matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

Почему Беларусь не Прибалтика



В ближайшее время из печати выходит книга известного российского политолога, журналиста-международника, одного из ведущих специалистов по проблемам Прибалтики Александра Носовича «Почему Беларусь не Прибалтика».

Мы попросили автора анонсировать свою книгу на страницах портала «Евразия.DOC». Наш корреспондент Валерий Леонов задал Александру Носовичу несколько вопросов.

— В советское время Белорусскую ССР называли сборочным цехом Советского Союза, производственный потенциал которого сохранился до наших дней. Республики Прибалтики — витриной социализма. Но, судя по вашей книге, витриной ЕС они не стали, да и вряд ли когда-нибудь станут. Очевидно, что страны Балтии во многом деградируют. Почему результаты выхода из СССР такие разные?

— Потому что Беларусь и страны Балтии выбрали разные модели развития, в том числе разные геополитические курсы. Беларусь сохранила промышленность как основу своей экономической модели за счет того, что создала Союзное государство. То есть, благодаря интеграционному выбору в пользу России, сохранила все структурные связи, которые делали Белорусскую ССР сборочным цехом Советского Союза.


Литва, Латвия и Эстония эти связи наоборот разорвали. Ведь они тоже при социализме были республиками-производителями. У них структура экономики была идентична белорусской. В советское время и в Беларуси, и в Прибалтийских республиках крупная промышленность составляла 60 процентов экономики. Беларусь сохранила эту долю, а в странах Балтии она сократилась где-то до 10-20 процентов. Там произошла массовая деиндустриализация.

Причин этой деиндустриализации несколько. Первая из них — именно распад Советского Союза и разрушение всех структурных связей Прибалтики с востоком — с Россией, той же Белоруссией, с Украиной. Националисты, пришедшие в 91-м году к власти в республиках Прибалтики и добившиеся их независимости, первым делом принялись эти связи рвать. Уничтожались производственные цепочки, пути поставок продуктов местного производства на восток.

После этого добавились многие другие причины — вступление в Европейский союз; сознательная политика прибалтийских властей, в первую очередь — в Латвии, направленная на разрушение крупной промышленности, «советских монстров», как называли прибалтийские националисты крупные промышленные предприятия построенные в советское время.

В совокупности, это привело к тому, что в экономике Прибалтики сегодня доминирует сфера услуг, доля которой где-то 60 и более процентов. «Экономика прислуги» — так называет такую экономическую модель американский экономист Джефф Фоу. То есть, основа экономики — это банковский сектор, ритейл, розничная торговля, операции по сделкам с недвижимостью… В общем, это НЕ инновационная экономика.

— Страны Балтии заменили коммунизм национализмом в качестве господствующей идеологии. По мнению некоторых политологов, например, Йохана Бекмана из Финляндии, это может привести даже к исчезновению некоторых из этих стран. Вы с этим согласны?

— Да, согласен, потому что об этом свидетельствует не только Йохан Бекман, но и открытая статистика, в том числе официальных статистических служб Литвы, Латвии и Эстонии. Количество этнических литовцев, этнических латышей, последних доживших до нашего времени народов балтийской языковой группы, сокращается рекордными темпами. И перспектива ближайших десятилетий ставит под вопрос существование литовского и латышского языков.

Прибалтийские национализм, как, кстати, и украинский, это довольно специфическое явление. Это не просто этнический социализм, основанный на сохранении языка и культуры нации — титульного этноса. Их национализм основан прежде всего на противопоставлении себя России, на страхе перед Россией, на русофобии.



Даже в Восточной Европе, в странах бывшего социалистического блока национализм — это все-таки более сложное явление. Он ближе к изначальному определению национализма, который в этническом значении этого термина предполагает заботу о сохранении и развитии титульной этнической группы — венгров в Венгрии, поляков в Польше и так далее. Прибалтийские же националисты полагаются исключительно на независимость в какой бы то ни было форме от России и от русского влияния. Ради такой независимости прибалтийские националисты, находящие у власти в Латвии и Литве, готовы лишать свои страны любой возможности нормального, успешного развития, стимулировать вымирание латышского и литовского этноса. Главное, чтобы быть подальше от России.

— Значит, реализация каких-то совместных проектов исключена? К примеру, сотрудничество России, Беларуси и стран Балтии в рамках намечаемого логистического проекта «Шелковый путь» выглядит вполне рационально и логично…

— Теоретически это возможно. Но на практике вероятность того, что страны Балтии будут находиться в кооперации с Россией и Белоруссией в совместных логистических проектах, в том числе и в китайском проекте нового «Великого шелкового пути», год от года, месяц от месяца становится всё меньше. Потому что Россия последовательно проводит политику вывода своих грузов из портов Литвы, Латвии, Эстонии, полного отказа от прибалтийской логистики, отказа от транзитных услуг балтийских государств.

— В рассказах о достижениях Беларуси вы пишете о минском парке высоких технологии, белорусско-китайском индустриальном парке, где производится высокотехнологичная продукция международного уровня. А Есть ли реальные примеры российско-белорусского сотрудничества в сфере высоких технологий?

— К сожалению, на этом направлении кооперация недостаточная и её необходимо развивать. Индустриальный парк «Великий камень» — это именно белорусско-китайский проект и участие России в нём относительно невелико. Я не считаю это особенно большим упущением, потому что этот проект очень большой, рассчитан на долгосрочную перспективу, находится в начальной стадии своего развития и подключение к нему России — дело будущего. Я думаю, рано или поздно это произойдет, потому что и России, и Беларуси, и Китаю это будет выгодно.

— В Беларуси, как сказано в Вашей книге, было не менее пяти попыток «демократических», по сути — «цветных» революций. Почему ни одна из них так и не удалась? Будут ли предприниматься подобные попытки в будущем?

— На Украине сразу две попытки «цветной» революции, как известно, удались, потому что там иная политическая система. Я всегда эту разницу между белорусской и украинской политическими системами описываю фразой: «на Украине олигархи выбирают президента, в Беларуси президент выбирает олигархов». Это достаточно условная метафора, потому что нет в Беларуси олигархов, есть крупные бизнесмены и менеджеры крупных промышленных предприятий, которых назначает государство.



На Украине такая олигархическая вольница, которая делает возможным деструктивное западное вмешательство во внутренние дела, она делает возможной работу западных неправительственных организаций, настроенных на поддержку оппозиции и содействию «цветным» революциям, поэтому они там возможны.

В Беларуси после распада Советского Союза, благодаря в первую очередь усилиям президента Лукашенко, было построено сильное государство. Это самое важное! В нём есть работающие государственные институты, силовые — в первую очередь, и самое главное, они легитимны в глазах абсолютного большинства белорусов.

Другими словами, белорусы поддерживают нынешнюю «лукашенковскую» политическую систему. И попытки устроить майдан в Минске каждый раз твёрдо подавлялись под горячее одобрение большей части белорусского общества. Потому что на примере соседней Украины белорусский народ увидел, до чего доводят майданы на практике.

— Говоря о политике Лукашенко, западные политологи уже давно отзываются о Беларуси как об «ошибке истории», «стране-аномалии», «советской Вандеи», на что Вы указываете в своей книге. Сохранится ли преемственность этой политики или Беларусь в ближайшие годы ждут радикальные перемены? Я имею в виду, инициированные действующей властью?

— Я не вижу оснований для радикальных перемен в Беларуси. Тем более я не вижу возможности для таких перемен ради того, чтобы угодить Западу. Поскольку все последние двадцать пять лет с момента распада СССР показывают, как только начинается политика уступок и компромиссов Западу, неизменно следует свержение, либо попытка свержения государственного строя. Это доказала Ливия, это доказала Югославия. И Александр Лукашенко, и другие крупные белорусские чиновники, его помощники, советники прекрасно понимают, что если они пойдут по пути уступок, то Запад может воспринять это единственным образом — как слабость. А слабых бьют… И как только начнутся какие-то шаги, способные так или иначе ослабить белорусский иммунитет против «цветных» революций, против иностранного вмешательства во внутренние дела, то тут же это вмешательство начнется в агрессивной, жесткой форме.

Спасибо, Александр. Где можно купить или заказать Вашу книгу «Почему Беларусь не Прибалтика»?

В основных книжных торговых сетях она появится уже где-то на следующей неделе. В московском «Библио-Глобусе» будет — 100 процентов.



Источник


Tags: Белоруссия, Прибалтика, интервью
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg февраль 3, 2019 18:05 75
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment