matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Оля в поле - воин! Как построить агробизнес в самой весёлой деревне России?

Пермячка Ольга Мищихина бросила мегаполис, уехала в Чуваки и занялась выращиванием ягод, гороха и чеснока.



В детстве Оля каждое лето проводила у бабушки в деревне с милым названием Чуваки. Помогала по хозяйству, сенокосила, присматривала за скотом и птицей. Собственно, от бабушки, всю жизнь проработавшей в колхозе, в наследство нашей героине и достался земельный пай в три гектара (полученный в 90-е прошлого века) и домик в деревне.

Сюда-то и рванула два года назад 29-летняя Ольга Мищихина, бросив мегаполис и оставив науку (заведовала лабораторий в пермской сельхозакадемии, ныне ПГАТУ). Приехала не одна — с двумя маленькими сыновьями. И вот уже два года молодая пермячка топит печь в стареньком доме, ухаживает за чёрными вьетнамскими поросятами, шаг за шагом строит свой агробизнес.

История о том, как один человек способен поменять жизнь целой деревни.


Чуваки, привет!

В этом году на Чуваки, где проживает около двухсот человек, нежданно-негаданно обрушилась всероссийская слава. Название деревни признали самым весёлым в стране по итогам голосования, которое провёл сервис путешествий Туту.ру.

Асфальта в Чуваках, которые находятся всего в 11 километрах от краевой столицы, нет. Уже весело. Проехав несколько километров по бетонке, мы останавливаемся у старого здания школы, пережившей вековой юбилей. Недалеко от неё — тот самый бабушкин домик, где сегодня со своими мальчишками, 4-летним Михаилом и 6-летним Макаром, живёт начинающий фермер и по совместительству сельский блогер. «Оля в поле, грядки в порядке» — так назвала она свою страничку в соцсети, где рассказывает об агробуднях и ярких событиях из жизни Чуваков, делится достижениями, опытом и, разумеется, трудностями, которые поджидают на тернистом бизнес-пути любого начинающего фермера.

Нас встречает симпатичная девушка. Яркий маникюр, красивая укладка, стильные джинсы. Вроде как-то не вяжется с привычным образом деревенской труженицы. Но внешность, как известно, обманчива. В чём мы не раз ещё убедимся во время разговора с миловидной и харизматичной Олей.

«Искала себя в науке, работала заведующей лабораторией в родной сельхозакадемии. И всё время не давал покоя вопрос самореализации. Хотелось свои знания применить на практике. И два года назад решилась воплотить свою мечту в жизнь — переехала в Чуваки и создала крестьянско-фермерское хозяйство. Выиграла краевой грант в 1,5 миллиона рублей на его развитие. Решила заняться выращиванием ягод жимолости и малины», — говорит Ольга.

Благо земля в Чуваках плодородная. Опытный глаз агрохимика-почвоведа сразу приметил, что на бабушкином пае хорошая структура почвы. Правда, поле года четыре стояло заброшенным. И его пришлось возделывать заново.

«Словно целину поднимали», — вспоминает предприниматель.

В день нашего приезда Оле снова нужно в поле: пора сажать чеснок. Хозяйка дожидается помощниц и за чашкой чая вспоминает счастливое, окрашенное жарким солнцем и летним погожим привольем детство в Чуваках и то, как они с бабушкой управлялись с беспокойным домашним хозяйством. Сейчас у Ольги у самой шесть кур и три поросёнка необычной вьетнамской породы.



С октябрьского утренника в дом заходят разрумяненные женщины. В деревне закрылась ферма, и местные жители остались без работы. Как, например, мама четверых детей Елена, которая трудилась на ферме дояркой. Ольга предложила ей заработать, ведь по бизнес-плану, поданному на грант, ей можно иметь два трудовых места на постоянной основе.

«Хотелось выть!»

Забираемся в «Соболь», и его хозяйка мчит нас на свою «плантацию». Дороги нет — сплошная грязь, но девушка уверенно крутит баранку и умело управляет грузовой машиной, маневрируя между ухабами и лужами. Наконец сворачиваем на поле. Летим по остаткам скошенной кукурузы, сшибаем высокий сухостой. Сорная трава царапает засохшими стеблями машину. Подпрыгиваем на кочках. А впереди, среди поросли, — чистый, словно выбритый невидимым цирюльником, огромный квадрат чёрной земли.



«Вот моё поле: 1,5 тысячи кустов малины, 900 кустов жимолости», — показывает своё хозяйство молодой предприниматель. Оля аккуратно обходит саженцы и, как воспитатель в детском саду, легонько дотрагивается до каждой головки-веточки. «Жимолость — самая первая, ранняя ягода. Она плодоносит даже раньше земляники. Сорта северно-западной селекции очень крупные, вкусные, сладкие. А малины у меня два сорта», — словно знакомит нас со своими питомицами фермерша.

К огромной радости начинающего предпринимателя почти весь посадочный материал прижился. Но в тяжёлых полевых условиях кустики долго не шли в рост. Сорняки изо всех сил старались выдавить молодняк.

«Поле зарастало стремительно. Мы убились на нём, пропалывая сорняки. Дёргали их вручную, скашивали, срезали. Гнус нас заедал. Это было настолько ужасно, что хотелось выть», — вспоминает Оля.



«Вот моё поле: 1,5 тысячи кустов малины, 900 кустов жимолости», — показывает своё хозяйство молодой предприниматель. Оля аккуратно обходит саженцы и, как воспитатель в детском саду, легонько дотрагивается до каждой головки-веточки. «Жимолость — самая первая, ранняя ягода. Она плодоносит даже раньше земляники. Сорта северно-западной селекции очень крупные, вкусные, сладкие. А малины у меня два сорта», — словно знакомит нас со своими питомицами фермерша.

К огромной радости начинающего предпринимателя почти весь посадочный материал прижился. Но в тяжёлых полевых условиях кустики долго не шли в рост. Сорняки изо всех сил старались выдавить молодняк.

«Поле зарастало стремительно. Мы убились на нём, пропалывая сорняки. Дёргали их вручную, скашивали, срезали. Гнус нас заедал. Это было настолько ужасно, что хотелось выть», — вспоминает Оля.

Минувшим летом всего за две недели она смогла организовать сбыт гороха в разных микрорайонах Перми. Покупатели буквально сметали стручковое лакомство с лотков — в среднем по 200 (!) кг в день. Так что к концу первой недели Оля работала уже по заявке. В четыре утра привозила своих работниц в поле, чтобы к восьми отвезти товар на рынок и успеть ещё на основное место работы — в сельскую администрацию. Этим летом Оля накормила пермяков тонной гороха. Правда, в 10 раз больше так и осталось на поле — не успели собрать. Девушка наклоняется к земле и показывает маленький зелёный росточек: «Смотрите, снова прорастает. Вот и вторая жизнь горошка».

Осталась на бобах

Предприниматель признаётся, что пока обогатиться на бобовой культуре не получилось — вся прибыль ушла на зарплату рабочим. За полтора месяца деревенские жители смогли заработать по 10 тысяч рублей. И это радует Олю больше, чем собственная прибыль. Единственное, что расстроило, — это накручивание цен перекупщиками.



«Мы сдавали стручки гороха по 120 рублей за килограмм, а они продавали уже по 250 рублей. Поэтому всё-таки лучше открывать свои палатки. Студентам можно предложить подработку на следующее лето в качестве продавцов. В 2019 году планирую устроить в Чуваках фестиваль зелёного горошка. И, конечно, нужно участвовать в сельскохозяйственных ярмарках», — продолжает собеседница.

И своя корова

Мы оставляем работниц в продуваемом северными ветрами поле, а сами возвращаемся на тёплом «Соболе» домой. Нужно ещё собрать старшего Макара на занятия. Фермер признаётся, что чеснок вообще-то в планы не входил. Но когда увидела, что полгектара хорошей и обработанной земли остались незасаженными, по-хозяйски стало жалко. Так к ягодам и гороху добавился ещё и жгучий овощ.

В дороге Оля рассказывает, что любит играть в шахматы. Это увлечение помогает ей выстраивать логические ходы и находить правильные решения.

«В голове у меня, как на поле: сплошное зонирование. Я и предприниматель, и общественник, и мама. Ягоды и горох — это сезонный заработок. Тем более что по бизнес-плану окупаемость по жимолости и малине наступит только через 4,5 года. А мне нужно думать о мальчиках: дать им образование, обеспечить счастливое будущее. Вот для этого веду подсобное хозяйство. Вернулась с работы, а мои курочки снесли четыре яичка. Я так счастлива, как будто их 44!» — смеётся Оля.

В семье Мищихиных большая радость — вечером им привезут корову. Теперь на всю деревню будет две бурёнки. Оля собирается делать сметану и осваивать хитрости сыроварения.

«Удивительно! Люди живут в деревне и покупают овощи в магазине! Называется «приплыли». Весной раздавала местным рассаду помидоров. Сейчас вот вожу зерно из сельхозакадемии. Продаю его по такой же цене, по какой сама покупаю, только чтобы была кормовая база для скотины. Стараюсь увлечь людей заниматься сельским хозяйством, чтобы у них было желание тоже попробовать. Хватит уже покупать антибиочное молоко! Давайте заводить коров.

И тогда уже не я одна буду делать сыр, а деревня Чуваки будет заниматься сыроварением. И этот продукт станет нашим брендом. Тем более что нашу деревню теперь знает вся страна», — сыплет идеями инициативный фермер.

Реальные Чуваки

Местные чиновники, познакомившись с энергичным новосёлом, пригласили Олю в сельскую администрацию, работать с жителями. И не прогадали. Она уговорила земляков из Чуваков пойти на самообложение. И теперь деревня не знает проблем с освещением. Пока другие поселения тонут в горах мусора, в Чуваках чисто. Местный ТОС, где сейчас председательствует Ольга, сам организовал сбор и вывоз мусора. Люди выходят на субботники. И вот-вот до Чуваков доберётся новая — асфальтовая — дорога вместо разбитой бетонки. Оле Мищихиной не сидится на месте.

У её дома мы выпрыгиваем из «Соболя». К Оле подходит соседка Настя. Она даже не предлагает, а констатирует: «Я тебе колёса на «Рено» хочу поменять. Где они лежат?» (накануне Оля заехала в автосервис, чтобы подготовить свою легковушку к зиме, но цены спугнули клиентку). Не успеваем оглянуться, а Настя уже поднимает домкратом машину.

«Это один из негласных моментов, — объясняет Оля. — Например, по выходным я отвожу детей из Чуваков на занятия музыкой в соседнюю деревню, а мне в это время поливают огурцы в теплице. Всё-таки один в поле не воин. Для меня самый большой капитал — люди. Такое богатство ни за какие деньги не купишь!»

И что-то подсказывает, что у Оли и её земляков-воинов всё обязательно получится. Кажется, что симпатичному фермеру неизвестно такое слово, как уныние. Да и разве можно унывать в самой весёлой деревне России?!

Анастасия Переверзева
Источник


Tags: Пермский край, предприниматели, сельское хозяйство
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg february 3, 18:05 60
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 11 comments