matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

Кто разрабатывает гуманные аферы и кормится страданиями бездомных животных



Светлана Ильинская, Александр Кулагин

Наигуманнейшая программа регулирования численности бездомных животных отлов-стерилизация-возврат (ОСВ) стала одной из самых гениальных коррупционных схем конца XX – начала XXI века. И она никак не могла оформиться в России без помощи иноземных кукловодов, которые заранее апробировали эту аферу на странах третьего мира.

Главным полигоном была Индия, страна, в которой результаты плодотворной совместной работы всяческих неправительственных фондов и местных чиновников налицо, – страна-чемпион по бешенству, туберкулезу, коррупции. Но население эта действительность мало волнует. Люди здесь привыкли ощущать себя не людьми, а просто частью человеческого стада, пасущегося рядом со стадом животных. К такому же состоянию, согласно продуманному плану, стала двигаться и наша страна со времен правления Горбачева.


Алчные взоры разномастных «экологов», «философов», а проще говоря, изощренных дельцов устремились на агонизирующий Союз и наиболее зависимые от него страны социалистического лагеря. ООН, ЮНЕСКО и их фонды активно занялись экспортом негатива. У себя они решали проблемы, а у нас стали их создавать, прикрываясь гуманной демагогией.
Закулисные воротилы прекрасно знали, что после разрушения Союза во время экономического кризиса, безработицы, развала образования и науки не составит труда создать организацию, прямо подчиненную Западу и существующую на иностранные гранты.

Российские НИИ и вузы задыхались от недостатка средств. Биофак МГУ во главе с М.В. Гусевым пошел на компромисс. Им дали деньги на исследования, но за это они должны были проповедовать человеконенавистническую теорию биоцентризма, в основе которой лежит утопическая кон- цепция прав животных. А Институт экологии имени Северцова получил заказ научно доказать, что бездомные собаки являются неотъемлемой частью городской экологической среды.

Итак, в 1988 году на территории Советского Союза образовался Международный социально-экологический союз (МСоЭС). Именно он стал проповедовать экобиоцентризм, суть которого – природа выше человека, а человек такое же животное, и притом вредоносное.

Для поощрения особо выдающихся деятелей МСоЭС в 1989 году была учреждена премия Голдмана. Ее размер на сегодняшний день составляет 150 тысяч долларов для одного лауреата. Председатель МСоЭС Святослав Забелин был награжден этой премией еще в 1993 году.

Друг Забелина Владимир Борейко, с которым они еще в 70-х годах создавали природоохранные дружины, возглавил Эколого-культурный центр, ставший самым ярким представителем экобиоцентристского направления. Издание МСоЭС «Гуманитарно-экологический журнал» под редакцией Борейко переводит и начинает распространять экстремистские работы: «Освобождение животных» Питера Сингера, труды Стивена Беста – проповедника зооанархизма, вегано-утопическую фантастику Татьяны Павловой. Постоянным автором издания становится Василий Агафонов, который в своих работах проповедует «сохранение уличных и дворовых животных в городской среде».

Василий Агафонов

К программному труду Агафонова «Защитим животных от жестокого обращения» предисловие написал сам Григорий Явлинский. Председатель партии «Яблоко» провозгласил этот труд одним из важнейших политических докумен тов своей организации, которая незадолго до этого объединилась с Партией зеленых. Документ является гимном ОСВ и содержит требование полного запрета на убийство животных с предоставлением им гражданских прав: «Бездомные животные – культурно-экологическая особенность нашей страны. Исчезновение бездомных животных стало бы нравственной, экологической, генетической, эстетической, социальной и культурной потерей. Жизнь животных порой нелегка и драматична, но она дана им Всевышним. Если вы не можете или не хотите помочь животным, оставьте их в покое. Так будет лучше и им и людям. Не надо приговаривать их к небытию».

И эти идеи «Яблоко» позиционирует для включения в закон не Папуа – Новой Гвинеи, а России!

Вот еще идеи Агафонова, выраженные в его работах:

– инопланетяне не будут убивать людей, если мы не будем убивать животных;
– от бездомных животных невозможно заразиться, а эпизоотическая опасность – это «живодерская пропаганда», «которая въелась в отечественное медицинское и ветеринарное образование, легла на него позорным пятном и умаляет его престиж за рубежом»;
– обезьяны знают о существовании загробного мира.

И этот человек являлся членом экспертного совета при Государственной думе по разработке Закона «Об ответственном обращении с животными».

Владимир Борейко

Борейко ввел в экологию понятие «видовой терроризм», смысл которого в том, что человек является террористом по отношению к дикой природе. Охота, по словам Борейко, – абсолютное зло. Всех охотников он приравнял к серийным маньякам, которые «живут не по совести и не по закону, которых нельзя допускать ни к образованию, ни к власти, ни к работе в правоохранительных органах». Борейко солидарен с «аксиомой», выведенной своим идейным близнецом Васили ем Агафоновым: «Того, кто развлекается, убивая беззащитное зверье, может потянуть на человечину».

Господин Борейко основал новую религию – «Религию природоохраны». Остальные религии, по его словам, должны позеленеть, и в идеале все должны поклоняться богине земли Гее.

Борейко откровенно называет себя радикалом: «Радикальные природоохранники – экобиоцентристы, глубинные экологи настолько приблизили дикую природу, все живые существа по своей ценности и правам к человеку, что ради их защиты становится морально оправданным нарушение закона или уничтожение частной собственности». Вот откуда берутся отмороженные молодые люди анархического склада, громящие зверофермы и выпускающие на свободу лабораторных крыс. Солидарен Борейко и с горячо им любимым Стивеном Бестом. Он так же, как Бест, обучает активистов совершать акты «экотажа», выражающиеся в порче имущества, техники и оборудования.

«Охранять природу ради себя и будущих поколений, – учит Борейко, – является саморазрушающим, так как в этом случае вне защиты оказываются виды бесполезные или вредные для человека». Вот они и кинулись защищать абсолютное зло для фауны – бродячих собак. Это и есть экобиоцентрический фашизм.

Киевский эколого-культурный центр, так же как и другое детище МСоЭС Центр защиты прав животных «Вита», является главным рассадником экобиорадикализма на всем постсоветском пространстве и по законам цивилизованных стран давным-давно должен быть запрещен, а он принимает законы.

Борейко вместе с защитницей бродячих собак Тамарой Тарнавской (которую поощрял наградами за ее деятельность сам Билл Клинтон) разработал единственный в мире закон, по которому бездомных животных нельзя убивать, – это не работающий на решение проблемы закон о животных Украины, принятый благодаря оранжевому правительству. И это до сих пор единственный в мире закон, защищающий «права животных».

Почему единственный – надо пояснить. С недавних пор российские зоозащитники, давая комментарии журналистам, стали с восторгом говорить о том, что в Конституции Германии якобы закреплены «права животных». Это, конечно, не так! Вот подлинный текст и перевод статьи 20а, смысл которой намеренно искажался: «Государство, осознавая ответственность перед будущими поколениями, также защищает природную основу жизни и животных в рамках конституции с помощью законодательства, строго следуя закону и праву, с помощью исполнительной власти и правосудия» («Der Staat schutzt auch in Verantwortung fur die kunftigen Generationen die naturlichen Lebensgrundlagen und die Tiere im Rahmen der verfassungsma?igen Ordnung durch die Gesetzgebung und nach Ma?gabe von Gesetz und Recht durch die vollziehende Gewalt und die Rechtsprechung»). Абсолютно антропоцентрическая статья! Комментарии, как говорится, излишни.

Манифест ненасильственного сокращения населения Земли

В Манифесте МСоЭС сказано: «Одной из наших целей является признание безусловной неэкономической ценности живой природы планеты и обязанности человечества сохранить ее, признать за всеми видами живых существ, населяющих Землю, включая человека, равные права на существование в условиях естественной свободы».

«В области морали и права МСоЭС призывает признать приоритет прав и интересов личности над правами и интересами государства». По Манифесту, личностями в равной степени являются и микроб, и собака, и человек, это и есть принцип «глубинной экологии». «Вита» и Борейко проповедуют именно этот принцип. Слова Борейко: «Не все для блага человека, не все во имя человека», «Ради сохранения Земли мы должны принести интересы человеческого вида на алтарь богини Геи». Видимо, в этих целях Борейко считает необходимым сохранить даже вирус СПИДа.

Красной нитью через Манифест МСоЭС проходит идея о том, что права человека – лишь составная часть прав природы, и лозунг «Права животных = права человека» исходит из этого Манифеста.

Одной из целей МСоЭС, провозглашенной в Манифесте, является «ненасильственная стабилизация и приведение в соответствие с емкостью биосферы численности человечества». Численность населения Земли, по расчетам «глубинных экологов», не должна превышать 500 миллионов человек, максимум миллиард.

Третья серия и последняя

Афера ОСВ была продумана до мелочей. Именно «зеленые экодепутаты» (это определение Борейко), в первую очередь депутаты Мосгордумы Иван Новицкий и Вера Степаненко, явились двигателями «самой этичной» программы свободного обитания бродячих собак. Особенно интенсивно ОСВ проводилось в тех городах, в которых влияние экодепутатов МСоЭС было сильнее: Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород.

Организаторы, конечно, знали, что рано или поздно ОСВ провалится, поэтому заранее был разработан долговременный многосерийный сценарий.

Когда закончилась первая серия – ОСВ в чистом виде, началась вторая – приюты пожизненного содержания. Эта коррупционная схема продержалась недолго. Очень быстро наступило «прозрение» – в приюты всех поместить невозможно, а неотловленные животные размножаются на улицах быстрее, чем хотелось бы.

Илья Михайлович Блувштейн, идеолог «неубиенчества» и помощник депутата Новицкого, четко проводил в жизнь Манифест МСоЭС. Он достойно отыграл свою роль «собачьего фюрера» в первых двух сериях. Но, как ни печально, настает пора уступить место новым персонажам.

Та же участь ожидает и «Виту». Ее основной приоритет, веганство, даже сам Борейко давно разнес в пух и прах. И, по словам Агафонова, веганство, как ни крути, приводит к «алиментарной деменции».

Но это еще не все! Неожиданно Борейко еще больше отмежевывается от радикалов и признает несостоятельность ОСВ. Но сверхрадикальный Борейко не перекрашивается, от идеологии «прав природы и животных» он не откажется никогда. Просто он совершает маневр, чтобы не просто остаться на плаву, а возглавить новый этап.

С восторженными возгласами «Браво!», «Молодец!» Борейко приветствуют участники Движения Реалистической зоозащиты. Эта организация, в противовес радикалам, с самого начала выступала за то, чтобы взять на вооружение западный опыт, т.е. за эвтаназию невостребованных животных. Она же выступала против ОСВ. Но, как потом выяснилось, выступала с небольшой оговоркой: «Мы против, но если кому-то очень надо, то мы “за”». Возглавляет движение Владимир Рыбалко.

Владимир Рыбалко

В отличие от специалистов по кинологии, которые изучают породистых собак, развивая собаководство, биолог Владимир Рыбалко посвятил жизнь изучению собак бездомных. Долгие годы он наблюдал за ними и выводил в своих научных трудах особые классы, типы, группы и подгруппы бродячих собак. Он выяснил, что они бывают «условно-надзорные», «условно-безнадзорные», «самовыгульные», «одичавшие» и многие другие.

Однако в федеральных санитарных нормах, которые пока никто не отменял, есть только два типа собак – собаки, оказавшиеся на улице населенного пункта без сопровождающего лица, они подлежат обязательному отлову, и собаки, браконьерствующие в охотничьих угодьях, они подлежат обязательному отстрелу. Точно такие же нормы – во всех цивилизованных странах! К чему тогда вся эта странная классификация бродячих собак? А к тому, чтобы эти самые санитарные нормы упразднить и понизить, научно, так сказать, обосновав, что собак можно и не отлавливать вовсе, но как бы не всех, а только их отдельные типы. А проще говоря, чтобы запудрить мозги и под это дело узаконить ОСВ, но чередуя его с эвтаназией, т.е. не с бутафорским, а с реальным методом регулирования.

Всего-навсего осталось внести соответствующие пункты в Федеральный закон, чтобы программа ОСВ законно и беспрепятственно могла проводиться где угодно.

Весной 2011 года в числе других экспертов Рыбалко выступает на парламентских слушаниях по поводу принятия Закона «Об ответственном обращении с животными», а также на круглом столе в Государственной думе. Бывший ярый противник ОСВ в своих докладах объявляет ОСВ полноправным «дополнительным методом» решения проблемы бездомных животных.

А на сайте Движения Реалистической зоозащиты провозглашается позиция Движения: содействие «реализации комплексного подхода» к решению проблемы бездомных животных, предусматривающего «ограниченное применение ОСВ». Там же ОСВ объявляется вполне допустимым методом для стран третьего мира, где обитание собак на улице стало нормой. Ни одного слова о том, что ОСВ всего лишь разводильня, на сайте реалистов не найти.

Вот какие вопросы задала Владимиру Рыбалко автор этих строк Светлана Ильинская.

– Зачем вы пишете, что на огороженных территориях можно проводить ОСВ? У вас высшее образование, вы должны знать основы законодательства и понимать, что безопасность граждан должна быть обеспечена на любых территориях. Разве вам не известны случаи, когда людей загрызали насмерть именно на огороженных территориях предприятий? Если люди хотят оставить собак, пусть берут их в собственность, регистрируют и соблюдают правила содержания. Но какое к этим собакам тогда имеет отношение ОСВ для бездомных? Они становятся владельческими. Вы все время говорите, что ОСВ будет работать только при 100% стерилизации всех собак. Вы хотите, чтоб развернули новую аферу, на этот раз с поголовной стерилизацией?
Вы позиционировали себя как противник ОСВ, тогда уберите из своих работ фразы, где вы рекомендуете ОСВ для стран третьего мира. Зачем вы оставляете лазейки для аферистов?

Ответ был следующим:

– Мы не можем убрать эти рекомендации, потому что не можем бодаться с некой международной организацией, которая этого не поймет.
– Что это за организация, ради которой надо врать? Вы что, у нее на службе? Зачем вам надо с ней бодаться? Почему вы не покажете ей работу Евгения Ильинского, в которой он доказал полную неприменимость ОСВ независимо от уровня страны? Или вы не рады выходу такой работы?

В ответ Владимир Рыбалко напомнил, что он является директором городского приюта и надеется на его финансирование, поэтому он не может выступать за решение проблемы в городе только с помощью эвтаназии.
«Комплексный подход» в действии

Все очень просто. Смысл в том, чтобы менять коррупционные схемы. Яркий пример того, как это происходит, – Самара. В этом году там успешно почистили город от бродячих собак с помощью их усыпления, сняли напряжение. Но собаки остались, просто они перестали быть такой проблемой, как раньше.

Это и надо. И вот из СМИ мы узнаем, что уже разработан проект программы по тотальной стерилизации всех бездомных собак и кошек в Самаре. Газеты разъясняют, что за бездомными собаками теперь будут закрепляться «ответственные опекуны», в обязанности которых будет входить отбор особо агрессивных особей, подлежащих безвозвратному отлову. Читая эти материалы, кажется, что переносишься на 10 лет назад, – точно такие гуманные песни пелись тогда в Москве. Разработана программа стерилизации в Самаре и Тольятти под руководством председателя самарского СоЭС, члена ОП Российской Федерации Сергея Симака при участии активного члена СоЭС Сергея Арестова, ранее почему-то выступавшего категорически против ОСВ, как и Рыбалко. Вот и вписались.

И Рыбалко, и Арестов, и активная «реалистка» Юлия Шаповалова, ратующая в своей статье за «ограниченное» применение ОСВ в России и неограниченное в странах третьего мира, все имеют приюты на городском обеспечении и, конечно, счета для пожертвований.

Боль погибающих на улицах животных не стала их собственной мучительной и невыносимой болью, поэтому прекращать ее окончательно они не хотят. Они просто люди и живут как все (точнее, почти как все) по простому человеческому принципу: заботьтесь о завтрашнем дне, о том, что будете есть-пить, во что оденетесь, не ищите, прежде всего, Царства Божия, лгите, бойтесь.

А пока животные остаются на улице, всегда найдется маневр для коррупции. Третья серия может длиться бесконечно. Только называться эта серия будет уже не ОСВ, а СБО – «стерилизация-бешенство-отстрел-стерилизация» и так по кругу. Как в Индии.

Главное – уводить народ от действительности и продолжать шизофренизировать его множественными посланиями вместо правды. Благо, СМИ эту работу выполняют исправно.

Впервые опубликовано на сайте ЦЕНТРА ПРАВОВОЙ ЗООЗАЩИТЫ 27.09.2012

Светлана Ильинская, Александр Кулагин

Tags: Индия, СССР, животные, коррупция, права человека, ученые, экология
Subscribe
promo matveychev_oleg february 3, 18:05 60
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments