matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Чем больше у Сбера прибыли, тем больше денег высосано из реального сектора



Санкции наших иностранных "партнеров" плюс откровенная работа российских либералов в интересах Запада угрожают будущему нашей страны

Вопрос роста доходов и повышения благосостояния российских граждан является ключевым сегодня, но что-то не заметно, чтобы он стоял в повестке дня федерального правительства и Центробанка. Почему так и что делать, мы узнали у академика Российской Академии наук Сергея Глазьева.


Сергей Глазьев: Они просто думают, что за них должна экономика сама решить все эти проблемы как только они обеспечат макроэкономическую стабильность. Это их философия. Сначала мы должны обеспечить низкую инфляцию, по их мнению, это даст возможность бизнесу оптимально спланировать свои планы, и затем бизнес сам где-то возьмет инвестиции для того, чтобы нарастить производство, обеспечить повышение спроса на рабочую силу, поднять заработную плату. Такая примитивная схема из учебников схоластики для старших классов средней школы, наверное, в их головах.

То есть они считают, что не их дело, вообще говоря, отвечать за рост реальных доходов населения. Хотя в социальном государстве, коим является наша Россия, доходы населения, конечно, индикатор номер один. Замечу, что у нас уже много лет назад был с моим участием предложен законопроект об ответственности исполнительной власти за уровень и качество жизни населения России, где был предложен десяток показателей, включая, естественно, динамику средних заработных плат, уровня жизни, реальных доходов населения.

Ю.П.: То есть конкретные индикаторы, которые показывают эффективность работы.

С.Г.: Конкретные индикаторы, которые должны расти все время. Ведь задача государства в экономике все-таки – это обеспечение постоянного роста благосостояния людей. Это азбука. Но почему-то за это просто никто не отвечает. Ни правительство, ни Центральный банк. Он как бы должен решаться сам по себе.

Ю.П.: То есть опять всесильная рука рынка?

С.Г.: Да, всесильная рука рынка, в которую никто в здравом уме не верит из людей, которые этим рынком занимаются. Потому что эта рука обязательно манипулирует кем-то. Если государство не регулирует рынок, то рынок манипулируется спекулянтами. Как у нас, например. Я думаю, что сравнение с чиновниками может быть не вполне корректно. Вы сравните, скажем, заработную плату человека, который производит какую-то реальную ценность – одежду, например, или мебель, самолеты. И доходы спекулянтов на Московской бирже. Возьмите группу «Открытие». Какие там гигантские доходы. Они ни с того, ни с сего получили триллион рублей. То есть в их пользу напечатали полтриллиона, а потом еще дали полтриллиона на покрытие дыр, которые они создали.

Ю.П.: То есть чиновник еще не является таким ярким показателем.

С.Г.: Элитой российского бизнеса, на которую, по сути, работает Центральный банк, являются финансовые спекулянты. Это банкиры, которые получают гигантские зарплаты и бонусы, при этом не инвестируя деньги в реальный сектор, трансмиссионный механизм банковской системы не работает. Зачем нужна такая банковская система, которая не финансирует инвестиции, не  кредитует развитие экономики? Ведь роль, прежде всего государственных банков, должна заключаться в расширении кредита на инвестиции,  на финансирование развития экономики. Где это? Этого нет. Банк отчитывается доходами.

Ю.П.: Я хотел бы затронуть очень важную тему, о которой сейчас активно говорят. Указы президента об увеличении расходов на социальную сферу и инфраструктуру сформулированы, фактически завершилась экспертная подготовка, сообщил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Документ, по его словам, уже представлен главе российского государства. Ранее в послании федеральному собранию президент Владимир Путин поручил вдвое увеличить расходы на здравоохранение и инфраструктуру. Глава государства призвал развивать и образование. Пока неизвестно, какими будут источники финансирования «прорыва» Путина, часть расходов будет осуществляться за счет сокращения трат по другим статьям бюджета, например, на оборону, сообщает агентство Bloomberg, ссылаясь на свои источники в правительстве.

Финансирование здравоохранения возможно за счет перераспределения бюджетных расходов. Остальные затраты могут оплатить население и бизнес. На последних совещаниях у премьера Медведева обсуждалось повышение НДФЛ на 2 процентных пункта до 15% с введением необлагаемого минимума, отмена 10-процентной льготной ставки по НДС, так называемый налоговый маневр, снижение ставки страховых взносов до 22% при синхронном повышении НДС до уровня в 22%. А также завершение так называемого нефтегазового налогового маневра, обновление экспортной пошлины и повышение НДПИ. И введение торгового сбора с оборота. По смыслу, все понимают, что это близко к налогу с продаж.

Сергей Юрьевич, у меня возникает очень серьезный вопрос. Президент обозначил в своем последнем послании крайне важные, принципиальные для меня, фундаментальные значения, показатели. Более того, он четко обозначил, что тот же валовый внутренний продукт должен через шесть лет вырасти в 1,5 раза от базы минувшего года в части душевого дохода. Но тут же в прессе стали вбрасываться информационные сообщения о том, что это будет сделано за счет повышения налогов, за счет увеличения фискальной нагрузки на граждан и на бизнес. С этим пакетом инициатив выступает ваш спаринг-партнер господин Кудрин, он этого не скрывает, и все чаще появляется в медиапространстве, что замечено не только мной. На Ваш взгляд, какими должны быть источники финансирования этого действительно серьезного проекта? Это только опять население? Смотрим в кошельки граждан? Или это давление на бизнес? Что мы должны получить?

С.Г.: Во-первых, то, о чем Вы сейчас сказали, никакого отношения к прорыву вообще не имеет. Это перекладывание доходов населения из одного кармана в другой. Того же самого населения. Кстати, выравнивание минимальной зарплаты с прожиточным минимумом, на самом деле, это большое достижение, которого удалось добиться, благодаря политическому решению Путина. Президент все-таки заставил правительство приравнять прожиточный минимум и минимальную зарплату. Ведь это же парадокс, что люди получали зарплату ниже прожиточного минимума. Это важно идеологически, во-первых. Потому что наше социальное государство до этого решения теоретически создавало ситуацию, когда люди получали хуже рабов за труд. То есть они получали ниже стоимости рабочей силы. То есть это сверхэксплуатация.

Замечу, что рассуждения наших либертарианцев о том, что у нас зарплата растет быстрее производительности труда, и у нас якобы низкая производительность труда, это нелепая, на самом деле, вещь. Потому что надо мерить не по выработке на одного человека, а по выработке на единицу зарплаты. Так вот, если мы посчитаем, сколько у нас человек выдает на-гора продукции на единицу зарплаты, выясняется, что он выдает в 3 раза больше, чем в Европе или в Америке.  То есть у нас самая высокая эксплуатация труда в мире.

И вот этот шаг, уравнять минимальную зарплату с прожиточным минимум, это, безусловно, большое достижение. Мы говорим сейчас про бюджет. Многие зарплаты бюджетникам рассчитываются от минимальной зарплаты. Там просто формула такая, что зарплата от квалификации умножается на минимальную. И даже госслужащие получают зарплату, исходя из какого-то количества минимальных норм оплаты труда. Поэтому это некий общий знаменатель, от которого затем выстраивается вся тарифная сетка. Поэтому это, на самом  деле, очень большой успех, несмотря на то, что, конечно, это нельзя считать решением вопроса крайне низкой оплаты труда в стране.

Ю.П.: Но это первый шаг.

С.Г.: Тем не менее, это очень важный серьезный шаг, которого профсоюзы добивались много-много лет. Это первое. Второе. То, что сейчас говорится по поводу того, где взять деньги для решения задач, которые поставил президент, вообще не имеет никакого отношения к решению проблемы экономического или технологического прорыва. Потому что речь идет о том, чтобы решить частные задачи повышения расходов на образование и здравоохранение. Они у нас должны быть увеличены минимум в 1,5 раза, хотя бы для того, чтобы выйти на средний мировой уровень доли образования, здравоохранения в использовании валового продукта. Но за счет чего?

Что такое налог с продаж или налог с оборота? Это налог на потребителя, на тех же самых людей, которые свою зарплату тратят на продукты. Просто продукты будут дороже. Что такое повышение подоходного налога на всех сразу? То же самое, потому что основными плательщиками подоходного налога являются работники бюджетной сферы, потому что они не могут зарплату в конвертах получать, они получают ее из кассы, где уже все налоговые отчисления сделаны. Наконец, отмена экспортных пошлин и повышение налога на добычу полезных ископаемых, это опять налог на потребителя, потому что по определению этот самый НДПИ накладывается на цену нефти. То есть это просто маневр, который фактически никаких проблем не решает. Это имитация того прорыва, который нам нужен.

Ю.П.: Но именно это, по сведениям источника Bloomberg, и обсуждается в правительстве.

С.Г.: Честно говоря, я не участвую в этих обсуждениях. Что касается Кудрина, он не мой спарринг-партнер, он просто рупор МВФ и вашингтонских организаций. Он просто переводит на русский язык то, что рекомендует Вашингтон и иногда мировой банк. Больше  ничего. А в чем суть вопроса? Эти люди всячески камуфлируют одну простую истину. Что главным инструментом роста доходов населения является рост экономики. Для того чтобы добиться роста экономики, надо расширять инвестиции. Для того чтобы инвестиции были эффективными, нужно внедрять новые технологии, стимулировать научно-технический прогресс, который является главным фактором экономического роста для современной экономики и всех стран мира.

Для того чтобы бизнес смог внедрять новые технологии и расширять производство, нужны кредиты. Бюджет ведь кредитов не дает. Поэтому все рассуждения по поводу перераспределения бюджетных доходов и расходов по статьям, по сути  дела, это блуждать между тремя соснами или толочь воду в ступе, это ни о чем. Мы должны найти способ прокредитовать рост инвестиций и нужды технического прогресса. Это азбука экономики развития. И современный экономический рост начинался всегда тогда, когда начиналось кредитование экономики.

Если мы хотим повысить доходы граждан, допустим, на 1%, нам нужно поднять рост ВВП на 2%, для этого нам нужно увеличить объем инвестиций на 4%. Поэтому если мы должны выполнить указания президента об увеличении ВВП, значит, нам нужно примерно на 6% обеспечивать рост продукции, а для этого нужно примерно на 15% обеспечивать рост инвестиций. Но не за счет бюджета. У бюджета нет денег на инвестиции. Для этого существует другой инструмент. Денежно-кредитная система. Центральный банк, банки развития, государственные банки, прежде всего, которые обязаны прокредитовывать инвестиции в соответствии с возможностями экономического роста и перспективными направлениями научно-технического прогресса. Но для этого нужно иметь мозги. Вот что очень сложно.

Ю.П.: Но я не могу сказать, что у них совсем нет мозгов.

С.Г.: Нам нужно уметь думать, а  не просто повторять догмы Международного валютного фонда.

Ю.П.: Сразу после послания и Кудрин, и Орешкин, и другие министры нынешнего правительства сказали, причем, некоторые из них весьма прямолинейно, что это неисполнимо. То, что обозначил президент, это, конечно, хорошо, это наша цель, это такой таргет, к которому мы должны стремиться, и тут же сказали: это нереально.

С.Г.: Вот я им говорю: включите мозги, уважаемые товарищи, если они у вас есть. Простая арифметика, которую может любой старшеклассник подсчитать: экономика загружена сегодня на 60% по производственным мощностям, на 80% примерно по рабочей силе, на 25% по переработке сырья, на 10% по использованию научно-технического потенциала. Мы сегодня можем иметь продукции в 1,5 раза больше на тех же ресурсах. А если будем проводить политику развития, то мы можем поставить перед собой задачу, и наша программа, которая Академией наук многократно предлагалась правительству, включает в себя эту стратегию развития, которая включает в себя опережающее развитие нового технологического уклада.

Посмотрите, во всем мире рост нано, биоинженерных, коммуникационных технологий, аддитивных технологий, 3D-принтеры, все это уже слышали. Рост составляет от 20 до 80% в год. В среднем этот комплекс производств, новый технологический уклад растет на 35% каждый год. Что для этого нужно иметь? Нужен технический потенциал. У нас он есть. Потому что во всех научно-технических центрах мира, особенно в модной теме цифровых технологий, главным языком является русский. Наши математики, наши программисты, наши биоинженеры во всем мире работают, дают гигантский результат, и только у нас они не могут получить денег.

Ю.П.: Они работают там, а не здесь.

С.Г.: Потому что у нас он не может денег получить ни на исследования, ни на лабораторное оборудование, ни на реактивы – нет финансирования. Нет финансирования, значит, мозги утекают туда, где есть финансирование. Потому что для ученого, инженера, даже если он любит Родину и патриот, как подавляющее большинство из них является, но если он не может себя реализовать как творческая личность здесь, он поедет туда, где дают деньги на то, чтобы он мог сделать новый продукт, открыть новую технологию, внедрить свое изобретение. И при этом почувствовать эффект.

Ю.П.: Оставаясь патриотом России.

С.Г.: Но мы теряем умы. Вы зайдите в Московский университет, там на всех передовых факультетах объявления – из Microsoft, из Google, корейцы, откуда угодно.

Ю.П.: То есть их скупают прямо в стенах университета?

С.Г.: Прямо со школьной скамьи. Поэтому научно-технический потенциал есть. Нужно этим людям дать деньги. Это, между прочим, самое простое, что может сделать государство. Потому что создать новую технологию - требуется научная школа, которая выращивается десятилетиями. Разработать сложное изделие – нужна тысяча человек и множество кооперационных связей. А вот провести грамотную денежную политику – это очень просто. Для этого нужно лишь озаботиться интересами страны, а не спекулянтов и не собственного кармана, понять, что главное – экономический рост, что экономический рост обеспечивается инвестициями, что для инвестиций нужны кредиты.

Деньги могут разворовать, как они говорят. Они знают, о чем говорят, они действительно умеют их разворовывать. Афера с группой «Открытие» показала гигантские масштабы воровства в нашей денежной системе, когда всего лишь за какой-то год украли практически триллион рублей. И украли не просто деньги, а деньги Центрального банка. Это же поразительно. То есть денежные власти говорят: мы не будем давать деньги в экономику, потому что разворуют.

Ю.П.: Силуанов это говорит.

С.Г.: Они знают, о чем говорят, потому что они участвуют в этом процессе, получается, потому что воруют-то их деньги. Значит, чтобы деньги не воровали, нужно контролировать их целевое использование. Посмотрите, кто сегодня работает в сфере цифровых денег. Русская речь везде, где есть криптовалюты, криптобиржы, всюду русские программисты. Что, мы не можем создать цифровой рубль, не можем на каждом безналичном рубле, который печатает Центральный банк, поставить индекс и видеть, куда этот рубль идет? Это делается сегодня элементарно при помощи тех же технологий блокчейна, оцифровки денег. Но наши денежные власти сопротивляются. Вместо того чтобы обеспечить поток целевого кредита в развитие экономики, как это делается сегодня во всех странах мира, они, наоборот, сокращают денежное предложение и говорят, что мы будем сокращать количество денег, несмотря на то, что требуется экономический рост, потому что якобы эмиссия денег порождает инфляцию. Но она порождает инфляцию, если эти деньги уходят спекулянтам. Да, они дают деньги спекулянтам, спекулянты раскачивают рубль, раскачивание рубля порождает инфляцию.

Ю.П.: Один из ключевых спекулянтов во всей этой истории возглавляет крупнейший банк страны. Перейдем к теме антироссийских санкций со стороны Запада. И в этой ситуации меня интересует поведение российского ЦБ и подведомственных ему госбанков. В частности, Сбербанка, на балансе которого образовались так называемые «токсичные активы». При этом господин Греф намерен по итогам 2017 года выплатить рекордные дивиденды, в том числе и по акционерам-нерезидентам, которые контролируют, как минимум, половину акционерного капитала этого якобы госбанка страны.

Второй пакет антироссийских санкций выявил ряд диссонансных факторов, характеризующих взаимоотношения ЦБ со своим главным подопечным. Суть сводится к тезису: убытки, возникшие при эффективной якобы работе Грефа и компании, берет  на себя государство, а чистая прибыль идет в карманы топ-менеджмента и акционеров-нерезидентов из США и Великобритании.

Сергей Юрьевич, складывается парадоксальная ситуация. Эти токсичные активы, в первую очередь русаловские кредиты, которые есть, хотел сказать, у Грефа, но все-таки у Сбербанка – сейчас идут манипуляции, куда их перенаправить. В «Промсвязьбанк», как оператор подобных токсичных активов, либо, на наш взгляд, можно спокойно покрыть этот кассовый разрыв за счет рекордной прибыли, о которой он говорит по итогам 2017 года. Ни много, ни мало, Греф намерен более 2 миллиардов долларов направить на выплату дивидендов.

Какая-то странная ситуация. С одной стороны, санкционная истерика провоцирует эти проблемы, а с другой стороны, прекрасно осознавая, кому принадлежат так называемые свободные акции Сбера, а это 70%, эту информацию уже и сам Греф подтвердил, это инвестдома США и Великобритании, - нет, мы вам заплатим миллиард долларов.

С.Г.: Давайте разложим все по полочкам. Первое. Письмо от Центрального банка, я считаю, правильная мера, потому что в данном случае речь идет о том, что по вине американцев, явно антироссийская агрессия, упали у нас залоговая ценность бумаг «Русала», возникли риски возврата кредитов, и Центральный банк просто говорит: в обычной ситуации вы должны увеличивать резервы. Не надо увеличивать резервы, будем считать, что это временная проблема. Это типичная, на самом деле, и правильная мера регулятора. Если брать поведение центральных банков в период кризиса, который сейчас продолжается в мире, кстати, сплошь и рядом центральные банки пошли на смягчение требований по увеличению резервов на проблемные активы.

Например, практически вся банковская система Японии работает сегодня с отрицательным капиталом. Если бы сейчас японский банк развития применял те методы, которые наш ЦБ применяет, японская экономика просто бы встала намертво. Поэтому это нормальный способ адаптации к внешнему шоку - прекращение увеличения резервов на проблемные активы и риск невозврата кредитов из-за того, что компания «Русал» попала в сложное положение не по своей вине.

Теперь другой вопрос. Откуда у Сбербанка такие прибыли? Чем он занимается вообще, этот уважаемый институт? Банки в экономике должны заниматься трансформацией сбережений в инвестиции. Об этом написано в любом учебнике. И смысл банков заключается в кредитовании инвестиций за счет имеющихся денежных ресурсов, которые банки получают от населения, от предприятий, от государства, Центрального банка и так далее. Так вот, ни в одной стране мира банки не отчитываются объемом прибыли, это нонсенс для государственного банка. Потому что смысл государственного банка заключается в кредитовании инвестиций для развития экономики.

Если банк не занимается трансформацией сбережений в инвестиции, это вредная организация, которая высасывает деньги из экономики. Именно этим занимаются, к сожалению, наши госбанки. Они предоставляют кредиты предприятиям более чем в 2 раза высокие по проценту, чем рентабельность предприятия. Источником этой триллионной прибыли является высасывание прибыли и оборотных средств предприятий реального сектора.

Практически все предприятия, которые имели неосторожность взять кредиты, после перехода Центрального банка к резкому повышению процентной ключевой ставки, превратились в безнадежных должников. Они последнее отдают, отказываются от инвестиционных программ, а те, кто вложились в инвестиционные программы, становятся банкротами и сворачивают вообще производство. Потому что при таких процентных ставках предприятие не может брать кредиты без риска разориться. Поэтому если процент за кредит превышает рентабельность в обрабатывающей промышленности, значит, банк превращается в паразита, пиявку в экономике, которая высасывает из экономики деньги.

Ю.П.: То есть Сбербанк – это пиявка.

С.Г.: Давайте посмотрим, чем они занимаются. Откроем их портфель. И увидим, какова доля в активах Сберегательного банка и у других банков нашей страны производственных инвестиций, какова доля в активах банковской системы инвестиций, кредитов, которые предоставлены предприятиям для финансирования инвестиций. Знаете, какая? 5% всего. То есть они собирают деньги у населения, Центральный банк им подкачивает деньги при необходимости, и они их вкладывают в торговлю, в спекуляцию. Эта идея раскрутки прибыли кому нужна?

Ю.П.: По всей видимости, тем акционерам, которые не резиденты.

С.Г.: Правильно. Когда Центральный банк начинает поднимать свои прибыли, люди, у которых акции есть Сбербанка, имеют возможность заработать на воздухе. У них раздувается стоимость акций. Я подозреваю, что у менеджмента Сбербанка большие пакеты акций собственного банка. Ни для кого не секрет на рынке, что Сбербанк сам торгует своими акциями. То есть он сам себя кредитует для приобретения своих собственных акций. Вообще говоря, во всем мире это считается манипулированием рынка, которое является преступлением.

Ю.П.: Криминальным преступлением.

С.Г.: Тягчайшим преступлением в любом развитом финансовом сообществе. У нас это норма  жизни. Когда банки сами продают и покупают свои ценные бумаги – облигации и акции.

Ю.П.: То есть они разгоняют цену.

С.Г.: Чем больше у Сбербанка прибыли, тем больше денег высосано из реального сектора. Надо это понимать. Поэтому то, что руководство Сбербанка хвастается, что они дают гигантские прибыли, это от лукавого. Не в этом их задача. Сбербанк должен обеспечивать кредитование инвестиций. Это во всех странах так, начиная с самого простого механизма в Японии. Когда под контролем правительства сберегательные кассы собирают деньги у населения, эти деньги вкладываются в банки развития Японии, этих банков там 4 штуки. И деньги, собранные у населения, работают на инвестиции.

Никому и в голову не придет, что государственная банковская система должна работать на максимизацию прибыли, это абсурд. Государственная банковская система должна обеспечивать кредитование инвестиций. И для этого должно работать индикативное стратегическое планирование, должны быть связки сделаны, потому что инвестиции инвестициям рознь. Они должны возвращаться. Должен быть контроль за целевым использованием денег.

Одно дело, когда наши госбанки спекулируют на биржах и получают деньги на краткосрочных финансовых спекуляциях, таким образом, получая доход как бы из ничего. Тут много ума не надо, тем более, они сами рынком манипулируют, как я уже сказал. Другое дело - попробуйте довести кредит до предприятия, проконтролировать его целевое использование, добиться результата. Ведь для любого нормального банка – судьба заемщика это важнейший вопрос.

Банк не будет поднимать процентную ставку, если есть риск разорить заемщика, потому что он должен вернуть деньги. А в ситуации, когда такая вакханалия, когда гигантские процентные ставки, банкиры становятся хозяевами жизни, что хотят, то и творят. Поэтому возвращаясь к первому вопросу по стратегии развития: без многократного расширения кредитов в реальный сектор экономики мы не обеспечим ни опережающий рост нового технологического уклада, который, как я сказал, растет на 35% в год. Ни вторую составляющую стратегии – динамическое наверстывание. Там, где мы близки к мировому техническому уровню, не хватает денег для того, чтобы запустить наш научно-технический потенциал.

Классический пример – авиационная промышленность. Мы угробили авиационную промышленность, имея возможность производить все типы самолетов. Если бы Китай имел такую возможность, я вас уверяю, он бы сегодня летал только на своих самолетах, на тех самых Ту-204, Ил-96, Ту-334, Ан-140, Ан-148, которые у нас есть. Но у них этого нет. Почему мы не летаем на своих самолетах? Потому что наши государственные банки, вместо того, чтобы покупать российские самолеты, вкладывать в них деньги, покупают иностранные самолеты. Зачем такие банки нам нужны? Как показало банкротство «Трансаэро», оказалось, что у крупнейших госбанков в активах импортные самолеты – «Боинги» и «Аэробусы». Зачем нам нужны такие банки, которые государственные деньги вкладывают в поддержку иностранного авиапроизводителя? А если у нас нет механизма закупок самолетов банками, не работает механизм финансового лизинга, авиакомпании не могут купить самолет, у авиакомпании нет денег для инвестиций в покупку самолета. Это очень дорого. Поэтому все эти компании работают на аренде самолетов. Так вот, вторая составляющая стратегии – динамическое наверстывание – тоже требует многократного расширения кредитов.

Ю.П.: А Греф не хочет этим заниматься.

С.Г.: Представьте себе, новый технологический уклад, рост 35% в год, пусть это 2-3% сегодня от общего потенциала, но это революция во всех смежных сферах, это повышение эффективности во всей экономике. Это долгосрочный и мощнейший способ и увеличить производство, и снизить издержки, а значит, снизить инфляцию. Динамическое наверстывание – выпуск самолетов может расти с темпом 100% в год сегодня. Если мы наладим финансовый лизинг и займемся импортозамещением нашего парка.

Третья составляющая стратегии, то, о чем говорится многократно правительством, - повышение степени переработки наших природных ресурсов. На 1 тонну нефти мы можем перерабатывать, давать продукцию в 10 раз больше, чем когда мы ее экспортируем. Но нефтехимия – это очень капиталоемкая сфера. Один завод стоит 1,5-2 миллиарда долларов. То есть  сотни миллиардов рублей нужно где-то взять для того, чтобы начать переработку. Есть у нас эти деньги?


Ю.П.: Есть.

С.Г.: Группа «Открытие» съела где-то 400 миллиардов. За 400 миллиардов можно было построить двадцать нефтехимических заводов. А где эти деньги? В офшорах. Эти господа на Мальте сегодня купили себе гражданство, украв деньги Центрального банка. Получается, что реальному сектору денег нет, банковская система высасывает деньги из реального сектора, а у спекулянтов денег полно. И они их откладывают в офшоры. В этом и есть заказчик, в этом главные бенефициары этой экономической провальной политики. Они и есть главные бенефициары. У них  ломится всё от денег. У них иллюзия избытка денег. Центральный банк считает, что денег в экономике избыток. Поэтому они сегодня отсасывают деньги из экономики, выпуская свои облигации, открывая депозиты коммерческим банкам вместо того, чтобы создавать условия для вливания денег в экономику.

Поэтому, если мы  наладим нашу денежную систему в интересах экономического роста, мы можем иметь 35% роста по новому  технологическому укладу, десятки процентов роста по динамическому наверстыванию, можем иметь в долгосрочной перспективе возможность увеличить выпуск продукции в разы на переработке сырья. И в тех отраслях, где мы безнадежно отстали и вынуждены опираться на иностранные технологии типа промышленной сборки, мы можем иметь рост 3-4%. То есть в среднем 8% роста валового продукта, это вообще легкая задача при грамотной денежно-кредитной политике, при увязке ее со стратегическим и индикативным планированием и, конечно, при внедрении механизма сквозной ответственности людей, которые обличены государством властью и деньгами, за результаты своей работы.  Не за набивание карманов деньгами, потому что рост прибыли – это просто набивание карманов деньгами. А за реальные результаты роста инвестиций в производственной сфере.

Ю.П.: Миллиард долларов, которые Греф собирается выплатить акционерам-нерезидентам, это не одна оплеуха, которую испытывает на себе российское общество. Еще один у нас деятель отличился. И сейчас идет перманентная борьба вокруг его активов. Очень сложно понять, кто за что отвечает, но тем не менее. Госбанки России продолжают финансировать киевский режим. Да, вы не ослышались, это действительно так.

Стало известно, что второй банк страны, у нас есть первый банк страны, Сбербанк, а есть второй – ВТБ, который также периодически получает халявные деньги, в кавычках, но поверьте, это большие суммы, которые никто из хозяйствующих субъектов не может привлечь по тем ставкам, которые предоставляет им госпожа Набиуллина. ВТБ решил докапиталазировать свою украинскую дочку. Сергей Юрьевич, Вы можете объяснить эти странные кульбиты и решения, которые принимаются российским госбанком применительно к Украине?

С.Г.: Мой коллега с Украины объяснил, намекая на то, что Украина используется как прачечная по отмыванию денег, поступающих из России и дальше по офшорам. Но я сейчас не берусь комментировать конкретное решение ВТБ, чем оно было обусловлено. Я хочу посмотреть на этот вопрос поглубже, с учетом того, что, во-первых, на Украине нет легитимной власти. Украина – это территория, оккупированная марионеточным режимом, который контролируется американцами и который совершает массовое преступление против собственных граждан. Там нет законности. Соответственно, действия Нацбанка Украины, всех прочих госорганов нужно сквозь эту призму рассматривать. Все решения украинской власти нелегитимны, потому что там нет легитимного  государства. Эта, как Вы правильно сказали, хунта, нацистская хунта, которую еще ждет свой Нюрнбергский процесс. Мы должны к этому так и относиться. И огромный ущерб, который мы понесли из-за американской оккупации Украины, нами  очень недооценивается.

Недавно были опубликованы расчеты наших экспертов, это сотни миллиардов. Причем, не рублей. Я не хочу сейчас перечислять, но это ущерб, который нанесен России и народу Украины, потому что эти обезьяны, которые громят российские банки, это же наемные бандиты, им платят деньги за то, что они устраивают эти акции. Деньги платят мошенники, которые пользуются тем, что на Украине нет законности. По сути, американцы покрывают все антироссийские акции. И на этом наживаются.

И когда наш банк начинает продавать актив, этих наемных бандитов, хулиганов, отправляют грабить наши банки, их офисы, после чего ценность этих банков снижается, приходит западный инвестор, как правило, друг какого-нибудь Байдена, или еще какого американского политика, и скупает за бесценок наши активы. Вот что происходит.

Ю.П.: Но при этом Нацбанк Украины еще и требует докапитализации постоянной.

С.Г:. Это понятно. Все органы власти Украины работают как марионетки американских властей без исключения. Начиная от президентского офиса и заканчивая банковской системой Украины. Мы сейчас обсуждаем, я считаю, не самый важный вопрос: как мы реагируем на западные санкции. Мы все время обороняемся, мы несем убытки, а пытаемся залатать дыры, которые у нас возникли, начинаем рассуждать, кто лучше это делает, кто хуже и прочее. На самом деле, то, что делают американцы, это агрессия против нашей страны. Это за пределами международного права. Это война. Война на уничтожение России. А мы продолжаем американским акционерам выплачивать дивиденды. Государственный банк. Это же странно!

Ю.П.: Киевскому режиму сотни миллионов перечисляем на докапитализацию.

С.Г.: Государственный банк, который несет убытки из-за того, что американские санкционеры ударили по частной международной российской корпорации, которая абсолютно прозрачна, которая вообще не имеет  никаких легальных поводов быть предметом американских санкций. «Русал» никак не связан с государством. Это международная корпорация, которая в России только добывает алюминий. Офисы находятся в Голландии и так далее. То есть это вообще не субъект какой-то политики. Это частная международная корпорация, против которой американцы наносят удар.

Поскольку эта корпорация занимала деньги у нашего Сбербанка, первое, что по идее должно сделать наше государство, это возложить на американцев ущерб от этой политики. То есть принять решение, разрешающее и даже обязывающее Сбербанк ввести мораторий на выплату каких-либо дивидендов американским, английским и прочим акционерам из стран, которые ввели против России санкции.

Ю.П.: По крайней мере, это может сделать ЦБ как акционер, который владеет контрольным пакетом.

С.Г.: Недавно говорили, что в Госдуме внесен законопроект, но мы его пока не видели, только шум какой-то, а законопроекта самого нет. Помните, как было в 98-м году? У нас тогда произошел дефолт. По нашей вине, по вине некомпетентности чиновников Минфина и Центрального банка и жадности людей, которые играли на финансовой пирамиде ГКО. Но тогда государство нашло в себе силы ввести мораторий на выплату обязательств перед западными кредиторами и инвесторами.

Сейчас против нас идет война. У нас фактически украли гигантскую собственность, которая имеет местом происхождения Россию. Валютная выручка не поступает в страну, которая должна поступать от экспорта алюминия. Люди могут потерять работу. А мы утираемся и начинаем думать, за счет чего компенсировать ущерб этим несчастным, которые попали под американскую раздачу.

Ю.П.: А Силуанов летит в Вашингтон к своему коллеге Мнучину, министру финансов США, и пеняет, что, дескать, вы, американцы, нарушили правила ВТО. Это цитата.

С.Г.: Они уже начинают похищать наших граждан. Завтра они будут арестовывать счета. Уже на Кипре они отобрали у наших авантюристов, которые там имели глупость держать деньги. Просто отобрали все деньги, которые держали россияне на Кипре. И мы все это проглатываем, все эти унижения, эти удары. Это же удары по нашей финансовой системе, по нашим гражданам. Мы должны были бы ответить, по меньшей мере, симметрично.

Во-первых, мы должны ввести мораторий на выплату всех обязательств перед кредиторами и инвесторами со стороны стран, которые ввели против нас санкции. И это касается, прежде всего, американских инвесторов и кредиторов. Второе. Нам необходимо ввести контроль за перетоком капитала через границу на сегодняшний день. Мы не должны дать возможность американским спекулянтам вывезти из России десятки миллиардов долларов прибыли, которые они получили на спекуляциях против российского рубля. И то, что сегодня происходит, это завершение трехлетнего ралли «кэрри-трейд», когда на 1 доллар, который они вложили в 2014 году, они сегодня могут вывезти 3 доллара, и Центральный банк дает возможность им обогатиться за счет раскачивания курса рубля и очередной девальвации, обесценивания наших доходов.

В-третьих, мы вообще должны прекратить использование доллара как токсичного элемента мировой финансовой системы. Мы должны объяснить нашему бизнесу, что те, кто имеет глупость держать деньги в долларах, завтра могут лишиться этого всего. Если уже «Русал» лишился.


(...)

Окончание здесь


Tags: Глазьев, Сбербанк, интервью, финансы, экономика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg апрель 17, 2017 17:25 20
Buy for 100 tokens
Котэ- хитрый и его нужно поймать, окружая его кружочками. Один кружочек закрываете вы – один шаг делает кот. Если кот убегает за границу игрового поля – побеждает он, если этого не делает и ему больше некуда двигаться – побеждаете вы. Удачи!
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments