matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Открытое письмо С.Переслегина С. Кириенко об атомной гонке и стратегии Росатома


Уважаемый Сергей Владиленович!

 

            Я обращаюсь к Вам, поскольку обеспокоен ситуацией, сложившейся в «Росатоме» вокруг реализации федеральной целевой программы «Новая Технологическая Платформа» (ФЦП НТП). 

            Международная конференция ANUP 2010 10 – 13 октября 2010 года в Индии подтвердила мои предположения о том, что в мире началась «вторая атомная гонка». Очень четко это выразилось в позиции Индии, которая анонсировала не только строительство натриевых реакторов на быстрых нейтронах общей мощностью 350 ГВт, но и начала практическую работу по реализации ториевого замкнутого цикла. Может быть, еще более значимым было выступление США. Год назад, на конференции в Киото, американцы вообще не высказывали к теме быстрых реакторов и замкнутого цикла какого-либо интереса, кроме сугубо академического. Сейчас ситуация изменилась коренным образом. Не вдаваясь в технические подробности, скажу, что теперь у американцев есть выраженная позиция, четкая программа действий и принят ряд важных организационных решений. По-существу, они назначали единого Главного Конструктора всей системы энергетических объектов, объединенных в замкнутый топливный цикл. Современная американская стратегия в области развития ядерной энергетики опирается на новую прогностическую технику, созданную американскими «фабриками мысли». Важнейшим элементом этой техники является понятие «трансформирующего прорыва», причем речь идет о трансформации технологической и социальной сред[1].

            Необходимо учитывать, что в настоящее время в странах Европейского Союза происходит переход от концепции глобального потепления и безуглеродной экономики, которая оказалась не только научно несостоятельной, но и экономически бесплодной, к энергетическому рационализму.

            В настоящее время существует только два рациональных сценария развития энергетики:

  • «Угольный ренессанс», то есть рост угольной энергетики и тепловой атомной энергетики. Этот сценарий позволяет удовлетворить потребности человечества в энергии, но ценой ее обременения большими объемами отходов;
  • «Трансформирующий прорыв» в терминологии американцев или «атомный прорыв» в нашей терминологии. Это – переход к экологии замкнутых циклов (альтернативной экологии), сложным системам быстрых и медленных реакторов, а в перспективе – и реакторов-дожигателей. «Атомный прорыв» позволяет обеспечить человечество дешевой и сравнительно чистой энергией.

            В обоих сценариях будет всячески развиваться местная энергетика: бурые угли, сланцы, торф, в особых случаях – даже биотопливо, и, конечно, ветровая и солнечная энергетика. Но все эти виды энергетики, даже взятые в совокупности, не могут решить проблему энергетической недостаточности ни сегодня, ни, тем более, в перспективе. Это обусловлено низкой плотностью соответствующих видов энергии. Проще говоря, для того, чтобы удовлетворить энергетические потребности, например, Индии, ее придется всю застроить ветряками…

             К сожалению, есть люди, даже среди руководства «Росатома», которые все еще повторяют рассуждения некоторых западных экспертах о перспективах альтернативной энергетики: «Стоимость ветрогенерации сейчас заметно упала, «окно возможностей» для атомной энергетики закрывается, и быстрые реакторы нам уже не нужны», - не замечая или не желая замечать, что эта позиция на самом Западе уже дезавуирована. Еще раз обращаю Ваше внимание: проблема не в том, что ветровая и солнечная энергетика дороже атомной. Это – техническая проблема и она, надо думать, разрешима. Проблема в том, что плотность ветровой и солнечной энергии на поверхности земли очень низка, в результате чего «альтернативными источниками» нужно занимать очень большие территории. Это – физическая проблема, и она неразрешима, в принципе. Поэтому солнечная и ветровая генерация всегда останутся местными генерациями, хотя они, несомненно, будут развиваться, и их значение будет возрастать.

            Главные события, в любом случае, будут разворачиваться вокруг атомной энергетики. Уже сегодня можно с уверенностью сказать, что в мире развернулась борьба за будущий рынок атомных энергетических систем с замкнутым топливным циклом. С учетом сопутствующих рынков (опреснение воды, изотопы и т.д.) речь идет об очень больших деньгах, даже если не считать национального престижа (который тоже имеет свой финансовый эквивалент, и не малый).

            Россия («Росатом», что в данном случае одно и то же) имела преимущество на старте этой гонки. Преимущество это выражалось в многолетнем опыте работы с натриевым быстрым реактором БН-600 и в существовании «лодочного» свинцово-висмутового реактора, на базе которого спроектирован реактор средней мощности СВБР – 75\100.

            Так вот, сегодня этого преимущества уже нет.

            Индия заканчивает создание реактора-прототипа БН-500, за которым следует уже начатая постройкой серия быстрых реакторов. При этом Индия изначально планирует пуск своих быстрых реакторов на МОХ-топливе, в то время, как у нас продолжаются дискуссии относительно возможности или невозможности сделать это. Индия, поставив своей целью коммерчески выгодное замыкание топливного цикла, анонсировала переход к металлическому топливу, у нас работы по «металлу» свернуты и поставлены в зависимость от зарубежного заказа. СВБР остается нашей единственной возможностью вырваться вперед и закрепить за собой, по крайней мере, значимый рынок быстрых реакторов малой и средней мощности. Работы по этому направлению ведутся, но, как сказал бы Наполеон: «с медлительностью, которой нет имени».

           

Ускорению работ по быстрым реакторам, отнюдь, не способствует конфликт, развернувшийся в последнее время вокруг Димитровградского НИИАРа.

            Сергей Владиленович, я не вчера родился и понимаю, что в наше время всемерного укрепления «вертикали власти» подобные пиар-акции не разворачиваются без ведома руководства (если это не так, то тут у меня «слов нет, во всяком случае, цензурных», но тогда это – уже не моя, а Ваша проблема). Есть, однако, разница в ситуациях: «по прямому приказу», «по желанию», «по попустительству». Мне представляется, что в данном случае официозный сайт «Проатом»(www.proatom.ru) действовал, скорее, «по попустительству руководства «Росатома».

            На мой взгляд, действия «Проатома» инспирированы теми силами в руководстве корпорации, которые не заинтересованы в успехе работ по «быстрым реакторам», но зато заинтересованы в контроле денежных потоков в рамках ФЦП НТП. Впрочем, может быть, речь идет и о более простом: «не трогайте нас, дайте спокойно доработать до пенсии[2]» - откровенно говоря, не знаю, что хуже.

            Коннотации «атомного прорыва» предъявляют очень серьезные требования к персоналу корпорации. Особенно – к инженерному персоналу. Особенно – к молодым инженерам. И, прежде всего, к молодым инженерам такого структурообразующего предприятия, как НИИАР, на котором пересекаются работы по исследовательским реакторам (существующие БОР-60, СМ и т.д., проектируемый МБИР), по реактору СВБР, по МОХ-топливу, по переработке ОЯТ и замыканию топливного цикла.

            В этой связи мы развернули для НИИАРа цикл занятий по основам теории систем, стратегии, экономике (в том числе, по новой области – экономике замкнутых циклов), психологии и коммуникации, системному подходу к инженерным задачам, управлению карьерой, прогнозированию (в частности, прогнозированию развития энергетики и энергетических рынков), ряду других значимых вопросов. Своей главной задачей мы считали восстановление онтологической «рамки» мышления молодых специалистов, для чего провели в августе 2010 года «Русскую Онтологическую Школу» (РОШ).

            Проведение Школы было согласовано с директором НИИАР А.В.Бычковым с П.Г.Щедровицким[3]. В работе Школы принимали участие известные эксперты, в т.ч. В.Никитин, Ю.Чудновский, О.Бахтияров, К.Еськов, О.Матвейчев, Ю.Грязнова и другие (думаю, что многих из перечисленных Вы хорошо знаете лично). Вся Школа полностью оцифрована, при желании Вы можете ознакомиться, как с краткими выжимками из выступлений, так и с полными текстами. Весьма вероятно, что часть материалом Школы будет опубликована.

            Всем участникам Школы представляется, что она была одним из самых значимых и интересных философских семинаров за всю современную историю России. При этом нужно иметь в виду, что по своей направленности, по своим целям, по логике своего проведения Школа не столь уж сильно отличалась от тех мероприятий, которые кадровые службы «Росатома» проводят довольно регулярно, в том числе, и в Димитровграде. Во всяком случае, любой непредубежденный наблюдатель придет к выводу, что если РОШ заслуживала той критики, которая была опубликована на сайте «Проатом», то точно также все критические замечания можно отнести к любой из кадровых школ, к любому из оргдеятельностных семинаров «Ростатома».

            И представляется совсем уж странным, что это мероприятие, не суть важно, удачное или неудачное, связывается отдельными лицами (назову «засветившуюся» фамилию главного редактора журнала “Атомная стратегия” господина Двойникова) с назначением нового директора НИИАРа.

            Давайте согласимся, что ставить вопрос о руководстве институтом, насчитывающим 4500 сотрудников и 6 атомных реакторов в зависимость от одной учебно-методологической конференции, по крайней мере, абсурдно. Формально, этого никто и не делает. Но неофициально статьи «Проатоама» цитируются вкривь и вкось, в результате чего «создается мнение».  

            Какое мнение?

            Такое, что НИИАРу нужен руководитель со стороны. То есть, назовем вещи своими именами: кому-то нужен человек, не связанный традициями института, не знающий его специфики, не понимающий его задач. Но, видимо, способный «правильно» управлять финансовыми потоками, которые уже идут через НИИАР, и пойдут в гораздо большем объеме в связи с реализацией ФЦП НТП и развертыванию работ по формированию атомного индустриального кластера в Ульяновской области. Под словом «правильно», я, отнюдь, не имею в виду прямой «распил денег» - уголовщина в наше время не приветствуется, и за реализацию ФЦП «Ростатом» отвечает перед правительством и президентом РФ. Просто всегда есть возможность сильно сэкономить средства за счет научных и инженерных кадров, показать прекрасную отчетность, вполне законно получить весомые бонусы и своевременно уволиться – до того, как потребуется продемонстрировать реальные, а не финансовые и не бумажные результаты.

            Может быть, мои опасения преувеличены, и на должность руководителя НИИАРа придет достойный человек и хороший специалист. Но даже в этом случае неизбежна существенная потеря темпа на «притирку», на что в условиях «новой атомной гонки» у нас нет времени.

            Откровенно говоря, худшая НИИАРовская кандидатура в сложившихся условиях предпочтительнее, чем самая лучшая внешняя.

            И, во всяком случае, абсурдной является ситуация, когда вопрос о руководстве институтом ранга НИИАРа обсуждается с подачи пиар-отдела, вернее каких-то не имеющих ни статуса, ни позиции людей, как-то связанных с пиар-отделом.

            Кстати, если опубликованные на «Проатоме» статьи действительно отражают уровень мышления  корпоративных структур по связям с общественностью, то грядущее двадцатипятилетие Чернобыля должно вызывать у Вас беспокойство.

            У меня, во всяком случае, вызывает.

            Что это за детский сад писать: «и мы больше не хотим вести эту дискуссию» в тот момент, когда любому наблюдателю, даже самому предубежденному, ясно, что они не могут продолжать дискуссию. Ну, хорошо, чтобы не нанести ущерба корпорации я промолчу и уговорю свою команду не обращаться в суд. Но я – свой. А что они будут делать, когда, ближе к апрелю 2011 года, начнут выступать умные, проплаченные евросоюзом «зеленые»?

            Пока не поздно, избавьте Корпорацию от «двойниковых».

 

            С уважением:

Переслегин Сергей Борисович

             

             

           

                 



[1] В РФ средовой подход к прогнозированию был предложен группой «Конструирование Будущего», обсужден на международной конференции в Люцерне (Швейцария) в ноябре 2008 г., озвучен на международных конференциях в Москве в декабре 2008 г., и в Сазери-Лассаль (Нормандия, Франция) в июле 2009 г., подробно описан в книге «Новые карты Будущего или Антирэнд» (М., 2009).

[2] Неофициальное заявление одного из руководителей корпорации «ТВЭЛ» в ответ на предложенную        П.Г. Щедровицким программу развития этой корпорации.

[3] Петр Георгиевич Щедровицкий был приглашен на Школу. К сожалению, он не смог приехать, что лишило мероприятие уникальной дискуссии об основаниях методологии между ним и В.Никитиным с участием моим и Ю.Грязновой, вернее, заставило провести эту дискуссию в усеченном варианте.

 


Tags: Россия, атом, будущее, конфликт, стратегии, хай-тек, хай-хьюм
Subscribe
promo matveychev_oleg february 3, 18:05 60
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments