matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

"Эта "Стена" уже вся в дырах от кабанов, а вы говорите танки!"

Корреспондент "Страны" съездил на границу Харьковской области, чтобы собственными глазами увидеть воспетый Яценюком "Европейский вал"

24-696x451

— Знаете анекдот? Бежит Яценюк на границу с Ростовской областью, а там — стена, — смеется таксист Олег, узнав о цели моего визита в Харьков.

Всего в 50 километрах отсюда, на границе с Россией, проходит та самая пресловутая "Стена", призванная защитить нас от вторжения.

Проект реализуется уже два года, и за это время неоднократно оказывался в центре скандала.

"Забор Яценюка. Забор Порошенко. Забор на границе Украины", — возмущались блогеры в соцсетях. И постили фотографии.


24-696x451

Со страницы Vladimir Batischev в Facebook

— Такое чувство, что это Черновецкий продолжает тянуть туда скоростной трамвай, — комментировали неравнодушные.

Проверить, на что потрачены деньги, неоднократно требовали и депутаты. Тем более, что на реализацию проекта уже ушло 650 миллионов гривен.

НАБУ отреагировало не сразу. Лишь недавно директор бюро Артем Сытник заявил, что в рамках строительства таки "обнаружены финансовые несоответствия", "хотя виновных называть пока рано".

Специальный корреспондент "Страны" отправился в Харьковскую область, чтобы своими глазами увидеть "Европейский вал".

"У меня дома такая же. От курей"

— Приехали сюда как-то генералы из Киева "Стену" принимать. И спрашивают у меня, как у главы приграничного посёлка: "чувствуете ли вы теперь себя в безопасности?". — "Вам, — спрашиваю, — честно ответить, или так, чтобы понравилось?". — "Честно", — говорят. — "Ну, если честно, то я у себя на участке такую же соорудил, чтобы куры от соседей не бегали", — смеётся Вячеслав Задоренко, глава посёлка Казачья Лопань в Харьковской области на границе с Россией.

Хотя ещё в 2014 году ему было не до смеха.

— Это у нас теперь все стали знатными борцами с сепаратизмом, а в 2014 году, после захвата обладминистрации в Харькове, нам сюда из СБУ звонили: мол, есть информация, что к вам должен приехать поезд с тысячей вооруженных боевиков из России (через поселок проходит железная дорога — Авт.). Так вы там держитесь! Это меня по телефону инструктировали, и никто из эсбэушников сюда не приехал, — вспоминает Задоренко. — Тогда ещё ходила информация, что в полутора километрах от границы уже концентрируются вертолеты, танки, Псковская дивизия. Плюс журналисты из России приезжали, интересовались, какие настроения у местных жителей? В итоге, мы тут сепаратизм сами предупредили: организовали отряд самообороны из 500 мужиков, устроили велопробег с украинской символикой, все столбы желто-синим цветом разукрасили. И только потом в посёлок зашла военная техника и солдаты. В рваных ботинках и ветровках. И мы всем селом собирали деньги, чтобы купить 400 пар обуви и зимние вещи, рыли траншеи и окопы, и кормили военнослужащих, — вспоминает события марта 2014 года глава Казачьей Лопани.

О том, что в 2014 году в поселке были тревожные настроения, говорит и преподаватель истории Олег Тютюнник.

— Я как раз набирал 10-й класс, и к нам в школу перевелось много местных ребят, которые прежде в Харькове учились. Родители боялись: вдруг война, а они от дома далеко. Все-таки, 40 минут на электричке ехать, — вспоминает мужчина. — И ещё помню два страшных момента: когда в 2014 году истребитель над поселком летал, но он, вроде, оказался украинским. И когда танки и бэтээры в посёлок зашли. Тоже, как потом выяснилось, украинские.

Именно тогда в Дергачевском районе исчезли дороги. Точнее, они и раньше были не ахти, но после 2014 года стало совсем худо.

— А в 2015-м, когда Яценюк нагнал сюда техники "Стену" строить, то и остатки дорог уничтожили. И не какой-нибудь проселочной, а ключевой — на Харьков. Я с тех пор Яценюку неоднократно писал. В итоге, пришёл потрясающий ответ. Мы его просим выделить деньги, а он нам отвечает: "найти деньги в местном бюджете, и доложить в Кабинет министров о проделанной работе". Найти деньги! В бюджете посёлка! На дорогу государственного значения! — подчеркивает всю абсурдность затеи Вячеслав Задоренко.

В итоге, предприниматели Казачьей Лопани скинулись, купили 500 тонн холодного асфальта, и в своём населенном пункте довели дорогу до ума. Но все, что за пределами поселка, — ухаб на ухабе.

"Россия — это у нас тепер ЮАР"

Мы едем с Вячеславом Задоренко в Дергачи — ближайший город районного значения. От Казачьей Лопани туда рукой подать — всего 25 километров, но дорога занимает 45 минут. И то лишь потому, что мы едем на джипе.

— Автобус будет ехать дольше часа, — объясняют суровую местную логистику горожане.

Судя по ноткам в голосе, для Вячеслава Задоренко эта дорога стала личной обидой.

— Потому что когда надо одеть и накормить солдат, — люди кормят и одевают, когда надо частично отдать паи под строительство "Стены", — люди с пониманием отдают. Но когда государство не может найти деньги на ремонт дороги государственного значения... Вот этого люди не понимают! А ведь отсюда начинается Украина. Вот приезжает человек, и что он видит? А тем временем, в Белгородской области (граничит с Харьковской со стороны РФ — Авт.), например, дороги как в Европе.

Ещё одна обида населения Казачьей Лопани состоит в том, что отменили электричку, которая курсировала отсюда в российский Белгород, и обратно.

И дело даже не в самой электричке, а в вопиющей несправедливости.

— Вот нам постоянно рассказывают про страну-агрессора. Хорошо. Но раньше через наш посёлок проходило два товарных состава в неделю, а теперь по 7-8 поездов каждый день в одну, и столько же в другую сторону. Я даже друзьям своим показывал: "смотрите, — говорю, — видите, уголь из ЮАР везут". У нас Россия — это теперь ЮАР. И не только уголь везут. Дерево везут, все везут, — рассказывает Вячеслав Задоренко.

Но о том, что позволено чиновникам, местному населению и думать нельзя. То ли по причинам патриотизма, то ли государственной безопасности.

— Только власть покипишевала, и электричку, которая ходила из Белгорода в Казачью Лопань, отменили. Раньше они приезжали к нам и покупали продукцию — мясо, спирт, кулинарию, потому что у нас и лучше, и дешевле. То есть, привозили нам инвестиции. И бизнес у нас разворачивался под российского потребителя. Не говоря уже о том, что половина поселка там работала: кто на садах, кто на стройке, кто-то бензин возил. Теперь электричку отменили, мелкие пункты пропуска позакрывали, и все едут на Гоптовку. А там часовые очереди, сильно не находишься.

— У меня дедушка и бабушка недавно к родственникам в Щетиновку ездили. Шесть часов на границе простояли! — приводит пример местная жительница Мария.

— Там же у многих родственники живут. Туда замуж выходили, женились. Поэтому мать живет здесь, а сын в соседней деревне, но в России, — объясняет секретарь сельсовета Людмила Вакуленко.

С марта прошлого года правила въезда россиян в Украину сильно усложнились. Теперь, чтобы пересечь границу, гражданину России нужен загранпаспорт. Если это мужчина призывного возраста, то без приглашения, заверенного у нотариуса, его могут на границе завернуть обратно.

— Правильно это или нет, но мы тут людям сами эти справки оформляем, — осторожно рассказывает Людмила Михайловна, параллельно отслеживая мою реакцию. — Просто понимаете, к нотариусу — это же деньги. А мы справки бесплатно даем, потому что мы же всех оттуда знаем — кто-то раньше тут учился, а кто-то работал. И на границе, слава богу, наши справки принимают. А если мы не будем этого делать, — то люди нас проклянут.

— Словом, кто хочет ходить в гости, — тот ходит, но, конечно, такого наплыва людей, как раньше, уже нет. Вы бы видели, что тут творилось до 2014 года. Приезжала электричка из Белгорода, и они все скупали! У мясного ларька очереди стояли! Своим, порой, ничего не оставалось, — вспоминает продавщица магазина за железнодорожными путями в поселке Казачья Лопань. — Теперь, конечно, такого уже нет. Теперь и свои-то реже приходят. Или придут, возьмут хлеба, и все. Цены выросли, денег нет. Но крутятся люди понемногу. Некоторые хлопцы, знаю, по прежнему бензин оттуда возят, потому что там дешевле. Да и они, бывает, заходят. Русские очень хлеб наш украинский любят.

— Так без приглашения не зайдешь же? — говорю.

— По полям.

— А "Стена"? — уточняю.

— Я вас прошу, — машет рукой как на обреченного продавщица.

"Лучше бы 10 "Булатов" купили"

— Ну, на счет поля, я не знаю. У нас, в общем, и до строительства "Стены" по полям никто не ходил. Был железнодорожный пункт и таможенный, Гоптовка. Но то, что в стене одни дыры — это факт, — говорит председатель поселкового совета Вячеслав Задоренко. — Ее всю дикие кабаны порвали. Лучше бы технику купили. Вот смотрите, новый "Булат" стоит 30 миллионов гривен. Купите десять "Булатов", и поставьте вдоль границы, вместо этой проволоки, потому что в плане обороны она ничего не дает. Вот если говорить о перемещении контрабандных грузов, — то в этом плане да, эта стена эффективна. То есть, сумку с трусами ты может и протянешь, но чтобы как раньше, — КАМАЗы, УРАЛы, УАЗы, — это уже не пройдет.

О том же говорят и в Госпогранслужбе.

— Три года назад мы задерживали в день по 2-3 контрабандиста только на Гоптовке. А теперь за год — всего одно задержание! И то человек просто заблудился. Вот вы когда ехали вдоль дороги, вы не видели, что через каждые 4-5 дворов уазик, "таблетка", выставлен на продажу? В таких раньше контрабанду возили. Здесь же рынок "Барабашево", а теперь стало невыгодно, — говорят погранцы.

Впрочем, с этим, конечно, можно поспорить.

— Просто теперь все перенеслось в Донецк и Луганск. Там контрабанда через линию разграничения идет не просто фурами — вагонами! Причем, под контролем самих силовиков, — смеется Вячеслав Задоренко.

Но вот от чего "Стена" спасает, так это от нелегалов.

— Скажем, 23 октября мы задержали гражданина Таджикистана, — рассказывает старший смены на участке Дергачи Андрей Стрельченко. — Он пытался через территорию Украины нелегально попасть в Россию, куда ему был запрещен въезд. Он подошел к забору, сработал сенсорный кабель, оператор, который наблюдает за системой, оповестил меня, и мы направили на этот участок оперативную группу.

24-696x451
Из этой комнаты можно обозревать, что происходит на российско-украинской границе.

На все эти сенсорные и сигнальные вещи едва не попадаюсь и я сама.

— Осторожно, не задень, — одергивает меня Александр Трохимец, пресс-офицер Восточного регионального управления Госпогранслужбы Украины. — Иначе взорвется сигнальная мина.

24-696x451
Между вот такими вот сигнальными столбами часто натянута бесцветная леска. Стоит ее задеть, — и срабатывают сигнальные мины.

"Может сам забор и не нужен, но датчики — это удобно"

Мы приезжаем на территорию пункта "Дергачи" — единственного в Харьковской области, где проект "Стена" реализован на 70%: обустроено 12 километров рокадной дороги, вырыт ров длиной 14 километров, стоят сигнальные столбы. И тот самый скандально-известный забор.

Собственно, проект "Стена" — это ров, насыпь, контрольно-следовая полоса для фиксации следов, рокадная дорога, еще один участок контрольно-следовой полосы, и наконец, сама стена с колючей проволокой.

24-696x451

24-696x451

Но самое главное в проекте "Стена" — это вышки, камеры и сигнальные столбы. Благодаря им можно обозревать участок границы, не выходя из комнаты. Причем, камеру можно поворачивать одним поворотом джойстика.

24-696x451
На экран при желании можно вывести российский пункт пропуска "Журавлевка".

Есть, кстати, и блиндажи.

— Это для круговой обороны, — объясняют пограничники. — Тут настолько большой шар плит, деревянный и земляной настил, что блиндаж может выдержать даже авиаудары.

— Проводились такие испытания? — спрашиваю.

— Это теория. Но технология взята не из головы. Есть расчёты.

24-696x451

24-696x451
Вот здесь украинские погранцы будут держать оборону.

Другой вопрос, сможет ли эта "Стена" остановить русские танки?

— Остановить не сможет. Но ров не даёт возможность танку беспрепятственно проехать на всех парах. А чтобы закидать яму, нужны 10 человек и час времени, — говорит Александр Трохимец.

Того же мнения придерживается и подполковник Эдуард Марков, помощник начальника Восточного регионального управления". На вопрос, что дает "Стена" в плане обороны, он лаконично отвечает: "время".

— Другое дело, — неофициально говорит один из погранцов, — что может быть, сам забор можно было и не ставить. Это показуха. Толку от не мало. Скажем, русские просто закопали в землю датчики вдоль всей границы, и все. Эффект тот же. Но это уже не мы решали.

"Комиссии приезжают. Фотографируются"

На вопрос, что изменилось в их жизни с появлением Европейского вала, бойцы в шутку отвечают, что комиссии стали чаще ездить.

— Недавно вон глава СБУ Грыцак приезжал. Охраны было-о-о!

— А цель какая?

— Ну как какая? Возле забора сфотографироваться!

Но если серьезно, отмечают бойцы, то служить стало легче.

— Сейчас нужно меньше людей выделять на пограничные наряды, потому что участок прикрыт. Есть дорога, по которой можно быстрее проехать. Камеры работают даже в ночное время. В результате, один человек сидит в теплом помещении, и охватывает участок границы в 10 километров, — объясняет преимущества старший смены на участке Дергачи Андрей Стрельченко.

24-696x451
Пограничники резонно отмечают, что по рокадным дорогам двигаться проще, чем по вот таким вот.

Местные, конечно, посмеиваются над всеми этими техническими новинками. Дескать, лось пробежит, и все — тревога, сигнальные столбы сработали.

Но пограничники уверяют, что на этот случай есть камеры. Поэтому, дескать, за зайцами никто не гоняется.

Да и визуально участок в "Дергачах", где на 70% уже все готово, сильно отличается от других пунктов пропуска, где "Стену" только начинают строить.


Участок "Дергачи". Фото Анастасия Рафал, "Страна"


А так выглядит участок "Тимофеевка".

На участке "Тимофеевка" тоже идет строительство "Евровала", причем, по словам лейтенанта Юрия Васильчука, исполняющего обязанности начальника участка, левый фланг уже готов на 80% — уже стоит 10 километров забора.

— Осталось еще приблизительно 13 километров, — говорит Юрий Васильчук.

— А как же камеры, датчики? — интересуюсь.

— Камеры пока устанавливать не планируют.

— А в чем тогда преимущество?

— Рокадная дорога есть. По ней проще добираться, особенно, в сложных погодных условиях.

— Но камеры будут? — допытываюсь.

— Это вопрос к главному инженеру.

По словам Эдуарда Маркова, помощника начальника Восточного регионального управления, на сегодняшний день готово всего 12% "Стены".

— Тепловизоры, сейсмодатчики, камеры — техническое оснащение — это самое дорогое. В прошлом году нам выделили 400 миллионов гривен, в этом до конца года ожидаем 200 миллионов. Если выделят, то на конец года будет готово 15% проекта.

Кстати, по словам Эдуарда Маркова, проект реализуется только в Харьковской области.

— В Луганской пока есть только 15 километров рва.

— Почему именно в Харьковской? — спрашиваю.

— Потому что так решил Кабмин, — отвечает Марков.

Сколько денег закопали?

В реальности, ответов на этот вопрос может быть два.

Первый — патриотичный: "чиновники думали о безопасности страны".

Второй — шкурный: возможно, подсуетился видный харьковчанин, глава МВД Арсен Аваков, ибо как сказано на сайте Госпогранслужбы, деятельность их ведомства "направляется и координируется Кабинетом Министров Украины через Министра внутренних дел". А министр внутренних дел, как известно, приходится партийным соратником Арсению Петровичу, идейному вдохновителю "Стены".

Общественное мнение на местах склоняется ко второму ответу. Возможно, потому, что никто из местных в этом проекте не задействован.

— Кого ж Яценюк будет приглашать! — смеется Вячеслав Задоренко, поселковый глава Казачьей Лопани. — Там свои подрядчики, свои миллиардики.

Впрочем, в Госпогранслужбе на счет денег спокойны.

— Нас проверяет НАБУ, СБУ, прокуратура, народные депутаты, журналисты, представители Обладминистрации — все, — говорит Эдуард Марков. — Но мы здесь на месте деньгами не распоряжаемся. Наша задача — только техзадание. Деньгами распоряжается Киев.

Можно и без "Стены". Но со "Стеной" лучше

На вопрос, нужна или не нужна "Стена", погранцы отвечают однозначно — нужна.

— Работать, — говорят, — стало проще. Техника — это, считай, лишние руки и ноги.

Можно, конечно, поспорить, дескать, не так-то много через Украину ходит нелегалов (в Госпогрнслужбе говорят, что их задерживают 2-3 раза в год), чтобы тратить такие деньги.

Тем более, что, по мнению местных, их есть куда потратить.

— Вот вроде мы "Стену" строим, а дороги в районе ужасные, — говорит житель города Дергачи Олег. — Или взяли, закрыли мелкие пункты пропуска, не подумав о людях. В итоге, на крупных пунктах — очереди.


Вот такие вот в области дороги.

Действительно, в селах Александровка или Стрелечья, где побывала корреспондент "Страны", пункты пропуска теперь работают в ограниченном режиме. С 2014 года через них не может проехать автомобильный транспорт — они работают только для пешеходов. А с весны 2015-го еще и в одностороннем режиме: то есть, жители села могут и зайти и выйти. А вот если к ним кто-то хочет прийти в гости из соседнего села, — то это уже только в объезд через Гоптовку.

Правда, эта история уже никак не связана со "Стеной", а, скорее, имеет отношение к общему экономическому положению в стране. Ибо на пунктах, которые работают на полную мощность, должны присутствовать сотрудники самых разных служб: СЭС, фитоинспекции и прочих. Которым надо платить зарплату. Тогда как у нас, шутят местные, "на все один ответ — денег нет".

Анастасия Рафал
strana




Мой канал в Telegram- telegram.me/matveychev
Tags: Украина
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg february 3, 18:05 60
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 12 comments