matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Глава 5-го упр. КГБ Ф. Бобков о причинах негативных проявлений среди учащейся молодежи(1976)

03.12.1976. «Аналитическая справка о характере и причинах негативных проявлений среди учащейся и студенческой молодежи» начальника 5 управления КГБ при СМ СССР Ф.Д. Бобкова. Текст приводится по изданию: Власть и диссиденты: из док. КГБ и ЦК КПСС / Арх. нац. безопасности при Ун-те Джорджа Вашингтона (США), Московская Хельсинкская группа; подг. текста и коммент.: А.А. Макаров, Н.В. Костенко, Г.В. Кузовкин. - М.: Московская Хельсинкская группа, 2006.



Секретно

АНАЛИТИЧЕСКАЯ СПРАВКА
о характере и причинах негативных проявлений среди учащейся и студенческой молодежи


Советская молодежь рассматривается противником как один из важнейших объектов идеологической диверсии. Такое внимание объясняется ростом социальной активности молодежи, ее роли и ответственности в коммунистическом строительстве. В подрывной деятельности против советской молодежи участвует весь аппарат идеологической диверсии противника. Особую роль в ее организации играют вражеские спецслужбы. Во многих разведывательных органах империалистических государств специально созданы подразделения для работы против молодежи социалистических стран. В интересах спецслужб действуют также замаскированные под государственные учреждения и общественные организации так называемые исследовательские институты и научные центры. Только в США, например, по заданию ЦРУ разрабатывают проблемы идеологического воздействия на население социалистических стран, в том числе на молодежь, около 80 научных центров и кафедр. В этих же целях американские разведывательные органы используют подрывные центры своих союзников и сателлитов. Связанный с ними так называемый Швейцарский восточный институт в Берне организовал в 1970 году провокационную акцию в отношении аспиранта МГУ МИХЕЕВА, склонив его к попытке изменить Родине путем бегства за границу.

Французские спецслужбы создали в составе министерства иностранных дел специальный отдел, именуемый «Службой кооперации», под прикрытием которого засылают в советские учебные заведения разведчиков и агентов. Большое место в практическом осуществлении подрывных акций отводится антисоветским, националистическим, клерикальным и другим центрам и организациям. Серьезная ставка делается на сионистские организации, проявляющие значительную активность в проведении враждебной работы. В качестве одной из форм вовлечения молодежи в антисоциалистическую деятельность сионистами взята на вооружение пропаганда тезиса о «пробуждении у молодежи еврейского самосознания» и эмиграционных настроений. Известно, что ими открыта в Иерусалиме двухгодичная школа по подготовке пропагандистов, куда набираются слушатели из числа молодых евреев США и стран Западной Европы. По замыслам сионистов, окончившие школу должны направляться по различным каналам в социалистические страны для националистической обработки и склонения евреев к выезду в Израиль.

Тесно связывают свои программные установки с активизацией подрывной деятельности против советской молодежи зарубежные центры украинских, армянских, эстонских, литовских, латышских и других националистов. В решениях съездов, разного рода конференций, совещаний ими постоянно подчеркивается как задача особой важности необходимость установления контактов с молодежью советских республик и вовлечения ее в активную борьбу с социалистическим строем. В разработанном государственным секретариатом Ватикана «плане церковной политики расшатывания» социалистического строя также отводится значительное место подрывным акциям в отношении молодежи.

Один из руководителей «Комитета радио «Свобода» в следующих словах выразил установки спецслужб на организацию идеологической диверсии среди советской молодежи: «Совершенно не обязательно формировать для широких слоев советской молодежи конкретные позитивные лозунги. Вполне достаточно вызвать у нее раздражение окружающей действительностью». При этом, заявил он, «неизбежно обнаружатся люди, готовые пойти на все ради кардинальных перемен». В сфабрикованных «Комитетом радио «Свобода» документах «Программа демократического движения Советского Союза» и «Тактические основы демократического движения Советского Союза» эти установки облечены не только в форму призывов к широкому вовлечению молодежи в антисоциалистическую деятельность, но и в конкретную программу развертывания подрывной работы всеми центрами и по всем каналам. В идеологической диверсии против советской молодежи противник активно использует различные каналы международного общения. Особенное значение он придает радиопропаганде. В настоящее время с территории капиталистических стран на Советский Союз ведут передачи 41 радиостанция, объем вещания которых составляет 253 часа в сутки. Большинство их радиопрограмм строится применительно к молодежной аудитории. Например, из 12 постоянных рубрик в программах «Голоса Америки» на СССР семь адресуются молодым слушателям.

В последние годы империалистические разведки все больше внимания уделяют использованию в подрывных акциях посещающих СССР иностранцев. В частности, Центральным разведывательным управлением США создан в этих целях под видом частной организации «Корпус гражданского обмена», президентом которого назначен профессор Русского института при Колумбийском университете ГРАНТ ПЕНДИЛЛ, являющийся, согласно добытым данным, кадровым сотрудником американской разведки. Значительное место в планах подрывного проникновения противника в советскую молодежную среду занимает канал научного и студенческого обмена. Органами госбезопасности выявлен среди обучающихся в Советском Союзе стажеров, аспирантов и студентов из капиталистических и развивающихся стран ряд агентов вражеских разведывательных и полицейских органов, а также функционеров левоэкстремистских и маоистских групп. Некоторые из них пытались распространять среди молодежи идейно ущербную литературу, пропагандировать буржуазные философские теории, устанавливать контакты с представителями советской молодежи с целью идеологической обработки и склонения к враждебной деятельности.

Противник стремится как можно шире использовать выезд советской молодежи за рубеж. К участникам молодежных коллективов, выезжающих в туристические поездки за границу, подводятся для их обработки специально подготовленные функционеры пропагандистских центров, сотрудники различного рода «неправительственных» учреждений, занятых приемом советских людей. В США, например, к участию в этих акциях привлекаются «Совет по международному образованию и обмену», «Молодежная христианская ассоциация», «Айрекс». Почти всюду, куда прибывают советские делегации, активно работает против них «Комитет радио «Свобода». Преследуя цели идеологической диверсии, противник активно подстраивается к личной переписке молодых людей. «Личное письмо, — заявляет один из советологов, — хотя оно становится достоянием узкого круга людей, по своему идеологическому воздействию сильнее официального пропагандистского издания».

Наряду с организацией идеологической диверсии в отношении советской молодежи непосредственно через специально созданные структурные звенья и функционирующие на Западе различные антисоветские центры, спецслужбы противника делают серьезную ставку как на проводников своих подрывных устремлений на националистов, сионистов, реакционно настроенных церковников и другие враждебные элементы в СССР. Такая ориентация противника находит у враждебных элементов полное понимание и поддержку и совпадает с их стремлением создать себе в молодежной среде опору для расширения подрывной деятельности. Один из активных украинских националистов, сын бывшего руководителя оуновского подполья ШУХЕВИЧ, ориентируя единомышленников на усиление подрывной работы среди молодежи, наставлял: «Молодежь — наша надежда. Она должна образовать базу массового национально-освободительного движения».

Как резерв пополнения своих рядов рассматривают молодежь и антисоветские элементы, выступающие с ревизионистских позиций. В пропаганде ревизионистских концепций и склонении представителей молодежи на свою сторону они руководствуются лозунгом «дать литературу самиздата и книги из-за границы в молодежные массы». Враждебно настроенные церковники и сектанты, пытаясь взять под свое влияние молодежь, организуют подпольные кружки для обучения юношей и девушек религиозным догмам, препятствуют их участию в общественно-политической жизни, запугивают страшными «божьими карами» за неподчинение. Баптисты-раскольники, например, отводят в своих нелегальных изданиях «Вестнике спасения» и «Бюллетене» специальные «странички» для детей, издают брошюру под названием «Детский друг».

Свои подрывные планы в отношении молодежи вражеские спецслужбы, зарубежные антисоветские центры и враждебные элементы внутри страны строят в расчете на использование ее недостаточного социального опыта и таких свойственных молодым людям психологических особенностей, как обостренное критическое отношение к опыту старшего поколения, повышенная впечатлительность, любознательность, пытливость, максимализм, стремление к подражанию и самоутверждению. Конечная цель этих планов сводится к тому, чтобы внести в мировоззрение, в систему ценностных ориентаций молодого поколения черты, которые бы изменили его социальное лицо, лишили качеств и свойств, присущих членам советского общества. Именно поэтому одним из основных направлений подрывной империалистической пропаганды, ориентированной на молодежную аудиторию, становится в последние годы всемерное культивирование индивидуалистических инстинктов обывателя — эгоизма, корыстолюбия, карьеризма, социальной инертности и равнодушия, — рассчитанное на достижение «политической переориентации» советской молодежи через ее «моральную переориентацию»; этим же объясняется усиление пропаганды секса, подаваемого под маской «преодоления консерватизма старшего поколения», необходимости выработки «своего эталона» нравственности и эстетических норм.

Буржуазные идеологи, принимающие участие в разработке и планировании акций идеологической диверсии, вынашивают даже замыслы добиться развития в нашей стране своеобразной «сексуальной революции». Известный антикоммунист БЖЕЗИНСКИЙ, например, исходит из того, что «в конце 70-х годов сексуальная революция распространится на советские городские центры… и породит более очевидные проявления социальной и политической напряженности». На такой же точке зрения стоит и генеральный секретарь Международного центра сравнительной криминологии НАРИЗО, склонный усматривать в фактах пьянства и сексуальной распущенности со стороны отдельных молодых людей «пассивную форму политической оппозиции в СССР», а в употреблении ими наркотиков — «символ мятежа молодежи».

ХАРАКТЕР ПРОЯВЛЕНИЙ, ИМЕВШИХ МЕСТО СРЕДИ ИССЛЕДУЕМЫХ КАТЕГОРИЙ МОЛОДЕЖИ

Советская молодежь, воспитанная на лучших революционных традициях и положительных примерах героики труда, активно участвует в коммунистическом строительстве, претворении в жизнь решений партии, проявляет высокую идейную убежденность и верность коммунистическим идеалам. Коммунистическая партия проявляет постоянную заботу о воспитании молодого поколения и ограждении его от враждебных происков. Однако отдельные молодые люди, испытывая воздействие буржуазной идеологии, оказываются в ряде случаев неспособными преодолеть ее негативное влияние, заражаются настроениями политической демагогии, критиканства, пессимизма и допускают идеологически вредные и антиобщественные проявления. В среде учащейся молодежи за три года было совершено 3324 проявления, в которых участвовало 4406 человек. Из них:



Как видно из приведенной таблицы, почти 2/3 участников проявлений составляли студенты, ведущее место среди которых занимали старшекурсники (студенты 3—4 курсов, 1447 чел.). Студенты гуманитарных вузов выступали участниками проявлений чаще, чем студенты технических институтов. На долю их приходится 34% проявлений, на студентов технических вузов — 28%. 3174 человека (72%) совершили проявления, выступая одиночками, остальные 1232 человека — в составе 384 групп. Группы, возникавшие среди учащихся средних учебных заведений, в отличие от групп среди студентов носили в своем большинстве локальный характер, и создававшие их лица руководствовались чаще всего стремлением к самоутверждению, настроениями романтизма и таинственности. Политически вредную идейную направленность имели лишь небольшая часть групп. Характер проявлений и их соотношение по формам и участию представителей молодежи представлены в следующей таблице:



Высказывание клеветнических, демагогических, ревизионистских и других политически вредных суждений как форма проявлений и в количественном выражении и по числу причастных лиц является наиболее распространенной. Такая форма проявлений, как изготовление и распространение клеветнических материалов, листовок, лозунгов и плакатов, обнаруживает в последнее время тенденции к сокращению. На этом процессе существенным образом отразились меры по пресечению деятельности враждебных элементов, занимающихся нелегальным изготовлением и распространением различного рода нелегальных «журналов», «хроник» и других политически вредных материалов. В то же время проявления в форме распространения политически вредной информации, полученной путем прослушивания зарубежных радиопередач, несколько возросли. На это указывает, в частности, наблюдающееся увеличение потока корреспонденции в адреса зарубежных радиостанций с выражением поддержки пропагандируемых ими идей. Проявления, совершенные с враждебных социализму идейных позиций, составляют 32,4% от общего числа проявлений (3324). Они были допущены 1269 чел. (29%). Влияние разного рода идеологий, враждебных социалистической, на лиц, совершивших проявления, различно.



Тот факт, что подавляющая часть участников проявлений (58%) выступала с позиций идеологии национализма (включая сионизм), во многом объясняется усилением в последние годы противником пропаганды буржуазного национализма и стимулированием на его основе подрывной деятельности. Представители молодежи, подпавшие под влияние националистических настроений, обнаруживали чаще других стремление к организованной деятельности (ими создано 87 групп). Причем, более высокую активность в создании групп проявляли студенты вузов (63 группы). Участники националистических групп выступали в большинстве случаев под лозунгом борьбы против «политики русификации». Отдельными из них, особенно представителями из студенческой среды, делались попытки вовлечь в политически вредную деятельность учащуюся и рабочую молодежь и внедряться в этих целях в литературно-молодежные клубы, музыкальные студии и иного вида самодеятельные объединения.

Некоторые группы имели достаточно четкую организационную структуру, разрабатывали программные документы, ставили в них конкретную политическую цель, соблюдали конспирацию. Проявления, совершенные представителями еврейской молодежи под влиянием идеологии сионизма и произраильских настроений, разнохарактерны. Они выражаются в распространении содержания радиопередач «Голоса Израиля», других буржуазных радиостанций, а также сионистской литературы, инспирации антиобщественных акций, возбуждении антисоветских и эмиграционных настроений, установлении контактов с эмиссарами зарубежных центров. Молодежь еврейской национальности составляет значительную часть т. н. «ульпанов», где под видом изучения иврита ведется пропаганда сионистских и произраильских настроений. Свыше одной трети проявлений (373) допущены под воздействием ревизионистских и реформистских идей. Наибольшее распространение они получили у студентов гуманитарных вузов, причем 140 (34%) из их числа совершены студентами старших курсов.

Среди представителей учащейся и студенческой молодежи, подпавших под влияние идеологии ревизионизма и реформизма, вскрыто 43 группы. Одной из разновидностей являются группы, возникшие среди участников разного рода молодежных клубов, кружков, творческих объединений. Они, как правило, не имели организационных форм, слабо проявлялись в действиях их участников и групповые признаки. Эти действия носили главным образом характер политически вредных, клеветнических и демагогических высказываний. Лишь в некоторых случаях отдельные участники групп, в основном из студентов гуманитарных вузов, допускали такие проявления, как изготовление и распространение идеологически вредных пасквилей и «сочинений».

Другую разновидность представляли группы, возникавшие на основе стремления их участников к организации нелегальных изданий и публикации идейно-ущербных «произведений» и материалов. Подобные группирования характерны также для студентов гуманитарных вузов. Их отличал определенный уровень сплоченности участников. Органами КГБ пресечена политически вредная деятельность нескольких групп, участники которых заявляли в своем кругу о необходимости создания «нового» общества «сильных личностей», установления «диктатуры сверхчеловека» («Нацистская молодежная партия» в г. Красноярске-45250, «Рыцарский крест» в Белгороде, «Четвертый рейх» в Волгограде и другие). Подобные проявления внешне выступали как совершенные под влиянием идеологии (взглядов) фашизма и неонацизма. Совершавшие их лица стремились придать своим группированиям и действиям признаки, связанные с фашистскими атрибутами (названия групп, лексикон, клятвы и т. п.). Но в действительности проявления носили замкнутый характер, не выражали существа фашистской идеологии и допускались главным образом из хулиганских и иных антиобщественных побуждений. 28 (45,4%) таких проявлений приходится на долю школьников, учащихся ПТУ и техникумов.

Более взрослые представители молодежи совершали проявления в иной форме. Студент 2 курса Николаевского кораблестроительного института БАЛЫКИН, например, пытался вести обработку лиц из своего окружения, внушая, что «идеи фашизма сходны со взглядами современной молодежи, которая отбрасывает в сторону такие понятия, как совесть, стыд, мораль и т. п.». Из 88 проявлений, допущенных под влиянием религиозной идеологии, 36 (41%) совершены школьниками, 21 (24%) — учащимися ПТУ и техникумов, 17 (18%) — студентами гуманитарных вузов, 14 (16%) — студентами технических вузов. Наибольшее воздействие на совершение проявлений оказывалось со стороны баптистов-раскольников, пятидесятников и других сектантов.

Проявления, не имевшие ярко выраженной политически вредной идейной направленности и допущенные на антиобщественной основе (действия, нарушающие общественный порядок, участие в антиобщественных действиях на основе подражания «хиппи», увлечение наркотиками, порнографией и т. п.), имеют показатели: по численности — 2247 и количеству участников — 3137 (71%). Большая активность по числу совершенных проявлений и количеству принявших в них участие лиц отмечается со стороны студентов: 1380 проявлений совершены 1770 студентами. Для школьников и учащихся ПТУ эти показатели соответственно равны 838 и 1328. Анализом показателей с точки зрения склонности к одиночным и групповым проявлениям устанавливается, что студенты гуманитарных вузов совершают аморальные проявления чаще в одиночку: 896 чел. совершили 759 проявлений. Студенты технических вузов более склонны к групповым проявлениям: соответственно 874 и 621. Такое же явление отмечается и среди школьников (816 и 428). По возрастной градации большая доля по тем же показателям приходится на студентов старших курсов.

Участниками проявлений, не имевших выраженной политически вредной направленности, была создана 201 группа, для которых характерны отсутствие организационных основ и формирование по принципу поиска соучастников по аморальному образу жизни. О характеристике подобных групп говорят их названия: «Шалопай», «Клуб мерзавцев и циников» и т. п. Однако сказанное выше не означает, что деятельность групп вовсе не несла политически вредного содержания. Их антисоциальную сущность определяло само антиобщественное и аморальное поведение участников. Известно также, что участники некоторых таких групп наряду с совершением аморальных проявлений занимались обсуждением на своих сборищах антисоветских зарубежных передач и идейно порочных «произведений», иногда сочиняли их сами, допускали демагогические и идеологически вредные высказывания, пропаганди- ровали «абсолютную свободу», анархизм и т. п.

Участники вскрытых в Москве, Ленинграде, Киеве, Вильнюсе, Таллине, Ростове-на-Дону, Одессе и ряде других городов групп так называемых подражателей западным «хиппи» выступали за пересмотр морально-этических норм социалистического общежития, ставили под сомнение революционные традиции прошлого и духовное «наследие» «консервативных» отцов, призывали к преодолению «инертности» и «борьбе за свободу и демократическое общество» на основе идей «хиппи». Определенную характеристику проявлений, имевших место среди учащейся молодежи, и их направленности раскрывают данные о профилактике и привлечении к уголовной ответственности их участников. В связи с подготовкой или совершением политически вредных проявлений органами КГБ профилактировано в 1970—1974 гг. из числа молодежи в возрасте до 25 лет 40,3% от числа всех профилактированных за этот период. В 1971—1974 гг. за совершение особо опасных государственных преступлений осуждено 224 человека в возрасте до 29 лет (данные Министерства юстиции СССР).

Более половины осужденных в 1971—1973 гг. за изготовление или сбыт наркотических веществ составляли граждане в возрасте до 29 лет. Значительным числом представлены лица в возрасте до 29 лет и среди подвергнутых мерам административного воздействия за распитие спиртных напитков и появление в пьяном виде в общественных местах. В 1973 г., например, таких лиц было 2533443, в 1974 г. — 2616708.

ФАКТОРЫ, ПОВЛИЯВШИЕ НА ФОРМИРОВАНИЕ ИДЕОЛОГИЧЕСКИ ВРЕДНОЙ УСТАНОВКИ И ОБУСЛОВИВШИЕ СОВЕРШЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКИ ВРАЖДЕБНЫХ И ДРУГИХ НЕГАТИВНЫХ ПРОЯВЛЕНИЙ

Анализ статистических данных показывает, что значительная часть лиц, совершивших политически вредные проявления, испытывала непосредственное идеологическое воздействие из-за рубежа. Такие факторы, как прослушивание зарубежных радиопередач, чтение засылаемых в СССР буржуазных газет, книг и других печатных изданий, личное общение и переписка с враждебно настроенными иностранцами оказали влияние на 47% (2012) лиц. Из числа всех факторов в качестве основного выступает влияние зарубежной радиопропаганды, сказавшееся на формировании идеологически враждебной установки более чем у 1/3 лиц (1445 человек), допустивших негативные проявления. Анализ материалов свидетельствует о распространенности среди молодежи интереса к зарубежному вещанию. Так, по данным исследования «Аудитория западных радиостанций в г. Москве», проведенного отделом прикладных социальных исследований ИСИ Академии наук СССР, с большей или меньшей регулярностью радиостанции слушают 80% студентов и около 90% учащихся старших классов средних школ, ПТУ, техникумов. У большинства этих лиц слушание зарубежного радио превратилось в привычку (не реже 1—2-х раз в неделю зарубежные радиопередачи слушают 32% студентов и 59,2% учащихся).

Исследование «Формирование мировоззрения и ценностной ориентации молодежи г. Омска» показало, что передачи зарубежных радиостанций периодически прослушивали 39,7% из числа анкетированных студентов. Подобная картина выявилась и при изучении влияния передач финского телевидения в Эстонской ССР. Чаще других к каналу финского телевидения обращаются лица в возрасте до 30 лет. У подавляющей части допустивших политически враждебные проявления представителей молодежи повышенный интерес к зарубежным радио- и телепередачам был связан с целенаправленным и сознательным поиском тенденциозной и клеветнической информации о советской действительности или желанием укрепиться в уже имевшихся нездоровых взглядах и политических убеждениях. Обращение к зарубежному радио объяснялось главным образом увлечением популярной музыкой джазовых ансамблей Запада. (По данным социологического исследования «Аудитория западных радиостанций в г. Москве», музыкальными программами увлекается 2/3 радиослушателей в возрасте до 30 лет). Дальше эволюция интересов и настроений во многом соответствовала схеме, которую на инструктивном совещании сотрудников о направленности составления радиопрограмм определил руководитель одной из секций радиостанции «Свободная Европа»: «Нашему корреспонденту 16 лет. Сейчас он интересуется пластинками, но через 5—10 лет, привыкнув к нашим передачам, он будет слушать всю программу».

Другой побудительный мотив обращения к зарубежному радиовещанию кроется в наблюдающемся в современный период росте у молодежи, особенно у студентов, информационных потребностей. Многих молодых людей зарубежное радио привлекает кажущимися оперативностью в подаче новостей и объективностью их интерпретации. Исследованием «Аудитория западных радиостанций в г.Москве» выяснилось, например, что из числа опрошенных доверяют передачам «Голоса Америки» 24,2% студентов, 21,6% учащихся старших классов, 8% рабочей молодежи, 10% молодой интеллигенции. В результате прослушивания передач западных радиостанций, которые несут значительную идеологическую нагрузку в деле формирования у радиослушателей социально-политических взглядов и восприятия происходящих в мире событий в выгодном для империалистической реакции свете, отдельные учащиеся и студенты начинают мыслить категориями зарубежного радио.

У некоторых из них создается комплекс отрицательных оценок нашей действительности, утрачивается классовое понимание сущности таких понятий, как свобода слова, печати, творчества, получает поддержку активно проповедуемая буржуазной пропагандой теория многопартийной системы, возникает негативное отношение к советским средствам массовой информации. Все это в конечном счете получает свое выражение в поведении таких лиц. Враждебное воздействие такого фактора, как личное общение и переписка с иностранцами, в большей степени проявляется среди студентов-старшекурсников гуманитарных вузов и объясняется тем, что они представляют более значительное число лиц, владеющих иностранными языками и, следовательно, располагающих более широкими возможностями для контактов с иностранцами. Воздействие на школьников, показатель в отношении которых несколько ниже, осуществляется главным образом через переписку, а не личное общение. В последнее время отрицательное влияние через переписку значительно усилилось в отношении молодых людей немецкой и еврейской национальностей, что связано прежде всего с активизацией пропаганды эмиграционных настроений.

Существенным по эффективности фактором воздействия на молодежь выступают нелегально распространяемые антисоветские клеветнические и политически враждебные материалы, изготовленные как в СССР, так и за рубежом. Наибольшая предрасположенность к их восприятию наблюдается в студенческой среде и преимущественно у студентов гуманитарных вузов. Среди них зафиксирован самый высокий процент лиц, оказавшихся под воздействием этого фактора. Истоки такого явления во многом связаны со спецификой профессиональной подготовки студентов как будущих специалистов в области гуманитарных наук. Они чаще других представителей молодежи обращаются к разного рода печатным изданиям, излагающим буржуазные концепции, завязывают на этой основе связь с лицами, имеющими доступ к таким изданиям или располагающими возможностями добыть их, в частности с иностранцами, зачастую привозящими с собой враждебную литературу. Как источник получения информации о подобной литературе ими используется также зарубежное радио.

Многие из профилактированных студентов в своих объяснениях указывали, что передачи по радио идеологически враждебных произведений ими записывались на магнитофон, после чего они распространялись в виде магнитофонных записей или перепечатанных на пишущей машинке текстов. В частности, по этому каналу они получили представление о ряде антисоветских заявлений и пасквилей СОЛЖЕНИЦЫНА, трактате САХАРОВА «Размышления о мире, прогрессе, интеллектуальной свободе», различных «исследований», «обращениях» и других документах, содержащих клеветнические измышления, порочащие советскую действительность. На школьниках, учащихся ПТУ и техникумов влияние нелегально распространяемых антисоветских клеветнических и других политически враждебных материалов сказывается меньше, поскольку они располагают для ознакомления с ними более узкими возможностями. Их ознакомление с содержанием нелегально распространяемых в СССР вражеских материалов происходит, главным образом, путем прослушивания зарубежных радиопередач.

По степени воздействия ведущее место занимают материалы, нелегально изготовленные в стране (в т. ч. на основе прослушанных зарубежных радиопередач). Так, враждебное влияние материалов, изготовленных в СССР, испытывало на себе 420 человек, а официально изданной за рубежом буржуазной литературы — 170 человек. Весьма значительным выступает показатель идеологически вредного влияния на представителей молодежи со стороны враждебно настроенных лиц из ближайшего окружения (родственников, знакомых). Воздействие этого влияния приходится на 600 студентов и аспирантов и на 274 учащихся средних учебных заведений. Соотношение показателей свидетельствует в определенной мере о том, что антисоветски настроенные лица стремятся отрицательно влиять в первую очередь на студенческую и научную молодежь и, трансформируя у отдельных ее представителей идеологическую установку, складывающуюся в процессе учебы в вузе, рассматривают их как возможный резерв пополнения оппозиционно настроенных лиц из интеллектуальной среды.

Если у студентов связи с враждебно настроенными лицами не имеют, как правило, родственной основы, то в отличие от них школьники и учащиеся ПТУ испытывают наиболее глубокое отрицательное воздействие со стороны стоящих на враждебных позициях родственников. Влияние рассмотренных выше факторов на формирование у отдельных представителей молодежи идеологически вредной установки усиливалось в некоторых случаях одновременным неблагоприятным воздействием других факторов, не имеющих прямой антисоветской направленности. Некоторые молодые люди, переживая моменты неустроенности личной жизни, неудовлетворения материальными и жилищными условиями, сталкиваясь с недостатками и фактами злоупотребления в деятельности отдельных должностных лиц, не всегда правильно осмысливают и понимают эти явления. Отсутствие должного жизненного опыта и идейной закалки в сочетании с присущими молодым людям особенностями возрастной психологии, характеризующейся повышенной чувствительностью к личным обидам и импульсивностью, приводит некоторых из них к неправильной оценке окружающей социальной действительности и ошибочному выбору путей и средств достижения жизненных целей.

Ложные выводы, усугубленные нередко воздействием факторов антисоветской направленности, толкают их в отдельных случаях на совершение антиобщественных и политически враждебных проявлений. Наиболее подверженными воздействию таких факторов оказались учащиеся ПТУ и техникумов, которые ранее других представителей молодежи включаются в самостоятельную трудовую деятельность и, следовательно, в более раннем возрасте сталкиваются с трудностями, встающими на пути к становлению личности. Влияние указанных отрицательных факторов особенно наглядно просматривается на отношении представителей молодежи к изучению марксистско-ленинской теории. По данным опроса комсомольского актива вузов г.г. Москвы и Киева, при общем положительном отношении студентов к изучению общественных наук значительная часть их (18—20%) проявляет безразличие и пассивность. По студентам естественных вузов и факультетов эти показатели еще выше и достигли почти 30%. Анкетированные в процессе исследования отдельные студенты гуманитарных вузов, выражая свое негативное отношение к изучению общественных дисциплин, заявляли, что якобы «марксистско-ленинская теория устарела, а содержание учебной литературы отстает от непрерывно меняющихся форм и методов борьбы идеологий».

Некоторые студенты вузов технического профиля считают, что, поскольку главным является овладение специальной дисциплиной, глубокое изучение социально-экономических наук для них не столь обязательно. Из безразличного отношения к общественным наукам вытекает и пассивное участие определенной части студентов в общественно-политической жизни коллективов. При опросе, проведенном в ходе исследования, комсомольские активисты отметили, что некоторые студенты связывают занятия общественной работой с понятием «карьеризма» и отказываются от общественных поручений из-за презрения к карьеристам, которые, по их мнению, имеются среди местных общественных деятелей и должностных лиц. Другие же студенты объясняют свою индифферентную позицию в вопросе участия в общественной деятельности тем, что личность развивается и раскрывает свои творческие возможности якобы наиболее полно только на основе самовыражения индивидуума. Нынешние же формы общественной работы страдают, по их мнению, излишней традиционностью, несовершенством, примитивизмом и не несут в себе необходимых условий для полного раскрытия личности.

Борьбу с подрывными устремлениями противника в отношении советской молодежи, выявление и пресечение попыток оказать на ее представителей идеологически враждебное влияние органы госбезопасности рассматривают как одну из важнейших составных частей в решении задачи по ограждению советского общества от происков империалистических разведок, зарубежных антисоветских центров и иных враждебных элементов. В основу организации работы на этом участке положен главный принцип — предупреждение преступности, профилактика политически вредных проявлений и процессов.

НАЧАЛЬНИК УПРАВЛЕНИЯ КОМИТЕТА ГОСБЕЗОПАСНОСТИ при СОВЕТЕ МИНИСТРОВ СССР
[подпись] (БОБКОВ)

РГАНИ. Ф. 4. Оп. 25. Д. 36. Л. 3—47. Выписка и постановление — на бланках.

Оригинал у philologist


Tags: КГБ, СССР, молодежь, образование
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 110 tokens
Эх, Сочи, Сочи. Достаточно часто там бываю, последний раз прогуливался по городу-курорту в апреле. И каждый раз надеюсь на то, что в этот раз меня все меньше будут пугать "скелеты недостроев" в курортных местах нашего замечательного города. Но нет... А ведь совсем немного времени…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments