matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Победитель «марсиан»

Кто на самом деле освобождал Дебальцево

Виталий Карюков

2496534555
Яков Крейзер (справа) (Фото: Анатолий Егоров / ТАСС)

Зимой прошлого года был освобожден город Дебальцево. История повторилась: его уже не раз освобождали, в том числе и осенью 1943 года. Тогда это сделали бойцы 51-й армии Южного фронта. А командовал армией генерал-лейтенант Яков Крейзер.

Засада для Гейнца-урагана

О том, что началась война, полковник Крейзер узнал, находясь на маневрах, в которых участвовала его 1-я Московская дивизия. И почти сразу он получил приказ двигаться на запад, чтобы перекрыть Минское шоссе в районе белорусского города Борисов. Да, это был легендарный рубеж — река Березина, о которую спотыкался не один супостат. Запнулся о нее и корпус «Быстроходного» Гейнца Гудериана или, как его еще называли, Гейнца-урагана, чьи танки уже прошли по белорусской земле достаточно, чтобы немцы чувствовали себя почти безнаказанными.

Бойцам дивизии буквально на два часа удалось опередить эту танковую армаду, чтобы оседлать Минское шоссе. Времени оставалось только на то, чтобы занять позиции, окопаться и приготовиться к бою. Поэт-фронтовик Александр Володин в своих воспоминаниях сравнивал грохочущую танковую лавину немцев с марсианами. Ведь красноармейцы не имели никакого представления о фашистах и их техническом оснащении, а тут — словно полчища инопланетян из «Войны миров» Герберта Уэллса, которые сразу же стали теснить наши войска на восток.


Причем, это еще не были обессиленные и обескровленные немецкие войска — это были покорители Европы: свежие, бодрые готовые убивать, покорять и уничтожать все на своем пути. Однако, на силу всегда найдется сила — ею стала дивизия Крейзера, которая более двух суток стояла насмерть и удерживала легендарный рубеж обороны. Разъяренные фашисты разбрасывали над позициями красноармейцев листовки, в которых называли Крейзера «жидом» и предлагали бойцам расправиться со своим командиром-евреем. Прочитав один из таких пасквилей, сам комдив лишь улыбнулся.

Через двое суток на третьи Яков Григорьевич отвел дивизию на другие позиции. Кстати, во время тех боев на передовой находился и Константин Симонов, который признавался, что там творился настоящий ад. И это с Крейзера он писал в своих «Живых и мертвых» героического полковника Серпилина. Кстати, заслуживает особого внимания тактика, к которой прибег во время тех боев комдив. Немцы старались наступать, как правило, только по дорогам, если они имелись. И никогда не проявляли активности по ночам. Этими обстоятельствами и воспользовался Крейзер.

Ночной кошмар фашистов

Ночью, зная о том, что фашисты не двинутся ни на шаг, бойцы дивизии спокойно и без суеты меняли позиции, встречая на рассвете танковые клинья противника губительным огнем с самого неожиданного для противника направления. Эта тактика дала прекрасные результаты: более половины своих танков потеряла в этих сражениях противостоящая 1-й Московской 18-я танковая дивизия вермахта. Двенадцать суток сдерживали красноармейцы наступление танковой армады — это был небывалый по тем временам подвиг. Сам Жуков докладывал Сталину о действиях 1-й Московской дивизии. Причем, комдив был ранен, но не ушел с поля боя. За умелое командование в боях начала войны Яков Крейзер первым из командиров его ранга получил звание Героя Советского Союза.

И только когда на смену 1-й Московской пришли резервные дивизии, Яков Григорьевич отвел свое соединение в тыл и смог, наконец-то, попасть в госпиталь. После выздоровления ему присвоили звание генерал-майора, а вскоре он стал командующим 3-й армией. Путь героев всегда становится наиболее тяжелым. Вот и армия Крейзера, до последнего стоявшая насмерть во время оборонительных боев осенью 1941-го, попала в окружение. Но, совершив беспримерный рейд по тылам противника, перешла линию фронта и не потеряла при этом своей боеспособности. А в декабре 3-я армия участвовала в контрнаступлении под Москвой.

В Ставке давно уже заметили успешного генерала и предложили ему окончить ускоренный курс Военной академии Генштаба. А вскоре выпускнику курсов Якову Крейзеру доверили формирование 1-й резервной армии, которая со временем стала 2-й гвардейской. В боях под Сталинградом Яков Григорьевич был серьезно ранен. Позже его армия освобождала Ростовскую область. А в 1943 году он стал командующим 51-й армией.

Именно ей в числе других армий предстояло прорвать мощнейшую сеть укреплений на реке Миус, которую немцы хвастливо называли «Миус-фронт-колоссаль» и считали неприступной. Прикрывали ее 700 самолетов, а обороняла в числе прочих соединений танковая дивизия «Мертвая голова». Но, вопреки жесткому приказу взять эту линию обороны с ходу в лоб, Яков Крейзер не стал посылать своих бойцов на верную гибель под пулеметный и артиллерийский огонь противника, хорошо пристрелявшего подступы к «Миус-фронту». А пошел на неожиданный фланговый маневр, в результате которого нашим войскам все же удалось проломить оборону противника.

Не назначенный герой

Сколько сотен, а может быть, и тысяч солдат сохранил своими действиями Яков Григорьевич, можно только догадываться. Однако, командование Южным фронтом решило наказать нарушителя приказа Ставки и отстранило Крейзера от руководства, устроив ему форменную выволочку. Здесь надо сказать вот о чем. До войны будущий командарм, а в середине 1930-х комбат был на хорошем счету и пользовался покровительством маршала Тухачевского. Горячо разделял его доктрину о «войне моторов». Благоволил офицеру и начальник генштаба маршал Егоров. И совершенно не понятно, каким образом, расстреляв опальных маршалов, Сталин не тронул любимца «врагов народа», которому, кстати, лично вручал еще до войны орден Ленина.

Пощадил отец народов командарма и в 1943 году после ослушания и невыполнения приказа. Его восстановили в должности и поблагодарили за прорыв немецкой линии обороны. Тем не менее, для большинства россиян и мировой общественности Яков Григорьевич Крейзер так и остался забытым героем. Да и о самом прорыве «Миус-фронта» подавляющее большинство из нас просто не знает. Но хорошо нам известна Курская битва, проходившая одновременно с операцией на реке Миус. Имя генерала Ротмистрова стало настоящей легендой. Крейзера же такая слава не баловала.

Хотя бойцы именно его 51-й армии повторили подвиг красноармейцев времен гражданской войны, неожиданно форсировав в 1943 году Сиваш, чтобы выбить гитлеровцев из Крыма. И снова Яков Григорьевич не был бы самим собой, если бы не уберег от ненужной гибели своих подчиненных. Он так выстроил наступление армии, что в ходе операции наши войска потеряли вдвое меньше убитыми, чем части вермахта, оборонявшие Крым. Хочется отметить, что такое было впервые с момента начала Великой Отечественной войны.

Как опытному командарму Крейзеру и его 51-й армии поручили одну из самых трудных операций — ликвидацию Курляндского котла в Прибалтике, где нашли свою гибель тридцать фашистских дивизий. Но, понимая, что окружены, гитлеровцы сопротивлялись отчаянно и яростно. Поэтому операция затянулась, и бои прекратились только 23 мая.

После войны Якову Григорьевичу было присвоено звание генерал-полковника. Он командовал военными округами, был начальником офицерских курсов «Выстрел». А в ноябре 1969 года его не стало. Яков Крейзер был необычайно скромным и порядочным человеком, как родных детей любивший своих подчиненных. Именно про него можно было сказать лермонтовское «отец солдатам». Таким он и останется в нашей памяти.


Источник


Tags: ВОВ, СССР, Украина
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg february 3, 18:05 63
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments