matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Category:

США проигрывают России атомное энергетическое соперничество



Развернувшееся в последнее десятилетие жесткое атомное соперничество между американским Westinghouse и российским «Росатомом» показывает, насколько важны в мире не только энергоресурсы, за контроль над потоками которых по всем направлениям (атом, газ, нефть, уголь) ведут между собой борьбу США и Россия, но и их технологические возможности.

Это в XIX-м и начале XX века главными были «потоки». Сегодня, как мы видим на примерах СПГ и атомной гонок, важнейшим аргументом становится именно технологическое лидерство. И если в вопросе сжижения газа Россия вначале несколько отстала и сейчас быстро догоняет своих противников, то в атомной отрасли все выглядит с точностью до наоборот.

«Проклятие» американской атомной энергетики
На Западе 15 лет назад предполагали, что именно первый реактор поколения 3+ АР-1000 от компании Westinghouse станет настоящим лидером отрасли и поставит крест на попытках России вернуть себе лидерство в атомном машиностроении. И если бы он сумел оправдать ожидания разработчиков, вернее, американская промышленность не утратила бы навыков в производстве оборудования для атомных электростанций (последняя из которых была построена еще в начале 1980 гг.), то, вероятнее всего, так все и было.

Американская политическая мощь при наличии современного «изделия» позволила бы (по расчетам экспертов) занять Westinghouse до трети мирового рынка новых АЭС. Случись это, да еще на фоне контроля европейского рынка со стороны французской AREVA и развития компетенции в атомном машиностроении в Китае, Южной Корее и некоторых других странах, россиянам попросту не осталось бы места.

А потому, как только новый реактор был спроектирован, Westinghouse сразу подписал контракты на продажу 8 единиц (пополам – в США и Китай), четыре из которых (китайские) начали строить практически одновременно в 2009-2010 годах.

Но гладко было только на бумаге, то есть на чертежах. Проблема крылась внутри американской промышленности, которая, как выяснилось уже в ходе строительства, утратила свою компетенцию в этой отрасли.

Срывы сроков ввода блока АР-1000 шли один за другим.

Не лучше обстояли дела и у третьего участника «большой атомной тройки», французской AREVA, которая мучилась с вводом в эксплуатацию своих реакторов EPR-1750 ничуть не меньше, японцев с американцами.

Россия наступает на пятки
Тем временем Россия, не спеша, но последовательно, шла к своему успеху. Она полностью восстановила собственную производственную компетенцию после провала 1990-х, отладив у себя выпуск оборудования для еще советского флагманского реактора ВВЭР-1000. Именно с его улучшенной версией «Росатом» вернулся на международный рынок и начал строить их в очень больших количествах (17 реакторов начиная с 2000 года уже построено и 2 достраиваются).

Затем, после аварии на японской АЭС Фукусима, в рамках улучшения показателей безопасности был разработан проект реактора поколения 3+ ВВЭР-1200, и первый из них в 2016 году успешно был введен в эксплуатацию.

Чисто американское решение проблемы
Итак, США, которые в 2008 году считали себя недосягаемыми лидерами, к 2015 году начали заметно отставать от России. Было понятно, что технических проблем у русских нет, а вот Westinghouse уже шестой год топчется на месте. Причем технологическим проблемам нет ни конца, ни края, и самое страшное, что их невозможно решить простым денежным вливанием (это особенность технологического отставания).

А потому они пошли на хитрость. Подробно об этом рассказывается в нашем предыдущем материале по теме, а вкратце скажем, что подрядчики Westinghouse просто подделали результаты тестовых испытаний оборудования и решили отправить на новые китайские станции узлы, которые гарантировано должны были «сбойнуть». И они «не подвели»…

Эта авария окутана слухами. Уж очень не вовремя все случилось (буквально через три месяца после передачи блоков АР-1000 в коммерческую эксплуатацию). Даже в США не рассчитывали на столь короткие сроки, а потому сделали все, чтобы «мировая общественность» не узнала о проблеме.

Первые сведения о проблемах с главными циркуляционными насосами (ГЦН) на станции Sanmen дошли до СМИ в марте, хотя проявились они еще в январе. Скандал набирал обороты, и скрывать уже стало бессмысленно, поэтому американский производитель злополучных ГЦН Curtiss Wright был вынужден выступить с официальным заявлением:

«Компании стало известно, что один из четырех ГЦН на блоке Sanmen-2 в Китае неожиданно отключился после обнаружения дефекта. Причина появления дефекта на данный момент неизвестна».

Представитель Curtiss Wright пытался выкрутиться. Он прекрасно понимал, что произошло, а еще понимал, что решения данной проблемы у его фирмы пока нет. Именно об этом говорят «странные» решения американского контролирующего органа, комиссии по ядерному регулированию (NRC). Выдача ею разрешения на поставку шести дополнительных сменных ГНЦ для строящихся в Китае реакторов проекта АР-1000 является тому подтверждением. Всего 19 января 2019 года NRC разрешила поставить в Китай шесть таких насосов, или ровно по одному запасному на каждый построенный или строящийся в стране блок.

Это значит, что ничего другого, кроме замены несменяемых ГЦН (по проекту насосы на блоках должны были проработать без замены все 60 лет эксплуатации), американские конструкторы не смогли предложить. И они будут их менять до того момента, пока не закончатся их гарантийные обязательства либо пока они не решат проблему с надежностью этого одного из самых главных узлов атомного блока.

Рынок любит надежных партнеров
АЭС – это очень дорогая и долгая инвестиция. На сегодня все сроки эксплуатации новых блоков рассчитаны на работу в пределах 50-60 лет с опцией продления еще на 50%. Таким образом, вкладывать деньги в то, что пока не работает, никто не будет.

Понять китайцев, конечно, можно, они, заказывая у каждого из главных лидеров мировой атомной тройки по несколько блоков, просто хотели по максимуму перенять для себя их технологии. Так что строительство даже в таком виде «сырых» АР-1000 в чем-то оправдано.

Но никого другого Westinghouse «подписать» под свои блоки за рубежом, несмотря на тотальное давление Госдепа, так и не смог. И даже единственный оператор АЭС внутри США, Southern Company, эксплуатирующий АЭС Вогтль, где строятся еще два блока АР-1000, серьезно раздумывает над тем, не вляпался ли он в очень убыточный и бесперспективный для себя проект, стоимостью в… 27 млрд долларов.

Именно столько стоит на сегодня пара новых американских «чудо-реакторов» от Westinghouse, что практически в два раза выше стоимости, уже хорошо себя зарекомендовавшего 2,5 года эксплуатации, нового российского реактора ВВЭР-1200. А если пересчитать стоимость одного мегаватта установленной мощности (самый объективный показатель себестоимости АЭС), то российский блок получается ровно вдвое дешевле своего главного американского» конкурента».

И стоит ли удивляться, что за последние несколько лет Westinghouse не получил ни одного заказа на свои «чудо-реакторы», а «Росатом» буквально складирует новые контракты (только за пределами страны заказано 13 блоков в 4 странах, плюс 3 блока строят в самой России) и открывает под них все новые и новые производственные мощности.

А это значит, что уже не особенно важно, смогут ли в конце концов американцы довести до ума свой блок или нет. Они упустили свой шанс и догнать «Росатом» уже не смогут, особенно, на фоне резкого падения их политического влияния в мире. Ведь при честной конкуренции, даже идеально работающий реактор АР-1000, всегда будет проигрывать российскому ВВЭРу, который стоит в два раза дешевле. Юрий Подоляка



Tags: АЭС, атомная энергетика, энергетика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg february 3, 18:05 63
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments