matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

ДЕМОКРАТИЯ ОДОБРЕНИЯ ПРОТИВ ДЕМОКРАТИИ ВЫБОРОВ

Анонимные политологи представляют:

РАПОРТ 8

Не дорого ценю я громкие права,

От коих не одна кружится голова.

Я не ропщу о том, что отказали боги

Мне в сладкой участи оспоривать налоги

Или мешать царям друг с другом воевать;

И мало горя мне, свободно ли печать

Морочит олухов, иль чуткая цензура

В журнальных замыслах стесняет балагура.

Все это, видите ль, слова, слова, слова.
А.С. Пушкин «Из Пиндемонти»

Май 2016


I. ВСТУПЛЕНИЕ

Следует признать, что одна из основных целей, которые ставили инициаторы проведения внутрипартийных праймериз «Единой России», оказалась реализована на все сто процентов – на протяжении всей весны 2016 года партия полностью захватила внутриполитическую повестку дня и вытеснила из медийного пространства все прочие партии. В силу этого, анонимные политологи вынуждены посвятить очередной майский рапорт теме праймериз и подвести некоторые итоги данной процедуры. Однако в отличие от именитых политологов, которые будут с той или иной степенью оригинальности озвучивать и трактовать в соответствии со своим публичным позиционированием общие тезисы относительно праймериз, мы не будем останавливаться на статистических результатах праймериз, оценивать явку, открытость и честность процедуры, анализировать кандидатов и победителей, тем более, что сделали это в предыдущем рапорте. Мы хотим порассуждать на примере праймериз о более важных и глубоких вещах, в частности о ценности современных демократических институтов как таковых для жителей нашей страны и их органичности для нашего государства и общества.

II. ДЕМОКРАТИЯ ОДОБРЕНИЯ

Незадолго до дня голосования на праймериз, ВЦИОМ провел социологическое исследование, в результате которого выяснилось, что только незначительная часть россиян интересуется ходом праймериз, чуть больше людей знает о данной процедуре, но равнодушна к ней, а больше половины населения вообще не понимает что это такое, даже если и слышало само слово «праймериз». И проблема здесь вовсе не том, что лица занимавшиеся популяризацией этой процедуры не доработали, а в том, что основная масса населения попросту знать ничего не хочет про всякие праймериз, ей наплевать на подобные мероприятия, а в случае, если нечто такое навязывается им чрезмерно назойливо, это способно вызывать только раздражение и протест.


Именно благодаря равнодушию к демократии, народ заслужил ненависть и презрение со стороны либерально настроенной интеллигенции, ярлыки вроде «ватников», «агрессивно-послушного большинства» и тп. Западники уверены, что такое равнодушие вызвано «рабским менталитетом» и «совковым прошлым», а появилось в результате татаро-монгольского ига и сталинизма. Не желая признавать самого факта самостоятельности русской цивилизации.

С нашей точки зрения, причина равнодушия народа к демократии лежит совершенно в ином. Менталитет жителей холодной и северной, лежащей в стороне от основных торговых путей и не избалованной разнообразием страны, формировался совершенно иначе, чем у людей в странах с более мягким климатом. В условиях, когда ресурса всегда не хватает или он может легко погибнуть, формируется совсем другое мировоззрение, чем там, где все растет само собой и задача состоит в том, чтобы это суметь продать.

В северных широтах важно производство, а не маркетинг. Если у тебя есть много соболиных шкур, то у тебя будет много репы, много меда и много мяса. А если купцы привезут какой-нибудь диковинный товар, то и этого товара у тебя будет много. Делать выбор между товарами тебе не приходится, покупай что есть, если есть на что это покупать. Поэтому, другой главной ценностью при систематической нехватке ресурса является справедливость распределения ресурсов, а в итоге справедливость как таковая. Таким образом, свобода для русского человека, реализуется через возможность отстоять свое право на справедливость. После реформ Александра Второго, когда в стране стали насаждаться выборы, русские люди «выбирали» на разные должности цыган, уголовников, студентов, бессемейных, всех, «кому делать нечего». А сами «выборы» считали «пятым колесом в телеге», по выражению Толстого. Для русского – свобода это не «свобода выбора», она возникает там, где как раз выбора нет, где человеку ничего не остается, как реализовывать не свою мелкую субъективную волю, а волю Божью. Например, «отступать некуда — позади Москва» или, например, в бытовой ситуации: стал инвалидом ребенок - вот твой крест – неси его всю жизнь. В этих условиях русский человек проявляет чудеса героизма, потому что угождает не своим мелким желаниям, а реализует Великое.

В мягких широтах, когда изобилие выражается в разнообразии предложений, у людей в первую очередь возникает ценность выбора. Постоянный выбор продуктов питания, выбор между торговцами на базаре и традиция получения любого товара в результате торга, контракта, порождает, в конце концов, и ценность выбора как такового и острую необходимость в реализации своего права на выбор. Поскольку результатом торга является контракт, то главным грехом является нарушение договора или процедуры его исполнения. Таким образом, свобода человека может быть реализована в первую очередь через право на выбор и право контроля за процедурой, что закономерным образом приводит к появлению ценности демократии и легитимации формирования государственной власти исключительно через выборы.

Западные институты, такие как римское право или греческая демократия, предполагают примат Процедуры над понятием Справедливости. Если в результате точной реализации Процедуры Справедливость будет нарушена, люди должны смириться с этим. Русский менталитет с такой постановкой вопроса категорически не согласен. Никогда не примет и не может смириться с несправедливым, но юридически безупречным решение суда. Никогда в его душе не найдет места легитимация итогов приватизации и прав собственности олигархов из девяностых. Ударом по чувству справедливости полвека для русских был «украинский» Крым. Не найдет у нас понимания майорат, когда все наследство достается одному из наследников, а не разделяется между ними по справедливости. Изжогу вызывает реализация прав и свобод меньшинств через оскорбление большинства. Недоумение вызывает ограничение права признанного национального лидера избираться на пост президента более двух сроков подряд. ИТД.

Выборы президента в этом смысле показательны, поскольку, по сути, являются не легитимацией пребывания конкретного человека на посту Президента через процедуру выборов между равными кандидатами как на Западе. В России президентские выборы это выражение народного одобрения деятельности Государя и справедливости его пребывания на этом посту. Высшее должностное лицо в стране получает легитимность через признание справедливости его претензий на трон, а конкуренты в этой процедуре нужны исключительно для возможности выразить свое отношение к Государю. Именно таким образом в 96-м году, несмотря на то, что народ прекрасно понимал, что на президентских выборах фактически победил Зюганов, никто не оспаривал результатов. Большинство из тех, кто голосовал за Зюганова, не верил и не желал его прихода к власти, а только-лишь выражал свое отношение к Ельцину. Когда результаты были подтасованы это было воспринято как данность и не вызвало никакого особенного раздражения, поскольку результаты голосования были достигнуты – Ельцин потерял народную легитимность, люди сообщили ему, что он занимает свою должность несправедливо. Это поняли все, не только обычные люди, но и элиты. Вместе с Ельциным легитимность потеряла и федеральная власть, страна оказалась без легитимного руководства и едва не распалась. В результате Ельцин не досидел до конца своего президентского срока. На его место пришел не случайный человек, выбранный благодаря своим обещаниям, политическим технологиями, поддержке элит и личному обаянию из числа нескольких кандидатов как это было бы на Западе. Даже если бы выборы проходили максимально честно, народную легитимность он не заслужил бы. Путин получил свою легитимность только потому что подкрепил свою претензию на позицию Государя реальным государственным делом – отбил атаку врага на Дагестан, восстановил контроль на Чечней и покарал террористов. В глазах народа он сделал то, на что был неспособен предыдущий Президент, восстановил авторитет федеральной власти, подтвердил право Москвы управлять провинциями. Таким образом, справедливость его притязаний была признана, и он занял причитающееся ему место.

Повторим тезис, выборы президента в России по своей сути это процедура народного одобрения действий главы государства, Можно назвать такую процедуру «демократией одобрения» или как говорят политологи «плебисцитарной демократией» или «демократией референдумного типа». В отличие от неприживающейся на нашей почве западной демократии этот крайне важный и живой общественный институт позволяющий обществу влиять на государственную политику, а власти получать и обновлять легитимность, оказался вполне органичен для отечественной политической культуры и русского менталитета. Данный институт имеет свои традиции. В первую очередь это постоянно высмеиваемая либералами и совершенно непонимаемая современным обществом советская демократия, когда избиратели, голосуя на избирательных участках, одобряют и поддерживают кандидата предложенного КПСС.

Демократические выборы, в результате которых к власти может прийти случайный человек или талантливый демагог, слепо подчиненные процедуре, не способны создавать легитимность в нашей стране. Когда на троне сидит человек, чье положение признается справедливым, то эта лояльность распространяется и на всю власть в целом. А стало быть, зачем нужны еще какие-нибудь выборы, вся эта суета и расходование средств? Для жителя России вполне достаточно один раз в несколько лет одобрить деятельность президента и подтвердить его право управлять страной.

III. ТРИ РОССИИ

Попытки насадить в стране демократию западного образца осуществляются уже довольно давно. Неважно делается ли это по прихоти государей, заразившихся комплексом неполноценности перед Европой, или же под «давлением гражданского общества» вышедшего на столичные площади и «задыхающихся в атмосфере тоталитаризма «лучших людей». Но на протяжении последних трехсот лет, демократия это, пожалуй, главная игрушка в которую играется государство. Иногда при этом теряется чувство самосохранения и в угоду «модным идейкам» государство, да и сама русская цивилизация ставится под угрозу прекращения существования, но в целом умеренные элементы демократии способны достаточно спокойно сосуществовать с прочими государственными институтами, а иногда даже быть полезными в реализации разнообразных тактических задач для государственной власти. Однако, ценность этих процедур для самих жителей России была и остается сомнительной. Совершенно неизвестная доселе практика внутрипартийных голосований, праймериз, является здесь ярким примером.

Итак, с точки зрения вовлеченности населения в демократические процессы мы выделили три категории граждан, которые решили условно назвать России I, II и III.

РОССИЯ I. «ВАТНИКИ» И «КОЛОРАДЫ»

Россия I это и есть самая настоящая Россия, народ, люди, которые составляют львиную долю всего населения и пресловутого путинского большинства. Эту категорию составляют люди, которых крайне мало интересуют выборы, которые не знают и не хотят знать ни о каких праймериз. Сколько бы им не пытались разъяснить необходимость участия в подобных процедурах, они остаются равнодушными и предпочитают жить своей собственной жизнью.

При этом, Россия I никак не подразделяется по социальному признаку, идеологическим воззрениям или образу жизни. Предприниматель, работающий с утра до ночи, богемный художник-алкоголик, фермер, у которого посевная страда, ученый, всецело погруженный в свое изобретение, реализатор на вещевом рынке, всех их объединяет только одно – полное отсутствие интереса к демократическим процедурам. И они не любят, когда к ним назойливо лезут со всем этим, тем более, когда это абсолютно чуждый элемент другой политической культуры с непонятным словом «праймериз». Они не хотят в этом даже разбираться, только отмахиваются. Для них не существует никакой ценности в выборах, они не воспринимают отсутствие выборов как ограничение своей свободы. Напротив их свобода выражается как раз в возможности на выборы не ходить, или даже продать свой голос, раз он кому-то нужен.

Это не говорит о какой-то особенной «рабской» лояльности и «подобострастии» наших людей к власти, к ее сакрализации. Напротив, люди рассматривают власть очень спокойно, как газ на своей кухне. Если газ поступает без перебоев, то о нем вообще не думают. Никому не придет в голову интересоваться качеством газа, выяснять, кто является его поставщиком и из какого месторождения он поступает в плиту, кто начальник газовой станции и когда будет возможность его «выбрать». Примерно так же и с властью, представители России I, не уделяют особого внимания ее деятельности и не желают углубляться в сравнение тех или иных ее представителей, кто лучше, кто хуже, сквалыжничать и торговаться за каждое мелкое улучшение в работе власти. Главное, чтобы власть в принципе была, работала, не мешала и не обращала на себя внимание какими-либо вопиющими действиями.

РОССИЯ II. «АНЧОУСЫ» И «УРАЛВАГОНЗАВОД»

Вторую, гораздо менее многочисленную группу россиян составляют граждане, так или иначе инкорпорированные в различные государственные и окологосударственные структуры. Армия, силовики, так-называемые бюджетные организации, госмонополии (например, РЖД), крупные корпорации (Роснефть, Росатом), чиновники, строители и тп.

По своему менталитету и отношению к власти эта категория ничем существенным не отличается от России I. Однако, в силу того, что этих людей можно относительно легко мобилизовать для участия в тех или иных политических процессах, их электоральное поведение гораздо более активно.

Западники, демонизирующие и эту категорию, не понимают сути явления и в этом случае. «Анчоусы» которых «в приказном порядке» «свозят на автобусах», участвуют в политических мероприятиях вовсе не из-за своей «рабской покорности», «страха перед начальством» и «из под палки» тп. Напротив, они совершенно спокойно, с пониманием и достаточно рефлексивно относятся к подобным мероприятиям. Они также как представители России I, достаточно равнодушны к демократическим процедурам, но воспринимают свое участие в них как свою дополнительную обязанность в рамках своей основной работы, за которую они получают зарплату. Тем более, что много времени это не занимает, а иногда даже дает дополнительные блага, будь то дополнительный выходной, предоставляемый за приход на избирательные участки с семьей, или небольшая денежная компенсация за участие массовых мероприятиях. Как правило, они совершенно не раздражаются на свое начальство, понимая, что такие инициативы исходят сверху и начальство здесь тоже люди подневольные. Более того, эта дисциплинированная и традиционно лояльная государству категория, воспринимает задачи своего руководства в рамках выборов или праймериз как часть общего большого и важного государственного дела, которое дает им ощущение причастности к управлению судьбой страны и даже воодушевляет их. Но только это ощущение возникает не в результате реализации своего права на свободный выбор как на Западе, а в силу реализации потребности сделать нечто полезное для своей Родины, с которой они ассоциируют и власть и государство. Напротив, люди, которые используют свой голос по собственному усмотрению и голосуют против власти, воспринимаются даже с некоторым осуждением, как скандалисты и не очень умные люди, так же как и те, кто возмущается «наступлением на свою свободу выбора», и выступает против общего дела, оспаривать и обсуждать которое не только глупо, но и вредно.

Либералы также уверены, что этих людей лишают права голоса, указывая за кого голосовать на выборах, но и это в большинстве своем не верно. Как правило, в задачи админресурса входит исключительно мобилизация этих людей, поскольку понятно, что представители этой категории, скорее всего, и так проголосуют «за власть». Поскольку они также не видят никакой ценности в своем праве выбора, то безо всякого морального надлома помогают власти добиться своих целей.

При этом, парадоксальным образом именно благодаря этим людям в России все еще сохраняется конституционный режим и соблюдаются основы буржуазной демократии. Уже за одно это западникам следовало бы поблагодарить их за отзывчивость в отношении инициатив федеральной власти. Вполне возможно, что если бы не странная прихоть власти, с завидным упорством организовывающей выборы в различные органы законодательной власти и мобилизующей эту категорию населения посещать избирательные участки, представительская демократия и парламентаризм давно уже были бы в нашей стране отмершими политическими институтами.

РОССИЯ III. ЖУЛИКИ, ВОРЫ И БЕСПОЛЕЗНЫЕ ИДИОТЫ

Эта самая малочисленная категория, которая едва ли составляет и 10% от числа избирателей состоит из трех составляющих:

  • Жулики. Лица, непосредственно задействованных в политическом процессе (политики, эксперты, чиновники на высоких должностях, политтехнологи, журналисты, блогеры и тп.);

  • Воры. Люди, чьи личные интересы зависят от политики (крупные предприниматели и их топ-менеджмент, партийные функционеры, лица, чей бизнес завязан на бюджет и государство и тп.);

  • Бесполезные идиоты. Идеалисты, которые действительно разделяют демократические ценности или их политические противники, которые хоть и не разделяют этих ценностей, но по тем или иным причинам готовы всерьез и взаправду участвовать в этом «спектакле». (Либеральная и прочая интеллигенция, студенты, политизированная общественность, активисты и тп.);


Для России III демократические процедуры чрезвычайно важны, в том числе даже и праймериз. Они волю порезвились в эти месяцы и даже реставрировали забытые рекламные практики 90ых годов, креативя и скоморошествуя. Подробно на этой категории останавливаться смысла нет.

IV. РЕЗУЛЬТАТЫ ПРАЙМЕРИЗ

Как бы то ни было, праймериз состоялись, и краткие итоги этой процедуры подвести необходимо. Россия I праймериз не заметила. Россия II приняла участие весьма частичное, около 5-6 процентов, мобилизованных через структуры. Россия III, та ее часть, что сориентирована на власть, пришла полностью, что дало еще 3 процента. Вот и весь секрет цифр явки. Поскольку отношение анонимных политологов к праймериз, как к институту в нашей политической системе бессмысленному и чужеродному, уже было озвучено, мы будем оценивать процесс с точки зрения федеральной власти и самой «Единой России».


Плюсы праймериз:

  • Контроль над повесткой дня. «Единая Россия» в течении почти всей весны полностью контролировала политическую повестку дня, все остальные партии были попросту незаметны.

  • Партия в «спортивной форме». Мобилизован актив, выстроены штабы, проведено тестирование полевых структур.

  • Кадровый резерв. ЕР существенно пополнила свой кадровый резерв за счет лиц, которые участвовали в праймериз, но уступили в борьбе. Эти люди прошли, многие в первый раз, предвыборную гонку и приобрели значительный политический опыт, который впоследствии пойдет на пользу партии. Многим из них будет предложены те или иные должности, многие будут поддержаны партией на выборах в законодательные органы более низких уровней.


Минусы праймериз:

  • Скандалы. Несмотря на все усилия, не удалось избежать скандалов. Были зафиксированы многочисленные нарушения, в основном со стороны недобросовестных кандидатов, но все равно в целом негатив от этого ложится на партию. Но к счастью для ЕР, эти скандалы не имеют большого значения, поскольку, во-первых оппозиция «проспала» праймериз и не стала своевременно эксплуатировать данную тему и системно заниматься дискредитацией партийного голосования. Во-вторых, как было отмечено выше, основная масса электората либо равнодушно относится к праймериз, либо вообще не знает что это такое, поэтому тема нарушений в ходе этой процедуры для них совершенно не актуальна.

  • Низкая явка. Данная тема тоже крайне малоактуальна для общества, за исключением немногочисленных представителей России III.

  • Деструктивная деятельность губернаторов. Большинство глав регионов не смогли удержаться от соблазна воздействовать на ход голосования, несмотря на жесткую позицию по данному вопросу со стороны федерального центра. Вместо того, чтобы воспользоваться процедурой и выявить действительно сильного кандидата, губернаторы сделали все возможное, чтобы победили удобные для них лица. И тем самым не только поспособствовали дискредитации этой процедуры, но сами себе создали проблемы на грядущих выборах, поскольку теперь они будут вынуждены всеми способами тащить в ГосДуму «своих» слабых кандидатов.


V. ВЫВОДЫ

Конституционный строй держится исключительно на Президенте. Лучший руководитель нашей страны это тот, кто опирается на большинство населения, или говоря языком данного рапорта Россию I и Россию II. В значительной степени Владимир Путин именно такой. Он ведет прямой диалог с большинством и это большинство его поддерживает. Но следует понимать, что страна снисходительно смотрит на чуждые ей игры в демократию именно потому, что доверяет Президенту и готова поддержать его, раз уж он считает все это нужным. Чем бы царь не тешился… Однако, кроме незначительной прослойки (Россия III) и самого Президента, существующий конституционный строй не нужен и не интересен больше никому и общество легко пойдет на отказ от основ западной либеральной демократии. Демократические институты, парламентаризм, многопартийность, принципы разделения властей и личных свобод (не говоря уже о праймериз) воспринимаются как симуляция, кривляние и бессмысленный и чужеродный фарс скорее вредный для страны.

Заигрывания с Россией III опасны для Кремля. Если не считать сиюминутных тактических задач федеральной власти, праймериз видится точно таким же лебезением перед Западом и отечественными западниками. Странная манера Кремля постоянно оправдываться перед либералами, которые все равно никогда не признают действующую власть, хорошо заметна не только политическим экспертам, это хорошо видит и рядовой избиратель. Кремль занимался тем же самым на протяжении всех нулевых годов, но если тогда это еще можно было понять или просто проигнорировать, то сейчас в условиях жесткого антагонизма это все больше вызывает разражение и недоумение. Народ во многом благодаря Президенту, пока еще относится к играм в демократию снисходительно, однако чувствует свою силу и в какой момент возмущение пересилит и возникнет русский Дональд Трамп, который начнет открыто называть вещи своими именами, потребует полностью отказаться от чужеродных западных институтов и принципов.

Еще опасней для системы то, что ситуация все больше приобретает постмодернистский оттенок, политика все больше воспринимается как откровенный спектакль. Праймериз еще больше десакрализировали избирательную систему и демократию западного образца. В этой связи анонимные политологи видят даже фундаментальную полезность праймериз. И, именно для того, чтоб окончательно довести до абсурда западные институты и превратить их в фарс, солидаризируются с высказанной руководством «Единой России» идеей сделать праймериз обязательными для всех партий!

Праймериз – обязательная процедура. Поскольку явка на праймериз все равно очень маленькая и широкие общественные массы едва ли когда-либо станут уделять внимание данному мероприятию, то негативный эффект будет еще меньше чем в случае с «Единой Россией». На фоне праймериз партии власти, оппозиционеры все равно будут малозаметны. А польза будет выражаться в том, что задолго до выборов оппозиционные партии окажутся втянуты во внутреннюю борьбу, в конфликты с руководством, будут вынуждены отказаться от кулуарных решений при составлении списка и определении кандидатов. Это сделает гораздо более сложным процесс попадания в кандидаты «денежных мешков», которые в настоящее время предпочитают идти в депутаты от оппозиционных партий и наполняют их предвыборные бюджеты. Таким образом деструктив от праймериз будет распространятся не только на «Единую Россию», но в гораздо большей степени — на оппозицию.

ВНИМАНИЕ! Анонимные политологи обращаются к журналистам!

Окончание данного рапорта анонимных политологов может показаться излишне юмористическим и легкомысленным. Однако, не спешите присоединяться к нашим критикам. Помните, введение общеобязательной законодательно закрепленной практики праймериз для всех партий в наших общих интересах!

Станет больше выборов, а значит больше избирательных бюджетов, больше рекламных и заказных материалов в прессе, больше тиражей и тп. Оппозиционеры начнут всеми силами привлекать внимание к ходу своих партийных голосований, чтобы хоть как-то проявить себя на фоне «Единой России». Станет гораздо больше ярких информационных поводов, появится возможность инспектировать партии на предмет хода праймериз, задавать неудобные вопросы лидерам этих партий.

Все это увеличит заработки всем, кто умеет зарабатывать на выборах, политологам, политтехнологам, журналистам и многим другим. Увеличится перераспределение денежных средств от толстосумов в пользу интеллектуалов, разве это не здорово?

Поэтому анонимные политологи ждут от журналистского сообщества всяческого содействия. И речь идет не о популяризации наших рапортов, а о популяризации идеи общеобязательных праймериз и распространении их на КПРФ, ЛДПР и СР. Пишите об этом! Поднимайте волну общественного мнения! Постоянно задавайте вопросы об этом представителям парламентских партий на любых площадках и по любому поводу и без повода. Нужно обязательно продавить данную инициативу. Так, исподволь, мы, по сути, ВЕРНЕМ СЕБЕ ВТОРОЙ ДЕНЬ ГОЛОСОВАНИЯ В ГОД!

(...)

Продолжение здесь:


Tags: аналитика, выборы, праймериз
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg february 3, 18:05 60
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments