matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Category:

Как вымогают деньги у потребителей электроэнергии.

Оценочно годовые поборы превысили 1,5 трлн. рублей - половину ее продажной стоимости



«Негодное» социалистическое прошлое и «прекрасное» рыночное настоящее
В советские времена на всей территории страны существовало два тарифа на электроэнергию: промышленные предприятия платили 2 копейки за киловатт-час, а население – 4 копейки. Объяснялось это тем, что подавляющее большинство потребителей черпало электроэнергию из общего «бассейна» - Единой энергосистемы страны, куда «сливали» ее все электростанции системы.  Продавалась она по средневзвешенной цене смеси составляющих разной стоимости с экономически и физически обоснованной оптимизацией всех затрат по общесистемным критериям. При этом одни и те же электростанции поочередно питали потребителей в разных часовых поясах по мере смены там дня и ночи, что создавало большую экономию в мощностях. Поэтому и рентабельность системы электроснабжения в среднем достигала 15%, что вполне хватало для ее воспроизводства и развития
Сегодня, в условиях «рыночных» отношений, напоминающих «бизнес-сотрудничество» Кота Базилио и Лисы Алисы с Буратино на поле чудес, промышленные предприятия вынуждены платить в среднем по стране 2 рубля за киловатт-час.  Население платит около 1,9 рубля, но в той же Москве киловатт-час в квартирах обходится…  в 4,5 рубля. Однако эти цены, которые Росстат указывает в своих официальных публикациях, на самом деле в 1000 раз больше, чем были в конце 1980-х. Ведь в 1998 г.  из-за громадной инфляции цены на все и вся и, соответственно, номиналы денежных купюр и заработных плат деноминировали, уменьшив их значения в 1000 раз. Следовательно, для промышленности стоимость электроэнергии в сравнении с советскими временами возросла, на самом деле, в среднем по стране в 100 тысяч раз, при этом на Северном Кавказе - в 265 тысяч, а на  Дальнем Востоке - в 276 тысяч раз.
Население платит несколько меньше, но правительство активно устраняет эту несправедливость – дефицитный бюджет экстренно нуждается в увеличении поступлений. Для этого вводят «карточные», как во время войны, мизерные нормы подушевого потребления электроэнергии, за превышение которых придется платить в 2-4 раза больше. Абсурдность подобного энергосбережения очевидна: в стране не используется свыше половины мощностей электростанций, поэтому не ограничение, а увеличение производства и продажи электроэнергии привело бы и к соответствующему увеличению бюджетных доходов.
Между тем, почти 30% населения страны имеет доход ниже 10 тысяч рублей в месяц, а около половины – не более 15 тысяч. За время с 1991 г. индекс цен на электроэнергию вдвое превысил индекс цен на промышленную продукцию, вчетверо – индекс цен на потребительские товары, и в семь раз – на сельхозпродукцию и реальную заработную плату.
В недавнем прошлом на производство электроэнергии  приходилось примерно 60% ее продажной розничной цены, доля передачи и распределения электроэнергии составляла 30%, и 10% отводилось на сбыт и прочие затраты. Сегодня эти соотношения существенно отличаются от прежних, при том, что значительно возросли сами затраты, особенно - на сбор оплаты за электроэнергию. При этом потребители облагаются громадными поборами.  К примеру, в 2011 г. в стоимости розничной реализации электроэнергии, составившей 2522,81 млрд. рублей, доля поборов достигла 60% или 1530 млрд. рублей, и будет расти дальше. Значительная часть поборов приходится на оплату фиктивных объемов электроэнергии, а также мощности,  продажа которой превысила использованную в… 16 раз. Некоторые источники поборов приведены в таблице. Механизмы вымогательства и меры их ликвидации подробно рассмотрены ниже.
                                                                                           
                          Источники поборов
Сумма поборов, в год не менее
Ненормированная стоимость услуг за сбор
оплаты с потребителей электроэнергии
  500 млрд. рублей
Оплата сверхнормативных потерь
электроэнергии в сетях
    30 млрд. рублей
Оплата фиктивных объемов производимой и потребляемой электроэнергии
   540 млрд. рублей
Оптовая оплата электроэнергии по
цене последнего отобранного поставщика
вместо средневзвешенной
     200 млрд. рублей
Оплата фиктивной  электрической мощности
    300 млрд. рублей
                                                             Итого
   1530 млрд. рублей
Все это почему-то остается без внимания федеральных органов власти. И в то же время непрерывно раздаются лукавые призывы к повышению энергоэффективности товарного производства, абсолютно невозможному в подобных условиях.
Как же удалось добиться столь масштабного роста цен и вымогательства денег у потребителей электроэнергии, и кому это выгодно?
Единая энергосистема страны
Чтобы ответить на поставленный вопрос, нужно знать, что собой в недавнем  прошлом представляла Единая энергосистема страны - ЕЭС. Ведь столь существенные изменения в стоимости электроэнергии оказались возможны в результате разрушения прежнего организационного и технологического единства ЕЭС и принципиального изменения при  этом  прежних, ориентированных на интересы потребителей,  принципов ценообразования.
Единая энергосистема, которая строилась по зональному принципу электроснабжения территорий,  образно говоря, представляет собой шесть больших, сообщающихся между собой бассейнов, размещенных в европейской части страны, Сибири и Забайкалье, т. е. в границах шести часовых поясов. Еще один бассейн, слабо связанный с остальными, расположен на Дальнем Востоке. Каждый из бассейнов размещен примерно в границах соответствующего федерального округа. Прежде именовались бассейны «объединенные энергосистемы», и были технологическими подразделениями РАО «ЕЭС России».
Наполняются они электроэнергией расположенных внутри них электростанций, работающих параллельно, т. е. как единый генератор для всех потребителей. Сделано это было для увеличения надежности системы и снижения общесистемных затрат.
В бассейнах одни и те же электростанции, включенные параллельно, поочерёдно обслуживали регионы в разных часовых поясах по мере смены там дня и ночи, что позволяло уменьшать общую потребную мощность. Поэтому выход из строя какой-либо станции не приводил к отключению потребителей.
Перетоки электроэнергии для сокращения расстояний ее передачи и тем самым потерь при транспортировке происходят как в системе шлюзов - между парами соседних бассейнов. Поэтому для надёжности в ЕЭС потребовалась и минимальная избыточность мощностей, превышавшая прежде годовой зимний максимум потребления примерно на 15%. Управление перетоками было оптимизировано по экономически и физически обоснованным критериям снижения общесистемных затрат, чем обеспечивалась минимизация себестоимости электроэнергии.

Во-первых, этому способствовал сам принцип построения ЕЭС в виде сообщающихся бассейнов, благодаря чему одни и те же электростанции поочередно снабжают электроэнергией регионы, расположенные в разных часовых поясах.  Как отмечалось, она перетекает между парами бассейнов по мере изменения в них нагрузки в течение суток подобно перетокам воды через каскад шлюзов. При этом выбирался такой экономически эффективный режим загруженности каждой станции, когда удельный расход топлива минимален. Сегодня этот показатель хотя по-прежнему учитывается при отборе электростанций, но  ввиду снижения их загрузки и нарушения прежних принципов  оптимизации намного превысил прежние значения (табл. 1).
При этом экономически и физически обоснованная минимизация себестоимости киловатт-часа была заменена получением как можно большей прибыли  произвольным увеличением цен на электроэнергию путем поборов. Кроме того, общий бассейн позволяет снизить в нем максимум требуемой мощности, так как пиковые нагрузки отдельных потребителей в общем случае не совпадают во времени и усредняются. Тем самым удалось сэкономить примерно 20 млн. кВт генерирующих мощностей, которые понадобились бы дополнительно при самообеспечении регионов, включая резервные мощности. Сегодня, как показано ниже, с каждого потребителя в течение года взимают плату за максимальную мощность, хотя она ему может востребоваться, допустим,  один час в день.
Таким образом, за одну и ту же мощность, используемую последовательно рядом потребителей, электростанции получают сумму, многократно  превышающую фактическую ее стоимость. Дело доходит до абсурда. Как показано ниже, в последние два года проданная мощность в… 16 раз превышала использованную на самом деле.
Во-вторых, стоимость электроэнергии минимизируется за счет уменьшения дальности ее перетоков - в основном они организованы между парами соседних сообщающихся бассейнов. Поэтому снизились затраты на строительство линий электропередачи (ЛЭП), а также потери электроэнергии, растущие с увеличением расстояния ее передачи. Этому способствовало и размещение многих станций вблизи крупных потребителей. Так что в ЕЭС на расстояние свыше 800-1000 км можно передавать не более 5%  всей мощности ее электростанций.

В-третьих, стоимость электроэнергии в бассейнах снижалась благодаря первоочередному использованию станций с наиболее дешевой электроэнергией и установлению средневзвешенных тарифов при смешивании электроэнергии разной стоимости. Поэтому в  советские времена, как отмечалось, было два постоянных тарифа - 2 копейки за 1 кВт.ч для промышленности и 4 копейки для населения и коммунальной сферы.
ЕЭС, охватывавшая значительную часть территории Советского Союза, действительно являлась тогда общей системой энергоснабжения. При этом единые средневзвешенные тарифы исключали, в частности, преференции или получение ренты для кого-либо из потребителей, обусловленные более близким размещением к источнику наиболее дешевой электроэнергии, что не являлось заслугой или результатом деятельности этих потребителей. Сегодня средневзвешенные цены заменены ценой самой дорогой электроэнергии, которую отбирают на оптовом рынке.
Все перечисленные выше принципы и достоинства ЕЭС были реализованы благодаря тому, что ее организационная структура хозяйствования и управления полностью соответствовала технологической и технической «бассейновой» структуре. Технологическое, техническое и организационное единство ЕЭС позволяло в рамках единого хозяйствующего субъекта-собственника централизованно управлять электростанциями и перетоками электроэнергии «сверху вниз», руководствуясь описанными выше общесистемными критериями надежности и правилами минимизации себестоимости электроснабжения потребителей. Управление осуществляла единая диспетчерская служба, регламентируя в соответствии с нагрузкой потребителей и ее распределением во времени и пространстве, соответствующую оптимальную загрузку электростанций. Сегодня прежнее оптимальное управление нарушено и вывернуто наизнанку.
Технологическая и организационная целостность ЕЭС в сочетании с единством управления «сверху вниз» были обусловлены не только необходимостью достижения максимальной надежности и экономической эффективности электроснабжения потребителей, что трактуется «реформаторами» как пережиток социализма, но и физическими свойствами электроэнергии, которые не зависят от характера общественных формаций. Дело в том, что электроэнергия - виртуальный товар, который нельзя где-то складировать. Передается она по проводам со скоростью света и должна немедленно потребляться по мере ее производства.
Производство, передача, распределение и потребление электроэнергии - процесс физически неделимый и быстротекущий, требующий для его осуществления энергосистемы, технологически, технически и организационно единой, что необходимо, в том числе, и с точки зрения безопасности электроснабжения.
Так называемая реформа РАО «ЕЭС» была осуществлена согласно закону «Об электроэнергетике». Его принятие в 2003 г. всеми правдами и неправдами лоббировали многие правительственные чиновники и депутаты, которые игнорировали мнение специалистов. Как ни странно, но за «реформу» активно ратовали также члены РСПП и ТПП, которые сегодня жалуются на дороговизну электроэнергии.
Закон представляет собой, по сути, набор ничем не обоснованных противоправных и безграмотных предписаний по ликвидации Единой энергосистемы страны. При этом  были не только допущены многочисленные нарушения федерального законодательства, в том числе десятка статей Конституции РФ. Власти тогда не смогли или не захотели разобраться в лживости и безграмотности намерений Чубайса и его сторонников. Намерения эти были не только не совместимы с технологическими и техническими особенностями электроснабжения,  но и противоречили  основным законам электротехники и экономики, которые не зависят от общественных формаций.  В результате авантюра с так называемым реформированием отрасли оказалась бессмысленной и опасной затеей, вызвавшей дальнейшее нарастание развала отечественной экономики (см. «Антигосударственный заговор в РАО «ЕЭС России» или Бомба для президента». – «Промышленные ведомости» № 5, май 2002 г.).
«Реформаторы» утверждали, что хотят привлечь в отрасль инвестиции, а для этого  в производстве и сбыте электроэнергии необходимо якобы внедрить рыночную конкуренцию между вырабатывающими ее электростанциями. Это должно будто бы было привести еще  и к снижению цен на электроэнергию. На самом же деле, как показано ниже, конкуренция в системе электроснабжения невозможна в принципе. К тому же, стагнация российской экономики и вследствие этого значительное сокращение энергопотребления в стране не могли стимулировать привлечения в отрасль инвестиций из-за значительного снижения спроса на электроэнергию. При этом относительно высокая рентабельность РАО «ЕЭС России» в сочетании с незаконно взимаемым с потребителей налогом – инвестиционной компонентой, включенной в тариф, делали ненужными дополнительные инвестиции.
В сказанном можно было убедиться, чего власти не сделали, проанализировав основные показатели электроэнергетики за 2000-2003 годы, приведенные в таблице 1, которые предшествовали принятию упомянутого закона, и не принимать его. В частности, уже в эти годы  не использовалось более половины суммарной установленной мощности электростанций, а с учетом резервирования и ремонта суммарная загрузка станций не превышала 60%. То же наблюдалось и в последующем.
                                                                                                                         Таблица 1
                                                  годы        
1985
1991
2000
2002
2003
2009
2011
Электроэнергия, млрд. кВт.ч:
- производство
- потребление
966
964,4
1068,2
1056,1
877,8
863,7
891,3
878,4
916,3
902,9
992,1
977,1
1054,9
1041,1
Мощность станций установленная, суммарная, млн. кВт
  Коэффициент использования
установленной мощности (КИУМ)
195,8
213
0,572
212,8
0,47
214,9
0,473
216,0
0,48
226,1
0,5
233,3
0,51
Удельный расход топлива, г/кВт.ч
312
314
341
337
335
333
330
Рентабельность, %
13,2
18,4
13,5
11,3
10,1
Число предприятий на конец года
1002
887
1431
1701
1781
Число работников в отрасли
в среднем за год, тысяч чел.
552
563
913
928
893
1500
(оценка)

По данным Росстата
Почему невозможна конкуренция в электроэнергетике

Намерения внедрить конкуренцию в электроэнергетике были обманом для прикрытия  нового передела собственности. Цель передела - получение сверхприбылей новыми владельцами электростанций, сетей и энергосбытовых компаний за счет «свободных» цен. Ведь в экономике вообще, и в электроэнергетике, в частности,  конкуренция невозможна в принципе в силу многих обстоятельств.
Во-первых, предложение на рынке  всегда равно платежеспособному спросу, и так как избыточная продукция не востребуется, то ее владельцы либо уходят на другие рынки, если таковые имеются, либо оказываются банкротами. Однако специфика ЕЭС почти исключает возможность ухода на другие рынки, расположенные в других «бассейнах», так как на расстояние свыше 800-1000 км можно передавать не более 5% существующих мощностей.
Во-вторых, производство, распределение и потребление электроэнергии, как отмечалось, – процесс физически единый и неделимый, так как электроэнергия передается по проводам почти со скоростью света, ее невозможно складировать, и она должна потребляться почти мгновенно после ее генерации. Для этого все элементы системы электроснабжения, включая электрооборудование потребителей, во избежание аварий должны функционировать и взаимодействовать согласованно между собой в рамках централизованного управления. Поэтому  сферу электроснабжения нельзя делить на части для их раздельного хозяйственного использования, так же, как, к примеру,  нельзя отделять от автомобиля  колеса и управлять каждым из них порознь.
В-третьих, сама специфика структуры и функционирования Единой энергосистемы страны, кратко описанная  выше, исключает возможность конкуренции в производстве, передаче, распределении и сбыте электроэнергии. И вот почему.
В ЕЭС действуют электростанции с различными принципами производства электроэнергии и различной мощности, а, следовательно, с различной себестоимостью электроэнергии. Кроме того, станции различаются по скорости регулирования мощности, что влияет на приоритетность их использования в соответствии с графиками нагрузки - суточными и сезонными. Иначе говоря, электростанции с точки зрения приоритетности использования имеют разную «весовую» категорию, что исключает равную конкуренцию между ними.
В графиках нагрузки можно выделить неизменную составляющую (среднее значение) и переменную (пики и полупики). Атомные электростанции – они вырабатывают сегодня примерно 16% всей электроэнергии,  как самые мощные и самые инерционные (чтобы их «раскочегарить» требуются почти сутки) работают постоянно, обслуживая неизменную часть нагрузки, и они вне конкуренции. Вне конкуренции осенью и зимой оказываются и ТЭЦ, вырабатывающие тепло и электроэнергию и экономически эффективные только в таком режиме эксплуатации – их мощность составляет около трети от общей в стране.
Пики и полупики нагрузки потребителей обслуживают гидроэлектростанции – около 20% от всех мощностей,  как самые быстрые по регулированию мощности. Они предназначены для скорой помощи, и поэтому их тоже нельзя использовать в конкурентной борьбе. Кроме того, графики выработки ими электроэнергии должны быть жёстко увязаны с соблюдением водного баланса в соответствующих реках, чтобы не нарушались интересы и условия хозяйствования других водопользователей. Сегодня этим условием ради коммерческой выгоды – большей выработки электроэнергии за счет максимальной заполненности водохранилищ станций -  нередко пренебрегают, что чревато угрозами катастрофических наводнений при паводках и сильных ливнях.
И, наконец, тепловые электростанции, производящие только электроэнергию, работающие на угле, мазуте и газе, в зависимости от мощности и своей инерционности обслуживают неизменную часть нагрузки, или полупики, замещая ГЭС. Их суммарная мощность составляет около 30%. Учитывая необходимость заблаговременной подготовки запасов топлива, эти станции должны иметь гарантированных, а не случайных потребителей, что также исключает их участие в хаосе конкурентной борьбы за сиюминутную прибыль.

Таким образом, технологические и технические особенности электростанций обусловливают для них определённые ниши в системе электроснабжения, а также различную приоритетность использования, учитывая к тому же разницу в себестоимости производства электроэнергии. Так что различия в их «весовых категориях» исключают, возможности для свободной и равной конкуренции между ними на рынках. Причём она окажется невозможной даже при избыточности предложения.

Представим себе на минуту, что каким-то чудом во всех регионах страны вдруг возникла избыточность электроэнергии. Как отмечалось, этот виртуальный товар, несущийся по проводам в виде электромагнитной волны почти со скоростью света, нельзя где-то складировать, и его надо потреблять спустя тысячные доли секунды после «изготовления». Поэтому продавцы наиболее дорогой, невостребованной электроэнергии вынуждены будут либо уйти в другое место, либо закрыть свои мощности. Но если в каких-то регионах возникнет дефицит предложения, то воспользоваться этим обстоятельством владельцам избыточной энергии, которую производят в других местах, удастся далеко не всегда. Ведь в ЕЭС на расстояние свыше 800 км, исходя из технических или экономических условий, возможно передавать лишь около 5% всех генерирующих мощностей. Так что реально рынки электроэнергии находятся в границах каждого из семи «бассейнов», которые  размещены на территориях соответствующих федеральных округов.
За призывами к организации конкуренции в электроснабжении потребителей путем передела собственности и дробления энергетических активов Единой энергосистемы, скрывались намерения спровоцировать дальнейший масштабный рост цен на электроэнергию. Это, помимо обогащения новых собственников, существенно подстегнуло инфляцию в экономике и рост издержек у товаропроизводителей, в чем были заинтересованы также  чиновники финансово-экономического блока правительства. Ведь вследствие роста цен на все и вся из-за значительного подорожания электроэнергии  увеличились  по номиналу обороты товаропроизводящих предприятий и, следовательно,  соответственно возросли доходы бюджета. Возросли, правда, за счет потерявших часть покупательной способности рублей.
Всем этим  лукавством прикрывалась  неспособность чиновников решать экономические проблемы. Поэтому они столь рьяно проталкивали «реформу» электроэнергетики, основы которой, но с иной целью – развал российской экономики, были написаны за рубежом еще в 1997 году. Тогда «реформа» не состоялась, так как предшественник Чубайса в руководстве энергохолдинга  Бревнов, которого специально привезли из Нижнего для ее проведения, проворовался, и его прогнали.
В  2008 г., ко времени завершения псевдореформы РАО «ЕЭС», в сравнении с 1991 годом  индекс цен на электроэнергию возрос почти в 55 000 раз,  вдвое превысив средний индекс цен промышленной продукции, вчетверо – потребительских товаров, и почти в 7 раз - индекс цен сельхозпродукции и труда. А спустя четыре года, к началу 2012-го,  индекс цен на электроэнергию в сравнении с 1991-м возрос почти в 100 000 раз, и за эти четыре года, то есть за время свободных торгов, почти вдвое по сравнению с 2007 годом.
Реформирование «технологий» коррупционных поборов
Для «создания» в электроэнергетике «конкурентной среды» из энергохолдинга РАО «ЕЭС»,  упразднив его, выделили так называемые оптовые генерирующие компании – ОГК, как самостоятельные хозяйствующие субъекты, электростанции каждой из которых разбросаны по всей стране. Одновременно были созданы территориальные генерирующие компании. Тем самым в каждом регионе для имитации выполнения антимонопольных законодательных условий создали формальное присутствие множества генерирующих компаний. Но их появление  с точки зрения физики и экономики ЕЭС оказалось бессмысленным, так как электроэнергия всех электростанций по-прежнему «сливается» в общий бассейн. Все это называется Федеральным оптовым рынком электроэнергии и мощности – ФОРЭМ.
Кроме того, были созданы федеральная сетевая компания – ФСК и межрегиональные сетевые компании - МРСК, которые спустя несколько лет власти вынужденно объединили  в одну сетевую компанию, а также был создан оператор рынка. Однако рынка как такового не было и нет по сей день, хотя бы потому, что на ФОРЭМе почти отсутствуют потребители. Электроэнергию на нем оптом приобретают и затем в розницу перепродают потребителям в основном энергосбытовые компании, так называемые гарантирующие поставщики. Это  многочисленные спекулятивные фирмы и фирмочки с мизерным уставным капиталом, которые  не владеют какими-либо техническими средствами электроснабжения и ничего гарантировать не могут. Но, согласно статистике, их выручку, как показано ниже, составляет весь доход, получаемый от производства, передачи, распределения и последующего сбыта электроэнергии в розницу. Нередко «гарантирующий» поставщик расположен за тысячи километров от своих покупателей поневоле, и ни за что не отвечает, если даже ворует собираемые деньги.
«Реформаторы» убеждали, что крупные электростанции, объединенные по группам в восемь оптовых генерирующих компаний, станут якобы конкурировать между собой, и тогда возникнет рынок электроэнергии со свободным ценообразованием. Причем цены якобы начнут снижаться. На самом же деле «электрическая» конкуренция не могла, как показано выше, возникнуть в принципе, а цены на электроэнергию в результате «реформы» с отменой их регулирования существенно возросли. И вот почему.
На ФОРЭМе введено так называемое поузловое ценообразование с ежечасным установлением продажной цены. Занимается этим делом ОАО «Администратор торговой системы» – некое подобие биржи электроэнергии.  Администратору  энергосбытовые компании передают сводные заявки потребителей, и он отбирает для их удовлетворения предложения электростанций - поставщиков электроэнергии, начиная с самой дешевой. Однако продажной оптовой согласно закону «Об электроэнергетике» устанавливается цена, запрашиваемая последним отобранным, замыкающим поставщиком. В законе она лукаво именуется «равновесной», а, по сути, является монопольно высокой, устанавливаемой генерирующими поставщиками по официальному, согласно этому закону, сговору с Администратором, что позволяет им на «свободном» оптовом рынке получать сверхприбыли. Продолжить чтение


Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg февраль 3, 2019 18:05 103
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 10 comments

Recent Posts from This Journal