опасной комбинацией. «Если франк - твой друг, - гласила популярная пословица VIII века, - он точно не твой сосед». Если бы северяне и раньше так не думали, то к 804 году точно бы согласились с этим. В тот год Карл Великий окончательно разгромил саксов в северо-западной Германии, завершив войну, которая длилась три десятилетия. Франки и датчане были теперь соседями, и у скандинавов были причины полагать, что они следующие в списке на покорение.



Объективной причиной для тревоги были планы Карла Великого построить флот, которого раньше не хватало для защиты его могущественной империи. Его цель состояла в том, чтобы закрыть датским пиратам доступ к Эльбе, реке, защищающей северо-восточные рубежи империи. Он уже пытался решить эту проблему, построив два укрепленных моста для скорейшей переброски войск. С той же целью все важные речные узлы обзавелись мостовыми переправами, а через Дунай, служивший путём в самое сердце государства, была протянута мощная цепь, перекрывшая собой канал между Дунаем и Рейном.


Стычка франков со скандинавами

Но любое средство для защиты можно использовать и для нападения. Истинной целью Карла было не что иное, как захват датского порта Хедебю. Этот город давно являлся центром сбыта награбленного викингами и конкурентом даже для крупнейших франкских рынков. Датчане первыми установили пошлины и монетный двор в Скандинавии и вели оживленный бизнес, который начал проникать в более старые, более устоявшиеся имперские торговые центры.

В то время здесь властвовал некий Годфред, не то чей-то ставленник, не то единоличный господин города — во всяком случае, франкские хроники именуют его «королем». Справедливо лишь то, что многие датчане признавали его авторитет, но среди викингов всегда веял дух соперничества, и таких вождей было множество. Главная заслуга Годфреда состояла в том, что он успешно приспособлял франкских купцов к местным рынкам и построил для защиты полуострова массивную стену «Даневирке».


Даневирке – одно из древнейших оборонительных сооружений Северной Европы, сохранившихся до наших дней. Тридцатикилометровый комплекс земляных валов и укреплений высотой от 3 до 6 метров находится в Германии, на территории федеральной земли Шлезвиг-Гольштейн и пересекает Ютландский полуостров в самом узком его месте.

Набравшись наглости за этим валом, он разорял приграничные селения и переманивал императорских союзников в регионе. В ответ франками была собрана небольшая карательная экспедиция, но её поход так и не увенчался успехом. Император был отвлечен восстаниями в других местах, а за мир было уплачено золотом. Однако этот мир был ничем иным, как уловкой: когда Карл увел войска вглубь страны, сотня драккаров направилась в набег на Фризию (современные Нидерланды). Ценой ухода Годфред назвал серебро и утварь в том количестве, какое может унести каждый его корабль... а потом, похрабрев сверх всякой меры, он стал претендовать и на фризское побережье.


Драккары викингов

Разумеется, Карл осознавал, что любая граница непостоянна и такого удара стоило ожидать, но достоинство императора ужалило присвоение земель его империи. Правитель Запада готовил ответный удар, но ни о каком морском походе не могло быть и речи: имевшиеся в запасе корабли совершенно не годились к бою, а увязнуть до гроба в очередной войне старику не хотелось. Император прибегнул к дипломатии — жадные до золота соплеменники Годфреда, до тех пор довольствовавшиеся мелкими грабежами, были счастливы получить от франков гораздо больше богатств в обмен на содействие.

Но коварство датчан расстроило все планы на возмездие: Годфред тем же летом был зарезан, - по разным версиям, своими людьми или собственным наследником, - а его флот, введенный в смятение, тут же отступил. Очевидно, Карл Великий был крайне раздражен этим фактом: «Горе мне, я не считал себя достойным видеть, как мои христианские руки плещутся в крови этих псов», - писал его биограф Эйнхард. Франки заплатили ни за что.

Впрочем, судьба уже не дала бы возможности совершить желаемое императору, через четыре года он умер, и на троне его сменил сын – Людовик I. Завершился славный период царствования человека, чье имя позже образует титул для всех Европейских монархов.

Без сильной руки империя Карла Великого начала распадаться, и сначала процесс был едва заметен. Всем казалось, что Людовик являлся более молодой и культурной версией Карла Великого. За его изысканный подход к управлению и покровительство искусству Королевский Совет принял решение называть его «Людовик Благочестивый».


Людовик I Благочестивый (778-840)

Даже на поле битвы он, казалось, соответствовал своему знаменитому предшественнику. Еще в юном возрасте отец поручал ему безопасность Юго-Западных границ государства, с чем Людовик со свойственной ему рьяностью справлялся. Он установил франкскую власть над Памплоной и басками в южных Пиренеях и разорил контролируемую мусульманами Барселону.

Но Людовик был властолюбив: все явные угрозы его трону безжалостно подавлялись, особенно если они исходили из его собственной семьи. На собственной коронации он заставил всех своих незамужних сестер постричься в монахини, дабы избежать потенциальных претензий от зятей. Так началось царствование второго Каролинга.

Несмотря на то, что отец Людовика многое сделал как для сохранения культуры, так и для возвышения своего народа, в погоне за успехами он нажил себе и потомкам ужасных врагов. Спустя годы угрозы внезапных грабежей и убийств никуда не исчезли. Теперь уже его сыну предстояло справиться с этим испытанием. Будет ли они достоин своего родителя? – предстоит узнать…

Автор – Эдуард Комнин
отсюда

Часть II



Tags: Европа, история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg february 3, 2019 18:05 75
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments