matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Category:

Высокой степени безумства

Модерн в архитектуре психиатрических больниц рубежа XIX–XX веков

Психиатрические больницы рубежа XIX–XX веков стали настоящими шедеврами стиля модерн. Вашему вниманию подборка уникальных памятников архитектуры из России, Австрии и Испании.

b245da46-4ed4-4739-adf2-35919fcb9dab_00584656

«Как пройти в психбольницу?» — такой вопрос, заданный туристом, не должен испугать: вдруг он просто любит архитектуру? В Москве, Санкт-Петербурге, Вене и каталонском городе Реус великолепные образцы стиля модерн стоит искать не только среди особняков, доходных домов и церквей, но и среди лечебниц.

На рубеже XIX–XX веков подход к условиям жизни душевнобольных пациентов изменился. Вместо мрачных помещений полутюремного типа стали появляться комфортные санатории, а на средства богатых попечителей администрация привлекала к работам ведущих архитекторов. Поскольку на острие моды в то время был модерн (сецессион в Австрии, ар-нуво во Франции), то и психиатрические клиники стали заметными памятниками этого причудливого стиля. Порой в их создании участвовали и сами пациенты — и безвестные, и знаменитые на весь мир.


b245da46-4ed4-4739-adf2-35919fcb9dab_00584656Москва
Центральная клиническая психиатрическая больница, ул. 8 Марта, 1


Художник Михаил Врубель дважды (летом и осенью 1904 года и с марта 1905-го по январь 1906-го) лежал в санатории врача-психиатра Федора Усольцева. Друг многих московских художников и литераторов, доктор Усольцев поддерживал в своем заведении радушную семейную атмосферу, устраивал концерты и вечера, давал больным возможность заниматься творчеством. В благодарность за внимание и помощь врача Врубель написал его портрет и, по распространенной версии, сделал эскиз ограды с воротами в стиле русский модерн, доведенный до полноценного архитектурного проекта и воплощенный в жизнь уже после его смерти Федором Шехтелем.

В 2006 году администрация больницы решила провести, как сейчас принято говорить, «реновацию» и снесла до трети ограды. К счастью, быстро подключились краеведы и СМИ, процесс удалось остановить, а ограду внесли в список объектов Москомнаследия.



b245da46-4ed4-4739-adf2-35919fcb9dab_00584656Санкт-Петербург
Городская психиатрическая больница № 3 имени Скворцова-Степанова, Фермское ш., 36а


Вошедшая в городской фольклор наряду с Пряжкой, больница имени революционного наркома финансов была построена в 1870-е на средства наследника престола, будущего императора Александра III. Через 25 лет патронаж над ней взял принц Александр Петрович Ольденбургский, известный благотворитель медицинских учреждений.

b245da46-4ed4-4739-adf2-35919fcb9dab_00584656При нем были построены новые корпуса больницы: пансионерский, «офицерский», мужской и женский корпуса для беспокойных пациентов, прачечная, кухни, силовая станция, составившие один из самых ранних петербургских архитектурных ансамблей (не отдельных зданий!) в стиле северный модерн. При подготовке проекта использовалась модная павильонная система: много малых зданий, расположенных на некотором удалении друг от друга. Каждый корпус походил не на больничное строение, а на уютный усадебный дом или флигель. Возводились они в разное время по проекту одного архитектора — Григория Люцедарского, пользовавшегося покровительством принца и строившего по его указанию как больницы и народные дома, так и частные резиденции. Поскольку корпуса возводились друг за другом, мы можем увидеть в них эволюцию как личной манеры Люцедарского, так и всего петербургского модерна: от краснокирпичного с апсидами, напоминающими итальянские базилики треченто, пансионерского корпуса к типичному для северного модерна сочетанию светлой облицовочной плитки с цоколем из грубо обработанного гранита в «офицерском» и индивидуальном корпусах.

Лечебница была оборудована по последнему слову техники: ей были выделены два из ста первых в столице телефонных номеров. В столовой и зрительном зале пансионерского корпуса раздвигался потолок, были предусмотрены приспособления для монтажа сцены, так что пациенты могли смотреть спектакли и концерты. В корпусах для буйных отказались от решеток — вместо них поставили дорогие пуленепробиваемые стекла. Мебель из выбеленного полированного клена для корпуса была изготовлена по эскизам Григория Люцедарского в основанной им же мебельной мастерской.

b245da46-4ed4-4739-adf2-35919fcb9dab_00584656Вена, Австрия
Kirche am Steinhof, Baumgartner Höhe 1, 1140 Wien


Отто Вагнер — самый известный архитектор сецессиона, как в Австрии принято называть модерн. До того как страна перешла с шиллингов на евро, его портрет даже был помещен на одну из купюр. Расцвет его творчества пришелся на 1900-е годы, а знаковым зданием этого периода считается церковь Святого Леопольда на высоком холме Штайнхоф: ее золоченый купол виден в пригороде Вены. Церковь располагалась на территории психиатрической лечебницы, в то время крупнейшей и наиболее современной в столице Австро-Венгрии. Проектируя ее, Вагнер многократно консультировался с врачами. Он предусмотрел отдельные входы для пациентов и пациенток, а также для персонала. Поблизости разместились туалетные комнаты. Углы в интерьере были скруглены. Исповедальни оставлены открытыми так, чтобы была возможность прийти на помощь, если у исповедующегося начнется припадок.

b245da46-4ed4-4739-adf2-35919fcb9dab_00584656Хотя с церковью Ам-Штайнхоф чаще всего ассоциируют только имя Отто Вагнера, можно без преувеличения сказать, что этот памятник — манифест всего венского сецессиона.

Скульптуры ангелов на колоннах портика выполнил Отмар Шимковиц, а мозаики и витражи — Рихард Лукаш по эскизам одного из основателей модерна в Австрии Коломана Мозера.

Строительство церкви вызвало скандал: эрцгерцог Франц-Фердинанд (тот, которого позже застрелят в Сараеве) предпочитал модерну историзм, или эклектику, и результат ему настолько не понравился, что он даже не упомянул архитектора в приветственной речи по случаю открытия храма.

На территории больницы заслуживает внимания не только церковь, но и театр в стиле модерн работы архитектора Карло фон Боога.





b245da46-4ed4-4739-adf2-35919fcb9dab_00584656Пуркерсдорф, Австрия
Purkersdorf Sanatorium, NÖ 3002 Purkersdorf, Wienerstraße 64+66


В то время как Отто Вагнер работал над церковью Святого Леопольда, его талантливый ученик Йозеф Хоффман проектировал здание санатория в Пуркерсдорфе. Его нельзя назвать психиатрической лечебницей в чистом виде: это реабилитационный центр, в котором случаи истерии, депрессии и неврозы лечили при помощи новаторских методов, в том числе музыкальной терапией. Ее приверженцем был заказчик здания доктор Виктор Цукеркандл, происходивший из семьи богатых промышленников. Его брат был женат на богатой наследнице и, как сказали бы сейчас, арт-критике Берте Цукеркандл. Вероятно, через нее доктор-энтузиаст и познакомился с Хоффманом.

Клинику полюбила венская богема, собиравшаяся, чтобы послушать концерты, поиграть в теннис и подлечить расшатанные нервы. Хоффман пошел дальше Вагнера: благородный минимализм, простые линии, обилие света делают его здание одним из первых образцов функционализма, в чем-то унаследовавшего черты сецессиона, хотя и отмежевывавшегося от них. Йозеф Хоффман, много работавший как дизайнер мебели (например, для фирмы братьев Кон), спроектировал для санатория интерьеры и белую мебель в цвет стен. Вопреки задумке Хоффмана здание было надстроено на один этаж в 1926 году.

b245da46-4ed4-4739-adf2-35919fcb9dab_00584656Реус, Испания
43205, Reus, Carretera Institut Pere Mata, 6


Институт Пера Мата — творение второго по значимости после Гауди архитектора каталонского модерна Луиса Доменек-и-Монтанера. Его строительство было начато в 1898 году. В Реусе, так же как в Санкт-Петербурге и Вене, администрация стремилась превратить больничный комплекс в место для отдыха и расслабления.

Доменек-и-Монтанер сочетал в удивительных формах зданий и интерьерах черты средневекового искусства и набиравшего силу модерна: высокая башня, словно донжон замка, черепичные крыши, причудливые барельефы, а внутри — роспись, резьба, плитка и тщательно продуманная мебель. Лестницы были спроектированы так, чтобы больной не мог броситься вниз. Палаты — светлые и изящные. Закончены работы были лишь в 1919 году.







b245da46-4ed4-4739-adf2-35919fcb9dab_00584656Барселона, Испания
Parc Güell, 08024, Barcelona


Говоря об испанском модерне, нельзя упустить из вида последние находки. Несколько лет назад прозвучала версия, что скамьи Антонио Гауди в барселонском парке Гуэль имеют прототип — скамьи в парке психиатрической клиники в Сан-Бой-де-Льобрегат. Испанские исследователи Давид Агульо и Даниэль Барбе доказывали, что Гауди не только «тренировался» на проекте скамеек в клинике, но и использовал пациентов как подмастерьев.














Арсений Загуляев
источник



Tags: архитектура, стиль
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg february 3, 18:05 60
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments