matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

Операция "Макмастер"



Кирилл Бенедиктов
(продолжение; начало: https://www.politanalitika.ru/v-polose-mnenij/prihodit-bolton/)

После того, как Болтон не прошел по конкурсу на пост госсекретаря США (декабрь 2016 г.), он рассматривался как один из претендентов на место недолго проработавшего в этой должности советника президента по национальной безопасности генерала Майкла Флинна. Однако тогда дорогу ему перешел один из самых неординарных генералов американской армии – Герберт Рэймонд Макмастер.

Охота на генерала
Назначение Флинна было одним из самых первых и самых легких кадровых решений избранного президента. В 2012–2014 гг. Флинн был директором Разведывательного управления Министерства обороны США (РУМО) и в этом качестве неоднократно предупреждал администрацию Б. Обамы о растущей угрозе со стороны складывающейся на Ближнем Востоке новой террористической организации радикальных исламистов, которая в итоге превратилась в ИГИЛ (организация, запрещенная на территории РФ).


Алармистские настроения Флинна не находили отклика у советников Обамы, и его доклады часто клали под сукно. Но самой серьезной причиной конфликта Флинна с Обамой было его видение ситуации в Сирии: директор РУМО считал, что, поддерживая оппозицию Асаду в Сирии, США способствуют укреплению Аль-Нусры и других экстремистских сил, не очень-то отличающихся от Исламского государства. В итоге Флинна «выдавили» из РУМО, обвинив его в «хаотичном стиле управления». Колин Пауэлл утверждал, что Флинн был уволен из-за того, что «оскорблял сотрудников, не слушал их, работал против политики (администрации. — К.Б.), был плохим управленцем и т.д.»

По словам бывшего сотрудника РУМО У. Патрика Ланга, «Флинн вызвал гнев Белого дома, настаивая на том, что рассказать правду о Сирии необходимо». Под правдой он имел в виду ужасные последствия, которые будет иметь для всего Ближнего Востока свержение режима Асада, на которое ориентировался Обама.

Однако в команде Трампа генерал, видевший самую большую угрозу западной цивилизации в распространении идеологии радикального ислама, пришелся ко двору. Трамп считал примерно так же; и можно даже сказать, что пункты его предвыборной программы, касавшиеся Ближнего Востока, борьбы с ИГИЛ и возможного сотрудничества на этом поле с Россией, были сформулированы при непосредственном участии генерала Флинна (с февраля 2016 г. – советника предвыборного штаба Трампа).

Известие о том, что Флинн будет советником Трампа по национальной безопасности, вызвало резко негативную реакцию в вашингтонском истеблишменте. Флинн считался «пророссийским» политиком, главным образом, потому, что в 2015 г. присутствовал на праздновании 10-летнего юбилея Russia Today, где сидел рядом с президентом России Владимиром Путиным, а также неоднократно высказывался в пользу заключения «большой сделки» с российским руководством по Сирии. Однако в значительно большей степени его можно было назвать «протурецким» политиком: показательно, что 8 ноября (в день президентских выборов в США!) вышла статья Флинна, в которой он провозглашал Турцию «страной исключительных интересов США», призывал поддержать переживающего трудные времена Эрдогана (в июле 2016 г. в Турции произошла попытка государственного переворота) и, в частности, выдать Турции Фетхуллах Гюленаа, который, по мнению официального Стамбула, был вдохновителем антиэрдогановского заговора.

«Турецкий марш» Флинна объяснялся довольно просто: главным клиентом консалтинговой фирмы Flynn Intel Group была зарегистрированная в Нидерландах фирма Inovo, которую контролировал близкий к Эрдогану турецкий бизнесмен Камиль Еким Альптекин. Летом 2017 г. ФБР активно проверяла версию, согласно которой фирма Флинна занималась лоббистской деятельностью в пользу Турции, получив от Inovo $530 тысяч и не известив об этом соответствующие ведомства США, чем нарушила Закон о регистрации иностранных агентов (FARA).

Неприятности у Флинна начались почти сразу же после того, как избранный президент Трамп приступил к формированию переходной администрации. 6 декабря стало известно об увольнении из его команды Майкла Флинна-младшего, сына генерала, которого обвинили в распространении в Твиттере фейковых новостей об экс-кандидате на пост президента США Хиллари Клинтон (это было связано с «Пиццагейтом» — информационной атаке на Клинтон и руководителя ее штаба Джона Подесту, которые якобы были связаны с тайным обществом педофилов в Вашингтоне). Что делал Флинн-младший, инструктор по гольфу, в команде избранного президента, не вполне ясно до сих пор. А спустя два месяца вслед за сыном отправился и сам генерал Флинн – за то, что ввел в заблуждение вице-президента США Майкла Пенса, не рассказав ему о своих контактах с тогдашним послом России в США Сергеем Кисляком.

«Охота» на Флинна была беспрецедентно быстрой и жестокой. Начавшись с «утечек» в СМИ, организованных через «доверенного журналиста» ЦРУ Дэвида Игнатиуса, продолжилась она допросом советника по национальной безопасности президента в ФБР на следующий день (!) после его официального вступления в должность. Спустя пять дней после этого и.о. Генпрокурора США Йейтс (человек из команды Обамы) фактически поставила ультиматум юридическому советнику Белого дома Дональду Макгану, сообщив, что у нее на руках есть распечатки переговоров Флинна с Кисляком и что реплики Флинна «потенциально противозаконны». Это означало, что ФБР прослушивало сотрудников переходной администрации Трампа (как выяснилось позже, введя в заблуждение специальный суд FISA). В Белом доме началось внутреннее расследование, которое закончилось тем, что Трамп попросил Флинна написать прошение об отставке.

Это произошло 13 февраля, а на следующий день, 14 февраля, Трамп предложил пост советника по национальной безопасности вице-адмиралу, бывшему заместителю командующего Центрального командования США Роберту Гарварду. 16 февраля Гарвард отказался – официально потому, что не чувствовал себя в состоянии работать «24 часа в сутки и 7 дней в неделю», но, как писали СМИ, из-за того, что его условием было проведение собственной независимой от президента кадровой политики в Совете национальной безопасности.

После отказа Гарварда Трамп выбирал преемника Флинна из четырех человек, трое из которых были высокопоставленными военными. Рассматривались кандидатуры суперинтенданта академии Вест-Пойнт генерал-лейтенанта Роберта Льюиса Кэслена-младшего, Джона Болтона, генерал-лейтенанта Герберта Макмастера и генерал-лейтенанта в отставке Джозефа Кита Келлога, который после отставки Флинна неделю исполнял обязанности советника по нацбезу.

20 февраля стало известно, что президент остановил свой выбор на Герберте Рэймонде Макмастере.

«Клуб 82-й дивизии»

Известие о назначении Макмастера вызвало энтузиазм в вашингтонском истеблишменте. «Трамп сделал лучший выбор из четырех кандидатов [1], которых он рассматривал, и хорошая новость в том, что он не выбрал Болтона», — писал известный политический обозреватель Дэниел Лэрисон на страницах «The American Conservative».

Макмастер, по мнению Лэрисона, имел репутацию «добросовестного и компетентного» специалиста, и «нет сомнений в том, что Трамп получит от него лучший совет, чем мог бы получить от Флинна». Назначение Макмастера приветствовал такой последовательный и яростный критик Трампа, как сенатор Маккейн. И даже Майкл Макфол, бывший посол США в России, стопроцентно «обамовский» кадр, назвал Макмастера «потрясающим» и подчеркнул, что генерал «не боится cтавить под сомнение точку зрения своего босса».

Однако даже тех, кто одобрял выбор Трампа, тревожил тот факт, что, отказав во второй раз Болтону, президент всё же оставил за собой путь к отступлению: он заявил, что его администрация попросит Болтона «работать с нами в несколько иной форме… я должен сказать вам, что у него много идей, с которыми я очень во многом согласен».

«Это говорит о том, что Болтон всё равно будет работать где-то в администрации, и это очень плохо отразится на взглядах Трампа, несмотря на кажущийся хорошим выбор Макмастера», — сокрушался Дэниел Лэрисон.

Складывается впечатление, что сам Трамп искренне хотел видеть на этом посту именно Болтона – единственного штатского из всех рассматривавшихся кандидатов. Но именно этот «единственный штатский» так пугал весь вашингтонский истеблишмент, что окружение президента предприняло титанические усилия по недопущению Болтона в Западное крыло Белого дома.

Считается, что Макмастера «продвинул» в Белый дом сенатор Том Коттон, бывший капитан армии США, служивший в Ираке и в Афганистане в 2003–2009 гг. и хорошо знавший генерала. Коттон обратился к группе влиятельных соратников президента Трампа (назывались имена Стива Бэннона, Джареда Кушнера и Рейнса Прибуса), посоветовав им обратить внимание на широко образованного и пользовавшегося большим авторитетом генерала, занимавшего должность директора Центра боевых возможностей сухопутных войск США – вполне почетную, но далеко не отвечавшую его талантам.

Джаред Кушнер даже отправил Коттону письмо, в котором горячо благодарил сенатора от Арканзаса за то, что тот обратил внимание Белого дома на Макмастера, который до этого даже «не был на экране радаров». Арканзасская пресса писала о том, что сотрудники Коттона помогли Макмастеру связаться с администрацией Трампа, и уже на следующий день имя генерала появилось в «шорт-листе» кандидатов на пост советника по нацбезу. Утром в понедельник, 20 февраля, Макмастер прилетел во Флориду и встретился с Трампом в его роскошной резиденции Мар-а-Лаго. Он произвел на президента такое впечатление, что обратно в Вашингтон они вернулись вместе на борту Air Force One, и тем же вечером о назначении было объявлено прессе.

Но за инициативой Коттона скрывались усилия теневой влиятельной группировки бывших и действующих высших офицеров Пентагона.

Назначение Макмастера свидетельствовало о том, что вся сфера национальной безопасности США отныне подчинена людям из одной группы – которую условно можно назвать «клубом 82-й дивизии».

«Духовным лидером» этого «клуба» является бывший председатель Объединенного комитета начальников штабов, генерал в отставке Генри Хью Шелтон (на посту председателя ОКНШ, в частности, планировал операцию в Косово в 1999). В 1991–1993 гг. Шелтон командовал 82-й воздушно-десантной дивизией. В 1993 г. стал командиром 18-го воздушно-десантного корпуса, в состав которого входит 82-я дивизия. С октября 1997 г. помощником председателя ОКНШ Шелтона был полковник Дэвид Петрэус, который с июня 1995 по июнь 1997 служил командиром 1-й бригады 82-й дивизии. После двух лет службы под началом Шелтона, Петрэус вернулся в 82-ю дивизию: сначала помощником командира дивизии по операциям, затем – исполняющим обязанности командира дивизии. В 2000–2001 гг. Петрэус был начальником штаба 18-го воздушно-десантного корпуса.

Третьим членом «клуба 82-й дивизии» является уже знакомый нам генерал Джозеф Кит Келлог, который командовал 82-й воздушно-десантной дивизией с ноября 1996 по июль 1998 г. – и был, таким образом, непосредственным командиром «царя Давида» [2]. В мирной жизни Келлог был исполнительным вице-президентом частной разведывательной компании CACI International, а с 20 февраля 2017 г. является ответственным секретарем Совета по национальной безопасности.

Именно вторая война в Ираке и стала той кузницей, в которой выковалось «боевое братство» Келлога, Петрэуса, Джеймса Мэттиса (ставшего министром обороны в администрации Трампа) и Герберта Рэймонда Макмастера. В 2003–2006 гг. Макмастер помогал Петрэусу и Мэттису разрабатывать методику по борьбе с повстанцами для Сухопутных войск и Корпуса морской пехоты США. А за успехами этой троицы внимательно наблюдал старший офицер по оперативным вопросам во Временном правительстве Ирака генерал-лейтенант Джозеф Кит Келлог.

В июне 2010 г. был отправлен в отставку командующий Международными силами содействия безопасности (ISAF) в Афганистане генерал Стэнли Маккристал [3]. На его место – по рекомендации самого Маккристала – был назначен генерал Дэвид Петрэус. А заместителем Петрэуса по планированию стал генерал Герберт Макмастер.

«Г. Р. Макмастер – блестящий офицер, герой боевых сражений и настоящий воин-ученый, который будет исключительно хорошо служить президенту Трампу и своей стране», — не скрывал своего удовлетворения Дэвид Петрэус в интервью британской The Guardian, когда стало известно о назначении его бывшего подчиненного на пост советника по национальной безопасности.

И действительно, в американской армии было совсем немного высших офицеров, которые обладали бы достоинствами Герберта Макмастера.

«Иконоборец»

Герберт Рэймонд Макмастер получил прозвище «Иконоборец» после выхода своей книги «Нарушение долга: Линдон Джонсон, Роберт Макнамара, ОКНШ и ложь, которая привела к Вьетнаму». В этой книге, написанной на основе диссертации по военной истории, которую Макмастер защитил в университете Северной Каролины, генерал подверг разгромной критике всю верхушку Пентагона середины 1960-х гг., включая министра обороны Макнамару, возложив на них ответственность за неудачную для Америки войну во Вьетнаме.

«Нарушение долга» стало бестселлером, но вызвало большой скандал: действующий офицер армии США замахнулся на святое – на армейскую иерархию! Макмастеру пытались испортить карьеру, но за его плечами была легендарная битва 26 февраля 1991 г. на 73-й Вертикали («битва у 73-й Истинг). Тогда танковая боевая группа «Орел» Второго бронекавалерийского полка, которой командовал капитан Макмастер, вступила в бой с превосходящими силами иракской армии. 9 танков Abrams и 12 бронемашин «Брэдли» под командованием Макмастера уничтожили 24 советских танка Т-62, Т-72 и китайских танков «Тип 69».

Эта битва стала одним из самых известных сражений войны 1991 г., сейчас ее изучают курсанты военных академий США. Поломать карьеру герою Войны в Заливе оказалось не под силу штабным завистникам. К тому же, у Макмастера нашлись и влиятельные покровители: командующий Центральным командованием (Centcom) США генерал-лейтенант Джон Филипп Абизаид (тоже начинавший свою военную карьеру в 82-й воздушно-десантной дивизии) [4]. Став во главе Centcom, Абизаид сформировал группу советников, руководителем которой назначил Макмастера. Хорошо образованный (Макмастер закончил университет Северной Каролины и Командно-штабной колледж армии США, а после защиты PhD приобрел репутацию оригинального военного историка) «Иконоборец» стал настоящим «мозговым центром» Centcom.

Тем не менее, когда Макмастер оставил штабную работу и вновь вернулся к командованию войсками, став командиром Третьей бронетанковой дивизии, у него вновь начались проблемы с карьерой. «В середине 2000-х годов его дважды исключали из списка кандидатов на присвоение звания бригадного генерала якобы из-за того, что он был готов идти против начальства, лишь бы провести кампанию против повстанцев 2005 г. (успешную в конечном итоге), благодаря которой был отбит город Таль-Афар на севере Ирака., – пишет на сайте The Hill Кэти Бо Уильямс. – И только когда бывший генерал Дэвид Петрэус обеспечил Макмастеру поддержку, ему присвоили звание бригадного генерала».

Таким образом, Петрэус уже в середине 2000-х годов оказывал помощь и поддержку Герберту Макмастеру. Не удивительно, что он так горячо поддержал назначение своего бывшего подчиненного, разрабатывавшего в группе его советников методику противодействия повстанческой активности иракских инсургентов, на пост советника по национальной безопасности – и, возможно, нажал на невидимые неискушенному глазу рычаги, чтобы это назначение состоялось.

Возникает вопрос, почему же сам Петрэус не захотел стать советником президента по национальной безопасности? У него были для этого все шансы: Трамп сочувственно относился к боевому генералу, который в начале второго президентства Обамы был вынужден уйти с поста директора ЦРУ (в 2012 г. Петрэус стал фигурантом расследования ФБР, заподозрившего его в утечке секретной информации: он предоставил доступ к своей электронной почте автору его биографии Поле Бродуэлл, ставшей его любовницей). Весьма информированный сайт «Politico» пишет, что Петрэус с самого начала «исключил» себя из списка кандидатов, поскольку опасался, что ему не дадут самостоятельно формировать команду.

Тем не менее, влияние Петрэуса как «серого кардинала» Совета национальной безопасности после назначения Макмастера существенно возросло. Дело было в том, что Герберт «Иконоборец» Макмастер не только служил под началом Петрэуса в Афганистане, но и возглавлял любимое детище «царя Давида» — Объединенную целевую группу по борьбе с коррупцией при штаб-квартире ISAF «Шафафийят» («Прозрачность» на пушту) [5]. Макмастер возглавлял эту группу с августа 2010 г. по июнь 2012 г.

В начале деятельности Макмастера на посту командира «Шафафийят» он был вынужден пересекаться с генералом Майклом Флинном, который до октября 2010 г. был директором по разведке ISAF. Но вот в этом случае говорить о «боевом братстве» не приходится: Флинн с Макмастером не очень-то ладили. Дело было в принципиальном расхождении во взглядах на ислам. Флинн, как уже отмечалось, считал идеологию радикального ислама безусловным злом и главной угрозой западной цивилизации, а Макмастер выступал против использования термина «радикальный исламский терроризм»: оно, по его мнению, бесполезно, так как террористы неправильно трактуют свою религию и, соответственно, не имеют отношения к исламу. На первом же заседании Совета по национальной безопасности он заявил, что война против терроризма не должна превращаться в войну против ислама.

Приход Макмастера на место Флинна означал не только полный пересмотр «доктрины Флинна» в отношении радикального ислама и действий США на Ближнем Востоке, но и разворот на 180 градусов в отношении России. Если Флинн был готов сотрудничать с Москвой для победы над «главным злом» — исламским терроризмом, – и в этом его взгляды были близки к взглядам самого Трампа, то для Макмастера Россия была «геополитической угрозой номер один», которую он, к тому же, был склонен переоценивать в военном отношении. Будучи директором Центра интеграции боевых возможностей сухопутных войск США (2015 г.), он выступил перед членами Конгресса США с докладом, в котором не только предупредил об угрозе, которую представляет для Америки Россия, но и призывал сдерживать ее на «передовых рубежах» (имелась в виду Украина), утверждая, что в столкновении сухопутных сил российская армия будет иметь преимущество перед армиями НАТО, в том числе и американской.

«Русские обладают преимуществом в огневой мощи, их боевые машины лучше, и они научились искусно использовать дроны для достижения тактических целей. Русские, кроме того, создали амбициозные и внушительные возможности для ведения электронной войны», — внушал Макмастер сенаторам и конгрессменам.

Но если парламентарии и поверили Макмастеру, то в самом Пентагоне его алармизм вызвал, скорее, иронию. «Эти парни хотят, чтобы мы поверили в русских 10 футов ростом. Тому есть простое объяснение: армии нужен большой бюджет. И лучший способ добиться этого – изобразить русских, имеющих возможность окружить нас со всех сторон. Какое очковтирательство!» — заявил один из высокопоставленных офицеров Пентагона, познакомившись с выступлением Макмастера.

Назначив на пост советника по национальной безопасности Герберта Макмастера, Трамп не отдавал себе отчета в том, что в лице «Иконоборца» он приобретает не только действительно знающего и широко образованного «воина-интеллектуала», но и человека, чьи взгляды по целому ряду важных вопросов далеко расходятся с его собственными.

Противники Трампа в предвкушении грядущих битв потирали руки. «Кандидатура Макмастера – это прекрасный выбор, разумный и стратегически верный, – писал в своем Твиттере последовательный критик президента, демократ и видный член Комитета по разведке Конгресса США Адам Шифф. – Он написал книгу о важности противостояния президенту США. Возможно, и здесь ему придется продемонстрировать такую же независимость».

И первые грозы не заставили себя ждать.

(Окончание здесь)

Источник


Tags: США
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg february 3, 18:05 63
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments