July 8th, 2014

ТохАры - БЕЛАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ "КИТАЯ"

Одно из нордических племен в ходе своего продвижения на восток около полутора тысяч лет до н.э. достигло пустыни Такла-Макан, расположенной между Казахстаном, Киргизстаном и Тибетом, на территории современного Китая.

Об этом не знали до 1977г, когда были обнаружены древние захоронения представителей этого народа. Благодаря сухости местного климата прекрасно сохранились многие тела, с рыжими и светлыми волосами, тонкими носами, широкими глазницами. Так же хорошо сохранилась и одежда, в том числе и качественная ткань-шотландка, характерная черта кельтских племен. Все эти признаки свидетельствовали в пользу европеоидной идентификации мумий.

Collapse )

promo matveychev_oleg февраль 3, 2019 18:05 75
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…

Олег Матвейчев: «Социальные катаклизмы сметут нынешнюю власть на Украине»

Олег Матвейчев: «Социальные катаклизмы сметут нынешнюю власть на Украине»


В эксклюзивном интервью порталу KM.RU известный политтехнолог, профессор Олег Матвейчев анализирует ситуацию на Украине в свете последних событий в Новороссии.


– Ополченцы без потерь вышли из Славянска, а вот батальон «Азов» – погиб. Киевская сторона планировала выйти к границе, к пропускным пунктам, но и этого не удалось. Командование у них очень некомпетентное, а партизанские отряды будут наносить по ним жесткие колющие удары. Обстановка может вновь измениться в пользу новороссийских ребят.

Между тем стратегически на Украине ничего не меняется. Мы имеем страну-банкрот с долгом в размере одного ВВП, с падающим производством, гражданской войной, с убытками банков. Газ переведен на предоплату, а то, что они закачали в хранилища, скоро кончится. Горюче-смазочных материалов нет, посевная не состоялась, уборочная вообще непонятно как пройдет. Вне зависимости от того, захватит или не захватит Киев Донецк и Луганск, экономический коллапс к январю будет. В свою очередь это выльется в социальный протест, вспыхнет классовая борьба против олигархов и президента.

Народ не будет терпеть разговоры о том, что ради войны нужно отказать себе в хлебе с маслом. Безработица и следующие из нее социальные катаклизмы сметут нынешнюю власть на Украине. На освободившееся место устремится Тимошенко, которая сейчас сидит в засаде. Впрочем, волна социальных протестов может вынести и новых лидеров на передний план.

Чтобы всего этого избежать, кто-то должен дать Украине деньги. Россия денег не даст, хотя может предоставить некоторые льготы в обмен на федерализацию, изменения в Конституции, признание Крыма и новый статус русского языка. Эти требования озвучены, но нынешними властями они не будут выполнены, и поэтому денег они не дождутся.


В свою очередь американцы напрягли весь мир, и поэтому ожидается, что Украина получит 10-20 миллиардов долларов, но этого ей не хватит в любом случае. Может быть, удастся продлить агонию, но на следующий год им уже никто ничего не обещает, а к этому времени начнут сказываться последствия ассоциации с Евросоюзом.

Успешные европейские фирмы придут на украинский рынок. Аналогичные фирмы Украины станут неконкурентоспособными. Россия введет заградительные пошлины, товарооборот с Украиной начнет снижаться, что опять-таки негативно скажется на украинской экономике. Проникновение украинских товаров на европейский рынок пока невозможно из-за невыполнения технических требований Евросоюза. Так что все для Украины плачевно и плохо.

Что касается российской дипломатии, то она говорит, что во всем виноваты Порошенко и хунта, но Киев в ответ указывает на Стрелкова и спрашивает: «А что этот российский гражданин делает в Славянске?» Я ни в коем случае не обвиняю Стрелкова, но ему следовало бы найти десантника из Славянска и писать все свои сообщения от его имени, самому нигде не светиться, а тихо командовать операциями и делать все, что нужно.

К сожалению, в Новороссии есть некоторый раздрай среди лидеров, нет железной дисциплины, и этим объясняется то, что Ахметов никак не перейдет на сторону Новороссии, а склоняется на сторону хунты. Тем не менее, ни о каком поражении речи не идет, а так называемая антитеррористическая операция захлебнулась.


Аркадий Малер о Дугине

Аркадий Малер


Не консервативная,
не православная, не философия

Когда меня года два назад одно православное радио попросило выступить в защиту декана Социологического факультета МГУ Владимира Добренькова от неких либеральных активистов, недовольных его православной идеологизацией факультета, то я решил промолчать, что само по себе было для меня весьма неприятно. Православное сообщество в современной России, которое уже давно стало объективной реальностью, а не медийным штампом, во многом держится на внутренней взаимоподдержке своих участников, что само по себе совершенно нормально и только так оно и должно быть. Но конечный смысл этой поддержки заключается не в том, чтобы сохранять некое религиозно-общинное гетто ради самого этого гетто, а все-таки в том, чтобы воцерковлять окружающее нас современное общество, проповедуя людям, прежде всего, Самого Христа, а не нечто другое, и делая это как можно убедительнее и адекватнее, а не отпугивая с порога бессмысленным эпатажем и сектантской мизантропией. Поэтому, если кто-то маркирует сегодня себя "православной идентичностью", то это еще не значит, что его надо записывать в союзники – важно качество этой идентичности. Сейчас не начало 90-х и одним православием никого не удивишь – "православная идентичность" это еще не гарантия качества и само православное сообщество из состояния детской мечтательности входит, пожалуй, в самый тяжелый период своего развития – период взросления, а следовательно, жесткого и жестокого отрезвления.

Не стану судить о Владимире Добренькове как ученом и учителе – деканом в МГУ случайные люди не становятся и я вполне готов допустить, что это великий и гениальный социолог нашего времени. Наблюдая ситуацию с его факультетом со стороны, я, правда, не очень понимаю, почему он не имеет основательной поддержки со стороны иных социологических центров и авторитетов. Все мои попытки найти ему поддержку среди иных социологов кончились ничем. Я не очень понимаю, что такое "православная социология", потому что православие не выдвигает никаких особых социологических методов и вообще не призвано это делать также как их не выдвигает католичество, протестантизм, ислам, буддизм и т. д. При этом, хотя совершенно понятна реакция сознательных атеистов и иноверцев на желание воцерковить их пространство, само это желание со стороны православного человека также понятно – другой вопрос, как это делается. Миссионерская стратегия должна быть детально продумана, чтобы не обломаться при первом же шаге. И если нам могут быть неизвестны тонкости внутренней политики Социологического факультета МГУ, один факт все же весьма известен – это строгая позиция декана Добренькова по вопросу о смертной казни, ставшая существенной частью его имиджа как только он стал декларативно православным. Я знаю, какие страшные, трагические события подвигли его на эту позицию – и поэтому психологически она весьма понятна, эту позицию он выстрадал. Но мне не нравится тот факт, что когда современный человек приходит к православию, то он почему-то тут же занимает ряд категорических позиций, никоим образом не вытекающих из учения Господа Иисуса Христа, и в частности – становится апологетом смертной казни. Нет, я не хочу сказать, что христианин должен быть пацифистом и противником смертной казни, но это все-таки дискутируемый вопрос внутри христианского учения. Однако, когда декларативное принятие Христа сочетается с не менее декларативным приятием смертной казни – в сознании стороннего наблюдателя это выглядит довольно отталкивающе. Делать признание смертной казни категорическим постулатом общественной программы, основанной на христианстве, значит искажать представление о самом христианстве в восприятии тех, кто даже Евангелие еще не открывал. В общем, особого вдохновения ассоциироваться с деканом Добреньковым у меня не возникло, хотя я очень надеялся пересмотреть свои выводы. Но когда я узнал о том, что в сентябре 2008 года при Соцфаке МГУ был организован так называемый "Центр консервативных исследований" (ЦКИ) Александра Дугина, то все мои сомнения в отношении к декану Добренькову окончательно развеялись.

Конечно, само по себе явление этого "ЦКИ" слишком незначительно, чтобы представлять опасность кому-нибудь в академическом или политическом мире. Хотя только тот факт, что этот "центр" числится при МГУ, может кого-то смутить и ввести в заблуждение относительно его реальных возможностей. Если говорить о чисто административной составляющей, то формат существования при академическом заведении бывает довольно разный – есть непосредственное включение в структуру заведения с бюджетной оплатой и обязательным помещением, а есть добровольное существование "на общественных началах". Но каким бы ни был административный формат (а соответственно, и административный ресурс) любого проекта, все, в конечном счете, зависит от интеллектуальных и организаторских способностей его инициаторов. Почти в каждом московском вузе найдется десяток "центров", "клубов" и "семинаров", о которых никто никогда не узнает, какие бы официальные статусы они не имели. Все зависит от личности и ее идей, больше ничего. И вот именно этот вопрос в данном случае имеет значение. Как человек, прошедший на своем пути серьезное увлечение идеями Дугина и хорошо представляющий себе его организационные возможности, я могу сразу сказать, что весь проект "Центра консервативных исследований" закончится также как и все остальные его проекты от Национал-большевистской партии 1994-1997 до Евразийского союза молодежи 2005-2008. Почему? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно очень точно представлять себе, что на самом деле хочет этот человек. В нашей поверхностной журналистике критиковать деятельность А.Г.Дугина принято с нескрываемой игрой на понижение – его выставляют проходимцем и недоучкой, мечтающим только о славе и личной власти, а иногда еще и о большой прибыли. Я считаю, что играть на понижение в критике неприятного оппонента – это не только нечестно, но и неэффективно. В конце концов, если человек хочет прославиться, получить большую власть и много денег, то для этого есть миллион иных способов, чем писать десяток книг, которые не каждый твой адепт будет способен прочесть до конца. Поэтому я буду исходить из того, что Дугин – это как бы философ, как бы православный и как бы консервативный, и оценивать его именно с этих позиций. И вот именно на этом уровне у меня возникают принципиальные вопросы, получающие очень неприятные ответы.

Не философ

У Дугина нет никакой полноценной "философии". Философия это целостное и внутренне более-менее связанное мировоззрение, имеющее явные позиции в вопросах онтологии, гносеологии, этики, эстетики и т.д. Ничего этого у Дугина нет – есть синтез очень разных философских и идеологических установок, очень сложно сочетающихся друг с другом и часто входящих в явное противоречие. Как человек, прочитавший все книги Дугина и пытавшийся когда-то систематизировать его "философское наследие", я мог бы сказать, что общей основой всех его установок эксплицитно является учение так называемого "интегрального традиционализма" французского философа Рене Генона, известного также как шейх Абдуль Вахид Йахья, поскольку этот самый традиционализм привел его к исламу суфийского толка. В формате этой статьи не совсем уместно подробно излагать философские теории, но скажу только, что учение Генона – это нечто среднее между адвайта-ведантой и неоплатонизмом, дедуцирующее всю существующую реальность из предвечного безличного Абсолюта в строгой субъект-объектной иерархии форм. В этом смысле перед нами довольно последовательное и целостное учение. Но Дугин не останавливается на этом учении – он приплюсовывает к нему йогическую мистику итальянского "языческого империалиста" Юлиуса Эволы, "ариософию" немецкого рунолога Германа Вирта, национал-революционные идеи немецких идеологов 20-30-х годов, а также русское евразийство и национал-большевизм, доходя в том числе до идей европейских "новых правых" и "новых левых". В итоге возникает достаточно пестрая и агрессивная мозаика лозунгов и парадоксальных поворотов мысли, которая может оказать довольно сильное впечатление на романтически настроенного подростка или лишенного гуманитарного образования человека в период психологического кризиса, но которая внутренне никак не может превратиться в единую систему, и что самое показательное – совершенно не хочет это делать под началом самого Дугина. Этот постмодернистский хаос идей и терминов очень удобен для того, чтобы все время перескакивать с одной позиции на другую и никогда не отвечать за свои слова. Поэтому когда надо Дугину – он "правый", а когда не надо – "левый"; когда надо – консерватор, а когда не надо – революционер; когда надо – строгий ортодокс, а когда не надо – вольный визионер; когда надо – националист, а когда не надо – евразиец и т.д, список этих оппозиций бесконечен.

Так что говорить о единой основе здесь невозможно, хотя правды ради можно постараться – ведь на чем-то же все это держится? И вот здесь ответ простой. Каждый ответственный философ, в отличие от доморощенного философствующего графомана, всегда задумывается над гносеологической, методологической базой своей философии – что он считает источником познания, какова логика формирования его знания и рассуждения, и т.п. Ничего подобного у Дугина нет и быть не может, потому что это заставило бы его существенно пересмотреть все свое мировоззрение и сузить коридор своих риторических возможностей. Таким образом, "гносеологической основой" его "философии" можно считать абсолютно анархический иррационализм. Конечно, когда ему надо, он прибегает и к логике, и к схемам, и к системам, так что все остальное вдруг окажется столь же выверенным. Но достаточно попросить каждого из его адептов изложить "философию Дугина" во всей ее целостности, и мы сразу столкнемся с фантастическим разночтением, которое только и может быть в подобной ситуации. Поэтому "философия" Дугина – это не философия, а идеология и все ее мотивации чисто идеологические, что сразу очень много объясняет. И вот именно как идеология его учение действительно имеет довольно конкретное содержательное основание, можно сказать, некую точку отсчета для всех его исчислений, но опять беда – это основание носит не утвердительный, а отрицательный характер, вся идеология Дугина построена не на утверждении какой-то одной или более ценностей, а на отрицании, и ради этого отрицания громоздится весь хаос его компиляций.

Это отрицание трех начал, которые в своей идеологии Дугин пытается представить как взаимосвязанные – во-первых, авраамической религии, во-вторых, западной цивилизации, в-третьих, исторического проекта Модерна. Почему эти начала мировой истории не нравятся Дугину – разбирайтесь сами, если хотите, но сразу могу сказать, что никакой позитивной логической связи вы там не найдете. Все, что может противостоять авраамизму, Западу и Модерну, принимается Дугиным в союзники и он пытается объединить все это в единый фронт, который тут же распадается по совершенно естественным причинам. Если бы среди адептов "дугинизма" нашлись люди, готовые признаться в том, что уничтожить авраамизм, Запад и Модерн для них – это самое главное, а все остальное не важно, то тогда их приверженность Дугину можно было бы понять. Но поскольку у каждого такого адепта есть какая-то своя, пусть и очень смутно формулируемая позитивная ценность, то и никакой "школы Дугина" в принципе не складывается. О том же, в каких городах и вузах, и каким образом Дугин, не закончивший ни одного института, смог защитить кандидатскую диссертацию по философии и докторскую по политологии, оставим другим исследователям его "творческого наследия". Хотя каким образом он вдруг стал "профессором МГУ", теперь не трудно догадаться.


Не православный

Будучи не философом, а идеологом, Дугин маркирует себя как православного и консерватора, от чего возможно само название "Центра консервативных исследований". Поскольку Дугин является членом Русской Православной Церкви, а точнее, единоверческого согласия (единоверцы – это старообрядцы, признанные Московским Патриархатом), то его можно формально назвать православным человеком. С христианской точки зрения, если человек крещен, но всю жизнь прожил атеистом и кем угодно, он все равно отвечает на Страшном Суде именно как христианин. В этом смысле православных у нас действительно очень и очень много. Но именно как идеолог и псевдо-философ Дугин – не православный. Для того, чтобы убедиться в этом, достаточно прочесть любую из его метафизических книг, включая самую главную по православной теме – "Метафизику Благой вести. Православный эзотеризм" (1996), к которой адепты дугинизма относятся как к писанию всех

Collapse )

Стрелков — главнокомандующий. Теперь будет выстроена твердая вертикаль подчинения — Бородай

Премьер-министр Донецкой народной республики Александр Бородай прибыл в Москву. Его визит проходит на фоне отступления из Славянска подразделений Игоря Стрелкова в Донецк и сжатия кольца карательной операции вокруг Донецка и Луганска. Глава ДНР рассказал «Газете.Ru» о вертикали власти в республике и консультациях с Москвой, прокомментировал отступление из Славянска и обвинения Сергея Кургиняна в адрес Стрелкова.

— Что изменится в Донецкой народной республике после приезда Игоря Стрелкова в столицу? Как будет выглядеть военная иерархия: вертикаль власти под контролем Стрелкова или некий общий совет командиров?

— Славянск очень жалко: это был символ сопротивления, его героическая оборона уже вошла историю. Но с чисто военной точки зрения удерживать Славянск было бессмысленно.

Стрелков сейчас находится в Донецке, и это великолепно и с человеческой точки зрения, и с управленческой. Стрелков — главнокомандующий. Теперь будет выстроена твердая вертикаль подчинения всех силовых подразделений, которые я до этого с большим или меньшим успехом координировал. Вместе с Игорем мы сумеем построить очень эффективную, четкую вертикаль.

— Как вы думаете, почему в Донецк неожиданно приехал Сергей Кургинян с резкими обвинениями в адрес Стрелкова? Многие связывают фигуру Кургиняна с Владиславом Сурковым и «партией мира» в Кремле.

— Я уверен в том, что это не так. Во-первых, я бы не стал связывать самого Суркова с «партией голубей». Это неправильная точка зрения. Второе — я не знаю, почему туда приехал Кургинян. Я, честно говоря, его высказываниями в адрес Стрелкова глубоко возмущен.

Сейчас я в Москве, а не в Донецке, но, если бы был в Донецке, я думаю, что у меня была бы довольно жесткая реакция. Сейчас там командует Стрелков как старший по всей республике. Я бы на его месте тоже отреагировал жестко. Потому что в военное время подобного рода высказывания являются подрывными. А Сергею Ервандовичу Кургиняну я бы советовал сильно подумать, прежде чем рассказывать такие глупости.

— Глава батальона «Восток» Александр Ходаковский не менее загадочная фигура, чем Кургинян. Бывший служащий СБУ, он не допустил национализации активов Ахметова, его люди охраняют самого Кургиняна, именно он организовал провальный штурм аэропорта Донецка и погранпункта «Мариновка»…

Collapse )

Генштаб Украины: мы накануне катастрофы


Источник из Киева сообщает что в украинском Генштабе царят панические настроения - со дня на день ожидается катастрофическое поражение сил АТО на южном направлении.

Сообщается, что план проведения операции, разработанный в Генштабе и реализующийся с начала июня неоднократно и грубо нарушен под давлением СБУ и так называемых "советников". В частности, план предусматривал рассекающие удары по линиям Дмитров-Дебальцево и Амвросиевка-Дебальцево с целью изолировать Донецк и обеспечить безопасность левого фланга сил АТО, наступающих с юга вдоль границы на Изварино и Краснодон.

Если наступление сил АТО на Дебальцево со стороны Дмитрова, закончилось на окраинах Горловки, но не повлекло за собой трагических последствий, то неудачный удар со стороны Амвросиевки поставил всю АТО в критическую ситуацию. Мало того что не удалось "с налёта" захватить саму Амвросиевку и Снежное, но в руках ополчения так же осталась высота Саур-Могила. С учётом того, что в боях за Снежное ополченцы впервые применили бронетехнику (в том числе и танки) в больших количествах - украинская сторона говорит о 15 танках, а так же того, что отряды ДНР активно использовали средства ПВО, украинский Генштаб настаивал на корректировке планов операции, но руководство СБУ и "советники" настояли на продолжении лихого наступления вдоль границы с необеспеченными флангами.

В результате подобной корректировки оперативных планов со стороны спецслужб и закордонных спецов, основная группировка южных сил АТО, с большим количеством танков, прочей бронетехники и артиллерии продвинулась вперёд более чем на 60 километров вдоль границы, оставив у себя в тылу узкий "перешеек" между горой Саур-Могила и российской границей - не больше 7-8 километров. То есть все колонны снабжения сил АТО оказывались как на ладони перед ополченцами - в ясную погоду с Саур-Могилы видно даже Азовское море, до которого 90 километров.

Наказание за головотяпство последовало незамедлительно - с середины июня до конца "перемирия", по данным украинского Генштаба, на юге разведывательно-диверсионными группами ДНР были атакованы и частично уничтожены более 20 колонн снабжения. В данный момент группировка сил АТО, занявшая пропускной пункт "Должанский" и подступившая с юга к Свердловску боеспособна условно, поскольку испытывает недостаток горючего и продуктов питания. Основой сил АТО в этом "полукотле" является 72-я отдельная гвардейская Красноградская Киевская ордена Красного Знамени механизированная бригада, бойцы которой в принципе не испытывают особого энтузиазма при ведении боевых действий против ополчения Донбасса.

Collapse )

Польское восстание. Как польский герой погубил свою страну

Делёж на троих

Российско-польские отношения на протяжении веков переживали самые разные периоды. Если в начале XVII века ослабленная внутренними распрями Россия едва не превратилась в польскую провинцию, то во второй половине века XVIII уже Россия диктовала свои условия ослабленной Польше.

Внутренние распри шляхты привели к тому, что независимой внешней политики Речь Посполитая проводить уже не могла. Различные партии знати ориентировались на Россию и Пруссию, надеясь на их помощь в возведении на трон своего ставленника.

Статья по теме
«Внешний враг». Откуда у поляков столько ненависти к России

Между тем соседи, видя, что стабильности в Польше нет и не предвидится, решили, что настало удобное время для территориальных приобретений.

В 1772 году, после очередной польской междоусобицы, Россия, Пруссия и Австрия заключили соглашение о разделе Польши. России достались территории площадью 92 тыс. кв. км с населением 1 млн 300 тыс. человек, Пруссии — 36 тыс. кв. км и 580 тыс. жителей, Австрии — 83 тыс. кв. км и 2 млн 600 тыс. человек.

Польский король Станислав Понятовский под давлением воинственного русско-прусско-австрийского союза вынужден был принять эти условия.

Территориальные потери не только не объединили польское общество, но, напротив, усилили распри. Новый конфликт пророссийских сил и «патриотов», опиравшихся на поддержку Пруссии, закончился военным вмешательством России, которая, придя к соглашению с Пруссией, провела второй раздел Польши, ещё более сократив земли, находящиеся под властью польской короны.

В крупных польских городах, в том числе в Варшаве, разместились русские военные гарнизоны, что делало польскую независимость весьма условной.

Освобождение Польши доверили герою Америки

Польское дворянство, не желавшее мириться с зависимостью от России, которую оно ещё недавно рассматривало исключительно как объект для территориальных приобретений, готовило вооружённое выступление.


Предводителем восстания был выбран Тадеуш Костюшко, профессиональный военный, прославившийся в войне за независимость США, где он успешно сражался на стороне колонистов, дослужившись до звания бригадного генерала.

Успел отличиться Костюшко и в антирусской кампании 1792 года, которая, однако, также завершилась поражением. После этого Костюшко уехал во Францию, где вёл переговоры с революционным правительством о военной помощи польским патриотам.

Выбор Костюшко в качестве предводителя восстания был не случаен — поляки рассчитывали, что авторитет и связи во Франции помогут склонить Париж к оказанию помощи восставшим.

Восстание началось с того, что польский генерал кавалерии Антоний Мадалинский 12 марта 1794 года отказался распускать свою бригаду, чего требовал пророссийский сейм, собранный в Гродно.

Collapse )