matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Category:

Дело на родине

Почему на Урал возвращаются соотечественники даже из Европы

Госпрограмма содействия добровольному переселению в РФ соотечественников, проживающих за рубежом, рассчитанная до 2020 года, в регионе уже перевыполнена, причем желание вернуться на историческую родину изъявляют не только граждане республик ближнего зарубежья, но и жители более благополучных стран. Как их встречают на Урале, почему в последнее время увеличилось число отказов, сказывается ли программа на региональном рынке труда, рассказал директор департамента по труду и занятости населения Свердловской области Дмитрий Антонов.



Юлия Борисова

Изначально планировалось, что по программе переселения соотечественников с 2013 по 2020 год в Свердловскую область въедут 17,3 тысячи человек. На сегодня их число уже перевалило за 24 тысячи. У людей, оказавшихся волей судеб за границей, действительно такое большое желание вернуться?

Дмитрий Антонов: Федеральным законом установлено бессрочное действие программы, у нас в области оно пока ограничено 2020 годом, но, я думаю, будет продлено. Судите сами: в Киргизии в российском консульстве на два года вперед расписана очередь на подачу заявлений. В Молдавии она еще недавно была на три года, сейчас - на год. В странах дальнего зарубежья, конечно, такого ажиотажа нет: там меньше и самих бывших россиян, и информации о программе. Из этих стран возвращаются главным образом старообрядцы - даже, например, из Перу. К слову, приезжают не только русские (их около 40 процентов), но и таджики, армяне, украинцы, татары, немцы…


С удивлением узнала, что люди хотят вернуться на родину даже из ФРГ. Почему? Они не смогли там адаптироваться?

Дмитрий Антонов:
Совсем не обязательно. Просто люди сегодня имеют возможность сравнивать и выбирать, это нормальная подвижность. Нельзя сказать, что отъезд был ошибкой - возможно, их забрали туда детьми. Но здесь действительно другие возможности для адаптации, а каждый ищет, где ему будет лучше. Коллеги-омичи привели интересный пример. У них в Азовском районе проживает много этнических немцев, и туда охотно едут переселенцы, часто прибывают различные группы по обмену из ФРГ. Когда их спросили, каковы впечатления от России, один молодой человек сказал: "Я понял, что такое воля". Возможно, кто-то действительно лучше адаптируется именно здесь.

К слову, за годы действия программы из ФРГ поступило 332 заявления на переезд в Россию. Могло быть и больше: во время моих встреч с сотрудниками российского консульства и русскоязычными немцами они отмечали, что информации о программе в Германии недостаточно.

Именно с этой целью вы ездили в Бонн, где прошел круглый стол с участием российских дипломатов и представителей регионов РФ, посвященный вопросам реализации программы?

Дмитрий Антонов:
Да, по сути, мы удовлетворили их информационный запрос, рассказав не только об условиях госпрограммы, но и об особенностях территорий, куда активно приглашают соотечественников. В дальнейшем мы планируем сотрудничать в этом направлении с русскоязычным порталом в Германии "Русское поле".

В свою очередь, мы тоже задавали массу вопросов. По моему мнению, сотрудники службы по труду и занятости, которая отвечает за реализацию программы, должны очень четко представлять мотивы поведения мигранта и ту базу, которую человек имеет в стране проживания - комплекс социально-экономических условий, включающий работу, бизнес, жилье, хобби, потенциальные и реальные социальные лифты. Ведь, принимая решение о переезде, он рассчитывает не на ухудшение условий, а на улучшение. То есть мы должны хорошо знать специфику и проблематику территорий исхода, чтобы понять и причины миграции, и ожидания переселенцев. Тогда люди к нам поедут. По большому счету, им неважно, какая у нас природа и каково наше радушие - им нужна конкретика.

Переселенцев из дальнего зарубежья в основном интересует не работа по найму, а условия для развития бизнеса

Так, вернувшись из Бонна, я направил массу запросов в региональные структуры, отвечающие за поддержку бизнеса. Потому что из дальнего зарубежья мало кто приезжает в Россию с намерением работать по найму - разве что самые высококвалифицированные специалисты, каких единицы. В основном переселенцев из развитых стран интересуют условия для стартапов, венчурное инвестирование и т.п. Например, один из участников нашей программы Марк Ратнер открыл стоматологическую клинику в Краснолесье и успешно работает: по его мнению, условия для бизнеса здесь вполне приемлемые, уровень цен на его услуги достаточно высокий, зато конкуренция гораздо ниже, чем в Израиле, откуда приехал Ратнер.

Да, он выступал на форуме соотечественников, который недавно прошел в Екатеринбурге. Какова цель этого мероприятия?

Дмитрий Антонов:
Мы организовали его в таком формате, когда поняли, что информации о программе явно недостаточно и необходима площадка, где можно обсудить возникающие проблемы и обменяться опытом. Кстати, на встрече в Бонне представители русскоязычной диаспоры очень огорчились, что не знали о мероприятии - им это очень интересно. Наш форум, где поднимались серьезные проблемы, привлек внимание и в России, и за рубежом. Мы поняли, что он необходим, а значит, нужно развивать этот проект. Если мы готовы принимать сотни тысяч соотечественников в год, нужно создавать для них среду, в том числе с помощью СМИ. Особенно важно это для расширения географии приема: люди должны получить информацию и об отдаленных территориях. Они востребованы. Так, в Туринский городской округ приехали 17 участников программы и 28 членов их семей. Среди них врачи: анестезиолог, гинеколог, терапевт. А еще в Туринском округе нужны работники сельского хозяйства: зоотехники, агрономы, трактористы, операторы машинного доения, а также педагоги дополнительного образования музыкального и художественного направлений.

Вы говорите о создании условий для приезда переселенцев в регион. Почему же тогда увеличилось количество отказов тем, кто хочет участвовать в программе?

Дмитрий Антонов:
Программа рассчитана на людей, являющихся носителями русского языка и русской культуры, наших национальных ценностей и, что не менее важно, владеющих профессиями, востребованными на рынке труда РФ. Низкоквалифицированные вакансии в региональной экономике активно замещают местные соискатели, дополнительный приток в таком объеме не нужен, поэтому заявителям отказывают. Во многих странах миграционная политика вообще четко направлена на потребности экономики. У нас более выражен социальный аспект, однако все равно стоит задача защиты местного рынка труда.

Разве репатрианты приезжают не на конкретные рабочие места?

Дмитрий Антонов:
Участники программы - да. А вот членам их семей нередко требуется переобучение и, на мой взгляд, расходы на него стоило бы в будущем тоже предусмотреть. Кстати, подчеркну важный момент: у нас ведь программа не репатриации в чистом виде, а содействия переселению соотечественников. То есть участнику помогают в упрощенном порядке получить гражданство, обустроиться на новом месте, но при условии, что он сам активно стремится адаптироваться и закрепиться здесь. А ведь каждая территория обладает своими преимуществами, особенностями, в зависимости от которых межведомственные комиссии принимают решение о включении заявителя в программу. К примеру, на территорию Сысертского района с 2012 года приехал 251 соотечественник, большинство их них с рабочими специальностями: электромонтер, электрогазосварщик, монтажник, повар, водитель, слесарь-монтажник. Для переезда в Красноуфимск уже в 2018 году выдано три свидетельства участника программы. Все они работают: один машинистом-кочегаром котельной, другой - хирургом-онкологом, третий - продавцом-консультантом.

Кстати, у нас нет безработных среди переселенцев - все устраиваются. Мы, конечно, через какое-то время теряем их из виду. Но повторных обращений в службу занятости не было.

По программе в Свердловскую область приезжает много бюджетников. Однако, судя по межотраслевой стратегии развития рынка труда, которую вы представили в областном правительстве, регион больше всего нуждается в высококвалифицированных специалистах для реального сектора экономики. Нет ли здесь противоречия?

Дмитрий Антонов:
Наш регион как никогда нуждается и во врачах, и в высококвалифицированных инженерах, и в узких специалистах. И мы активно приглашаем их на имеющиеся у нас вакансии. Однако, дисбаланс на рынке труда наблюдается в любом регионе. Рынок труда - высококонкурентная среда, и здесь человек оказывается в ситуации неопределенности, но с нашей помощью ее можно уменьшить: через образование, повышение квалификации, профориентацию, консультации непрерывно повышать свою конкурентоспособность.


Сотрудники Верхнепышминского центра занятости большое внимание уделяют информированию граждан об условиях участия в программе содействия добровольному переселению соотечественников. С 2013 года в центр поступило 475 анкет от желающих участвовать в программе, положительные решения приняты межведомственной комиссией по 1010 заявлениям (432 участника и 578 членов их семей). Фото: Татьяна Андреева/РГ
Юлия Борисова
Источник


Tags: Европа, Свердловская область, бизнес, интервью, мигранты, работа
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg февраль 3, 18:05 60
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments