matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Category:

Национальный Рейтинг Мэров (Июнь-Июль, 2019)


                                     

Центр информационных коммуникаций «Рейтинг» совместно с Финансовым университетом при Правительстве РФ подготовили новое исследование, посвященное оценке деятельности мэров столиц регионов и крупных финансово-промышленных центров Российской Федерации за июнь-июль 2019 года.

Настоящее исследование проведено ЦИК «Рейтинг» в партнерстве с Финансовым университетом при Правительстве Российской Федерации.

Его объектами являются мэры 88 городов России. В их число входят руководители столиц всех субъектов РФ с добавлением представителей пяти крупных финансово-экономических центров: Магнитогорска, Набережных Челнов, Новокузнецка, Сочи, Тольятти. В рейтинг не включены представители Московской и Ленинградской областей в связи с отсутствием у этих регионов собственных административных центров.

Понятие «мэр» не имеет единого значения в различных субъектах России. Под «мэрами» в исследовании понимаются избранные населением главы городов либо, при их отсутствии, те из руководителей, в официальной должности которых содержится определение «мэр». Муниципалитеты, для которых не подходят оба эти варианта, в рейтинге представляют руководители городских администраций (основываясь на изначальном значении слова «мэр»).

Результаты «Национального рейтинга» получены на основании заочного анкетирования, а также заочных и очных опросов представителей экспертного сообщества. Заочные экспертные опросы проводились с использованием некоторых положений методики Уильяма Гордона («Синектики»). Ключевой являлась установка «Синектики» о повышении релевантности результатов, в случае привлечения в качестве респондентов не только экспертов узкой специализации, но и людей абсолютно разных с профессиональной точки зрения. Таким образом, в «Национальном рейтинге мэров» сознательно задействован максимально широкий круг экспертов различной профессиональной и социальной принадлежности. Такой их состав, кроме того, позволяет сделать результаты исследования наиболее демократичными, наиболее приближенными к мнению «простых людей» с понятной поправкой на большую информированность и способность к анализу представителей экспертного сообщества.


Анкеты, рассылаемые экспертам, не только давали им возможность формально оценить работу того или иного мэра, но и предлагали обосновывать свои выводы. Подобные обоснования позволяют выявить причины успеха или неудачи муниципальных руководителей в глазах экспертов. Именно анкеты являются основным источником, на основании которого выстраиваются таблицы исследования, формулируются тексты его аналитической части.

Конфиденциальный статус заочного анкетирования является важным способом повышения искренности респондентов. Те эксперты, которые хотели публично высказать свое мнение о работе того или иного мэра, по согласованию с редакцией ЦИК «Рейтинг», получали такую возможность. Следует иметь в виду, что издатели периодически предоставляют слово и тем экспертам, позиция которых противоречит общим выводам исследования. Порой в рейтинге одновременно высказываются эксперты, представляющие прямо противоположные мнения. Подобная практика является осознанной и позволяет публично представить максимально широкий спектр мнений экспертного сообщества. При этом эксперты, высказывают своё мнение в «Национальном рейтинге» не зная итоговых результатов исследования.

В таблицах рейтинга обозначены те мэры, которые находятся на своём посту на момент обнародования исследования. Если ротация мэров произошла незадолго до публикации, эксперты имеют возможность дать положительную или отрицательную оценку происшедшему событию, определить своё отношение к новому мэру, в сравнении с предыдущим и т.п.

В случае с городами федерального значения (Москва, Санкт-Петербург и Севастополь) в «Национальном рейтинге мэров» делается акцент на отношении к их руководителям как к градоначальникам, а не как к главам субъектов. Хотя, безусловно, не всегда экспертам удается отделить местную и региональную повестку от федеральной.

Для формата и целей исследования признано лишним акцентировать внимание на нюансах статуса мэра («и.о.», «временно исполняющий» и т.п.).

Павел САЛИН
Политолог, директор Центра политологических исследований Финансового университета при Правительстве РФ


События последних двух месяцев, как и впрочем, двух лет, еще раз подтвердили точку зрения, согласно которой де-факто муниципальная власть в России является продолжением власти губернатора, причем мэры (сити-менеджеры) все больше превращаются в таких же чиновников, как и, например, министры областного правительства. Если приход губернатора для региона почти всегда означает начало новой политической эпохи (в редких случаях врио губернаторов уходят через несколько месяцев или год-два), то ускоренная кадровая ротация руководителей столиц регионов, которая все чаще напоминает чехарду, стала нормой. При этом замена мэра не означает смену политики, в отличие от смены губернатора, а внимания этому событию местные СМИ часто уделяют не больше, чем замене одного из ключевых министров регионального правительства.

Произошедшие в последние пару месяцев замены градоначальников это еще раз подтвердили. В большинстве случаев это происходило в регионах, где губернатору еще предстоят выборы и где мэры были заменены явно по его инициативе, например, в Элисте, Курске, Липецке, Челябинске. При этом обращает на себя внимание тот факт, что практически все вновь назначенные мэры хотя и определенно являются протеже губернатора, но их нельзя отнести к полноценным членам его команды – губернаторы-«варяги» делают ставку на местные кадры. Скорее всего, это не является следствием хитрого плана глав регионов или тем более назначившего их Кремля – просто достаточно проблематично любому пришедшему извне губернатору убедить профессионального и востребованного управленца перейти с ним в регион и занять должность с огромным количеством обязанностей, обратно пропорциональным этим обязанностям количеством ресурсов и крайне неопределенным будущим.

Там же, где врио губернатора планировал сделать ставку на свою личную кадровую обойму, это реализовать не получалось. Например, врио губернатора Курской области Роман Старовойт после отставки предыдущего мэра Николая Овчарова в конце мая на «смотринах» в горсовете неформально презентовал в качестве кандидата в мэры (официально об этом не заявлялось, среди городской элиты лишь циркулировали такие слухи) члена своей команды Николая Цыбина. Однако спустя короткое время после этой встречи появилась информация, что фаворитом новых властей и предвыборной «конкурсной» гонки является «местный» Виктор Карамышев, который и занял пост мэра Курска в конце июля. Впрочем, г-н Карамышев находится в сложных отношениях с рядом местных же элитных групп (они, скорее всего и вели против него информационную кампанию в июне – июле), на что, вероятно, и делает ставку врио губернатора.

Выделяется в этом списке Рязань, где губернатор Николай Любимов осенью отметит двухлетие своего прихода в регион. Занимавший пост мэра в течение двух лет «внедренный варяг» Сергей Карабасов вынужден был уйти под давлением правоохранителей, а его место заняла технократ Елена Сорокина. Впрочем, это назначение может оказаться иллюстрацией поговорки «нет ничего более постоянного, чем временное». В средине «нулевых» г-жа Сорокина в результате во многом случайного стечения обстоятельств перешла из школы в горадминистрацию, где зарекомендовала себя неплохим менеджером и смогла закрепиться на управленческих должностях.


Дмитрий ЖУРАВЛЁВ
Генеральный директор Института региональных проблем


Сегодня в городскую власть приходят люди, которым не нужно быть политиками, не нужно получать голоса. Замена мэров, живущих в логике политического процесса на назначаемых, пусть и законодательным органом, сити-менеджеров, которые управляют городом, началась не вчера. Сегодня можно констатировать: смена профессий, бесспорно, произошла.

Но нельзя сказать, что это привело к существенному улучшению административного навыка градоначальников, как не сказать в общем, что городская власть назначаемая перестала слышать народ. Форма избрания и назначения – важна для вертикали: подчиняется мэр губернатору или нет, контролирует ли губернатор городской бюджет или нет.

Ключевая тенденция института градоначальников остаётся неизменной – это взаимоотношения мэров и глав регионов, выстраивание или невыстраивание вертикали.

Назначение – избрание мэров. Сегодня, это, пожалуй, самый главный вопрос в области регионального управления. Кто же все-таки сегодня мэр: сити-менеджер или политик, которого избирает народ, или что-то среднее между этими двумя полюсами? Ответ на этот вопрос не получен до сих пор. Заметим, что в разных регионах, а иногда и в рамках одного региона механизмы передачи власти новому мэру совершенно разные. Причем это касается не только региональных столиц, но и глав малых городов.

Что касается личностей мэров – ничего нового мы не замечаем, кроме двух-трех случаев, когда главами городов или поселков чаще всего избираются люди совершенно не из формальной элиты. Чисто административная сторона, управленческая сторона существенно не меняется последние годы. Определенный уровень компетенций, бесспорно, можно выделить. Но сказать, что он качественно меняется от политического цикла к политическому циклу – не скажешь.

Вертикаль с назначаемым мэром расширила методы воздействия региональной власти на муниципальную. Очень часто сити-менеджеры прямо рекомендованы региональной властью. Основной предмет борьбы между мэром и губернатором – это финансы, бюджет. На избранного градоначальника влиять труднее.

Сегодня мэром (по большей части, здесь мы не берем города федерального значения) быть вообще трудно: денег нет. Поэтому, рассуждая о престиже должности мэра, надо сказать, что когда люди понимают, что от власти нет результата – то и престиж падает. Но если с другой стороны взглянуть, в нашей стране не любят власть, но уважают, поэтому, должность, хоть и мэрская, то все-таки это причастность к неким благам — зарплате-машине, иным привилегиям. Это также престижно, к сожалению, для нечистых на руку людей, которые попали на эту должность.

Впрочем, любой мэр сегодня, как директор завода при Советах, который «всегда под судом». Мэры, даже честные, рискуют. Потому что сегодня учесть все требования всех законов бывает невозможно в принципе. У мэра среднего города так же «директорская» проблема – финансовая. Он должен чинить крыши, поддерживать больницы, школы, платить зарплаты и где-то на все это брать деньги. Поэтому даже если у тебя крылья и ты не воруешь, ты все равно будешь вынужден чего-нибудь химичить. Поэтому часто сложно оценить осужденных мэров – просто ли это воры, или у них не было другого выбора, чтобы просто выполнить свои обязанности. Но, с точки зрения, уголовной статистики – это одно и то же. Правовая незащищенность как следствие незащищенности экономической. И мы сталкиваемся с таким парадоксом, что негодяю на этой должности оказывается гораздо комфортнее: с точки зрения правил эффект тот же, но при этом он еще и карманы себе набьет.

Чиновничьих перспектив должность мэра не имеет. Государственное звание мэр не получает. С точки зрения карьерной ступеньки — никаких гарантированных лифтов нет. Если доходы бюджетов и функции уровней власти будут взаимосвязаны, то очень многих проблем можно будет избежать. Налог, из которого платится зарплата, например, учителям, должен быть в тех руках, кто платит зарплату учителям. На уровне федерации и региона это еще как-то через трансферты обеспечивается (по Конституции гражданин имеет право на все в равных долях – федерация обязана компенсировать региону затраты на медицину, на образование, так чтобы затраты на одного человека во всех регионах были одинаковы). Но про местный район и город – никаких подобных законов нет, никто ничего не обязан из областного бюджета компенсировать в район. Тем временем, больше всего социальных функций внизу… Поэтому сегодня мэр либо энтузиаст, либо вор. Надеюсь, первых больше.


Максим КАЛАШНИКОВ
Журналист, общественный и политический деятель. Член Федерального совета «Партии Дела»


В условиях российского сырьевого феодализма, институт мэрства, безусловно, умер. Практически исчезла выборность мэров. И это понятно: страна деиндустриализована, источников дохода очень мало. В основном – это сырье.

Местного самоуправления в России нет. Система пирамидальная – представляет собой власть, слитую с собственностью. Налоговая база местного самоуправления (если исключить города так называемого федерального значения: Москву, Санкт-Петербург и Севастополь) – отсутствует. Как-то мне рассказывал один из мэров среднего российского города: у него остается подоходный налог и налог на имущество. И это все. Этого в условиях наших нищеты и деиндустриализации чертовски мало.

Сложившаяся система городского управления в корне порочна. Она провоцирует пирамидальную иерархию и сопровождается всеми её «прелестями»: коррупцией, бесхозяйственностью, казнокрадством. Просто ввести выборность мэров, не создав местного самоуправления, не отдав ему соответствующую долю налогов (а я вообще противник деления налогов на федеральные, региональные и муниципальные – они должны быть едины и соответственно необходимости расщепляться) нельзя.

Поэтому, конечно, мэрам надо нужную долю налогов отдать, вообще заинтересовать местное самоуправление в экономическом развитии, чтобы оно тянуло к себе торговлю и промышленность. И, наконец, покончить с сырьевым феодализмом в стране. Провести новую индустриализацию. А это немыслимо без введения протекционизма, смягчения денежно-кредитной политики и нужного налогового маневра. Надо вводить прогрессивный налог на личные доходы и налоговые скидки и льготы для предприятий. Смысл прост: не хочешь платить драконовы проценты по личным доходам – вкладывай их в новые предприятия, создавай рабочие места. А для этого государство должно помогать таким инвесторам, обеспечивая и покровительственные таможенные тарифы, как дядюшка Трамп делает (чтобы было выгоднее производить в самой РФ, а не завозить в нее готовые изделия, чтобы иностранные корпорации открывали в стране свои заводы, причем не сборочные, а с полноценным производством).

Немаловажно: мэр обязан быть и хозяйственником, и политиком, должен уметь работать с людьми. Потому что управлять большим сообществом людей, не будучи политиком, нельзя. В СССР председатель крупного колхоза уже был политиком. Я бы сказал так: в городах-миллионниках все-таки должны существовать (не может быть миллионная самоуправляемость!) районные советы. Я предлагаю систему нейромира – то есть ступенчатых выборов, новой власти советов. Избиратель, горожанин должен выбирать того, кого он знает, кого он может контролировать. Должен выбирать в районный совет и иметь право отзывать. В свою очередь, районные советы должны избирать из своих депутатов членов горсовета. И так же иметь право (и механизм!) их отзыва, коль они плохо работают.

Чистые управленцы быть мэрами неспособны. Я прошу избегать слова «технократ». В Российской Федерации это слово используют неправильно, его применяют к администраторам, а это не технократия, а серенькие бюрократические мыши, которые у нас называются управленцами. Они неконкурентоспособны.

Другая беда: нынешние мэры городов (или иногда сити-менеджеры, на уродливом расеянском новоязе) – дойные коровы для той же силовой системы. В РФ система законов настолько запутана, что здесь повторяется худшая советская практика. Тогда ты не мог управлять колхозом, районом, заводом, не нарушив какой-либо инструкции или нормативного акта. И любого могли посадить, особенно успешного управленца. А в РФ эта ситуация повторяется в квадрате. Любого мэра можно «закатать». Что сделали с главой Владивостока Игорем Пушкаревым, взявшим стройматериалы у своей фирмы для срочного ремонта и благоустройства города, чтобы не ждать сроков проведения конкурса? Дали 15 лет. А какие репрессии идут на Сахалине против тех мэров, что не пассивничали и не выпрашивали средства, а что-то пытались делать сами! В РФ инициатива теперь наказуема, сиди и не трепыхайся. Запущен страшный «отрицательный отбор».

На мой взгляд, институт мэрства в РФ имеет перспективы к ухудшению. В таких условиях в мэры готовы идти очень отчаянные и при этом крайне циничные люди. Они, как правило, не отвечают перед избирателями и их главное умение – выбить какие-то дотации-субвенции и соответствующим образом их освоить. На мой взгляд, «институт мэрства» при нынешнем сырьевом нью-феодализме и при оравах размножившихся силовиков будет только деградировать в том виде, в котором он существует.


Дмитрий СОСНИН
Политолог, Координатор проекта Комитета Гражданских Инициатив «Муниципальная карта России: точки роста»


Ключевая тенденция последнего года — падение рейтингов всех уровней власти и доминирующей партии Единая Россия, спровоцированное повышением пенсионного возраста. Корпус мэров, безусловно, испытал на себе эту кардинальную смену вектора общественных настроений. Находясь в системе управленческой вертикали на переднем крае взаимодействия с жителями, мэры первыми начинают сталкиваться с растущим социально-политическим напряжением. Напряжением пока еще преимущественно латентным, но местами уже перерастающим в открытый протест.

Наиболее яркий пример – история с протестной мобилизацией вокруг строительства храма на территории сквера в Екатеринбурге. Ситуация не только попала в федеральную повестку, но и потребовала реакции Президента. Это свидетельствует о неспособности местной власти своевременно организовать диалог с жителями, выявить их реальное мнение и учесть его при принятии решений.

Все более явно формируется запрос на мэров, обладающих компетенциями публичных политиков, умеющих выстраивать эффективные коммуникации с горожанами. При этом системное воспроизводство такого рода городских руководителей нарушено. Причина на поверхности – это практически повсеместный отход от практики прямых выборов глав муниципалитетов. В качестве аргумента для перехода к конкурсным моделям замещения должности мэра декларировалась необходимость профессионализации их состава. Однако, как видно из аналитических данных недавно вышедшего доклада КГИ «Особенности ротации корпуса мэров в современной России», на практике повышения квалификационного уровня градоначальников не произошло.

Пик популярности использования модели с сити-менеджером в России пройден, профессиональное сообщество «управляющих городами» так и не сложилось. На практике происходит постепенный отказ от данной модели. Введенная в начале 2015 года федеральным законом №8-ФЗ новая модель избрания местными депутатами главы муниципального образования по результатам конкурса, устраняя условия для потенциального двоевластия в городе, не решает главную проблему — пониженной легитимности конкурсных мэров в глазах населения по сравнению с избранными мэрами.

Более того, как демонстрируют данные доклада КГИ из 263 экс-мэров, включенных в выборку исследования, 39 человек (15%) подверглись уголовному преследованию.

Таким образом, мэры российских городов находятся «между молотом и наковальней»: с одной стороны рост недовольства граждан, вызванный отсутствием зримых перемен к лучшему, с другой – прессинг правоохранительных органов. И всё это на фоне высокой дотационности местных бюджетов в условиях сверхцентрализации доходов на федеральном уровне.

В такой ситуации позиция мэра становится крайне неустойчивой. По данным исследования КГИ более 40% мэров находятся в должности от 1 до 3-х лет – меньше стандартного срока полномочий. При этом имеется прямая зависимость срока пребывания в должности главы местной администрации от порядка избрания (при прямых выборах медианный срок работы главы – 5,5 лет, а при замещении на основе конкурса – 3 года). Таким образом, эволюция модели управления городами обусловила кардинальное снижение стабильности муниципального управления.


Андрей ЗВЕРЕВ
Политолог, доцент кафедры социологии и психологии политики МГУ, доцент кафедры социальных коммуникаций и технологий РГГУ


С приближением очередного единого дня голосования 8 сентября 2019 г., когда в 20 регионах страны будут выбирать мэров их столиц, также главу Санкт-Петербурга как города федерального значения, можно выделить ряд характеристик, оказывающих влияние на значение института мэров.

Во-первых, общий уровень развития региона и связанные с этим высокие рейтинги, как главы региона, так и мэров их столиц, зависит от выстроенной в этих регионах четкой системы вертикали властного управления и эффективного политического менеджмента, как со стороны губернатора, так и со стороны мэра столицы региона. По совокупности это способствует формированию более или менее единой региональной управленческой команды властной элиты. Высокий рейтинг эффективности управления в субъектах Федерации часто коррелирует с итоговым высоким рейтингом глав столичных городов этих же субъектов (пример, г. Казани, г. Тюмени).

Таким образом, эффективное выстраивание властной вертикали в регионе (властного тандема: губернатора – мэра столицы региона, ведет к достаточно позитивному восприятию жителями, в целом, региональной власти и выражается в более высоком уровне доверия к ней).

Во-вторых, эффективности регионального властного управления не способствовала имеющаяся на сегодня палитра властных моделей управления муниципалитетами. Введенный институт сити-менеджера (профессионального руководителя городским хозяйством) с параллельным существованием института глав муниципальных образований, по своим функциям, несущими политическую ответственность за управление городом, в одних случаях, привел к тому, что сити-менеджер фактически был зависим от главы муниципального образования и местной легислатуры, которые фактически определяли политику управления городом. Сити-менеджер, в большей степени, в этих условиях напоминал завхоза, у которого часто не хватало полномочий. Зато на своих плечах он нес всю полноту ответственности за городское хозяйство. В других случаях, это вело к фактическому двоевластию и борьбе за власть между сити-менеджером и главой муниципального образования, из-за чего страдало городское хозяйство. Следствием и того, и другого становилась волна недовольства горожан подобными формами городского менеджмента и требованием возврата к выборности мэров крупных городов. Не случайно, начиная с 2014 г., обозначилась тенденция снижения доли сити-менеджеров и возврата к мэрской модели управления городским хозяйством, а также появившейся в начале мая 2019 г. в политических телеграмм-каналах сведений о якобы готовящемся поручении президента страны о постепенном возврате прямых мэрских выборов по стране. Осуществление подобного сценария позволит отчасти переключить возникающую в регионе протестную повестку от губернатора к мэрам, а также будет формировать один из источников развития губернаторских кадровых резервов.

В-третьих, повсеместно используемая во многих регионах, где либо сохранили выборность института мэра столицы региона, либо восстановили данную процедуру передачи власти в ней, политическую технологию «малых дел» (реклама достигнутого результата в не очень сложной городской проблеме, показывающей умение кандидатом решать реальные дела в формате имиджа «эффективного управленца»), может поднимать политический статус мэра в региональном властном раскладе в ассоциативном сравнении с губернатором региона, ориентированным на решение в т.ч. и политических вопросов развития своего региона, в результате которого мэр может восприниматься более привлекательно в сознании населения, т.к. в этом случае текущая деятельность главы региона будет менее заметной. Поэтому практики приписывания достижений в мэрской кампании кандидату от власти может снижать восприятие у населения эффективности деятельности главы региона (например, Анадырь, Улан-Удэ).

В-четвертых, особенность деятельности на посту главы городов федерального значения, имеющих статус собственно региона, заключается в наличие самостоятельной политической повестки с одновременным функционалом по текущему управлению городским хозяйством. И даже если управление городским хозяйством осуществляется успешно, провал в складывающейся политической повестке снижает у населения восприятия главы города (мэра) как эффективного управленца.

Так, в отчетный период, на рейтинге эффективности управления С.С. Собянина, с моей точки зрения, сказались митинги протеста оппозиционных кандидатов в Мосгордуму, которых отказалась регистрировать Московская городская комиссия. Инициатива известного режиссера В.В. Бортко об совместном снятии оппозиционных кандидатов с выборов в г. Санкт-Петербурге, может поставить под сомнение легитимность избрания врио А.Д. Беглова на предстоящих выборах.

В-пятых, ключевая проблема, сказывающаяся на восприятии гражданами образа мэра города, является выбор способа и содержания коммуникации с местными жителями, особенно в социальных сетях. Неправильное сетевое имиджевое позиционирование не только не повышает рейтинг, но и значительно его снижает. Примерами этому может служить участие мэра Нижнего Новгорода В.А. Панова в сетевом проекте известного блогера И. Варламова, который представил выпуск с участием данного мэра как «Умный город с глупыми ошибками», ставя в вину мэру существующие проблемы с «городским благоустройством», заставляя того краснеть как школьника и оправдываться за то, почему в городе все не так, как должно быть. Другой пример неправильного имиджевого позиционирования — мэр г. Хабаровска С.А. Кравчук, которому формируют имидж спортивного мэра, принимающего участие в массовой городской зарядке в рамках проекта «Хабаровск за спорт». При этом на видео с этого мероприятия видно, что по своей физической форме мэр далек от спорта, что способствует возникновению к нему недоверия.

Вместе с тем, затруднение в коммуникациях мэры городов имеют и с элитой, в т.ч. иногда выливающееся в противостояние с главами регионов, особенно с пришедшими в регион врио, не являющимися выходцами из этого региона, особенно в ситуации, когда местный мэр планировал повысить собственный статус до главы региона с соответствующими амбициями и как «вызов» для него приход в регион человека, который с ним не знаком, с игрой на понижение его статуса среди населения для приобретения дополнительного рейтинга общественной поддержки. В этой ситуации зачистка таких мэров становится одной из главных задач врио, в т.ч. и с целью консолидации местных региональных элит (пример Бурятии, Забайкальского края).

Таким образом, эффективность управления в регионе, в частности, на уровне мэров столиц регионов, зависит от установления четких «правил игры» (в т.ч. неформальных), выстраивании понятной система вертикали управления через жесткий контроль и мотивации подчиненных структур и их руководителей, постоянная обратная связь с населением, в рамках которой нужно определиться с вектором развития города (его стратегического плана), что может стать залогом успешного развития соответствующего городского образования.

Первая группа рейтинга





И неприятности, и успехи Руслана Кухарука (Тюмень) в рассматриваемый период, по мнению экспертов, в основном не были слишком масштабными и принципиальными. Угроза существенного повышения для жителей цены электроэнергии серьезно затрагивает интересы горожан, но зависит по большей части от решения, принимаемого не на уровне городской администрации. Её соглашение с местным «Водоканалом», по мнению ряда экспертов, позволит резко увеличить финансирование работ по модернизации сетей. Однако некоторые наблюдатели высказывают опасение, что указанный рост инвестиций так или иначе будет переложен на плечи потребителей. Отмечается досрочный пуск новой транспортной развязки на Тюменской кольцевой автомобильной дороге. Одобрено решение отказаться от жилищного строительства на месте недостроенного высотного дома. Ожидается, что здесь появится сквер или спортивная площадка. Оптимистическое по подаче заявление Руслана Кухарука, что в прошлом году инвестиции в тюменскую экономику превысили 75 млрд. рублей, «парируется» информацией, поступающей от экспертов, о промышленном индексе, продемонстрировавшим застойную тенденцию.

Городское руководство, к сожалению многих экспертов, опровергло информацию о восстановлении в Тюмени троллейбусного сообщения.

Прокуратура зафиксировала незаконный сброс городских стоков в бассейн реки Туры, к тому же стоки эти не проходили необходимой очистки и обработки. Негативно было воспринято требование мэрии к жителям аварийного дома о самостоятельном сносе своего жилья, хотя часть экспертов ссылались на то, что это обычная юридически чистая практика.

На этот раз в оценках Руслана Кухарука наблюдался явный дефицит значимых позитивных примеров, однако дела у его ближайших конкурентов по исследованию шли не блестяще и они не смогли потеснить мэра с первого места в «Национальном рейтинге».

Сергей Собянин (город федерального значения Москва) не без труда сумел удержать вторую позицию в «Национальном рейтинге». На этот раз внимание большинства экспертов было сосредоточено не на проблемах городской застройки, вывозе мусора и прочих повседневных сюжетах из жизни мегаполиса. В центре оказались события политические: выборы в Мосгордуму, снятие ряда кандидатов, проваливших по версии избиркома свои подписные кампании, последовавшие за этим протестные акции. Оценка данного события разделила экспертов на две сопоставимых по численности группы. Часть полагает, что чистка оппозиционных кандидатов произошла незаконно и была прямо санкционирована мэрией. В результате вся выборная кампания становится нелегитимной. Противоположная позиция, в целом, свелась к тому, что ничтожный интерес избирателей к выборам, летний период и крайне плохая организация работы штабами кандидатов, действительно не позволили некоторым из них представить подписи нужного качества. Более того, в этом кластере выделяется более жесткое мнение, что оппозиционные кандидаты, особенно располагающие потенциалом для организации уличных акций, шли на провал подписных кампаний сознательно. Некоторые эксперты усматривают в происшедшем игру, которую ведут против Сергея Собянина некоторые элитные группировки федерального уровня.

Общий уровень избирательных кампаний в Мосгордуму, по мнению абсолютного большинства экспертов, невысокий. До «подписного кризиса» мало кто из жителей интересовался данным электоральным мероприятием. Одной из причин этого называют отсутствие мотивации у Сергея Собянина, отрабатывающего в Москве последний срок и всё больше «погружающегося» в чисто федеральную повестку. Уверенность в том, что большинство депутатов в любом случае будут подконтрольны мэрии и проштампуют предложенный им бюджет, по мнению экспертов, вполне обоснованы. Кроме того, существенную дезорганизацию внес переход Анастасии Раковой на должность вице-мэра по вопросам социального развития. Она отошла от руководства политическим блоком мэрии. Фактически же большинство префектов (главных действующих лиц, представляющих интересы мэрии «на местах» и контролирующих практическую электоральную работу) продолжают ориентироваться именно на неё. Работающие на «Единую Россию» на выборах политтехнологи отмечаю постоянное вмешательство в их работу чиновников мэрии разного уровня.

Эксперты напомнили, что на прошлых выборах, состоявшихся в 2014 году, многие кандидаты-оппозиционеры так же не смогли преодолеть «подписной» фильтр. Однако тогда никакой серьезной реакции не последовало.

В любом случае скандал на выборах в Мосгордуму понизил рейтинг Сергея Собянина и создал ему проблемы в отношениях с Кремлём. Однако этот негативный шлейф оказался недостаточным, а ресурсы московского градоначальника настолько значительными, что никто из мэров других городов не сумел потеснить его со второй позиции «Национального рейтинга».

Значимой позитивной темой для Ильсура Метшина (Казань) стало успешное продвижение в административном центре Татарстана полного цикла обращения с ТБО. Город может стать первым в России, который сумеет добиться его реализации. В то же время строительство мусоросжигательного завода под Казанью по-прежнему вызывает протесты местных жителей, сталкивается с юридическими проблемами и является узким местом планов муниципальных властей по утилизации мусора.

Мэрия продолжает успешно использовать для развития города стратегию проведения крупных международных и всероссийских мероприятий.

По-прежнему большое внимание эксперты уделяют строительству Большого казанского кольца. Несмотря на то, что завершение автомагистрали потребует сноса десятков жилых домов и дач, в целом, положительно оценивается работа мэра в этом направлении. Информация о федеральной финансовой поддержке строительства так же отнесена к благоприятным событиям для Казани.

Большой резонанс получили дебаты вокруг принятия доработанной версии генерального плана развития Казани. Крайне ограниченное время, которое дали жителям для внесения замечаний, возмутило многих экспертов «Национального рейтинга». Их оппоненты замечают, что генплан уже неоднократно рассматривался и все кто желал, имели возможность заявить своё мнение. Кроме того, возражения в генплане вызывает очевидная нехватка объектов социальной инфраструктуры и возможность застройки ныне существующих рекреационных зон.

Экспертов обеспокоили данные Института проблем естественных монополий, согласно которым рост тарифов ЖКУ в Казани может составить во втором полугодии 5,7%.

Информацию о том, что на празднование дня рождения Ильсура Метшина было потрачено 70 млн. рублей большинство экспертов посчитали недостоверной.

В итоге Ильсур Метшин остался в «Национальном рейтинге» на прежней позиции.



Окончание здесь




Tags: Россия, рейтинг мэров
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Сотворение мира (prodotto in Italia)

    - Эрго: человек произошел от англичан. - Скажу Вам по секрету, человек произошёл от итальянцев. Диалог времён Золотого Века ЖЖ Прохаживаясь по…

  • Депрессия как реакция на реальность

    Люди, погруженные в депрессию, неудобны. Они откровенно раздражают своим пессимизмом и апатией — часто даже самих себя. Мы пытаемся их (или…

  • Названа самая пьющая нация

    Британцы напиваются чаще, чем представители других стран. Об этом говорится в докладе британской исследовательской организации Global Drug Survey.…

promo matveychev_oleg february 3, 18:05 60
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments