matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Categories:

Девушки с пампушками



Каждый, кто хотя бы раз был на хоккее или баскетбольном матче, видел девушек, выступающих во время перерывов. Они красивые, артистичные, хорошо двигаются. Их задача — создавать праздничную атмосферу. Больше о них практически ничего не известно. А там, где есть что-то неизвестное, появляются мифы.Чем живут девушки из группы поддержки, когда не танцуют, и проверила на прочность самые распространенные стереотипы, связанные с черлидингом

Миф №1. Махать помпонами очень легко
Болельщики выходят из здания спорткомплекса ЦСКА на Ленинградском проспекте на покрытые мокрым снегом улицы. Только что закончился матч баскетбольной лиги Европы между московскими армейцами и испанской «Уникахой». ЦСКА в этой встрече одержал победу — 101:74, впервые в своей истории превысив 100-очковую отметку в домашних матчах Евролиги.

Высокую блондинку, которая появляется со стороны служебного входа, окружают болельщики.

— Аня, наконец-то ты вышла танцевать! — Кто-то даже бросается обнимать девушку. — Мы так долго ждали!

— Я же тебя четыре года просил выйти на паркет.


Анастасия Шумкова знает: главное — всегда улыбаться

Анна Буркина — тренер группы поддержки ЦСКА. В команде Буркина уже больше двенадцати лет. Сначала танцевала сама, а через несколько лет стала руководителем — ставит танцы, тренирует девушек, подбирает костюмы.

— Приятно, что так тепло встречают, — говорит она. — Я ужасно переживала за свое выступление. Четыре года только тренировала, но на паркет не выходила. Думала, что за это время все болельщики поменялись, знать не знают, кто такая Буркина. А оказалось, что нет. Незабываемые эмоции, конечно. Ничего вокруг себя не видела. Это была такая маленькая слабость, постоянно выходить на паркет точно не буду. Все-таки я старше остальных, я руководитель.


Тренер группы поддержки ЦСКА Анна Буркина и ее команда

Впервые Анна пришла в группу поддержки, не слишком хорошо представляя, что это такое. До этого она долгое время занималась художественной гимнастикой, выполнила норматив мастера спорта международного класса и после этого поняла, что расти ей уже некуда. Давал знать возраст — в гимнастике рано «стареют».

— Я пришла из большого спорта, а тут что-то совершенно несерьезное — девочки машут пампушками. Мне поначалу совсем не понравилось. Но начала тренироваться, втянулась и поняла, что это тот же спорт. Те же физические нагрузки, те же выступления перед зрителями, те же эмоции. И выкладываться здесь тоже нужно на все сто процентов. Некоторые болельщицы смотрят на нас и загораются: два притопа, три прихлопа, хочу так же танцевать. Приходят ко мне, просят взять их в группу: вроде симпатичные, спортивные. Я даю тестовое задание: выучите небольшой танец, всего пару движений, и покажите. Вообще не могут! Ни два притопа, ни три прихлопа — ничего. Удивляются потом: мол, так странно, с трибун все это смотрелось гораздо проще. Я считаю, пока сам человек не попробует что-то сделать, он не может судить, насколько это легко. Даже если речь о том, как махать пампушками.

Пампушки, про которые говорит Аня, — это специальные помпоны, с которыми иногда танцуют черлидеры. Для них есть и другое название, заимствованное из английского, которое для нашего уха звучит довольно забавно: пипидастры. Polypropylene duster (сокращенно PP-duster) — так изначально называли щетку, ершик для уборки пыли, а потом стали называть и помпоны участниц группы поддержки. Все дело во внешнем сходстве и в том, что сокращение «PP» можно расшифровывать не только как Polypropylene, но и как Pompon.

Девушки из группы поддержки ЦСКА тренируются шесть дней в неделю по два-четыре часа. К началу каждого сезона они готовят как минимум двенадцать танцев — таково максимальное число перерывов в мачте, если обе команды используют все возможности для тайм-аутов. Обычно есть еще около шести танцев в запасе. Помимо этого к каждому матчу девушки стараются выучить что-то новое.

— За 12 лет я подготовила, наверное, больше тысячи танцев, — рассказывает Анна. — В прошлом сезоне нам помогал ставить номера известный хореограф Слава Кулаев. Это было здорово. Все-таки у каждого человека свой стиль, и новые люди привносят разнообразие. Я, конечно, стараюсь не повторяться, каждый раз придумываю что-то новое. Видеозаписи пересматриваю, выступления Мадонны, Бейонсе. Что-то беру на заметку. Но от своего почерка все равно не избавишься.

— Был такой танец: в нем одна из девочек пролезала снизу в баскетбольное кольцо, становилась на него и спиной вперед «дощечкой» падала вниз. А остальные ее внизу подхватывали. Зрители, когда впервые это увидели, испугались и даже с мест повскакивали. Я сейчас смотрю на кольцо и думаю: оно же висит на высоте три метра плюс еще собственный рост Даши. Почти с пятиметровой высоты она падала. Уж не знаю, как нужно было доверять мне и девочкам, чтобы на это согласиться. Но мы, конечно, сделали сверхтрюк. Повторили его потом на матче Евролиги, и после этого организаторы прислали официальное письмо, в котором запретили нам из соображений безопасности исполнять этот танец. Группам поддержки вообще запретили использовать кольцо в своих выступлениях.

Миф №2. Все черлидерши — танцовщицы
Черлидинг (от cheer — одобрительное призывное восклицание и lead — вести, управлять) появился в США во второй половине XIX века. Тогда группы поддержки спортивных команд выглядели совсем иначе, чем сейчас. Во-первых, черлидингом занимались только мужчины. Они выстраивались в шеренгу вдоль трибун и выкрикивали специальные речевки, призывая зрителей как можно активнее поддерживать свою команду. Как-то один из черлидеров эффектно подпрыгнул во время матча, и эта случайность вдохновила остальных — группы поддержки стали придумывать специальные движения, чтобы продемонстрировать их во время игры. В начале XX века среди черлидеров появились девушки. А в 1970-е группа поддержки команды футбольного «Даллас Ковбойс», состоящая из девушек с профессиональной хореографической подготовкой, впервые показала по-настоящему танцевальные номера. С тех пор танцы — это основной жанр черлидинга. Поэтому и существует распространенное мнение, будто черлидерами становятся только бывшие танцовщицы.

Марии Шарафетдиновой 22 года. Десять лет она отдала бальным танцам, потом занималась современной хореографией. Сейчас Маша работает тренером в фитнес-клубе и танцует в группе поддержки баскетбольного ЦСКА.

— Вообще-то по образованию я менеджер, — улыбается девушка. — Но это не мое. Я всегда хотела танцевать. Не для себя, не пред зеркалом. Мне необходимо было выступать. Когда я училась на четвертом курсе, подруга посоветовала попробоваться в группу поддержки ЦСКА. Я зашла на сайт клуба и испугалась. Там все девчонки красивые и классные, а тут я… Решила не пробовать даже, потому что была уверена — не возьмут. Друзья уговаривали. «Растяжка есть? — говорят. — Есть! Танцы есть? Есть! Все! Иди!» Потом оказалось, что на тренировки нужно ходить каждый день, и получалось, что я никак не могла бы совмещать занятия в ЦСКА с учебой. В итоге первое, что я сделала, получив диплом, это позвонила Ане и сказала: «Здравствуйте, я приходила к вам год назад, и мне бы очень хотелось еще раз попробовать».

Таких, как Маша, — тех, кто пришел из танцев, — в группе поддержки немного. Из двенадцати человек еще двое. Одна девушка окончила балетную школу и училась в балетном училище, другая занималась современной хореографией. Марта — одна из самых «старших» в команде, она танцует в группе поддержки шестой год — пришла из конного спорта. Желание танцевать было настолько сильным, что девушка была готова отказаться от зарплаты — лишь бы ее взяли. Поначалу у Марты многое не получалось — не хватало гибкости, танцевальной подготовки. Но в итоге она добилась всего, о чем мечтала, стала очень хорошо двигаться, здорово танцевать.

— В основном к нам приходят девчонки из художественной гимнастики, — говорит Анна Буркина. — Они как раз заканчивают свою спортивную карьеру, но хотят продолжать тренироваться и выступать. Гимнастки гибкие, выносливые, привыкшие к нагрузкам. У них нет проблем с координацией. Таких процентов восемьдесят. Еще десять процентов приходит из танцев. Оставшиеся десять — из других видов спорта.

Миф №3. Черлидерши не разбираются в спорте
Настя Шумкова — тоже бывшая гимнастка. С раннего детства болеет за ЦСКА.

— Всей семьей ходили на матчи. А я еще и тренировалась тут недалеко, через дорогу. Вот и бегала туда-сюда. Мне нравилось смотреть, как девочки танцуют, тоже всегда хотелось попробовать что-то такое. Тринадцать лет я занималась художественной гимнастикой, а потом получила очень серьезную травму бедра. Год лечилась, еще год восстанавливалась. Врачи говорили, что вообще нельзя заниматься спортом, пугали инвалидной коляской. Но я все-таки вернулась, получила мастера спорта. А потом поняла, что травма не даст мне добиться более высоких результатов. С гимнастикой пришлось завязать. И тогда я пришла сюда. Параллельно учусь в Плехановском, а еще помогаю ставить гимнастические номера своим подругам-спортсменкам.

Конечно, не все черлидерши закоренелые болельщицы, но, начав танцевать в группе поддержки, они поневоле втягиваются в игровой процесс. В отличие от Насти, Мария Шарафетдинова раньше ничего не знала о баскетболе.

— Постепенно начала переживать за команду. Программу на телефон установила, стала следить за тем, с каким счетом ЦСКА сыграл на выезде. В последнее время интересуюсь самой игрой. Пересматриваю какие-то моменты на видео, уже знаю, кто из ребят как играет. Мне это по-настоящему интересно. Конечно, не могу сказать, что я ах как хорошо разбираюсь в баскетболе, но что-то я уже понимаю. Я не только танцую, но и живу командой. И мне это нравится.

— Мы следим за ходом игры, — говорит Аня. — Девочки уже знают, в каких ситуациях тренер может взять перерыв, и готовятся. Смотрим за судьей. Знаем, какими жестами он показывает тридцатисекундный тайм-аут, — на тридцать секунд мы не выбегаем. А какими — минутный, — Аня складывает руки над головой, так что ладонь одной руки и указательный палец другой образуют букву «Т».

Существует мнение, что зрители приходят посмотреть на игру и не обращают внимания на танцующих в перерыве девушек. Мол, главное — игра, а прочее для развлечения. Но все не так просто. Девочкам пишут в социальных сетях, подходят поблагодарить после матча, берут автографы. Звонят в ЦСКА, а бывает, достают где-то мобильные номера девчонок, присылают цветы.

— У нас даже есть свои фанаты, которые признаются, что ходят посмотреть в первую очередь на наши танцы, а не на игру. Да и болельщики команды очень хорошо к нам относятся. А иногда смотришь на скамейку во время выступления девчонок, так и некоторые игроки, вместо того чтобы слушать тренера, смотрят, как танцует группа поддержки, — смеется Аня. — Мы, кстати, стараемся учитывать музыкальные предпочтения игро-ков. Иногда ребята просят поставить танец под какую-то любимую композицию.

Миф №4. Все черлидерши встречаются со спортсменами
«Пап-пап. Пап-парап-пап-пап-пап».

Тренировка продолжается под ремикс известной песни про замечательного соседа, который играет на кларнете и трубе.

Девочки переговариваются друг с другом.

— У меня что-то палец болит, никак не пойму почему, — говорит одна.

— У меня, может, душа болит, а ты про палец, — отшучивается другая.

В дверь заглядывает главный тренер ЦСКА Димитрис Итудис, здоровается и уходит. Аня стоит посреди зала, напевает — придумывает новые движения.

— Это правда, что контакты девушек с баскетболистами запрещены?

— Ну, все мы живые люди, к тому же работаем в одной сфере. Поэтому никто не запрещает нам общаться с ребятами, поддерживать приятельские отношения. Если мы где-то встречаемся, ребята здороваются, подходят, спрашивают, как у нас дела. Главное — соблюдать дистанцию. Заводить романы с игроками — вот это уже действительно запрещено.

— Этот запрет касается только игроков ЦСКА или вообще всех баскетболистов?

— Именно игроков ЦСКА. И я, если честно, не вижу в этом особой проблемы. У нас все девчонки сознательные, все знают, зачем они сюда пришли. А если я понимаю, что у кого-то первостепенная цель — познакомиться со спортсменами, я по-дружески советую им приходить на игры и добиваться внимания ребят самостоятельно, без участия в группе поддержки.

Васса Водзуми — еще один черлидер ЦСКА. Ей 24 года, у нее, единственной из всех, довольно короткие волосы. Васса — одна из тех, кто с детства занимается танцами. Поступала в ГИТИС на актерский, проучилась там два года и бросила. А потом по совету подруги пришла на просмотр в ЦСКА. На тренировке она периодически отвлекается на мобильный телефон, решает какие-то рабочие вопросы.

— Вообще я работаю PR-менеджером и организатором мероприятий, — поясняет Васса. — У меня серьезная такая работа, а вечером я прихожу сюда и танцую. Заказчиков предупреждаю, что с восьми до десяти, пока идет тренировка, меня не существует. В дни игр мы приходим утром, тренируемся. А потом у нас есть свободное время до матча. Девчонки красятся или еще что-то делают свое, а я обычно за компьютером — успеваю поработать.

— Действительно ли девушкам из группы поддержки запрещено набирать кило-граммы?

— У меня были с этим проблемы. Я несколько раз сильно поправлялась и сильно худела. Не то чтобы нам категорически запрещено набирать вес. Но Аня очень за этим следит. Если ты начинаешь толстеть, она какое-то время ничего не говорит, но когда ситуация становится критической, подходит к тебе и просит лучше следить за собой. И вот если она сказала, то все: нужно садиться на жесткую диету, обматываться всякими пленками, ходить в спортзал. Я еще в бассейн бегала вечерами после тренировок. У каждой девочки свои секреты поддержания формы. Марта очень мало ест. Настя бегает перед тренировками, приходит за полтора-два часа до начала занятий и работает в тренажерном зале.

— Я просто никак не могу отвыкнуть от больших нагрузок, которые у меня были, когда я занималась художественной гимнастикой, — улыбается Настя. — Каждый день по десять часов. Да и форму поддерживать надо. Все-таки столько людей на нас смотрит.

Миф №5. Ради популярности черлидерши готовы на все
Принято думать, что участницы из групп поддержки высокомерны и самолюбивы, а их коллективы — будто ямы со змеями. На самом деле девушек с большими амбициями и скверным характером танцовщицы к себе не берут.

— Таких сразу видно, я стараюсь с ними не связываться, — говорит Аня. — Мне нужно, чтобы девчонки приходили сюда заниматься любимым делом, танцевать, а не чтобы показать себя.

В отличие от профессионального спорта, занятия черлидингом бесперспективны. Хотя клубы платят девушкам зарплату, состояния здесь не сколотишь, да и карьеру не сделаешь. Срок годности девушки для группы поддержки весьма ограничен. У тех, кто приходит из художественной гимнастики, часто болит спина, подводят колени. Многие не справляются с нагрузками. Черлидерши прекрасно понимают, что всю жизнь танцевать невозможно. Девочки приходят в 17–20 лет и задерживаются в среднем на три-четыре года.

— Когда мне говорят, мол, займись лучше чем-нибудь полезным и бросай всю эту ерунду, я спрашиваю: вы когда-нибудь выступали? — делится Маша. — Если нет, то вы не знаете, что это такое. Это мурашки и адреналин хлещет. Когда ты занимаешься любимым делом, тебя аж трясет от удовольствия. И для меня такое дело — танцы. Могу прийти на тренировку с работы ужасно уставшей, в отвратительном настроении и плохом самочувствии. Но я начинаю танцевать, и все: как будто открывается второе, третье дыхание. И не могу остановиться. Силы берутся неведомо откуда. Когда я танцую, я счастлива!

— Сил и правда с каждой тренировкой все больше и больше. Я здесь как будто заряжаюсь, и меня хватает и на работу, и на танцы, — подтверждает Васса. – А если еще и питаться правильно, то энергии — хоть отбавляй. Достаточно поспать пять-шесть часов, и ты уже бодрячком.

— Я бы хотела связать свою жизнь с танцами, — признается Настя. — Мне нравится не только танцевать, но и придумывать номера, ставить их. Слушаю музыку, а в голове сразу идеи возникают: как и что под эту композицию можно сделать. Сейчас, конечно, для такой работы нет ни времени, ни возможностей. Но в будущем — почему бы нет. А пока надо выступать перед публикой, зажигать.


Васса Водзуми — актриса и PR-менеджер



Subscribe
promo matveychev_oleg февраль 3, 2019 18:05 73
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments