matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

Национальный Рейтинг Мэров (Октябрь-Ноябрь, 2018)


   
Центр информационных коммуникаций «Рейтинг» совместно с Финансовым университетом при Правительстве РФ подготовили новое исследование, посвященное оценке деятельности мэров столиц регионов и крупных финансово-промышленных центров Российской Федерации за октябрь-ноябрь 2018 года.

Настоящее исследование проведено ЦИК «Рейтинг» в партнерстве с Финансовым университетом при Правительстве Российской Федерации.

Его объектами являются мэры 88 городов России. В их число входят руководители столиц всех субъектов РФ с добавлением представителей пяти крупных финансово-экономических центров: Магнитогорска, Набережных Челнов, Новокузнецка, Сочи, Тольятти. В рейтинг не включены представители Московской и Ленинградской областей в связи с отсутствием у этих регионов собственных административных центров.

Понятие «мэр» не имеет единого значения в различных субъектах России. Под «мэрами» в исследовании понимаются избранные населением главы городов либо, при их отсутствии, те из руководителей, в официальной должности которых содержится определение «мэр». Муниципалитеты, для которых не подходят оба эти варианта, в рейтинге представляют руководители городских администраций (основываясь на изначальном значении слова «мэр»).


Результаты «Национального рейтинга» получены на основании заочного анкетирования, а также заочных и очных опросов представителей экспертного сообщества. Заочные экспертные опросы проводились с использованием некоторых положений методики Уильяма Гордона («Синектики»). Ключевой являлась установка «Синектики» о повышении релевантности результатов, в случае привлечения в качестве респондентов не только экспертов узкой специализации, но и людей абсолютно разных с профессиональной точки зрения. Таким образом, в «Национальном рейтинге мэров» сознательно задействован максимально широкий круг экспертов различной профессиональной и социальной принадлежности. Такой их состав, кроме того, позволяет сделать результаты исследования наиболее демократичными, наиболее приближенными к мнению «простых людей» с понятной поправкой на большую информированность и способность к анализу представителей экспертного сообщества.

Анкеты, рассылаемые экспертам, не только давали им возможность формально оценить работу того или иного мэра, но и предлагали обосновывать свои выводы. Подобные обоснования позволяют выявить причины успеха или неудачи муниципальных руководителей в глазах экспертов. Именно анкеты являются основным источником, на основании которого выстраиваются таблицы исследования, формулируются тексты его аналитической части.

Конфиденциальный статус заочного анкетирования является важным способом повышения искренности респондентов. Те эксперты, которые хотели публично высказать свое мнение о работе того или иного мэра, по согласованию с редакцией ЦИК «Рейтинг», получали такую возможность. Следует иметь в виду, что издатели периодически предоставляют слово и тем экспертам, позиция которых противоречит общим выводам исследования. Порой в рейтинге одновременно высказываются эксперты, представляющие прямо противоположные мнения. Подобная практика является осознанной и позволяет публично представить максимально широкий спектр мнений экспертного сообщества. При этом эксперты, высказывают своё мнение в «Национальном рейтинге» не зная итоговых результатов исследования.

В таблицах рейтинга обозначены те мэры, которые находятся на своём посту на момент обнародования исследования. Если ротация мэров произошла незадолго до публикации, эксперты имеют возможность дать положительную или отрицательную оценку происшедшему событию, определить своё отношение к новому мэру, в сравнении с предыдущим и т.п.

В случае с городами федерального значения (Москва, Санкт-Петербург и Севастополь) в «Национальном рейтинге мэров» делается акцент на отношении к их руководителям как к градоначальникам, а не как к главам субъектов. Хотя, безусловно, не всегда экспертам удается отделить местную и региональную повестку от федеральной.

Для формата и целей исследования признано лишним акцентировать внимание на нюансах статуса мэра («и.о.», «временно исполняющий» и т.п.).

Дмитрий ЖУРАВЛЁВ
Генеральный директор Института региональных проблем


Ключевая тенденция, которая не меняется за последние примерно 18 лет – противостояние мэров региональных столиц и губернаторов. И понятно с чем это связано. Зачастую не везде (есть несколько регионов, где этого нет) – большая часть экономики региона находится в региональных столицах. А есть и такие регионы как Якутия, где половина населения региона живёт в столичном городе.

Крупнейшим экономическим субъектом после региона как такового является региональная столица. Естественно ее мэр претендует на некое особое положение в регионе (объективно претендует, в независимости от того, хочет он того или не хочет).

Вторая тенденция, взявшая начало примерно в 2002 году, когда губернаторы стали назначаться, появилось усиление контроля региона над мэриями малых городов. Неоднократно продолжает повторяться разговор о том, что местных мэров и глав районов должен назначать губернатор.

Кроме того, если говорить не о столицах, местные городские районные власти очень зависимы от региона экономически. Поэтому даже если глава города избирается прямым голосованием, то часто назначается сити-менеджер, который уже «завязан» на губернатора. Назначается он не от хорошей жизни, а то того, что у главы города кроме власти ничего нет. А деньги где-то брать надо – на дороги, школы, больницы. Ключевым противоречием современной региональной политики является то, что основные доходы – на федеральном уровне, а все основные социальные обязательства – на местном.

Это общие тенденции, развивающиеся годами.

Помимо изменений в губернаторском корпусе, по мере перехода сначала от выборов к назначению и потом к возвращению выборов, но при существенном, в первую очередь, морально-психологическом давлении со стороны федеральной власти, авторитет федерации столь велик, что, губернатором избирали обычно человека, которого рекомендовала федерация. До недавнего времени. В последнее время, как сказал один крупный политолог, «крымский консенсус благодаря пенсионной реформе прекратил своё существование», этот механизм стал давать сбой. И в этой ситуации губернаторы либо относительно непровластные (сказать, что представитель ЛДПР и КПРФ такие уж большие противники власти – это чересчур сильно), они естественно слабеют, потому что у них сложные отношения с федерацией. Губернаторы провластные слабеют, потому что сейчас идёт волна негатива и критики.

В условиях, когда губернаторский корпус находится в турбулентном состоянии, мэры региональных столиц, поняли, что у них есть возможность усилить своё влияние на жизнь не только самой столицы, но и региона в целом. И такая активность исходит не только от тех, кто назначен с помощью губернатора, но и от тех, о ком известно, что это их (региональных глав) люди. В Хабаровском крае, например, победил на выборах кандидат от оппозиции, который был в прекрасных отношениях с действующим губернатором. И когда он всё-таки победил, действующему губернатору не стало лучше, от того, что новый губернатор к нему, в общем, неплохо относится. Так получилось. Генетика играет большую роль, но не определяющую. И если человек понял, что он может концентрировать ресурсы у себя, он их концентрирует даже, несмотря на хорошие отношения. И он их не собирается портить, хотя они могут испортиться сами по себе, оттого, что кто-то слишком много на себя берет. Эталонная ситуация в Челябинске.

В общем, с одной стороны, губернаторы стараются усилить свое влияние на региональную столицу. А, с другой, региональная столица пытается стать более самостоятельной и более активной. Как глава муниципалитета, где проживает миллион граждан, должен воспринимать муниципалитет, где проживает два миллиона людей.

Но для большинства регионов тенденция усиления городских начальников довольно существенно ощущается. Губернаторы стремятся закрепить вертикаль, мэры крупных городов не хотят её выстраивать.

А что это значит? Значит «пациент» скорее жив. Ведь противопоставление – это нормальная естественная вещь. В советской системе не было противостояния. Какое такое противостояние, раз партия назначила? И чем всё это кончилось – хорошо отредактированной ёлкой…

Сергей РУМЯНЦЕВ
Электоральный юрист, директор Центра прикладных исследований и программ, член Правления Российской ассоциации политических консультантов (РАПК)


Одна из задач, которую должно было решить внедрение так называемой «двуглавой» модели управления муниципалитетами вместе с упразднением всенародных выборов мэров, состояла в том, чтобы снизить политическую составляющую в сфере городского управления — забрать у политически амбициозных мэров часть рычагов и передать их сити-менеджерам.

На практике это привело к фактическому ослаблению системы местного самоуправления в целом — на смену сильным политическим тяжеловесам, коими зачастую являлись мэры, находящиеся намного ближе, чем губернаторы к избирателю, пришли лояльные региональной власти исполнители-хозяйственники.

При этом карьеры бывших сильных мэров в основном пошли по трем направлениям: заход на губернаторство (как у бывшего мэра Нижнего Тагила Сергея Носова); переход в российский парламент (как это сделал экс-мэр Омска Виктор Шрейдер); и третий путь, который, к сожалению, до сих пор является одним из возможных — возбуждение уголовного дела в отношении бывшего градоначальника (в качестве примера можно привести бывшего нижегородского градоначальника Олега Сорокина).

На смену конфликтам между губернаторами и мэрами пришло противостояние между двумя городскими управленцами — главой города и сити-менеджером. Поскольку на практике часто оказывается, что наделение полномочиями и сити-менеджеров, и глав все равно остается процедурой политической, то значит возможны конфликты между группами влияния, стоящими за обоими.

Двуглавая система местного самоуправления удобна для региональной власти: во-первых, снижается риск политической конкуренции со стороны находящихся ближе к народу глав городов; во-вторых, наличие возможного противостояния между главами и сити-менеджерами позволяет управлять ситуацией сверху; в-третьих, при наличии эффективного сити-менеджера, не претендующего на снискание политических лавров, можно сконцентрироваться на решении чисто экономических и социальных вопросов в муниципалитете.

Думаю, что в ближайшее время ждать повсеместного возврата модели всенародного избрания мэров городов нам не следует.

Артем КИРЬЯНОВ
Адвокат, член Общественной палаты Российской Федерации, председатель Российского союза налогоплательщиков


В своё время федеральный закон № 131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», конечно, был многострадальным». Столько поправок, сколько внесли в этот закон, наверное, не вносили ни в один другой закон РФ. Все менялось очень ситуационно, новеллы закона зависели от административной реформы, которую в своё время проводил Дмитрий Козак; от политической ситуации; от того, что в 2004 году губернаторы стали не выборными, а назначаемыми; от создания вертикали власти с использованием механизмов полномочного представителя президента Российской Федерации в федеральных округах. Кстати будет напомнить и о самобытности каждого субъекта РФ.

Дискуссия по поводу мэров — кто они такие, что они должны делать, как они должны избираться — ведётся очень давно. Но по-прежнему очень сложно утверждать, какие из вариантов управления муниципалитетом лучше.

Первый вариант, который мы унаследовали в начале 90-х годов — прямые (голосованием всех избирателей) выборы городских руководителей. Как правило, такие выборы выигрывал крепкий хозяйственник или выходец из городских структур — горисполкомов, облисполкомов, — то есть представитель исполнительной власти, имеющей рычаги влияния.

В какой-то момент эта ситуация перестала удовлетворять, потому что нужны были и политические прорывы. Мало быть крепким хозяйственником, надо все-таки себя интегрировать как мэра любого города (тем более, столичного) в общеполитическую повестку, понимать смыслы регионального развития.

Соответственно были приняты определенные решения, изменяющие систему выбора мэров: прямое голосование было заменено на голосование конкурсной комиссии.
Сегодня, на мой взгляд, Россия стоит перед системным выбором. Что лучше: согласованный экспертный выбор комиссии с последующим утверждением депутатами городской Думы vs «всенародное голосование».

Каждая из схем имеет плюсы и минусы. Главный минус всенародных выборов: риск избрать популиста, который завалит городское хозяйство. При этом достаточно сложно отрешить от должности такого несведущего чиновника. Плюс же схемы, подражающей прямой демократии, что жители города знают в лицо мэра, потому что они его и избрали. Вторая схема завязана на общеполитический консенсус в регионе. Если ты как кандидат не в состоянии договориться с органами власти субъекта РФ, то что будет, когда ты будешь избран мэром города? В рамках второй схемы, тем не менее, невозможно в полной мере отстаивать интересы конкретного субъекта местного самоуправления.

В определенной степени коллегиальные выборы уменьшают степень демократичности выборов, но при этом прибавляют к продуктивности мэра, его техническим показателям. У такого мэра всегда есть возможность запроса-апелляции к региональной власти: вы меня поддержали — давайте соблюдать договоренности, придерживаться запланированной бюджетной политики. В областной столице это ещё более важно, так как всегда есть некая борьба между всенародно избранным мэром и губернатором. Вторая схема эти противоречия снимает, поскольку формально есть определенное единство интересов, целеполагания, и мэр отстаивает интересы жителей не только города, но и интересы всего субъекта федерации.
Поэтому, на мой взгляд, в каждом субъекте федерации должны быть соответствующие процедуры и механизмы, отвечающие индивидуальному уровню социально-экономического развития региона, его историческим традициям.

В качестве примера приведу хорошо знакомую мне Новгородскую область, где 22 ноября состоялось избрание мэра Великого Новгорода Сергея Бусурина, который сменил предыдущего мэра Юрия Бобрышева. Надо понимать, что в Новгороде традиционно мэра избирали всенародно общим голосованием. И это первый раз, когда новгородского мэра избирали через выборную комиссию. На мой взгляд, это позитивный пример изменения системы выборов столичного города региона в связке с ранее произошедшей сменой губернатора. Не секрет, что в Новгородской области всегда был конфликт регионального правительства и столицы региона. Конфликт был базовый и заключался в распределении финансовых потоков. Предыдущее руководство области пыталось спровоцировать отставку бывшего мэра. Достаточно сложно работать в таких условиях, и вся эта работа контрпродуктивна по отношению к населению столичного города и в целом области. С приходом губернатора Андрея Никитина подход к развитию региона избран комплексный, в нём есть место и столичному городу, и другим муниципальным образованиям.

Великий Новгород — показательный пример того, как сегодня меняется подход к выборам мэра. Конечно, мэр города как лицо публичное не должен быть ограничен только разрезанием красных ленточек на мероприятиях. Это не должен быть просто председатель городской Думы-мэр города. Это должен быть человек, несущий ответственность за процессы, происходящие во вверенном ему муниципальном образовании. Но при этом он должен четко коррелировать свою позицию в соответствии с задачами, которые ставит перед властью президент и глава субъекта федерации в рамках его полномочий.

Подход к выборам мэра должен быть взвешенным, но при этом та третья схема, когда мэр города это председатель городской Думы или горсовета и властных полномочий практически никаких не имеет, — это подход, ведущий в прошлое. И регионы будут использовать два основных тренда, которые я упоминал выше: прямые выборы или через конкурсную процедуру — голосование комиссии. Последняя, на мой взгляд, создаёт наиболее благоприятные условия для реализации властных полномочий на всех уровнях региона, а также перспективу улучшения жизни его жителей.

Возвращаясь к посылу о сочетании демократических процедур и исторических традиций субъектов федерации, не могу не упомянуть Дагестан, в котором есть своя специфика и особенности, из которых следует делать выбор в пользу определенной схемы выбора руководителей всех уровней. На сегодняшний день мы видим ситуацию, когда федеральный центр в лице недавно назначенного Владимира Васильева пытается разрушить псевдоструктуру управления, построенную целиком на коррупционной схеме. Это не первый случай, когда мы говорим о Дагестане в части исторически сложившегося наличия коррупционных схем и преобладания теневой экономики и различного рода правонарушений, имеющих совершенно четкий уголовно-правовой характер. Учитывая сложность задачи, которую сегодня решает Владимир Абдуалиевич, необходимо в определенном смысле пренебречь даже демократическими ценностями, поскольку они должны проявляться только на основе общего правосознания населения. А если нет элементарной правовой культуры, преобладают коррупционные схемы, в результате которых остаются недофинансированными нужды людей. Соответственно, в данном случае возможны любые эффективные формы, в том числе с введением прямого управления муниципалитетом со стороны главы республики. Закон это позволяет.

Евгений ТАРЛО
Юрист, государственный деятель. Президент Фонда «Правовое государство»


Общий подход к кадровой политике в отношении мэров в стране характеризуется выстраиванием вертикали власти на региональном уровне. Губернатор рекомендуется президентом, мэры рекомендуются или назначаются губернаторами и так до низшего звена. Это способствует управляемости властной вертикали, но снижает демократичность процедур и связь мэров с избирателями, что несёт в себе опасность потенциального конфликта.

В тех случаях, когда мэр является качественным управленцем (независимо от его политических и идеологических взглядов) и справляется со своими обязанностями, ситуация стабильна и зависит в основном от общих экономических и социальных условий в стране. В тех случаях, когда мэр пользуется поддержкой губернатора, но не пользуется поддержкой населения своего города, возможно нарастание скрытого конфликта, который будет иметь направленность не столько против конкретного мэра, а против всей системы власти, которая этого мэра поддерживает.

Управляемость выборов снижает доверие населения к власти и лишает выборы позитивного эффекта выпуска накопившегося пара. А накопление пара в закрытой кастрюле грозит взрывом.

Первая группа рейтинга




Лидером «Национального рейтинга мэров» после непродолжительного перерыва стал Ильсур Метшин (Казань), которому удалось чуть-чуть обойти своего московского коллегу.

Многие эксперты в качестве международного признания заслуг Ильсура Метшина восприняли его переизбрание вице-председателем одного из комитетов Совета Европы.

В «Рейтинге качества жизни» населения городов России (составлен Финансовым университетом при Правительстве РФ), Казань оказалась среди лидеров, на что не преминули обратить внимание некоторые эксперты. Тут следует оговориться, что «качество жизни» и экспертная оценка эффективности мэра на практике могут существенно отличаться. В случае с Казанью они оказались вполне сопоставимы, несмотря на разную методику и разный круг субъектов двух разных рейтингов.

Большие надежды связывают наблюдатели с созданием в Казани современного экорайона. Пристальное внимание общественности и руководства республики, привлек открытый международный конкурс, посвященный данному объекту. Подчеркивается его значимость не только для Казани — экорайон призван задавать новый высокий стандарт для развития городской среды не только Татарстана, но и всей страны. Особое внимание уделяется эстетической проработке проекта.

Отмечаются масштабные работы в столице Татарстана по капитальному ремонту и оборудованию медицинских учреждений.

По данным ОНФ, Казань является лидером среди городов-миллионников по борьбе с несанкционированными свалками. Действия местного руководства на этом направлении были эффективными и оперативными: из 337 выявленных подобных объектов к моменту повторной проверки были ликвидированы 290.

Хорошо воспринята идея создания в Казани школы, с изучением трех языков: татарского, русского и английского, а также активное подключение к реализации этого проекта Ильсура Метшина. Многие эксперты полагают, что подобным образом могут быть сглажены обострившиеся конфликты, связанные с преподаванием татарского языка.

Среди нареканий по работе мэра наиболее часто упоминается гололед, попортивший немало крови жителям Казани в последней декаде ноября. Однако как показывает практика, от подобных катаклизмов никто не застрахован, а дорожные службы города, по сообщениям экспертов, активно и достаточно оперативно включились в борьбу с возникшей проблемой, хотя и не смогли полностью с ней справиться.

Второе место в «Национальном рейтинге» занял Сергей Собянин (Москва), немного уступивший мэру Казани. Столица России, как всегда, «предъявила» целый ряд масштабных проектов, любой из которых мог бы вызвать зависть в других городах. В городе создается новый вид общественного транспорта: для круглогодичной эксплуатации закупаются суда, которые будут обслуживать речные пассажирские маршруты. Оплачивать проезд в рамках программы «Внутренний водный транспорт» можно будет привычными транспортными картами. Дан старт возведению южного участка Большой кольцевой линии метро. Всего в ближайшие три года запланировано построить около 60 км новых линий и 21 станцию метрополитена. Только в двух столичных округах, составляющих так называемую «Новую Москву», строится или планируется к строительству около 200 километров автомобильных дорог. Приятным сюрпризом для москвичей стало открытие канатной дороги, связывающей Воробьёвы горы и Лужники.

Среди негативной информации – попадание Москвы в двадцатку самых грязных городов Европы, по отзывам пользователей сайта «Нумбео» (при этом часть респондентов не посчитали данный источник достаточно авторитетным).

Беспокойство экспертов вызвали значительные (более полумиллиарда рублей) финансовые вложения в принадлежащие Москве мусоросжигательные комплексы, расположенные в промзоне «Руднево». Параллельно с расширением упомянутых комплексов, ведется интенсивная жилая застройка этой и близлежащих территорий.

Не в пользу Сергея Собянина трактовали эксперты третье место столицы России в «Рейтинге качества жизни» населения городов России (составлен Финансовым университетом при Правительстве РФ).

Напряженность в городскую повестку добавила борьба активистов и жителей против застройки двух кварталов в Кунцево. Активисты и часть жителей протестуют против готовящегося в рамках реновации сноса 37 домов, построенных в 50-е годы по индивидуальным проектам. Их активно поддерживают некоторые муниципальные депутаты. Противостояние привело уже к потасовке со строителями, многочисленным арестам и призывам «строить баррикады». Верховный суд поддержал в данном конфликте застройщиков. При этом, по утверждению активистов, стройку предполагают вести на таком расстоянии от жилых домов, которое не допускают строительные нормы. По имеющейся информации многие жители также поддерживают реновацию, что резко ослабляет позиции «протестантов». Часть экспертов согласны с тезисом, что события в Кунцево являются моделью, которую в дальнейшем будут использовать для массовой зачистки московских придомовых территорий.

(...)

Далее здесь


Tags: рейтинг мэров
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg february 3, 18:05 63
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments