matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Национальный Рейтинг Мэров (Июнь-Июль, 2018)


                                             

Центр информационных коммуникаций «Рейтинг» совместно с Финансовым университетом при Правительстве РФ подготовили новое исследование, посвященное оценке деятельности мэров столиц регионов и крупных финансово-промышленных центров Российской Федерации за июнь-июль 2018 года.

Настоящее исследование проведено ЦИК «Рейтинг» в партнерстве с Финансовым университетом при Правительстве Российской Федерации.

Его объектами являются мэры 88 городов России. В их число входят руководители столиц всех субъектов РФ с добавлением представителей пяти крупных финансово-экономических центров: Магнитогорска, Набережных Челнов, Новокузнецка, Сочи, Тольятти. В рейтинг не включены представители Московской и Ленинградской областей в связи с отсутствием у этих регионов собственных административных центров.


Понятие «мэр» не имеет единого значения в различных субъектах России (как и в стране в целом). Под «мэрами» в исследовании понимаются избранные населением главы городов либо, при их отсутствии, те из руководителей, в официальной должности которых содержится определение «мэр». Муниципалитеты, для которых не подходят оба эти варианта, в рейтинге представляют руководители городских администраций (основываясь на изначальном значении слова «мэр»).

Результаты «Национального рейтинга» получены на основании заочного анкетирования, а также заочных и очных опросов представителей экспертного сообщества. Заочные экспертные опросы проводились с использованием некоторых положений методики Уильяма Гордона («Синектики»). Ключевой являлась установка «Синектики» о повышении релевантности результатов, в случае привлечения в качестве респондентов не только экспертов узкой специализации, но и людей абсолютно разных с профессиональной точки зрения. Таким образом, в «Национальном рейтинге мэров» сознательно задействован максимально широкий круг экспертов различной профессиональной и социальной принадлежности. Такой их состав, кроме того, позволяет сделать результаты исследования наиболее демократичными, наиболее приближенными к мнению «простых людей» с понятной поправкой на большую информированность и способность к анализу представителей экспертного сообщества.

Анкеты, рассылаемые экспертам, не только давали им возможность формально оценить работу того или иного мэра, но и предлагали обосновывать свои выводы. Подобные обоснования позволяют выявить причины успеха или неудачи муниципальных руководителей в глазах экспертов. Именно анкеты являются основным источником, на основании которого выстраиваются таблицы исследования, формулируются тексты его аналитической части.

Конфиденциальный статус заочного анкетирования является важным способом повышения искренности респондентов. Те эксперты, которые хотели публично высказать свое мнение о работе того или иного мэра, по согласованию с редакцией ЦИК «Рейтинг», получали такую возможность. Следует иметь в виду, что издатели периодически предоставляют слово и тем экспертам, позиция которых противоречит общим выводам исследования. Порой в рейтинге одновременно высказываются эксперты, представляющие прямо противоположные мнения. Подобная практика является осознанной и позволяет публично представить максимально широкий спектр мнений экспертного сообщества. При этом эксперты, высказывают своё мнение в «Национальном рейтинге» не зная итоговых результатов исследования.

В таблицах рейтинга обозначены те мэры, которые находятся на своём посту на момент обнародования исследования. Если ротация мэров произошла незадолго до публикации, эксперты имеют возможность дать положительную или отрицательную оценку происшедшему событию, определить своё отношение к новому мэру, в сравнении с предыдущим и т.п.

В настоящем «Национальном рейтинге мэров» исключение из указанного правила коснулось мэра Екатеринбурга. Его отставка, происшедшая в конце рассматриваемого периода, сопровождалось изменением городского устава. В результате новый мэр не будет иметь по должности никакой преемственности к Евгению Ройзману.

В случае с городами федерального значения (Москва, Санкт-Петербург и Севастополь) в «Национальном рейтинге мэров» делается акцент на отношении к их руководителям как к градоначальникам, а не как к главам субъектов. Хотя, безусловно, не всегда экспертам удается отделить местную и региональную повестку от федеральной.

Для формата и целей исследования признано лишним акцентировать внимание на нюансах статуса мэра («и.о.», «временно исполняющий» и т.п.).

Павел САЛИН
Политолог, директор Центра политологических исследований Финансового университета при Правительстве РФ

Перед главами региональных столиц летом стояли две основные задачи. Первая касалась подавляющего меньшинства представителей мэрского корпуса и была связана с проведением Чемпионата мира по футболу. Правда по понятным причинам здесь главы городов, которые принимали ЧМ-2018, были на вторых, даже если не на третьих ролях — львиная доля всей организационной работы лежала на федеральном Центре. За региональную часть отвечали губернаторы, а мэры столиц субъектов Федерации к концу 2010-х гг. уже давно стали частью губернаторской «вертикали» в большинстве регионов. В целом проведение Чемпионата мира признано федеральной властью успешным, отдельные имевшие место накладки на местах не стали частью федеральной информационной повестки, а значит, их попросту не было. Таким образом, с этой задачей мэры справились на «отлично». Правда, они будут на последних ролях в числе поощренных, но в случае «проколов» им пришлось бы отвечать наравне с региональными властями.

Второй вызов носил гораздо более стратегический и долгосрочный характер, и касался практически всех мэров. Правда, здесь тот факт, что за последние годы они во многом лишились субъектности, сыграл против них. Речь идет об акциях протеста на местах против повышения пенсионного возраста, которые несколькими волнами прокатились по областным центрам во второй половине июня — июле. При этом наблюдалась любопытная закономерность — в тех городах, где к моменту анонсирования изменений накопился значительный протестный потенциал в силу нерешенности местных проблем, протесты носили гораздо более интенсивный характер. Ярким, но далеко не единственным примером может служить такой город, как Пенза. Протест там начал набирать силу еще прошлой осенью, когда дали о себе знать обманутые дольщики, потом к ним присоединились клиенты финансовой пирамиды «Инвест-гарант», а вопрос о повышении пенсионного возраста придал новый импульс недовольству социально незащищенных слоев населения. В итоге акция протеста 28 июля, организованная местными коммунистами, собрала несколько тысяч человек, что очень прилично для такого города, особенно с учетом дачного сезона.

Таким образом, вопрос о повышении пенсионного возраста стал тем катализатором, который объединил локальную протестную повестку, уникальную для каждого регионального центра, в единое смысловое поле. В той же Пензе лозунги против пенсионной реформы соседствовали с требованиями обманутых вкладчиков. В такой ситуации (еще раз следует отметить, что она широко распространена в регионах) именно мэрский корпус мог бы выступить в качестве предохранителя или волнореза, которые своими действиями по нейтрализации локальной протестной повестки если бы и не свели к нулю, то существенно снизили протестный потенциал митингов. Однако поскольку они де-факто воспринимаются населением как продолжение губернаторской «вертикали», такая возможность фактически отсутствовала.

Ситуация с протестами против повышения пенсионного возраста в региональных столицах еще раз подчеркнула, что власти необходимо решать проблему с местом их мэров в формальной системе власти. Либо на уровне законодательства необходимо признать, что они являются продолжением «вертикали» губернаторской власти, но тогда речь идет о практической ликвидации системы местного самоуправления. Противоположный вариант — возвращение хотя бы части политической субъектности хотя бы главам региональных столиц (как точек кристаллизации регионального протеста), но это невозможно без возвращения выборов мэров, к чему явно не готов как федеральный Центр, так и тем более губернаторы.

Михаил БОЧАРОВ
Социолог, заместитель генерального директора Института региональных проблем


О мэрах городов у нас вспоминают либо, когда приходит время выборов, либо в связи с конфликтами с действующими губернаторами. В сентябре состоятся выборы ряда мэров крупных городов, соответственно в июне/июле начинается выборная кампания.

Как правило, это наилучший момент поставить вопрос о выборности мэров и назначении сити-менеджеров. Данная выборная кампания идет под влиянием яркого примера мэра Екатеринбурга Евгения Ройзмана, который, будучи избран прямыми выборами, был лишён всех полномочий с назначением сити-менеджера. И его демарш с досрочной отставкой с поста главы города — это выстраданный протест против сити-менеджерства.

Если взять оставшиеся островки прямых выборов, то у нас сначала выбирают мэра прямым голосованием, а потом депутаты утверждают сити-менеджера, которого, как правило, представляет власть. Практически во всех регионах депутаты — представители партии власти, и сити-менеджер, хочет он того или нет, вынужден соглашаться с теми «уставами», которые приняты на данной территории. Отсюда получаем в регионах двоевластие.

Такая система вредна для решения региональных проблем с точки зрения проявления инициативы. Сити-менеджер, которого назначает власть, считает главным вовремя отчитаться и доложить власти, какой он «хороший человек команды губернатора». А проблемы региона уходят на второй план. Такой начальник всегда беспрекословно будет выполнять распоряжения вышестоящего руководства. Пример — Подмосковье. Андрей Воробьев, придя к власти, преобразовал систему управления регионом в городские округа и поставил там своих людей и сити-менеджеров. В результате у сити-менеджеров были отобраны все финансовые инструменты, и власть городов была полностью лишена возможности действовать. Отсюда все беды, вплоть до подмосковных свалочных полигонов.

Во всех областных центрах, где стоят такие «мэры», ситуация катастрофическая. Волгоград: дороги разбиты, здания обветшалые (несмотря на строительство инфраструктуры к Чемпионату мира по футболу). Не забудем отметить и коррупционную составляющую, которая, к сожалению, проявилась с началом практики сити-менеджерства. Хотя при появлении этого института его создатели утверждали, что он вводится, чтобы уменьшить коррупцию и отсечь криминал от власти. В итоге с момента появления сити-менеджерства количество возбужденных уголовных дел и случаев заключения под стражу городских чиновников выросло в разы. Это говорит о том, что сити-менеджер подотчетен только вертикали власти, и при хорошем отношении со своим начальником он на своей территории может творить всё, что угодно, не считаясь с местным самоуправлением и самим населением.

После отмены прямых выборов мэра Екатеринбурга в России осталось всего несколько крупных городов, где жители по-прежнему могу выбирать себе градоначальников. Однако и в них выборы редко оказываются конкурентными: в большинстве руководят представители «Единой России», а в некоторых мэры не менялись больше 10 лет.

Массово отказываться от прямых выборов мэра российские регионы стали после реформы местного самоуправления 2014 года. Она позволила регионам самостоятельно определять, каким образом они избирают глав муниципальных образований — напрямую голосованием жителей или голосованием в представительных органах власти.

По итогам этой реформы в России осталось всего несколько административных центров, где выборы мэров сохранились. Однако в последующие годы во многих из них прямое голосование отменили.

Так, в Петрозаводске депутатам удалось преодолеть вето оппозиционного мэра от «Яблока» Галины Ширшиной и отменить выборы главы города в 2015 году. В Воронеже прямые выборы отменили по инициативе местных единороссов в 2016 году. Отменили прямые выборы и в Иркутске — там оспорить это решение безуспешно пыталось региональное отделение КПРФ.

В Москве — городе федерального значения — мэр имеет статус губернатора. После того, как в 2004 году заработал порядок, по которому глав регионов по представлению президента утверждали местные законодательные органы, выборы столичного мэра не проводились вплоть до 2013 года.

На первых за 10 лет прямых выборах в столице главным соперником действующего мэра Сергея Собянина стал оппозиционер Алексей Навальный. Он смог зарегистрироваться кандидатом после того, как с помощью Собянина преодолел «муниципальный фильтр» и заручился необходимой поддержкой московских муниципальных депутатов. Собянин в итоге одержал победу в первом туре при явке 32,03%, получив 51,37%. Навальный набрал 27,24% голосов. Оппозиционер обвинил Собянина в фальсификациях, которые, с его точки зрения, позволили мэру избежать второго тура. Он обжаловал итоги выборов, однако суд не признал их законными.

Ближайшие выборы мэра Москвы пройдут в сентябре 2018 года. Но оппозиция в этот раз на них представлена не будет, так как зачищена «муниципальным фильтром» «Единой России». Муниципальные депутаты в этот раз под страхом исключения из партии свои голоса никому чужому не отдали. Депутаты Мосгордумы приняли внесенный мэром Москвы Сергеем Собяниным законопроект о возможности создания избирательных участков за пределами столицы. Власти Москвы планируют организовать загородные участки на транспортно-пересадочных узлах и в крупных садовых некоммерческих товариществах, поскольку, как пояснил инициативу Собянин, выборы пройдут в дачное время. Участки могут появиться в шести близлежащих к столице регионах: Московской, Калужской, Тверской, Тульской, Владимирской и Ярославской областях. Представители регионов отметили, что готовы помочь Москве с выборами на своей территории. Действующий мэр уже начал свою кампанию на ТВ, радио, в социальных сетях. Он выступает как крепкий хозяйственник, который много делает для города, но с москвичами не советуется. Портал «Активный гражданин» не обсуждает ключевые для жителей города вопросы.

В Санкт-Петербурге должность главы города занимает губернатор, который избирается сроком на пять лет. Последние выборы состоялись в 2014 году, победу на них одержал врио главы города Георгий Полтавченко при явке в 39,13%. Он набрал 79,3% голосов, второе место с результатом 9,37% заняла представитель КПРФ Ирина Иванова. Оппозиционные кандидаты Оксана Дмитриева («Справедливая Россия») и Анатолий Голов («Яблоко») не смогли пройти муниципальный фильтр. Полтавченко работает как член команды президента. По слухам, он много раз собирался уйти, но остается на своем посту и в июле был тепло принят президентом.

После присоединения Крыма в 2014 году, Сергей Меняйло несколько лет руководил Севастополем. В 2016 году он подал в отставку, и вскоре после этого заксобрание приняло закон о прямых выборах главы города. В Севастополе выдвигаться в губернаторы по закону можно только от политических партий, имеющих право участвовать в выборах. На первых прямых выборах в сентябре 2017 года с результатом 71,05% одержал победу врио губернатора Дмитрий Овсянников («Единая Россия»). Его ближайший преследователь Роман Кияшко из КПРФ набрал 16,42% голосов. Явка избирателей составила 34,2%.

Единоросс Илья Середюк шел на выборы в градоначальники Кемерово, которые состоялись в единый день голосования в сентябрь 2016 года, уже в статусе врио главы города. Досрочные выборы потребовались после того, как предыдущий мэр Валерий Ермаков подал в отставку «в связи с выходом на заслуженный отдых». Кандидатуру Середюка поддержал тогдашний губернатор Аман Тулеев, у которого тот работал заместителем. За Середюка проголосовали 78,8% избирателей при чрезвычайно высокой для выборов на местном уровне явке в 80,9%. В начале апреля Середюка раскритиковал президент, который прибыл в Кемерово после пожара в торговом центре «Зимняя вишня». Путин отчитал мэра за то, что в ТЦ не проводились необходимые проверки. Через несколько дней после визита Путина произошла отставка Тулеева, который руководил регионом 18 лет. Середюк свой пост на данный момент сохраняет.

Николай Булакин («Единая Россия») руководит столицей Хакасии Абаканом больше 20 лет. Первый раз он был избран главой администрации города в 1995 году и затем был переизбран четыре раза — последний раз в 2013 году. На последних выборах он победил с результатом в 81,79% голосов при явке в 33,23%. За время работы на посту главы города Булакин успел стать подследственным уголовного дела о халатности и превышении полномочий. Прокуратура утверждала, что глава Абакана назначил чиновникам мэрии незаконные надбавки, однако Верховный суд никаких нарушений не обнаружил. Дело Булакина дважды закрывали. Сначала это сделало республиканское следствие, однако расследование возобновил федеральный СКР. В 2013 году дело было окончательно закрыто.

Выборы мэра Новосибирска в 2014 году сенсационно выиграл кандидат от КПРФ Анатолий Локоть. Коммунист стал единым кандидатом от оппозиции на выборах. Его поддержали «Народный Альянс» (так на тот момент называлась партия Алексея Навального), «Яблоко», «Гражданская платформа» и другие партии. Кроме того, в пользу Локтя снялись несколько кандидатов — в том числе депутат Госдумы Илья Пономарев. Локоть на досрочных выборах мэра набрал 43,75% голосов. Его ближайший соперник единоросс Владимир Знатков, который шел на выборы в статусе исполняющего обязанности мэра, набрал 39,57 %. Явка на выборах составила 32,59%. За время работы на посту мэра Локоть успел поссориться с оппозиционерами, которые поддержали его на выборах. Например, в 2015 году он заявил, что «Демократическая коалиция», которая планировала участвовать в выборах новосибирского заксобрания, финансируется конгрессом США и планирует устроить «оранжевую революцию». После этого высказывания Навальный и местное отделение партии ПАРНАС подали иск о защите чести и деловой репутации, однако суд его отклонил.

Елена РУМЯНЦЕВА
Экономист, руководитель Центра экономической политики и бизнеса. Проректор Государственной академии строительства и ЖКК России (2002-2004 гг.)


Федеральный рейтинг мэров регистрирует результаты работы первых лиц российских городов несколько раз в год, но труд мэра, конечно, важно отражать не только в ежедневных новостях, но и в план-фактных аналитических материалах, включающих расчеты стоимости работ и фактические направления трат бюджетных денег.

Для всей России остается пока большой бедой отсутствие обязательности представления городскими администрациями сведений план-факт. Стратегии и краткосрочные планы принимаются в одних документах, а текущая оперативная информация подается вне увязки с ними, в ином формате.

Требование проведения план-фактного анализа уже много лет не реализуется на практике. Зачем тогда принимать эти нереализуемые и несогласуемые между собой стратегии и планы? Просто для галочки? На мой взгляд, именно это и является резервом повышения эффективности работы большого числа должностных лиц на местах и устранения непроизводительного балласта расходов.

Яркий пример — ситуация с представлением ограниченных сведений на официальном сайте администрации Астрахани. Она свидетельствует о необходимости стандартизации требований к ежедневному план-фактному анализу по всем городам России, а также стандартизации подходов к созданию в них комфортной среды (обеспеченности общественными благами в расчете на одного жителя того или иного города, как это давно принято в странах с высоким уровнем дохода), чтобы жители страны не ощущали столь значительную разницу в уровне развития городской инфраструктуры.

Никита ИСАЕВ
Лидер движения «Новая Россия», директор Института актуальной экономики


На данный момент институт мэров в России практически не работает: градоначальники давно не избираются, а действующие мэры либо представляют интересы губернаторов, либо назначаются из Москвы для баланса сил и имитации противостояния мэра и губернатора. В целом же ситуация крайне разбалансированная, и это вовсе не вопрос системы управляемости (в контексте «разделяй и властвуй»). Институт мэров после реформирования системы местного самоуправления прекратил свое существование в России.

Отмена прямых выборов мэра — это, безусловно, большой удар по гражданскому обществу. Ведь только избранные градоначальники несут ответственность перед своими жителями, в то время как назначенцы отвечают лишь перед теми, кто их наделил полномочиями (то есть перед губернаторами). Необходимо вернуть систему прямых выборов мэра. Это поможет укрепить сильно пошатнувшееся в последнее время доверие к органам власти и к общегражданским институтам в целом.

Пример «пострадавших» в ходе реформирования: институт местного самоуправления в Екатеринбурге, где последним мэром был Евгений Ройзман и в Нижнем Тагиле, где мэром был Сергей Носов. Очевидно, что прямые выборы мэра совершенно необходимы в крупных городах, и неудивительно, что их отмена вызывает сильное недовольство населения.

Наталия ВЕЛИКАЯ
Политолог, заведующая кафедрой политической социологии Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ). Председатель Общероссийского общественного движения «Социал-демократический союз женщин России»


Весенне-летний сезон для глав исполнительной власти (глав администраций) местного уровня власти традиционно считается более спокойным, чем зимний, когда отопительный сезон и подготовка к нему определяет большинство оперативных совещаний в мэрии. Поэтому лето 2018 года будет жарким только для тех мэров, которым предстоит в том или ином качестве участвовать в предстоящих сентябрьских выборах: либо в качестве члена команды, либо обеспечивая ход выборов и их результаты. В первую очередь это касается Екатеринбурга, где была весьма сложная политическая ситуация после отмены прямых выборов, и Томска, где они ещё сохранены. В Екатеринбурге конкурс на пост главы города состоится 25 июля, и уже сейчас подано 22 заявки от кандидатов. Среди вероятных претендентов – первый замглавы администрации Екатеринбурга Алексей Кожемяко, вице-губернатор Александр Высокинский, депутат ГД РФ Андрей Альшевский.

В Томске в числе кандидатов действующий мэр Иван Кляйн, представляющий «Единую Россию» и кандидаты от ряда политический партий: депутат гордумы Северска Алексей Выборов (ЛДПР), кандидат от «Справедливой России» и глава фракции в Томской облдуме Галина Немцева, зав. кафедрой Томского государственного архитектурно-строительного университета Андрей Петров (КПРФ) и Сергей Трапезников («Яблоко»).

К действующему мэру у горожан накопилось много претензий — от варварского отношений к архитектурному и культурно-историческому наследию до экологии, от перебоев с горячей водой в летний период до роста личных доходов мэра. Замечу отдельно, что практически повсеместный отказ столиц регионов (и не только столиц) от прямых выборов мэра (в июле, например, переход на модель с сити-менеджером была одобрена в Нижнем Тагиле) вопреки аргументам лоббистов этой реформы не сказался положительно на эффективности муниципального управления. Да и вряд ли лояльность губернатору и партийной верхушке партии большинства может быть здесь существенным фактором повышения качества управления. Напротив, вынужденная зависимость от тех или иных групп интересов, которые обеспечивают в т.ч. назначение мэра, мешает проведению адекватной и самостоятельной политики. Более того, должность мэра (главы администрации, сити-менеджера) все меньше становится политической, превращаясь в административно-управленческую, чисто бюрократическую, со всеми вытекающими последствиями.

В системе сложившейся к настоящему времени вертикали власти, успех городских глав будет зависеть во многом от финансового обеспечения и взаимодействия с главой региона, учитывая особенности нашей бюджетной политики и специфику формирования бюджетов муниципалитетов. Однако кадровая политика здесь часто дает сбои, и количество уголовных дел против мэров – хороший тому пример. Уход политики из городского управления во многом привел к сокращению актуальной федеральной новостной повестки, связанной с работой мэров, а собственно в региональных и городских СМИ она ограничивается посещением строящихся объектов, школьных праздников, балов выпускников, решением транспортных проблем, перебоев с электричеством и задержек с подключением воды после профилактических работ.

Интересна тенденция прихода на должность мэров из депутатского корпуса Государственной Думы. Совсем недолго после избрания в высший законодательный орган страны из него были рекрутированы: нынешние мэр Нижнего Новгорода Владимир Панов, глава администрации Саратова Михаил Исаев, глава администрации Калининграда Алексей Силанов, что подчеркивает административный и скрытый характер кадровых решений, ничего общего не имеющих с самой идеей местного самоуправления. Редкие исключения в этом случае будут связаны либо с трагическими происшествиями и катастрофами (как это было в Кемерово), либо с поводом посмеяться над косноязычием и безграмотностью градоначальников. Активное благоустройство города не всем удается с одинаковым успехом. В то время как Тюмень (врио Руслан Кухарук), Воронеж (мэр Вадим Кстенин), Казань (мэр Ильсур Метшин), Новосибирск (Анатолий Локоть) остаются зелеными и живыми городами с массой рекреационных зон, то мэров Назрани (Алихан Тумгоев), Саратова (Михаил Исаев), Костромы (Виктор Емец), Чебоксар (Алексей Ладыков) справедливо упрекают в неспособности сформировать адекватную стратегию озеленения территорий. Понятно, что успехи благоустройства Казани, Тюмени, запланированный ремонт набережных в Омске (мэр Оксана Фадина) осуществляется не столько за счет городского бюджета, сколько благодаря привлеченным средствам нефтяных и газовых госкорпораций. И если на реконструирование Иртышской набережной мэрия Омска получит деньги «Газпрома», то содержание и развитие детского дополнительного образования и досуга становится для городского бюджета неподъемной нагрузкой и вызывает необходимость привлечения для решения проблемы социальных предпринимателей. Из других заметных направлений деятельности Оксаны Фадиной, ставшей мэром 7 месяцев назад, – кадровые перестановки в городском хозяйстве и активная работа с бюджетными учреждениями. Отметим также, что в случае с Омском мы видим консолидированную работу губернатора и мэра по решению городских проблем. Другая ситуация в Чебоксарах, где глава администрации Алексей Ладыков и глава Чувашии Михаил Игнатьев не всегда способны договориться по некоторым вопросам. Это сказывается и на федеральных проектах, реализуемых в городе (например, строительство Московского моста, где в мае рабочие вышли на забастовку из-за невыплаты зарплаты). Впрочем, на качество жизни горожан это сказывается не так сильно. Город по-прежнему потихоньку строится, реконструируется, убирается. Именно при Ладыкове город наконец увидел обилие детских площадок, хоккейных коробок, началось строительство парка «Амазония», однако избежать, например, внепланового и аварийного отключения воды не удаётся.

Из запомнившихся отставок назову уход мэра Костромы Виктора Емца, который после 6 лет пребывания в кресле градоначальника, в начале июля написал заявление по собственному желанию. Пример все той же неэффективной кадровой политики, когда чиновник назначается по принципу лояльности и преданности. Как итог, масштабные проекты бывшего мэра реализовывались по схеме «гладко было на бумаге, да забыли про овраги». Ремонт единственного моста через Волгу так и не был завершен, реформа городского транспорта фактически провалилась, город фактически переходит к внешнему управлению. Зато активно осуществлялась точечная застройка в исторической черте города, сократились программы по озеленению города. В целом можно оценить последние месяцы, как относительно спокойные, где городские службы работают в штатном режиме.

Андрей ЗВЕРЕВ
Политолог, доцент кафедры социологии и психологии политики МГУ, доцент кафедры социальных коммуникаций и технологий РГГУ


Институт местного самоуправления, формально не входящий в систему государственной власти в нашей стране, представленный мэрами городов (столиц российских регионов), является, с одной стороны, частью процесса демократизации отечественной политической системы, связанного с расширением возможностей политического соучастия граждан страны в текущих общественно-политических и социально-экономических процессах в их повседневности, а также возможности деконцентрации власти, с другой стороны, проводившиеся многочисленные реформы в этом сегменте властных взаимоотношений, не всегда напрямую вели к ожидаемым положительным последствиям, на которые рассчитывали инициаторы перемен.

Как показывают многочисленные социологические исследования, местное самоуправление на уровне массового сознания до сих пор не воспринимается как значимый институт агрегирования демократических прав и свобод граждан и как необходимый элемент эффективного публичного управления в регионах. Наоборот, институты местного самоуправления часто ассоциируются в общественном мнении с ростом безответственности местных властных институтов и частыми конфликтами внутри действующей системы региональной власти.

Вместе с тем, властный институт глав местных городских администраций должен быть самым близким к электорату. Ведь именно от него во многом зависит текущий характер реальности: состояние дорог, уровень медицинского и образовательного обслуживания населения, количество и размер налогов в местный бюджет, в целом комфортная среда обитания города. Таким образом, из всех имеющихся уровней власти, данный уровень, по идее, должен был быть наиболее близким к нам. Неслучайно во многих западных странах именно на выборах в местные органы власти явка избирателей намного больше, чем во властные органы всей страны. В нашей стране все происходит с точностью до наоборот. Самая низкая явка на выборах депутатов местных собраний, т.к. для многих граждан часто непонятно, чем занимаются депутаты низового властного уровня. Поэтому главные задачи, стоящие и перед мэрами, касаются не политической составляющей текущих процессов, идущих в регионах, а, прежде всего, регулирования текущей жизни граждан. От того, какие конкретные результаты мэр может продемонстрировать избирателям (открытие новой транспортной системы, возведение жилищного комплекса, способного решить проблему очередников на жилье, запуск реализации новой системы безопасности граждан на улицах городов и т.д.) зависит, как горожане оценивают текущую деятельность мэра на своем посту.

Поэтому в реальной политике у мэров часто доминирует не политическая имиджевая модель позиционирования, а хозяйственная, где в центре стоит не идеологическое (во многом партийное) определение текущего политического курса, а повседневное эффективное управление городом и его хозяйством, решение актуальных для местных жителей проблем.

Позитивным примером могут быть Сергей Собянин — нынешний мэр Москвы и Евгений Ройзман — до недавнего времени глава Екатеринбурга. В проводимых фокус-группах, этих мэров оценивали, прежде всего, по эффективному управлению своими городами, а не по их идеологической принадлежности. Не случайно на нынешних московских выборах Собянин идет как самовыдвиженец, подчеркивая, что он не партийный, а «народный» мэр, за которым поддержка всех жителей столицы.

Напротив, жители Читы недавно выразили свое раздражение по поводу фактического бездействия нынешней местной власти во время наводнения в городе, организовав стихийную протестную акцию против бывшего местного градоначальника Анатолия Михалева и перекрыв проезд нескольких машин с песком, прибывших, чтобы спасти его дом от наводнения — для остальных жителей такой отсыпки местные власти не производили. По-видимому, возрастающий негатив коснется и главы Томска Ивана Кляйна, который сейчас идет на переизбрание. Так как с середины июня томичи жалуются на сильный неприятный запах, который исходит от предприятий, контролируемых известной в этом регионе «Сибирской аграрной группой», и местные власти никак эту ситуацию решить не могут. Сам градоначальник в отпуске, потому гнев граждан уже начинает распространяться выше и задевает имидж главы региона Сергея Жвачкина.

Актуальным для местных властных элит становится вопрос об эффективности распоряжения минимальными ресурсами городской власти и достижения при этом конкретных результатов. Должна быть постоянная обратная связь с населением для более точного понимания текущего общественного запроса. При эффективном управлении и распределении минимальной ресурсной базы жизнь рядовых горожан становится намного комфортнее. Потому успех и общественное признание глав городских администраций во многом зависит от выстроенной системы коммуникации с населением. Но как ее эффективно выстроить — большой вопрос для всей системы местного самоуправления.

Привлекательность имиджа мэров городов во многом зависит от достигнутого благоустройства города и повышения жизненного уровня его жителей. Поэтому чаще всего востребованными становятся политики, которых можно назвать «хозяйственниками», как в случае с бывшим московским мэром Юрием Лужковым или «эффективными управленцами», как в случае с нынешним московским градоначальником Сергеем Собяниным.

Поэтому Вадим Кумин от КПРФ и Михаил Дегтярев от ЛДПР на предстоящих выборах мэра Москвы смотрятся более блекло, чем реально добившейся конкретных результатов в процессе управления столичным хозяйством Собянин.

Интересна здесь и другая тенденция. Высокий рейтинг эффективности управления в субъектах Федерации часто коррелирует с итоговым высоким рейтингом глав столичных городов этих же субъектов. Например, эффективность мэров Казани и Тюмени коррелировалась с высокими до недавнего времени показателями регионального управления в Республике Татарстан и Тюменской области. Не случайно губернатор последней перешел в федеральное правительство.

Хотя и в этой закономерности можно найти расхождения. Таким образом, эффективное выстраивание властной вертикали в регионе ведет к достаточно позитивному восприятию жителями региональной власти и выражается в более высоком уровне доверия к ней.





После долгого перерыва «Национальный рейтинг» возглавил Ильсур Метшин (Казань). Свою роль в этом сыграло чрезвычайно удачное проведение в столице Татарстана ЧМ-2018. Эксперты, которые имели возможность сравнить между собой различные города, принимающие это спортивное мероприятие, часто именно Казани отдавали первенство как по организации, так и по общей открытой и доброжелательной атмосфере. Сам мэр вполне эффективно использовал ЧМ-2018 для личного пиара.

(...)

Окончание здесь


Tags: рейтинг мэров
Subscribe
promo matveychev_oleg апрель 10, 17:18 1
Buy for 100 tokens
ДЛЯ ТЕХ, КТО ЛЮБИТ ЧИТАТЬ, А НЕ СМОТРЕТЬ! В рамках реализации проекта с ноября 2017 года по апрель 2018 года была написана книга «Современные мифы о России». Авторы книги: известный российский политолог, профессор Высшей школы экономики Олег Матвейчев и публицист Артем Пучков.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments