matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Category:

КОЛЛЕКТИВИДУУМ. Психология: от мейнстрима к науке. Часть 3

Разноцветные революции, если честно, уже просто задолбали. Умные люди, индивидуальности легко атомизируются и превращаются в идиотов, которых пользуют в своих интересах разные деятели от политики или геополитики. Охлократия, типа. И скопище индивидуумов превращается в толпу, ведомую стадным инстинктом и благодаря этому управляемую умелыми толповодителями-пастухами. Последние прекрасно понимают законы психологии масс, в отличие от тех индивидуумов, которых оные вопросы не волнуют, и посему легко превращаемых в один большой, но тупой коллективидуум. Рой членистоногих видели когда-нибудь? А теперь представьте себе, что в этом рое не все — муравьи или пчёлы.
В толпо-элитарном сообществе взаимоотношения между толпорями и элитариями напоминают отношения ломехуз (или других паразитов) и муравьёв. Паразиты внедряются в сообщество, и тем самым получают свой гешефт.
Поехали разбираться дальше.
Продолжение. Начало смотрите тут: Психология: от мейнстрима к науке. Часть 1. Этика. На КОНТе: Психология: от мейнстрима к науке. Часть 1. Этика
Психология: от мейнстрима к науке. Часть 2. Социальный эксперимент в действии. На КОНТе: Психология: от мейнстрима к науке. Часть 2. Социальный эксперимент в действии


Механизм 2. Стадный инстинкт и/или совокупный разум

Для примера приведу действие феномена подсадных в группе. На самом деле во многих экспериментах самое важное — это обман испытуемого. Многие эксперименты в психологии основаны на «подсадных», которые путём направленной лжи создают, так сказать, коллективное мнение. В общество достаточно подсадить несколько лгунов, за которыми «поведутся» поначалу самые нестойкие и ведомые, а затем и все прочие. Эффект ломехузы.
Когда я в качестве школьного психолога ставил подобные эксперименты со школьниками, было видно, как мнение «подсадных» навязывается всей группе, и как мнение группы в итоге ломает «подопытного». Теперь представьте, как подобные подсадные могут манипулировать любой крупной группой. И выявить такого лгуна фактически невозможно, особенно, если он достаточно горластый и харизматичный. И чем более велика группа, тем сильнее эффект.
Для человеческого общества вообще характерно образование групп. Для чего? Для коллективного познания, коллективного изменения природных условий или приспособления к оным. Без группы человек не выживает. Даже Робинзону нужен был Пятница и инструментарий, созданный цивилизацией. Но в малых группах коллективное познание возможно, а в больших?
Важная особенность. Человек — это не только разумная личность, но и социальное животное. Обе эти стороны у личности наиболее ярко проявляются именно в группе, в общности.
Для человеческой группы характерно наличие стадного инстинкта. И опять же, чем больше группа, тем сильнее стадный эффект. Сообщество людей на данный момент не способно создавать крупные общности, у которых возможно групповое сознание, коллективный или совокупный разум, или, иными словами, соборное мышление.
Почему так происходит?


Вы обращали внимание, что в присутствии других людей ваше поведение может меняться? Коллектив или группа вообще меняет личность. У кого-то больше проступает животная сторона личности, другие наоборот — преображаются, и словно умнеют. Механизмы подавления или преображения личности в большой группе очень просты. Личность — это единица, не существующая вне общества. Соответственно в сообществе людей или в толпе личность, как индивидуальность может либо коренным образом измениться, либо вообще исчезнуть.
Рассмотрим конкретно.
Одна голова — хорошо, а две головы — лучше. Слышали такую пословицу? Самое малое сообщество из двух человек гораздо эффективнее, чем одинокий индивидуум. То же касается и сообщества из трёх, четырёх, пяти, шести, семи человек. Образование совокупного разума или соборного мышления в таких группах происходит достаточно легко, особенно если есть ясные и чёткие цели — желательно светлые, конструктивные, творческие. Чем выше число людей в малой группе, тем выше становится их коллективный интеллект. Эффект этот и есть совокупный разум. При каком количестве членов группы образование этого разума уже не происходит? Большее число индивидуумов, собранных вместе, уже превращается в толпу. Примерно около 20 человек — уже толпа, и общий интеллект такой группы начинает падать, опять же — чем больше людей в этой толпе. И либо эта толпа разбивается на референтные группы, решающие свои отдельные задачи, либо находится лидер, который, что называется, седлает толпу, как коня. Это может быть одна крайняя степень — директивное руководство, как в армии, со своей дисциплиной, уставом и т.д. А может быть и вторая крайность — либеральное управление толпой, и главным тут может быть либо харизматичность альфа-самца, либо фертильность альфа-самки, которые эту толпу седлают. Остальные промежуточные варианты — между этими крайностями.

И самый интересный эффект. Огромное число людей в неорганизованной толпе приводит к тому, что образуется эффект роя, когда толпа начинает действовать, как единый организм. Эффект этот наступает при наличии в толпе более нескольких сотен индивидуумов. Образуется, так сказать, коллективид, наделённый своеобразным животным сверхразумом. И это данность, которую надо учитывать в управлении толпой. И кое-кто, видимо, неплохо учитывает.
Механизм изменения личности в присутствии других людей или же в группе социальные психологи обозвали эффектом социальной фасилитации. Это усиление доминирующих реакций человека в присутствии других людей. На человеческом языке это просто усиление простейших действий (чаще всего), простейших инстинктивных реакций, овладевающих всем поведением человека, организующих и подчиняющих все остальные реакции организма. Т.е., к примеру, в присутствии красивой девушки парень выпрямляется, и, чаще всего, о чём-то другом он думать не в состоянии. Покупатель в магазине сосредоточен на своих покупках. Пассажир в троллейбусе сосредоточен на происходящем вокруг. Ну, и т.д. И все прочие реакции подчиняются этим основным — доминирующим.
Исследователи (Норман Триплет, Роберт Зайонц и пр.) выяснили, что в присутствии других людей человек лучше выполняет именно простые действия, а какое-либо творчество — это либо удел одиночки, либо творческой группы — небольшого товарищеского коллектива единомышленников.

Помните, как, к примеру, выступая перед аудиторией, чувствовали себя напряженно? Так как социальное возбуждение усиливает доминирующую реакцию, оно должно улучшать выполнение простых задач и ухудшать выполнение трудных.
В присутствии других людей у человека, как правило, усиливается потоотделение, учащается дыхание, повышается мышечное напряжение, кровяное давление и частота пульса. Все признаки стресса, не так ли? И чем крупнее аудитория или толпа, тем сильнее этот эффект. Теперь вспомните, вы способны размышлять в состоянии стресса? Нет! только реагировать!
Пребывание в толпе также усиливает и позитивные и негативные реакции. Дружелюбно настроенные по отношению друг к другу люди, сидя рядом, испытывают еще большую взаимную симпатию, а недружелюбно настроенные — еще большую антипатию. К примеру, когда люди сидят близко друг от друга, они смеются и хлопают в ладоши более охотно. Скученность усиливает возбужденность.
Три простых психологических механизма: боязнь оценки, отвлечение внимания и сам факт присутствия других людей. Каждый из нас ждёт постоянных оценок от других, становится более рассеянным в их присутствии, слегка тупеет.
Представьте, человек внутри толпы. Получается, он за счёт своего эгоцентризма (), ожидает оценки от всех окружающих (от всех, представили?!!) — «кто как посмотрит, что подумает, скажет и т.п.» Ощущение постоянного ожидания оценки слегка притупилось у тех, кто часто находится в толпе, но это ощущение никуда не делось, из-за него и повышается давление и ритм сердцебиения. Огромное число источников информации в толпе также рассеивает внимание и заставляет отключить мозг и делать как все. Навязчивое состояние, особенно, если ты и по жизни идёшь не вполне осознанно.
А ведь каждый из нас постоянно в толпе, причём вокруг незнакомые люди. Что творится с психикой человека в таком непреходящем состоянии стресса?
Для крайних экстравертов это стало своеобразным допингом — такое постоянное напряжение (выброс в кровь гормонов), и их даже тянет в толпу: дискотеки, концерты, митинги, шопинги, даже рестораны и все прочие места, где скапливаются люди. Для тех, у кого преобладает интроверсия, эти все тусовки подчас бывают неприятны, и адаптироваться к постоянным толпам городской жизни им тяжело.
Появление любого человека в зоне нашего внимания чрезвычайно сильно возбуждает нас, особенно, если этот человек приятен или интересен. Теперь можете себе представить, если человек находится в толпе. А если он постоянно находится в городе, в мегаполисе, где состояние «в толпе» является постоянным. Высокая плотность контактов, межличностных взаимодействий, и, как следствие, наступает перевозбуждение нервной системы, т.е. перегруз сознания. А стоит учесть ещё и мощный информационный поток — высокая скорость распространения информации благодаря Интернету и ТВ.
Для общества роль иммунной системы, по словам генетика Николая Колчанова, играет т.н. «когнитивное окно». Когнитивное — это связанное с познанием, а «окно» в данном случае — это некоторые границы, круг понятий, нормы (нравственные в первую очередь), которые в обществе остаются неизменными. И если человека, к примеру, пытаются убедить в том, что черное это белое, то он просто блокирует эту информацию. Уже известно о технологиях слома когнитивного окна. Это т.н. «окно Овертона», которое снимает постепенно все блокировки, и тогда можно протащить в сознание человека любую чушь, и в итоге сместить оценку человека от «немыслимо» до «приемлемо».

А ещё с учётом ограничения нашего восприятия и оперативной памяти в 7-10 бит информации (7 слов или 7 знаков, или, предположим, 7 одновременных контактов с другими), можно себе представить, что в итоге происходит с психикой отолпарённых людей. Т.о. получается... добро пожаловать в современную цивилизацию зомби, у которых простейшие доминирующие реакции подчиняют все прочие!
С другой стороны человек — это социальное существо, и совсем без людей существовать он не в состоянии. Оторванность от общества весьма болезненна, а для некоторых и смертельна, а оторванность от цивилизации ведёт к деградации личности.
Когда человек в одиночестве, может ли он действительно оторваться от остальных людей? Как бы то ни было, личность всегда является членом какой-либо общности. Во-первых, это роли в разных социальных взаимодействиях, типа продавец — покупатель, учитель — ученик, начальник — подчинённый и т.п. Во-вторых, личность, по сути, создаётся из различных привязок к общностям. Это и рабочие коллективы, и семья, и сообщества единомышленников, и общественные объединения и все прочие общности. Даже находясь вне общностей, человек остаётся к ним привязан в духовном плане — в коллективном бессознательном постоянно идёт работа в рамках этих общностей, и человек постоянно психоэнергетически принимает участие в этой работе. К примеру, работа учёного или сыщика-следователя. Оба они, по сути, не самостоятельно ведут исследование, а в этом им в каком-то смысле помогают и все их предшественники, и современники, и подчинённые, и начальство. Исследовательский процесс состоит из множества ситуаций и действий, которые в итоге подталкивают исследователя к искомому. Весь комплекс этих ситуаций и представляет собой групповой разум общности людей, объединённых общими идеями и целями.
Назовём эти общности эгрегорами (это понятие хорошо отражает психоэнергетическую суть человеческих общностей). Они привязаны к коллективному бессознательному, иначе — к ноосфере. Но следует учесть, что эгрегор — это не толпа. Эгрегор всегда имеет цель и идею, объединяющую участвующих в нём людей. И поддержка личностного участия в этой общности отнюдь не означает, что человеку обязательно находиться в толпе, чтобы продвигать идеи и достигать общинных целей. Т.о. получается, что человек никогда не бывает одинок, если его деятельность связана с каким-то эгрегором. И чем в большем количестве эгрегоров принимает участие человек, тем богаче его личность. Деятельность человека в рамках эгрегора и является совокупным разумом или групповым сознанием. И для этого совсем необязательно собираться в огромные массы народа. Работа эгрегора будет вестись именно путём совместной работы малой группы с высоким совокупным интеллектом. В одном эгрегоре подобных малых групп может быть огромное множество. Если в армейских структурах эти группы чётко обозначены подразделениями, то в других эгрегорах такая структура просматривается менее чётко.
В толпе же всё более неопределённо, и любой кукловод-толповодитель знает, что создать группу из толпы можно только путём придания оной определённых ритуалов. И, тем самым, можно направить туда, куда нужно.


Совокупный разум в различных эгрегорах также различается по своей мощи. Понятно, что в какой-либо секте, типа иеговистов, либо в фанатском футбольном клубе коллективный интеллект отнюдь невысок. Личности, составляющие, так сказать, «тело» эгрегора, ограниченные в своём развитии. Фанатизм — это в данном случае принадлежность исключительно одному эгрегору. Да, есть и такие эгрегоры, в которых руководство из неофитов создаёт толпу. Большинство эгрегоров, к сожалению, отнюдь не всегда нацелено на развитие личности участников общности. И тут огромную роль играют как раз те самые подсадные, которых легко можно внедрить в любой коллектив для разрушения его коллективного разума или изменения содержания коллективной работы, подмены целевых установок и т.п. И деятельность любого подобного паразита приводит к тому, что вместо исследовательской работы группа начинает конфликтовать, заниматься постоянными разборами интриг. Или иной вариант — группа превращается в бездумную толпу, одержимую бредовой идеей или эмоцией. О какой продуктивности коллектива тут можно говорить?
Чем может манипулировать подсадной? По сути, всеми психологическими характеристиками.
К психологическим характеристикам группы надо отнести групповые интересы, групповые потребности, групповые нормы, групповые ценности, групповое мнение, групповые цели. Для индивида, входящего в группу, осознание принадлежности к ней осуществляется прежде всего через принятие этих характеристик, т.е. через осознание факта некоторой психической общности с другими членами данной социальной группы, что и позволяет ему идентифицироваться с группой. Можно сказать, что «граница» группы воспринимается как граница этой психической общности. При анализе развития групп и их роли в истории человеческого общества, было установлено, что главной, чисто психологической характеристикой группы является наличие так называемого «мы-чувства» (Поршнев, 1966). Это означает, что универсальным принципом психического оформления общности является различение для индивидов, входящих в группу, некоторого образования «мы» в отличие от другого образования — «они». «Мы-чувство» выражает потребность отделить одну общность от другой и является своеобразным индикатором осознания принадлежности личности к некоторой группе, т.е. социальной идентичности. Скажем так: эгрегор в каком-то смысле аналогичен человеку. У него есть своё тело — люди, своё сознание — «мы», свои психологические характеристики и т.д. И, надо заметить, что любой слаборазвитый или очень крупный эгрегор бессилен против паразитизма подсадных. Помните, как, к примеру, выродилась КПСС из-за засилья в ней паразитов? Они выжрали её изнутри, как цистицерки выедают мозг. Паразиты у нас нынче называются пятой колонной, особо опасные и максимально скрытые — шестой колонной.
В принципе такие исследования в науке могут вестись, но ограничена она теми же самыми паразитами. Наука, как комплекс тех же эгрегоров также подвержена паразитам, которые контролируют исследователей, чтобы они, не дай бог, чего лишнего не наисследовали. Исследования проявлений группового мышления, групповой памяти, групповой воли и т.д. в мейнстримовской науке, понятно, определяются как непродуктивные, на грани лженауки, ибо, так сказать, нет достаточно убедительных теоретических и экспериментальных данных для подобных исследований. Современной психологии пока недоступно выяснить роль коллективного бессознательного и коллективного сознания в групповых процессах. Действительно не хватает теории и методологии для экспериментов. Ноосфера — вообще не в мейнстриме. Можно предположить, что таким образом наука стоит на страже знаний, которые толпарям (то бишь нам) знать не следует. Естественно, что на такие исследования вряд ли будут выделяться гранты.
Итак, любой коллективидуум может психоэнергетически представлять собой либо общность людей с совокупным разумом, либо толпу со стадным инстинктом. И управление групповыми процессами происходит постоянно, ведь толповодителям, скажем, из спецслужб эти процессы известны.
Другой вопрос, как минимизировать зловредность этих механизмов отолпаривания людей, опущения их в состояние стадных животных. А также архиважнейший вопрос: формирование условий для возникновения максимально возможного числа групп с высоким потенциалом исследовательских возможностей, с совокупным разумом, с соборным мышлением. Единственным способом, на мой взгляд, является просвещение о сути работы этих механизмов. Посему и пишу об этом. Также эти вопросы тесно увязаны и с системой образования. А уж о порочности образовательной системы все прекрасно знают. Образование у нас нынче — лишь инструмент отолпаривания. Посему продолжаем наши исследования далее.

Продолжение следует.


Оригинал взят у nilloleg


Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg февраль 3, 18:05 60
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments