matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

Еще раз о Сталине и Церкви


Нельзя ни в чем исповедовать банальную телесериальную логику, где есть добрые добродейские добродеи с одной стороны и злые злодейские злодеи с другой. Жизнь гораздо сложнее и трагичнее. Трагичность трагических моментов истории состоит в том, что правда есть у различных сторон, и сталкиваются не добро и зло, а две правды. Это хорошо показано у Пушкина в "Капитанской дочке", у Шолохова в "Тихом Доне". Римские императоры бросали христиан львам. Но империя защищала себя и имела на это право. Прочитайте Либания "Надгробное слово по Юлиану". имеется в виду Юлиан Отступник. Более нравственного человека, если верить этой речи, не было во всей империи. В христианах он видел опасность для древних образцов языческой нравственности, а не был просто кровавым маньяком. С другой стороны, христиане тоже были в своем праве. Они защищали свою веру. Они стали мучениками и сейчас пребывают в раю. Лучше ли было бы, если бы римские олигархи и патриции дарили им арабских скакунов и виллы, вместо того, чтобы бросать львам, как это делают нынешние олигархи, даря некоторым владыками мерседесы? Лучше ли было бы, если бы наша Церковь стояла не на камне веры и крови мученичества, а вместо мучеников были бы довольные коты? Бог все правильно рассудил и все правильно управил. Не нужно переделывать историю и судить ее. Надо принимать и нашу историю такой, как она есть. Она у нас великая. И что самое поразительное - христиане сталинских времен, прошедшие через период гонений, нашли в себе силы благословлять руководителя страны-победительницы.

 

Если уж кто имеет право негодовать на Сталина, так Православная Церковь. Дело в том, что большую часть священников расстреливали просто за принципиальность, просто за то, что они священники, то есть большинство из тех, кто был убит невинно, это были новомученники. Но и тут все не так однозначно. Советская власть убивала репрессировала священников, как классовых врагов, тех, кто оправдывал мир помещиков, капиталистов и прочих эксплуататоров. Вместе с ними репрессировали и кулаков, и например, гомосексуалистов (при Сталине появилась соответствующая статья). Будем ли мы считать их новомученниками или не будет только потому, что им не повезло быть в нужной конфессии или социальной группе? Вопрос не простой.

 Современные клерикальные публицисты внедряют мысль о том, что православный человек не может положительно относится к Сталину, что он чуть ли не антихрист, коли уж преследовал церковь… Некоторые, даже епископы, в своих высказываниях докатились до того, что Гитлера считают «оружием бога» которым Бог наказывал Россию за Сталина… Все это выдается за церковную и православную точку зрения и смущает паству.

 Во-первых, нельзя мыслить примитивно: «тот. кто говорит за Бога – тот уже божий человек, а кто против Бога, атеист, тот обязательно пособник дьявола». Атеизм, как таковой, в значительной степени сам принадлежит сущностному ядру христианства и его истории. Кого заинтересовала эта мысль – отсылаю к книгам С.Жижека «Кукла и карлик», Ф.Козырева «Поединок Иакова» и «Искушение и победа святого Иова», А.Кожева «Атеизм», Ю.Ивановой «Дремучие двери» и др. Есть такие атеисты, которые в тысячи раз святее самых благочестивых явных христиан… В значительной мере, таковыми были и крестьяне (христиане) СССР. Собственно, идеал русского христианского святого и идеал настоящего коммуниста (например, из фильма «Коммунист») весьма схожи. Все эти стахановцы, все эти герои войны, идущие на амбразуру с партбилетами в кармане ближе  к святым, чем к «пособникам дьявола», какими их хотят представить либерал-клерикалы.

Далее, надо четко осознавать, что церковь является носителем истины вся целиком, а значит во всем историческо-временном континууме, а не на определенном историческом этапе. Не надо путать мнения вашего духовника или даже владыки с церковной истиной. Чтобы что-то стало признанным церковной истиной, должно быть соблюдено ряд условий: 1. по данному вопросу должны быть однозначные слова Христа и желательно в нескольких евангелиях; 2. должны быть разъясняющие и подтверждающие слова апостолов; 3. должны быть учения Отцов Церкви и постановления церковных Соборов; 4. и наконец, должно быть солидарное, а не розное мнение большинства святых. Все это должно быть вместе. Если не хватает одного-двух пунктов, то уже за церковную православную точку зрения тот или иной взгляд выдавать нельзя.

Если говорить о Сталине в этой связи, то все высказывания Христа и апостолов, честно сказать, будут не в пользу наших либерал-клерикалов. «Отдавайте Богу Богово, а кесарю – кесарево», «Нет власти не от Бога», «Мне отмщение Аз воздам» и проч. высказывания скорее могут быть поняты как поддержка невмешательства церкви в дела светской власти. Что касается постановлений соборов, тот тут по поводу Сталина ничего нет и быть не может. Что касается мнения святых, то есть святые антисталинисты, как и святые-сталинисты.

Вопрос в вышей степени дискуссионный и нерешенный, как вообще относится церкви к светской власти. Дело в том, что в церкви есть три точки зрения по этому поводу. Одна точка зрения считает, что хорошо, если власть поддерживает церковь или более того, сама находится у нее в подчинении. Другая точка зрения считает, что в этом случае в церковь побегут всякого рода карьеристы, а вот истинная церковь была только в эпоху гонений, так что для очищения и святости гонения полезны и заслуженны, особенно после периодов разврата и упадка. Третья точка зрения - типа золотая середина – хорошо, когда власть с церковью вообще никак не пересекается.

 История знает эпоху гонений со стороны Римских цезарей, эпоху твердости и мученичества, знает гонения со стороны мусульман, когда христиане жили под их игом, знает гонения со стороны атеистов в Новое время. Нельзя представлять режим Сталина чем–то совершенно уникальным в смысле гонений. Церковь уже жила под антицерковными властями и исходила из того, что надо молиться за вразумления этой власти, а не раздражать и не провоцировать ее. Так, патриархи в прежнее время даже благословляли христиан отдавать мусульманским властям христиан-террористов. Поэтому совершенно нелепы обвинения со стороны сбежавших за границу церковников нашей церкви в некоем «сергианстве», сотрудничестве с властью. Уж им–то трусам, сбежавшим от мученичества, оставившим свои епархии (что нарушает прямые евангельские указания и церковное право) вообще должно быть стыдно поучать тех, кто остался здесь и претерпел все до конца, кто остался здесь и нес народу возможность совершения таинств, свет веры и проч. Заграничная православная церковь выступала как провокатор, так как после их каждого наезда на власть здесь увеличивались репрессии. Заграничная церковь последовала требованию Гитлера и на своем съезда в Вене осудила Сталина и не признала патриаршества Алексия Первого. По сути, этот осколок нашей церкви – заблудшие люди, поклонники Власова, давно уже превратившиеся в политическую партию, забывшие собственно церковное служение. О благодатности власти они судят не по тому, как эта власть действует в истории и служит народу, а по отношению к себе любимой. Гонит Сталин нас - значит антинародный и плохой, а раз Гитлер нас привечает – значит - он хороший.  А то, что Сталин спас народ от планируемого истребления (100 миллионов хотел уничтожить Гитлер по плану «Ост») – в расчет не принимается. Такая примитивная логика.

Между тем, взгляд на сталинский режим как на сатанистский высмеял даже сам Сатана устами булгаковского Воланада из «Мастера и Маргариты». Воланд вовсе не чувствует себя в сталинской Москве у себя дома, он не чувствует себя в царстве антихриста и не восхищается сталинскими атеистами-литераторами, а издевается над ними. Ему, Воланду, нужно другое: он знает, что в нашем мире, чтобы уничтожить вещь ее нужно не отрицать, а ее нужно удвоить-утроить-удесятерить. Поэтому, чтобы уничтожить Христа, отрицательного атеизма мало, более того, он даже опасен в деле уничтожения, так как ставит Христа в повестку дня, дает возможность мученичества за веру, укрепляет веру у свидетелей мученичества и так далее. Воланд хочет другого: он устраивает так, чтобы Мастер написал «Пилатовы главы» - «евангелие от Сатаны», где Христос предстает всего лишь человеком, всего лишь «добрым исусиком», таким же, как десятки всяких других учителей типа Конфуция, Будды, Кришны и проч. Современный мир нью эйджа, где все толерантно относятся друг к другу, где Христос потерялся между разными рэйки, бахаями, сайд-бабой, саентологами и дзен-буддистами с точки зрения Сатаны гораздо более предпочтителен, чем сталинский мир.

Собственно, СССР по своему жизнеустройству представлял из себя всего лишь вывернутый идеальный православный общежительный монастырь. Все - братья, вся собственность общая, все совершают сообща некие культовые мероприятия, на работе каждый несет свое послушание, все помогают друг другу, носят вериги друг друга, совершают трудовые и военные подвиги во имя грядущего царства. А какова была нравственность! Немецкие врачи удивлялись, осматривая пленных славянок: 99,9% незамужних девушек любого возраста у нас оказывались девственницами. Такой общинный и идеалистический мир есть еще отражение православных идеалов, он не мог нравиться Сатане. Зато наш современный мир (посмотрите, что творится на ТВ) ему бы очень бы приглянулся. И тем ни менее наши либерал-клерикалы готовы считать современность чуть ли не идеальным строем, а СССР - сатанистским. Еще раз повторюсь: они просто путают близость к Богу с близостью к себе-любимым. Сталин и его строй был гораздо ближе к Богу, чем многие отдельные единичные клерикалы и воспеваемая ими демократия.

Субъективно семинарист Сталин никогда не был сторонником репрессий церкви. Эту политику ненависти осуществляли Троцкий и Ленин. Они заразили миллионные массы. Да масса и была уже готова. Говорят, когда либеральное Временное правительство отменило в армии обязательное причастие, на следующую службу  в одном из подразделений из сотни пришли двое. И это во время войны, когда могли убить. Так что народ уже давно не был искренне воцерковленным. Россия мирно впитывала плоды «просвещения» с самого Петра Первого и Екатерины Второй, которые гораздо больше наносили ударов по церкви, чем Сталин. Например, Петр упразднил патриаршество, ни один русский православный царь его не восстановил, а Сталин это сделал! Россия шла в русле европейской просвещенческой традиции и докатилась бы до того, что сейчас есть в Европе без всяких репрессий: а именно до передачи Храмов под дискотеки и мечети в связи с отсутствием верующих. А вот репрессии и гонения, наоборот, помогли отделить зерна от плевел (плевла это шелуха сбежавших зарубежников), помогли через новомучеников укрепить дух, очиститься от карьеризма, потому что служение Богу в СССР ничего кроме проблем священникам не несло, и дало истинных великих святых, на камне которых возможно возрождение церкви. Репрессии были оружием божьим, для блага церкви, ее укрепления и возрождения. При этом оружием служил даже не Сталин, а Троцкий и Ленин, политику которых Сталин, придя к власти постепенно прекращал. Нельзя развернуть сотнимиллионный народ в один день. Если народу говорили десятки лет, что «Бог это плохо и церковь придумана для эксплуатации», то в один день это не отменишь. Но есть постановления Сталина, подписанные собственноручно, где он отменял сносы памятников, тормозил репрессии. Об этом много писал св. Дмитрий Дудко. Есть свидетельства, что Сталин любил петь и церковные песни, вспоминал, как в молодости пел на клиросе, писал письма однокашникам-семинаристам. С началом войны, Сталин не просто прекратил репрессии, но и сделал церковь одним из организаторов и вдохновителей победы. Он вновь восстановил патриаршество! Каков однако «антихрист»!  Он задаривал иностранных патриархов, имея в уме цель сделать Московского Патриарха - Вселенским! Пусть этот проект не удался, но ему удалось главное: он сохранил наш народ от уничтожения, а вместе с ним и его обновленную, очищенную твердую теперь уже истинно-святую прошедшую мученичество, церковь. И это понимали те деятели церкви и святые, кто жил тогда. Святой Лука, епископ Крымский (Воино-Ясенецкий), он сам прошел через ссылки и лагеря, он был величайшим хирургом своего времени, он никогда не склонял голову перед ретивыми атеистами, за что и страдал, он получил сталинскую премию за достижения в хирургии и отдал ее детям.. И он, прошедший через все, говорил много теплых слов о Сталине после победы. Его святость несомненна. Есть его святая жизнь, но есть и чудеса, которые как ни странно «раскрутили» приезжие греки. Именно там были пророчества о крымском чудотворце и потом эти пророчества сбылись. В Греции о Святителе Луке уже шла слава, а наши даже не собирались его канонизировать. Потом появились и наши свидетельства. И я бы не был уверен так твердо и не говорил бы, но я сам свидетель чуда, которое свершилось по молитвам святому Луке. Для меня авторитет этого святого бесконечно огромен и тем более радостно, что этот мудрый человек, сам пострадавший от репрессий, находил в себе силы не мстить, не судить о человеке исходя из отношения к себе, а понять великую историческую роль Сталина. Блаженная Матрона Московская молилась за Сталина, два патриарха – Сергий и Алексий определенно считали Сталина божьим человеком. Сталин был похоронен как православный человек и иерархи отпели его, пропели «вечную память». Им, жившим тогда, было виднее, чем ретивым неоофитам, льющим грязь на Сталина из сегодняшнего дня, да еще и оскверняющего этой грязью свое церковное звание. Не демократам из сегодняшнего падшего мира судить о тех людях, что пели вечную славу Сталину, о тех людях, что прошли репрессии, войну, голод, тюрьму, нужду и нашли в себе силы не обвинять, а благословлять руководителя страны-победителя.



 


Tags: Сталин, Церковь
Subscribe
promo matveychev_oleg february 3, 18:05 60
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 61 comments