matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

Почему High Hume важнее цифровых навыков



Мир изменился. Многие даже не помнят, как он выглядел до Интернета, Uber, Google, всеобщей связанности. Будущее уже не кажется легко прогнозируемым. Причиной глобальных изменений обычно называют digital-технологии, влияющие не только на внешнюю среду, но и на внутреннее состояние человека, на его картину мира, на его способы действовать, справляться с вызовами и расставлять приоритеты. Как человеку выжить в постоянно меняющемся мире?

Изменения нарастают, появляются технологии на грани фантастики, которыми мы пользуемся ежедневно: наушники с активным шумоподавлением, телефоны с камерой, управляемой AI, машины, подстраивающиеся под стиль вождения. Но ускорившийся технологический прогресс имеет и другие последствия: мы становимся все более и более тревожными. Привычное иллюзорное состояние комфорта, когда будущее кажется прогнозируемым, разрушается. Наш мозг, пытаясь защитить нас, сообщает о дискомфорте ощущением тревоги.


Помимо прочего, люди стали значительно дольше жить: появился новый активный возраст, 50+. Еще в прошлом поколении, подбираясь к такому возрасту, люди готовились доживать. Сейчас же до 100 лет никто умирать не собирается — это дает поколению плюс 20−30−40 активных лет, с которыми никому до конца не ясно, что делать. Скорее всего, учиться и снова вовлекаться в деятельность.

Такие быстрые изменения разрушают ранее устойчивые конструкты:

● Институт семьи: меняется длительность и форма отношений.
● Деятельность: мы больше не проводим всю жизнь на одном месте и на одной должности.

Жизнь больше не выглядит как «10 лет школы + 5 лет вуза», мы учимся всю жизнь. Появляются инструменты обучения, рассчитанные на возраст 50+.

Все изменения касаются не столько способов взаимодействия человека с миром, сколько более глубокой части — того, что человек считает для себя важным, каким образом он смотрит на мир, какого контакта с ним ожидает.

Жизнь больше не выглядит как «10 лет школы + 5 лет вуза», мы учимся всю жизнь

Исследователи Грегори Бейтсон и Роберт Дилтс разработали пирамиду нейрологических уровней для анализа процессов в сознании человека. Каждый из семи уровней соответствует определенному аспекту жизни, от окружения до осознания своей миссии, от материального и поведенческого уровней до предназначения и раскрытия внутренних ценностей. Модель используется для исследования способностей, убеждений, привычных стратегий человека, анализа проблемных зон. В каждый момент времени подобная пирамида внутри каждого человека находится в балансе и непротиворечии, а изменения на одном уровне постепенно приводят к трансформации и новому балансному состоянию всей системы.

Окружение меняется в течение всей жизни человека и предъявляет запрос на изменение остальных уровней. В прошлом веке это приводило к росту непонимания, разрыву отношений, социальной изоляции и сложностям в активной деятельности у представителей старшего поколения, но позволяло им сохранять привычную картину мира до конца жизни. В начале 2000-х стало ясно, что действовать, как прежде, в изменившемся окружении больше не выйдет. В результате родилась концепция обучения на протяжении жизни. Подход к образованию как к пожизненному процессу становится более эффективным для жизненной стратегии человека. Трансформация затронула уровень «способности», но на этом не остановилась и стала двигаться выше.

Быть чутким

Развив в себе навыки набора текста вслепую, постановки целей по SMART и гибкого управления командой, человек осознает, что самих навыков недостаточно для адаптации к меняющейся среде. Возникает запрос на изменение следующего уровня — убеждений. И здесь нам предстоит разобраться с рядом страхов и противоречий, прежде чем двигаться дальше.

Убеждения (они же принципы) — это представления человека о себе и об окружающей среде, шаблоны восприятия, оптимизирующие затраты энергии на принятие решений. Годы физических тренировок помогают поставить удар, то есть сформировать ряд телесных паттернов. Другой тип паттернов формируется в эмоциональных реакциях и соответствующих убеждениях. Об этом можно думать как о мышечной памяти, выраженной формулами типа «человек человеку друг» или «людям доверять нельзя».

Предположим, человек растет в авторитарной среде и формирует убеждение, что добиваться своего можно с помощью давления. Впоследствии он находит подтверждение этой стратегии в книжках, в идеализированных воспоминаниях об отце, в собственном опыте. В недавнем прошлом у такого человека был шанс прожить с подобным или любым другим убеждением большую часть жизни, но в современной реальности каждое убеждение упирается в ограничение.



Уровни пирамиды Грегори Бейтсона и Роберта Дилтса

  • «Окружение» — быт и окружение. «Что я имею?»

  • «Поведение» — действия и все, что их определяет. «Что я делаю?»

  • «Способности и возможности» — алгоритмы и стратегии действий. Ресурсы и распоряжение ими. «Что я могу и умею?»

  • «Убеждения» — шаблоны и стереотипы восприятия, убеждения и влияющий на них опыт. «Во что я верю?»

  • «Ценности» — приоритеты, в том числе нравственные, внутренняя опора. «Что для меня важно?»

  • «Идентичность» — самоидентификация и представления о себе. «Кто я?»

  • «Миссия» — смысл жизни, предназначение



Другой пример: богатырь стоит перед камнем, на котором написано: «Направо пойдешь — коня потеряешь. Прямо пойдешь — голову потеряешь. Налево пойдешь — все потеряешь» Рациональное и логичное решение — идти направо, где потери минимальны. Но что если у богатыря есть внутреннее убеждение: «Чем страшнее, тем интереснее?» Опираясь на такое убеждение, которое, вероятнее всего, сформировалось в опоре на позитивный опыт, человек выберет не самый рациональный вариант действия, и это сработает (доставит ожидаемый результат, эмоции). Но что делать в ситуации, когда подобное убеждение оказывается ограничивающим или даже опасным?

Меняющаяся среда требует от человека научиться быть чутким. Фразеологизм «держать нос по ветру» как нельзя лучше описывает этот запрос — действовать в соответствии с обновляющимся запросом. Таким образом, от развития и адаптации существующих убеждений мы переходим к необходимости время от времени обучаться совершенно новым навыкам, на которые ранее не было запроса, к обучению на протяжении жизни — lifelong learning.



Ориентироваться на hume-технологии

В 2015 году вышла книга советского и российского философа Акопа Назаретяна «Нелинейное будущее», в которой подробно раскрывается теория техно-гуманитарного баланса. Надстройка в виде культуры, искусства, морали, нравственности рассматривается как альтернатива инстинкту, не позволяющему хищникам пользоваться своим самым смертоносным оружием в межвидовой борьбе.

По результатам антропологических исследований предполагается, что человек не был грозой саванны, пока не овладел орудиями труда. Он не мог похвастаться острыми когтями и крепкими клыками. Все изменилось с появлением палки-копалки, которой можно убить и зверя, и собрата-человека. Как реакция на способность пользоваться новым инструментом развилось ограничивающее убеждение — страх мертвых. Согласно теории техно-гуманитарного баланса, подобным образом человечество реагирует на возникновение каждой новой технологии. Человек изобрел палку-копалку — вместе с ней пришел страх мертвых. Появился порох и дуэльные пистолеты — возник дуэльный кодекс. Был открыт атом — и пришло понимание, что не стоит использовать ядерное оружие в ежедневных стычках.

Эта гипотеза относится к любой новой технологии. Включается тот же механизм, который помог нам научиться бояться мертвых и не перебить друг друга. Каждый раз, когда мы сталкиваемся с новой технологией, благодаря этому механизму возникает новое убеждение, выраженное в форме страха, ценности, алгоритма действий. Постепенно разворачивается идейное новообразование, которое влияет не на одного человека, а на группу, на массу, на целый социум, который начинает проживать новое отношение к себе, к другим и ко всему миру в контексте новой технологии.

Теория Назаретяна — это одно из возможных объяснений, почему вслед за трансформацией окружения и адаптацией способностей у нас меняются ценности. С новыми технологиями, возникновение и распространение которых мы наблюдаем, распространяется и новый набор убеждений. В отличие от ярко проявленных и заметных цифровых технологий, убеждения мы осознаем частично или не осознаем вовсе. Хотя велика вероятность, что именно на рубеже убеждений происходит адаптация человека к современному миру.

И когда мы говорим об «изменениях в человеке», то из категории digital-технологий переходим в категорию hume-технологий, направленных на человека и на то, что происходит в его сознании, включая управление состояниями, эмоциями, построение отношений, самоопределение.



Меняться, как подросток

До сих пор образование воспринимается преимущественно с приставкой «система» и подразумевает процесс передачи опыта и развитие способностей с целью эффективной интеграции человека в среду. В этом процессе мы редко заходили дальше зоны «знаний, умений, навыков», а воспитание больше походило на тренировку. Но очевидно, что в жизни за пределами школы одними умениями и навыками мы не обходимся и нам предстоит регулярно и осознанно не только формировать, но и регулярно пересматривать собственные убеждения.

Мы вынуждены использовать постоянное сомнение, но не деструктивное, а исследовательское, направленное на собственные убеждения и их связь с актуальной окружающей средой. Идея «человека, меняющегося на протяжении всей жизни» позволяет исчезать отжившим убеждениям и появляться новым.

Для нас, взрослых, такое отношение к себе и окружающему миру является чем-то непривычным. Мы росли и учились в среде с идеей «я таков и другим быть не могу». В среде подростков идея смены ценностей и «пересборки» себя распространяется намного активнее. Подростки чувствительны к среде, они неосознанно цепляются за то, что с точки зрения их бессознательного поможет им выжить. Их мозг гибко выделяет наиболее эффективную стратегию для взаимодействия с миром, например высокую скорость собственных изменений.

На место «подготовленного к жизни», «знающего мир», «уверенного в завтрашнем дне» взрослого приходит спонтанный исследующий подросток

На место «подготовленного к жизни», «знающего мир», «уверенного в завтрашнем дне» взрослого приходит спонтанный исследующий подросток с куда более подходящим для нового мира набором черт. Он гибок, готов работать в команде, digital native, ценит искренность и честность, сочетая их с бесконечным имиджмейкингом в соцсетях.

Именно поэтому многие современные взрослые мимикрируют под подростков. Впервые за всю известную историю человечества подростки оказываются органически более подготовленными к жизни, чем обладающие богатым жизненным опытом взрослые. Привычной модели «взрослости» жить осталось совсем недолго.

Переучиваться и переключаться

Раньше мы в процессе обучения передавали тот пласт культуры, который могли понять и охватить. Каждый пласт существовал на своем уровне и был похож на постоянно усложняющийся алгоритм. Есть село, в нем понятный набор людей и направлений деятельности. Есть государство, монархия, король. Есть мир, страны, экономика, социальный строй, Элвис Пресли…

Современная социальная надстройка становится сверхсложной живой системой. И этот процесс проявляет запрос на принципиально иной способ обучения. На место линейной парадигмы последовательного воспитания, образования, социальной реализации и увядания человека пришла многовариантная модель. В ней человеку предстоит постоянно переучиваться и переключаться. Но и этот этап уже заканчивается. Основной идеей становится предельная гибкость, когда не только окружающий мир, но и сам человек является субъектом регулярной «пересборки».

Единственное, что поможет человеку выжить в бесконечной смене культурно-ценностных парадигм, — это способность не цепляться за существующие ценностные установки как за единственно верные; способность признать, что все может измениться и обязательно изменится, и войти в повторяющийся, никогда не завершающийся цикл трансформации самого себя.

Мы убеждены, что способность создавать точку опоры внутри и обучение «пересборке» себя должно стать связующей нитью образовательного процесса. Способность трансформировать себя, сохранять подвижность мышления, относиться к своим ценностям как к инструменту взаимодействия с окружающей средой — вот что должно стать основой образования. Если человек будущего предпочтет цепляться за свое окружение, действие, ценности и свою роль как за важное, как за то, что его определяет, каждая «пересборка» будет вызывать у него экзистенциальный страх и боль. А «пересборки» неминуемы.






Tags: будущее, новые технологии, человек
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 110 tokens
Идея дробного питания: питаться маленькими порциями 5-6 раз в течение дня, набирает популярность в современной медиасреде. Наверняка каждый, кто интересовался темой “как похудеть” сталкивался с этой концепцией, неужели это та самая “волшебная пилюля”, которая решает проблему лишнего веса? Итак,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments