matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

Дудем это не исправить: Роман Носиков о кино про Колыму и отношении России к Сталину



Если звезды зажигают, значит это кому-нибудь нужно. Если Юрий Дудь снимает фильм про ГУЛАГ — его кто-то заказал.

Это не обвинение в меркантильности: мы все работаем не за бесплатно. Это просто констатация факта. Есть кто-то обладает достаточными средствами, чтобы оплатить работу Дудя, и этот кто-то заинтересован в актуализации темы политических репрессий в СССР, то такой фильм непременно увидит свет.


Причина подобной заинтересованности обозначена самим Юрием в начале фильма — потеря интереса к вопросу среди молодежи.

Имеется в виду недавний опрос «Левады-центра». Согласно его результатам, в 2019 году суммарные оценки положительного отношения («восхищение», «уважение» и «симпатия») жителей России к Сталину достигли максимального показателя за все годы исследований — их демонстрировал каждый второй участник опроса.

Важно отметить, что 26% объявили о своем полном равнодушии к Сталину, что на 5% меньше данных прошлого года. А 46% россиян считают, что преступления в сталинскую эпоху были оправданы «великими целями и результатами», — и только 45% считают иначе.

То, что Сталин сыграл скорее положительную роль в жизни страны, считают и вовсе 70% респондентов. Причем молодежь с 18 до 24 лет не выделялась на общем фоне и тоже дала положительную оценку роли советского лидера в истории страны.

Иными словами, все мечты о том, что Россия «изменится естественным путем» со сменой поколений, когда «испорченные» рождением в СССР старики уйдут, а на их место придут новые, «неиспорченные», — растоптаны этой самой Россией. Ну никак не желает меняться глубинный русский народ!

Плод трудов Юрия Дудя — это, в каком-то смысле, жест отчаяния. Последний вопль умирающей надежды.



Надо отдать должное Юрию: он не просто постарался выполнить работу, он выполнил ее вполне талантливо — нагнетая там, где надо нагнетать, давя на эмоции там, где зрителю лучше не думать, подсчитывая там, где выгоднее было именно считать. Дудь дал высказаться всем — но так, чтобы противоположную точку зрения представляли люди странные, непривлекательные, нелепые.

Юрий действительно подошел к работе творчески. То есть в этом своем творчестве он был искренен и подлинен. А в этом случае нельзя, не получается утаить творческую цель.

Итак, в чем же смысл, в чем цель этого фильма?

В том же, в чем цель всех современных политических изводов антисталинизма и антисоветизма.

Нет, не только в том, чтобы заставить нас, нынешних, платить и каяться за «коллективную вину» дедов. Там, по-хорошему, надо бы сперва разобраться, чьи именно деды раскручивали маховик репрессий — и не связаны ли они с сегодняшними разоблачителями самой прямой, родственной линией.

Нет, не в том, чтобы репрессии больше не повторились. Это все чушь: никогда еще память о репрессиях не мешала проводить новые. Напротив, именно на вдохновении предшествующими обидами и несправедливостями, как правило, и совершаются новые. Растравливание исторических ран ведет не к духовному росту, оно приводит к озверению, к опьянению чувством праведной мести.

Все это мы можем вполне отчетливо наблюдать сегодня на постсоветском пространстве — когда людей, не имеющих к репрессиям никакого отношения, лишают элементарных прав под завывания о сталинских несправедливостях.

Так в чем же смысл? Зачем Дудю заказывают такие фильмы и кто это делает?



Вы название кино помните? Вот в этом и смысл. Именно в этом, и ни в чем другом.

Фильм называется «Колыма — родина нашего страха». С первого же мгновения он начинает вбивать клин между поколениями: прошлым, «испорченным» страхом, и новым — «чистым». При этом страх — это и есть то, что культивирует фильм. Фильм учит бояться.

Нет, не Сталина. И даже не репрессий. Фильм учит бояться страны и себя. Не доверять ни себе, ни стране.

Проще говоря, фильм формирует почву для взращивания комплекса национальной неполноценности — точно такого же, какой был уже один раз выращен в нашей стране в период перестройки. А с другой стороны — культивирует стремление преодолеть этот комплекс, заслужив признание со стороны.

С чьей же? Ответ — там же, в фильме.

Юрий спрашивает у одного из «смешных героев»: «Ну, а что было бы, если бы мы не использовали рабский труд заключенных?»

И тот отвечает: «Тогда давно были бы уже под американцами».

Намек тонок до прозрачности: лучше уж быть под американцами, чем вот такими «смешными людьми» со страшным и гадким прошлым.



В своем пренебрежении к «испорченным» поколениям Дудь зашел, пожалуй, дальше всех. Обычно наша демшиза, стенающая по судьбе репрессированного гения Сергея Павловича Королева, умалчивает об отношении самого Королева к Сталину. Потому что на Королева у них рука не поднимается.

У Дудя — поднялась. Королев, в его понимании, выглядит изуродованным продуктом эпохи, а не мудрым человеком, который знает тяжесть и цену власти. Скорбь Королева в день смерти Сталина выставлена в виде уродства.

Фильм, еще раз скажем, небесталанный. Бюджет отбит честно. Все цели — отработаны. Только все равно ничего не получится.

Не потому, что Сталин так крепко засел у нас в печенках. А потому, что люди всегда судят о чем-то большом по себе. Наш народ — и старые поколения, и новые, более всего озабоченные созиданием, — видят в Сталине не кого-то, а именно творца. Созидание своих биографий и биографии страны они считают самым важным и самым интересным делом.

И никаким Дудем это не исправить.




Tags: Дудь, Колыма, Сталин, репрессии
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg февраль 3, 18:05 60
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 23 comments