matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

Последний герой


Единственный доживший до наших дней участник штурма Рейхстага Николай Беляев из Петербурга рассказал, как закончилась война


Ветеран еще с советских времен ежедневно читает «Комсомолку».

Пять лет назад европейские волонтеры искали участников штурма Рейхстага, чтобы пригласить их на День Победы в Берлин.

Тогда нашли троих.

Сегодня в живых остался только один.

- Последний из могикан, - усмехается комсорг 756-го полка 150-й стрелковой дивизии Николай Михайлович Беляев.

Ему 92 года. Живет в спальном районе Петербурга. На жизнь не жалуется. Есть дети, внуки, правнуки. И воспоминания...

Он был одним из тех, кто назначил разведчика Михаила Егорова водрузить флаг на Рейхстаг. Ветеран и сам входил в штурмовую группу, которая брала последний оплот фашизма. И пусть он не поднимал Знамя Победы над Рейхстагом, зато сделал все, чтобы эту миссию смогли выполнить другие.

ЗНАЛИ, ЧТО СКОРО ВОЙНА

- «Коммунисты, вперед! Комсомольцы, вперед!» Не слушайте тех, кто говорит, что люди не шли в атаку под этими лозунгами, - уверенно говорит Николай Беляев.

Комсорг - это не политрук, предпочитающий отсиживаться в штабе. В боях под Пустошкой смерть впервые замаячила где-то рядом. Но не догнала, не поймала. Осколками разорвавшейся мины комсоргу изрешетило спину. Однако он выжил.

- Моя роль какая? Солдатам важно видеть в бою не только командира роты, - объясняет Николай Михайлович. - Они относились ко мне как-то особенно. Им интересно было,что комсорг скажет, что интересного поведает? И я рассказывал последние сводки информбюро: какие города взяли, какие новости в тылу, какие подвиги их товарищи совершили. Конечно, у нас была дивизионная газета. Но не у всех солдат находилось время читать. Война, вы же понимаете.

Новости Беляев рассказывал и до войны. Работал в районной газете Калининской, ныне Тверской области под названием «Ленинский ударник».

22 июня 1941 года Николай делал репортаж с соревнований трактористов в колхозе на Волге. Только начался забег, через толпу зрителей пробился перепуганный работник с машинно-транспортной станции: «Война, товарищи, - говорит. - Молотов по радио сейчас выступил».

Буквы на Знамени Победы появились уже по дороге из Берлина. Когда знамя возвышалось над Рейхстагом, на нем были только серп и молот. Фото: архив "КП"

Буквы на Знамени Победы появились уже по дороге из Берлина. Когда знамя возвышалось над Рейхстагом, на нем были только серп и молот.

- Конечно, как журналист я знал, что мы готовимся к войне, - вспоминает ветеран. - Помню, когда немцы подтянули к нашим границам войска, было сообщение ТАСС. А лекторы в клубах шутили: «Мы тоже подтягиваем некоторые части к границе, чтобы охранять отдых германских солдат». Приближение войны чувствовалось. Вся атмосфера была насыщенна ею. И люди были готовы защищать свою страну. Правда, не были готовы к тому, что война начнется уже в воскресенье, 22 июня.

НОМЕР ПЯТЬ

В 2010 году, 65 лет спустя, Николай Михайлович вновь поднялся по ступеням Рейхстага. Заметил, что на месте, где 1 мая 1945 года развевалось Знамя Победы, теперь воронка, по которой стекает дождевая вода. Скульптуры бронзовой колесницы, куда Егоров и Кантария воткнули красный флаг, тоже нет.

- Немцы сделали это, чтобы больше никто не смог установить стяг над Рейхстагом, - считает Беляев.

Немногие знают, что штурмовых флагов было девять - по числу дивизий, освобождавших Берлин. 150-й дивизии досталось знамя под номером пять.

- Никаких надписей на нем не было, они появились позже, когда знамя передавали в Москву. Это был стандартный флаг Советского Союза: красное полотнище, звезда, серп и молот, - рассказывает ветеран.

- Почему именно 150-й дивизии доверили штурмовать Рейхстаг?

- Мы первыми вошли в Берлин. Именно мы заняли здание Министерства иностранных дел Германии - дом Гиммлера, как мы его называли. А он был рядом с Рейхстагом.

В группу офицеров, которой доверили отобрать лучших бойцов для установки Знамени Победы, пригласили комсорга Николая Беляева. Его выбор пал на разведчика Михаила Егорова.

- До освобождения Смоленской области он был партизаном, в армию из-за возраста не взяли, - пояснил Беляев. - Когда Миша пришел в полк, то подружился с Мелитоном Кантарией, который служил в разведроте. Мы спросили Егорова: «Кого с собой возьмешь на крышу Рейхстага?» Он долго не раздумывал: «Как кого? Мелитона, конечно!»

РУКИ В КРОВИ

- Мы шли к Рейхстагу небольшой группой. Бойцы с флагом и группа прикрытия, куда попал я. Был на левом фланге - мы отбивали атаки фашистов с реки. Оттуда, где находилась моя позиция во время штурма, флаг было не разглядеть: вид закрывало громадное здание, - вспоминает Николай Михайлович. - Поэтому мы поверили бойцам на слово: сказали, что установили знамя - значит установили. Позже, когда бои стихли, я дошел до штаба, чтобы поздравить Егорова и Кантарию. У них все руки были в крови. Они лезли на купол, а там все было в стеклянных осколках.

Знамя Победы над Рейхстагом подняли в ночь на 1 мая, когда немецкий гарнизон и не думал сдаваться. В подвалах здания еще держали оборону полторы тысячи немецких солдат. Переговоры о капитуляции закончились ничем.

- Поэтому штурмовой флаг нужно было не только установить, но и защищать. Немцы целые сутки пытались его убрать. Безрезультатно, - объясняет ветеран.

Гарнизон Рейхстага сдался только 2 мая. А следом и весь Берлин. На этом для Николая Беляева война закончилась. 150-ю девизию до середины мая расквартировали в Рейхстаге.

- На стене Рейхстага я написал два слова: «Наша Лиза». В честь Лизы Чайкиной. До войны мы с ней несколько раз встречались, ездили в командировки. Она была секретарем Пеновского райкома комсомола, а потом организовала партизанский отряд. В ноябре 1941-го ее поймали немцы... Потом расстреляли.

На фотографии бойцы отряда, штурмовавшего здание. Фото: архив "КП"

На фотографии бойцы отряда, штурмовавшего здание.

БОЯЛИСЬ МЕСТИ

- Последние четыре года на День Победы меня и других ветеранов приглашают в Берлин. Это, конечно, особенное место. Местные жители, которые пережили ту войну, смотрят на нас со слезами на глазах и благодарят.

Благодарить им есть за что. В День Победы в 1945 году в Берлине стреляли. Но только в воздух.

- Немцы в ужасе разбегались по подъездам, а им пытались объяснить, чтобы они не боялись: «Салют! Салют!», - вспоминает Беляев. - Но они все равно были перепуганы. Боялись, что мы пришли мстить, потому что знали, как их солдаты вели себя в Советском Союзе. Я немного знал их язык и объяснял, что «Гитлер приходит и уходит, а немецкий народ остается». А что касаемо мародеров, о которых сейчас любят рассказывать, у нас нашлась всего одна «паршивая овца». После трибунала этого человека выслали в СССР. Не расстреляли только потому, что проступок был несерьезным...

Четыре долгих года шла война. И тем, кто попал на фронт, и тем, кто их ждал, было нелегко. Нечеловечески тяжело. Но победа была неизбежна, потому что наши деды и отцы защищали свою Родину, свои дома, свои семьи.

Теперь у Николая Михайловича все это есть. Он наконец-то чувствует себя счастливым человеком. После победы судьба подарила ему все, о чем только можно было мечтать.

- Причин жаловаться на жизнь нет. У меня есть дети, внуки, правнуки. Кто-то живет в Ставрополе, кто-то - в Петербурге. Вот недавно привозили в гости правнучку Василису, ей всего восемь месяцев. Целый день с ней занимался. Она прыгает, скачет. Не соскучишься! И разве этого мало?

источник

Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo matveychev_oleg февраль 3, 2019 18:05 73
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments