matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

Национальный Рейтинг Губернаторов (Итоги 2018 года)



Центр информационных коммуникаций «Рейтинг», в рамках проекта «Национальный рейтинг», опубликовал итоговое за 2018 год исследование, посвященное оценке деятельности глав субъектов Российской Федерации.

Объектом исследования являются руководители субъектов Российской Федерации. Хронологические рамки рейтинга охватывают весь 2018 года, но в нём оцениваются только те главы регионов, которые находятся на своём посту на момент публикации исследования.

Результаты «Национального рейтинга» получены на основании заочного анкетирования, заочных и очных опросов представителей экспертного сообщества.

Заочные экспертные опросы проводились с использованием некоторых положений методики Уильяма Гордона («Синектики»). Ключевой являлась установка «Синектики» о повышении уровня оценок в случае привлечения в качестве респондентов не только экспертов узкой специализации, но людей абсолютно разных с профессиональной точки зрения. Таким образом, в «Национальном рейтинге губернаторов» сознательно задействован максимально широкий круг экспертов самой широкой профессиональной и социальной принадлежности. Такой их состав позволяет сделать результаты исследования наиболее демократичными, наиболее приближенными к мнению «простых людей» с понятной поправкой на большую информированность и способность к анализу представителей экспертного сообщества.


Анкеты, рассылаемые экспертам, не только дают им возможность формально оценить работу того или иного регионального главы, но и предлагают обосновывать свои выводы. Подобные обоснования позволяют более детально выявить причины успеха или неудачи тех или иных руководителей субъектов РФ.

Конфиденциальный статус заочного анкетирования является важным способом повышения искренности респондентов. Те эксперты, которые хотели публично высказать свое мнение, по согласованию с редакцией ЦИК «Рейтинг», получали такую возможность. Следует иметь в виду, что издатели периодически предоставляют слово и тем экспертам, позиция которых противоречит общим выводам исследования. Порой на страницах рейтинга одновременно высказываются эксперты, представляющие прямо противоположные мнения. Подобная практика является осознанной и позволяет публично представить максимально широкий спектр мнений сообщества. Эксперты, публично высказывающиеся в «Национальном рейтинге», делают это, не зная итоговых результатов исследования.

В таблицах «Национального рейтинга губернаторов» отмечаются предшественники только тех глав регионов, которые вступили в должность в 2018 году.

Для формата и целей исследования признано лишним акцентировать внимание на нюансах статуса руководителей субъектов («и.о.», «временно исполняющий» и т.п.).

Сергей БЕЛОКОНЕВ
Руководитель Департамента политологии и массовых коммуникаций Финансового университета при правительстве РФ. Депутат Государственной Думы (2007-2011 гг.). Глава Федерального агентства по делам молодежи (2012-2014 гг.)


2018 год был непростым для российской экономики, а 2019-й не сулит серьезных изменений к лучшему. Основные доходы российской экономики сырьевые, а второе полугодие ознаменовалось для России коррекцией в сторону снижения цены на нефть. Поэтому есть определенные риски сохранения подобной тенденции и в начале 2019 года. Соответственно ресурс на проведение поддерживающих мер социальной политики будет весьма ограничен. Российская экономика весь год «топталась» около нуля, а по некоторым позициям даже ухудшалась.

Сохраняются внешние риски для нашей экономики от международных санкций и в целом от того, что Россия за последние несколько лет постепенно отключалась от мировой внешнеэкономической деятельности. Наш банковский сектор потерял прежние возможности, в том числе и право брать кредиты в мировой банковской системе. Модель экономического развития первого десятилетия века до 2008 г. и до 2014 г., сегодня не работает. Новый источник инвестиций не найден, как и не сформирована новая экономическая модель для развития страны.

Те очень правильные задачи, поставленные несколько лет назад президентом – по деоффшоризации российской экономики, которые могли хоть как-то компенсировать выпадающие ресурсы и вернуть деньги в Россию, — не реализовываются желанными темпами.

Все перечисленные проблемы, помноженные на жесткую политику российских властей, Центробанка РФ, кабинета министров, не сулят улучшений в ближайшее время. Ситуация усугубляется и внешнеполитической обстановкой у границ (Украина).

Вышеперечисленные трудности напрямую сказываются на ситуации в российских регионах, а также вызывают соответствующую рефлексию населения. Люди голосуют ретроспективно, а ретроспективное голосование приводит к оценке правящей партии власти, и оценки эти ставятся не такие комплиментарные, как ранее. Поэтому, в том числе, в некоторых регионах Единая Россия проиграла выборы разных уровней. И это относится не только к четырем провалившимся кандидатам в губернаторы от ЕР, но и к провалу на выборах в региональные парламенты.

В 2018 году произошла беспрецедентно массовая смена руководящего состава регионов. Департамент политологии Финансового университета при Правительстве РФ на своих экспертных сессиях в течение этого года, в общем-то, предсказал большинство из этих смен. Все они имели определенные причины и были очевидны. Как, например уход губернаторов, давно пересидевших в своем кресле. Это отставка губернатора Курской области, отчасти и уход главы Липецкой области (хотя Олег Петрович Королев реализовал много инновационных проектов). Астраханский губернатор Жилкин был довольно интересен и продуктивен на своей позиции, но последние годы не всегда был последователен в подборе команды на региональном уровне, что, видимо, и сыграло определенную роль в его губернаторской карьере…

Главы регионов, оставшиеся у руля и вновь прибывшие, должны понимать, что скоро ситуация в экономике не улучшится. Должны исходить из того, что государство не пойдет по пути смягчения кредитной политики. Поэтому нужно сконцентрировать усилия на поиске внутренних резервов. Стоит обратить внимание на предпринимательство, опираться на потенциал внутри региона, создавать условия для развития местного бизнеса. Так же стоит обратить внимание на российские корпорации, обеспечив условия для расширения их программ развития. Все это укладывается в рамки поставленной президентом Владимиром Путиным задачи по расширению несырьевого экспорта из России. Те губернаторы, которые могут предложить мировым рынкам высококонкурентную продукцию, должны задаться вопросом – а что может помешать их предприятию, которое находится на их территории, увеличить в разы объем производства? И при выявлении технических или инфраструктурных, кадровых проблем обеспечить их решение.

Губернаторам стоит уделить особое внимание тем сферам, которые будут развиваться вне зависимости от государственных вливаний в экономику: промышленность, образование, здравоохранение и сельское хозяйство. Создать в этих четырех направлениях максимальные условия сильным местным игрокам.

Помимо чисто экономических противоречий заметно обостряется конкуренция между федеральными элитными группами. Мы наблюдаем трения между бывшим руководителем внутренней политики, ныне спикером ГД Вячеславом Володиным и действующим руководством в Администрации президента, курирующим внутриполитический блок. В то же время усиливаются партии парламентской оппозиции – и КПРФ, и ЛДПР, а в Единой России происходит смена элит. Поэтому в ряде регионов можно прогнозировать улучшение результатов оппозиции на выборах, но общей картины этот тренд, думаю, не изменит. Авторитет власти и президента довольно высок. И это будет залогом сохранения консенсуса и стабильности.

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ
Председатель Либерально-демократической партии России (ЛДПР)


2018 год принёс ЛДПР сразу две победы на губернаторских выборах. Мы доказали, что граждане нашей страны могут выбирать кандидатов разных политических сил, а это признак хорошего здоровья всего нашего политического существа.

Однако не все так гладко. Не успел наш губернатор во Владимирской области Владимир Сипягин в кабинет войти, только начал команду формировать, а ему уже палки в колеса ставят. Заместители губернатора, оставшиеся после Светланы Орловой, откровенно саботируют работу в регионе, специально делают все, чтобы ухудшить положение дел, а по телевидению во всем обвиняют нашего губернатора.

И месяца не прошло с победы в Хабаровском крае нашего депутата Сергея Фургала, как его попытались заставить выйти из ЛДПР!

С другой стороны, в Приморье кандидат от власти Олег Кожемяко все-таки занял первое место на выборах губернатора, хотя наш кандидат Андрей Андрейченко набрал более 25%. Я специально не говорю, что Кожемяко победил, потому не юристы должны определять победу на выборах, а настроения в обществе после голосования. А если бы жители Приморья были рады его избранию – они все ехали бы утром в понедельник на работу радостными, а они – хмурые. Никто не бросился отмечать победу Кожемяко, никто не спешит его поздравлять. Но почему? Потому люди чувствуют, что их заставили проголосовать, надавили, не оставили вариантов.

И так много где. Представители «Единой России» идут на выборы как самовыдвиженцы, почти нигде не улыбаются после выборов, не радуются своей победе. Оппоненты никогда не поздравляют их с победой, хотя это принято во многих других демократических странах.

Но, в конечном счете, мы действительно хотели бы сделать такую избирательную систему, чтобы искренне радоваться не только своим успехам на выборах, но и победам наших оппонентов, если она действительно удовлетворяет граждан. Люди должны ощущать, что спокойно избрали главу или депутатов, и никого им не навязали, ни к чему не принудили.

Павел САЛИН
Политолог, директор Центра политологических исследований Финансового университета при Правительстве РФ


Для губернаторского корпуса год прошел напряженно, хотя, впрочем, власть и обстоятельства как минимум с 2015 года держат регионы в постоянном напряжении. Для чиновников на местах можно выделить два ключевых события, которые стали проверкой на прочность их позиций, и
оба — выборы. Первое — выборы президента, когда на достижение результата были брошены все ресурсы. Поскольку этот результат превзошел все ожидания, то и особых претензий к губернаторскому корпусу не было. Слухи о том, что будут наказывать губернаторов, где результаты сильно отличались в худшую сторону от общероссийских, так и остались слухами.

По итогам президентских выборов, как в губернаторском корпусе, так и во власти в целом верх взяли неоправданно оптимистичные настроения, и, как показали осенние выборы, зря. Губернаторы (как и власть в целом) ожидали неприятных неожиданностей от весенних выборов, а они пришли осенью. В итоге это привело к изменению правил игры для губернаторов (неформальных KPI, по которым их деятельность оценивает федеральный Центр), причем пока до конца не понятно, что точно из себя представляют эти правила.

Реванш власти на выборах в Приморье дал ей временную передышку, как максимум, — до лета (старт новых губернаторских кампаний), как минимум, — до марта-апреля (если в стране случится новый всплеск протестных настроений, что обычно наблюдается весной). Скорее всего, тогда власть и определится окончательно с новыми правилами игры, от чего будут зависеть параметры второго этапа (первый был осенью) ротации губернаторского корпуса с прицелом на ЕДГ- 2019.

Однако уже сейчас ясны два момента. Первый — значимость губернаторов на местах в модерировании повестки, которая влияет на социальное самочувствие населения и уровень его протестной активности, заметно выросла. Пока не совсем понятно, как необходимость тонко чувствовать и оперативно реагировать на динамику массовых настроений на местах будет сочетаться с продолжающимся выстраиванием «вертикали», в которой губернаторский корпус теряет последние признаки самостоятельности — как де-юре, так и де-факто. Как будут реагировать на сигналы «снизу» чиновники, которым для аппаратного выживания необходимо ориентироваться исключительно на сигналы «сверху»? В принципе, эту дилемму можно попытаться решить (не факт, что получится), административным способом, укрупнением регионов (до 10 — 15 — 20), о чем в последнее время циркулируют слухи, но если такое решение и будет реализовываться, то, скорее всего за пределами наступающего 2019 года.

Второй момент — в оценке деятельности губернаторов со стороны Москвы заметно выросла значимость такого критерия, как способность контролировать протестную активность, на чем все более активно пытаются играть их оппоненты. Например, заметна попытка под этим соусом запустить кампанию против главы Ленинградской области Александра Дрозденко, и не факт, что она завершится неудачей.

Можно сделать два основных прогноза относительно губернаторского корпуса на первую половину 2019 года. Во-первых, ротация губернаторов продолжится, точный список кандидатов «на вылет» — пока вопрос открытый. Второе — жизнь для глав регионов легче не станет, обязанностей и ограничений будет все больше, а ресурсов — столько же, если не меньше.

Сергей СТАРОВОЙТОВ
Политолог, политтехнолог. Генеральный директор федеральной экспертной сети «Клуб регионов»


Самая яркая тема этого года, связанная с губернаторами – выборы. Под знаком губернаторских кампаний прошёл практически весь год, начиная с отставок, текущих выборов и незапланированных повторных избирательных историй, как в Приморье.

Стоит отметить так называемое изменение политической реальности, связанное с неожиданными результатами выборов глав сразу четырех регионов – Владимирской области, Республики Хакасия, Хабаровского края и Приморья. Незапланированный итог связан с трансформацией сознания местных элит, политических партий и понимания того, что авторитет и рейтинг президента России напрямую не переходит его назначенцам.

Оказалось, что провал кандидатов, поддержанных федеральной властью, отнюдь не означает падение рейтинга главы государства, как ошибочно это воспринимает часть аудитории. Рейтинг президента остаётся беспрецедентно высоким, а вот в рейтинг креатур он не укладывается: избиратели начали отделять президента и тех, кто выдвигается при его одобрении.

Вторая региональная тенденция года связана с неудачным пенсионным маневром федерального центра, за который напрямую ответила партия власти, с которой так или иначе связано большинство глав российских субъектов. Единая Россия существенно потеряла в рейтингах – разочаровав непопулярным решением часть избирателей, буквально омрачив образ их будущего. Идеология партии оказалась подточена, а мобилизационных ресурсов не оказалось – поэтому в некоторых регионах возникли проблемы с поддержкой региональных властей на уровне региональных парламентов.

Третий важный момент – нарастание милитаристской риторики, ощущение общей нестабильности, рост цен на топливо и тарифы ЖКХ – то есть ситуация постоянной политической турбулентности и ухудшения экономических условий для жителей подавляющего числа регионов РФ. Все большее число губернаторов столкнулось с проблемой внутренней миграции, люди стремятся уехать в более благополучные регионы – Москву, Санкт-Петербург. Главам регионов предстоит бороться с этим вызовом.

При всех названных трудностях, региональные руководящие команды попали под серьезный правоохранительный прессинг. Уходящий год был богат на аресты и уголовные дела против чиновников высшего звена российских субъектов. Фактически был открыт сезон охоты на региональных чиновников. При этом уголовные дела заводились, например, за факт формирования избирательных фондов вице-губернаторами, понятно для какой партии и под какие задачи. И, тем не менее, они были наказаны. Конечно, такая межведомственная «война», с одной стороны, пристальное внимание и критика того же ОНФ, с другой, лишает мотивации: чиновникам нечем ответить силовикам.

Под вопросом оказалась и сама ещё довольно свежая идея реформаторства технократии. На наших глазах разворачивается дискуссия об оправданности технократичного подхода к управлению территориями. Не потому что люди неопытные приходят к власти, а потому что приезд «варяга-технократа» в регион зачастую лишает местные элиты всех социальных лифтов. Пока это приводит к ропоту недовольства на уровне Заксобраний и Горсоветов, в то время как губернаторы апеллируют к поддержке первого лица государства, которое они представляют на территории. Слишком частая спекуляция именем президента уже не убеждает региональные элиты, которые мобилизуют свои возможности для противостояния диктату «пришельцев» и организации влияния на политические процессы.

Все эти тенденции, думаю, в будущем году получат своё продолжение. Губернаторам придётся искать свой путь в условиях реформы политического управления регионами и в новых экономических условиях, отвечать на старые и принимать новые вызовы времени.

Ростислав ТУРОВСКИЙ
Политолог, вице-президент Центра политических технологий


Минувший год оказался для российских губернаторов очень контрастным. С одной стороны, начало года ознаменовалось успешной мобилизацией избирателей в поддержку президента В.Путина. Понятно, что роль губернаторов в кампании имела скорее вспомогательный характер, и главным фактором успеха стала личная популярность главы государства. Но на региональном уровне важно то, что по итогам выборов явных провалов не было нигде. И лишь относительно слабые результаты президента в Якутии и Алтайском крае обернулись отставками глав этих регионов. В целом же откровенно проблемных территорий в стране не оказалось.

С другой стороны, вторая половина года продемонстрировала новый рост протестных настроений, вызванный не только запуском непопулярных решений со стороны федеральной власти, но и претензиями, которое общество стало активнее предъявлять региональной власти в связи с множеством нерешенных проблем. В этом оказался своего рода «обратный эффект» президентской кампании – поддержав В.Путина, общество стало искать «виновников» существующих проблем, а на эту роль всегда напрашивается местное начальство.

Новая ситуация показала, что губернаторам после президентской кампании не только нельзя расслабляться, но и необходимо энергично работать над укреплением своих позиций на местах. Однако для этого многим не хватает опыта, навыков, да и просто понимания общественных настроений. Сентябрьские выборы продемонстрировали снижение поддержки «Единой России», а для губернаторского корпуса имели противоречивые результаты: часть губернаторов прошла через это испытание вполне успешно, но уровень поддержки не был феноменальным, а в ряде регионов главы потерпели поражение. Тем самым уровень политического контроля на территории и качество работы губернаторов и их команд в сфере внутренней политики и информационном поле оказались не такими уж высокими, а в ряде случаев – просто провальными.

При этом примечательно, что новая дестабилизация общественно-политической ситуации произошла, прежде всего, в провинции, где население острее воспринимает и переживает свои социально-экономические проблемы и больше нуждается в поддержке со стороны государства. Напротив, в Москве С. Собянину удалось вполне успешно избраться на пост мэра, несмотря на ту же пенсионную реформу, а также и на начатый в городе процесс реновации, с которым поначалу многие эксперты связывали большие риски.

На этом фоне постепенно вырисовываются перспективы работы губернаторов в будущем и последующих годах. Федеральный центр обновил критерии эффективности губернаторской деятельности и стал активнее включать региональных руководителей в процессы реализации майского указа президента и национальных проектов. Но здесь губернаторам уготована участь исполнителей, тогда как со своей стороны инициативу они проявлять не торопятся, а многие и не хотят этого делать. Вопрос об эффективности работы губернаторов в общественно-политической сфере остается открытым и решать его сложнее, учитывая, что в России нет какого-то общего подхода, нет и формальных критериев, и всегда важно понимать и учитывать региональную специфику. Недавние выборы в Приморском крае показали, что политические тенденции в регионах можно «вернуть» под контроль, а протест не имеет необратимого характера и может быть погашен. Однако это не повод говорить о преодолении «временных трудностей». Внутренняя и информационная политика в регионах остаются проблемными направлениями и нередко вызывают обратный эффект в связи с отсутствием политической гибкости и диалога. И здесь реально действующие механизмы взаимодействия региональной власти и общества придется вырабатывать, в некоторых регионах – практически с нуля.

Алёна АВГУСТ
Политтехнолог, специалист по связям с общественностью


Губернаторский корпус в 2018 году не только обновлялся планово, но и, как показали нам сентябрьские выборы, порою довольно неожиданно. И если первое — запланированная ротация в рамках стратегии обновления кадров, то второе — результат многих факторов и, со своей стороны, фактор, который будет влиять на все последующие оценки работы губернаторского корпуса и результаты последующих выборов.

Таким образом, сегодня среди губернаторов представлены как долгожители (прямо скажем, их все меньше), молодые технократы и опытные профессионалы — новоизбранные и недавно назначенные (это и пришедший из бизнеса Сергей Цивилев, и «человек из Росатома» Валерий Лимаренко), а также «нежданчики» Сергей Фургал, Владимир Сипягин и Валентин Коновалов (причем неожиданной их победа была как для федерального центра, так и для них самих, надо признать).

А значит, при всем стремлении сделать губернаторский корпус командой топ-управленцев по примеру корпорации, мы все же имеем команду довольно разношерстную, с разным опытом управленческим и политическим.

Вызовами для губернаторского корпуса стали как вопросы экономического плана — необходимость развития производств, поддержка предпринимательства, так и смешавшие «привычную карту будня» вопросы пенсионной реформы, повышения тарифов, налоговые нововведения и прочее. И как выясняется, наиболее ценным ресурсом для руководителей регионов становится возможность решать вопросы на самом высоком уровне (умение вести переговоры, личные контакты), так и навыки проектного управления, столь востребованного в современном мире. Надо отметить, что и сами губернаторы — продукт поиска в ситуации кадрового голода, и им приходится выживать в ситуации нехватки кадров не только профессиональных, но и мотивированных, готовых к сложной работе в сложных условиях. А посему системные проекты по раскрутке маховика социальных лифтов по типу конкурсов «Лидеры России» и их региональных реплик — казались очень нужной историей. Страна велика, талантов много, только вот найти их всегда было проблемой, которую и решают данные конкурсы.

Михаил БОЧАРОВ
Социолог, заместитель генерального директора Института региональных проблем


В ноябре — декабре 2018 года снова был подтвержден курс Кремля на поддержку инфраструктурных проектов. В выступлении В. Путина на организованном ВТБ Инвестиционном форуме «Россия зовет!» подтверждены планы властей «кратно нарастить усилия, повысить связанность страны удобными, безопасными коммуникациями». Эти проекты будут реализованы в приграничных регионах в перспективе 2019−2024 годов. Такое внимание вполне может стать одним из оснований для укрепления руководства таких субъектов РФ кадрами, зарекомендовавшими себя в ходе работы в других частях страны или федеральных органах власти. В то же время весьма вероятен рост внимания правоохранительных органов к выявлению нарушений при реализации различных проектов с госучастием. В 2019 году в центре подобного внимания окажутся как регионы Дальнего Востока, так и территории Северо-Запада, а также Кубань и Крым.

Расширенное заседание президиума Госсовета в Ялте, посвященное национальным целям и стратегическим задачам развития страны до 2024 года, показывает внимание Кремля к задачам формирования социальной инфраструктуры. Специальный акцент был сделан на ситуации в малых населенных пунктах («поселках и деревнях»). Такая постановка вопроса накладывает дополнительную ответственность на губернаторов, делая более рискованными для них жалобы на недоработки в развитии социальной инфраструктуры именно жителей таких населенных пунктов.

В то же время утечки из Администрации Президента о поправках к Конституции и сокращении субъектов Федерации до 20 (озвучивал политолог Валерий Соловей) ставят под вопрос статус недавно назначенных и. о. губернаторов и заставляет говорить о еще более техническом характере их деятельности. Отчасти это подтверждают выборы в Приморье, где победил Олег Кожемяко, публично ратующий за объединение с Сахалином. Эти декабрьские выборы и их результаты обеспечивали те же люди, деятельность которых 3 месяца назад была признана позорной. Чтобы хоть как-то приблизиться к коммунисту Ищенко, «оседлавшему» летне-осеннюю протестную волну, Кожемяко пришлось совершать популистские подвиги, например, отменять обязательную установку ГЛОНАСС на ввозимые подержанные автомобили, и принимать на себя обязательства, по осторожным оценкам экспертов, тянущие на 100 млрд. рублей (второй бюджет Приморья).

Появление новых фигур в руководстве Общероссийского народного фронта создает дополнительные возможности для укрепления влияния этой структуры, в том числе на уровне регионов. В Центральный штаб ОНФ вошел Михаил Развожаев, который, работая на посту врио главы Хакасии, продемонстрировал способность к прямой коммуникации с жителями наиболее проблемных населенных пунктов региона. Вполне возможен дополнительный рост внимания ОНФ на деятельность органов власти муниципального уровня. Это вполне сочетается с усилением интереса «Единой России» в съездовский период как к партийным проектам в сфере общественного контроля за работой чиновников, так и к «дифференциации разворота в регионы»: эта задача предполагает более напряженную работу федеральных структур партии с проблемами не только регионального, но и местного уровня. Съезд партии зафикси ровал усиление представительства управленцев с опытом работы на муниципальном уровне в федеральных структурах «Единой России».

В целом ряде регионов и муниципальных образований, где осенью 2018 года победили представители оппозиции, усиливается аппаратное влияние «Единой России» и связанных с ней фигур. Так, одним из первых решений вступившего в должность председателя правительства Хакасии Валентина Коновалова стало назначение своим первым заместителем, курирующим финансово-экономический блок, депутата фракции «Единая Россия» в Верховном Совете республики Андрея Асочакова, а мэр Якутска Сардана Авксентьева вошла в число сторонников партии. Включение победившими оппозиционными политиками в свои команды управленцев, связанных с «Единой Россией», объясняется ограниченностью собственных кадровых резервов и желанием подыграть В. Путину, поддержавшему правящую партию на съезде. Конечно, подобная тактика ранее не связанных с «Единой Россией» губернаторов и мэров не является панацеей от втягивания их во внутриэлитные конфликты в будущем, но она позволяет снять многие противоречия на том этапе, когда позиции для переговоров у таких политиков, недавно получивших поддержку избирателей, еще достаточно сильны.

Сейчас начинает выстраиваться конфигурация региональных выборных кампаний следующего года. На этом фоне происходит активизация внутриэлитных конфликтов в тех регионах, которыми руководят губернаторы, уже прошедшие через выборы, так как врио примерно в первые два месяца после назначения — благодаря авторитету Центра — получают определенный запас устойчивости, и информационные кампании против них, как правило, вступают в активную фазу в более поздний период. В конце года обостряются затяжные региональные конфликты, выходят на публичный уровень усилия влиятельных игроков по изменению внутриэлитного баланса в регионах, где в следующем году пройдут избирательные кампании.

Первый сценарий реализуется в Севастополе, где депутат заксобрания Алексей Чалый прямо призвал к скорейшей отставке губернатора Дмитрия Овсянникова. Второй — в Марий Эл, где глава республики Александр Евстифеев подверг критике депутатов Госсобрания от КПРФ, хотя в 2017 году выходил на выборы, сделав депутата Госдумы РФ от этой партии Сергея Казанкова одним из кандидатов в Совет Федерации по квоте исполнительной власти.

Опять подвергался сомнению муниципальный фильтр на выборах губернаторов.

На заседании совета по развитию гражданского общества и правам человека при главе государства выступил член совета, профессор Высшей школы экономики Илья Шаблинский. Он заявил, что муниципальный фильтр на выборах губернаторов не способствует конкуренции, поскольку «фильтр этот нужен именно для того, чтобы отсекать наиболее сильных кандидатов – об этом знают сегодня все». «В Приморье отсекли Ищенко – победителя выборов, которые признали недействительными, во Владимирской области – нашего бывшего коллегу Шевченко – он там, по опросам, лидировал, в Бурятии в прошлом году – Вячеслава Мархаева, и так далее», – сообщил Шаблинский.

Спикер предложил если не отменять фильтр совсем, то хотя бы дать право муниципальным депутатам ставить подписи в поддержку всех достойных кандидатов, а не только какого-то одного. К слову, именно из-за двойных подписей на выборах губернатора Владимирской области не допустили кандидата от КПРФ Максима Шевченко.

Путин на это выступление заметил, что «гораздо более жесткие» фильтры якобы есть «во многих странах» (в каких – не сказал), тем самым дав понять, что отменять муниципальный фильтр никто не собирается. Тем более что это не стало препятствием для поражения даже действующих губернаторов на прошедших выборах. Президент Владимир Путин поставил в пример Владимирскую область как образец того, что муниципальный фильтр на выборах губернаторов не мешает демократии. Правда, фамилию победившего Владимира Сипягина глава государства не назвал.

Андрей КОЛЯДИН
Политолог. Начальник департамента региональной политики Администрации президента РФ (2009-2010 гг.)


Этот год был особенным. Главным событием политического сезона, к которому готовились на протяжении нескольких лет, стала президентская гонка. Так или иначе, и губернаторы были ориентированы на президентские выборы. Поэтому часть отставок глав регионов была приурочена именно к выборам первого лица. Главы, которые не смогли совладать со своими элитами, которые не управляли своими территориями электорально и политически, покинули свои места, а им на смену были назначены так называемые «молодые технократы».

Хорошо, что идея назначения молодых технократов и вообще «озеленение» губернаторского корпуса, всё-таки начала отступать в этом году. Клич – «давайте уволим всех мудрых опытных и интересных, незаурядных и наберём школьников, умеющих прыгать со скалы, а потом они сами научатся», к величайшему счастью для нашей страны, сходит на нет. Есть и определенные нюансы, связанные с молодыми руководителями регионов — молодой человек пришёл в ЯНАО взамен Дмитрия Кобылкина, молодой человек вопреки мнениям и идеям власти (Коновалов) —
в Хакассии. Но это уже не целенаправленная подготовка по омоложению региональных руководящих кадров. Просто так случилось. В первом случае предшественник уходил на повышение, во втором – балом правил протест, но это не было продуманным желанием заменить сильных-опытных молодой партией. Эта тенденция несколько отошла, чему я очень рад. Потому что губернатор — это не молодость. Это мудрость, умение влиять на электоральные среды, на элиты, умение в глазах элит быть равным как минимум этим людям, которые элитами являются на территории. Лучше быть мудрым наставником или арбитром. В этом случае можно выстраивать некую систему, по которой был бы обязан жить и развиваться регион. А когда «на царство» приходит молодежь и без уважения к себе пытается кого-то заставить, нагнуть, то это приводит к ещё более серьезным конфликтам, которые негативно сказываются на развитии региона.

Следующую тенденцию, которая мне показалась действительно заслуживающей внимания, вызвали некие события, произошедшие после президентской кампании: рост НДС, неподготовленная как следует пенсионная реформа и некие другие идеи, которые сейчас пытаются воплотиться в жизнь, наносящие определённый экономический ущерб части электората. Всё это вызвало резкий рост протестов в стране. Протест формируется даже не только вокруг каких-то партий, хотя, бесспорно, та же самая партия коммунистов завоевала за этот год, наверное, в разы больше влияния на общество, чем она обладала совсем недавно в свете самых различных выборов.

Протест формируется на выборах часто вокруг случайных людей, наименее приятных власти. Люди готовы голосовать за неудобных губернаторов для того, чтобы досадить власти, причём, даже если губернатор будет малополезен развитию региона. Если люди даже не верят в то, что этот человек может сделать их жизнь лучше интереснее и веселее. Именно такая ситуация была видна в Хакасии, в Приморье, во Владимирской области. Не столь заметно, правда, теперь в этом ряду Приморье, переголосовавшее за Олега Кожемяко, выгодно смотрящегося на фоне Андрея Тарасенко, который не понимал, куда приехал и что здесь надо делать. Но, тем не менее, эти факты и отчасти ситуация с Вячеславом Шпортом и Сергеем Фургалом (хотя он сам по себе заметная сильная фигура), указывают на протест. Хотя последние в этом ряду хабаровские выборы были не только протестные, но и конкурентные.

(...)

Первая группа рейтинга





(...)

Окончание здесь


Tags: губернаторы, рейтинг
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg february 3, 18:05 60
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments