April 18th, 2014

promo matveychev_oleg february 3, 2019 18:05 75
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…

Туринская Плащаница. Часть 1

Владимир Немыченков
Туринская плащаница
Справка: Описание Туринской Плащаницы Туринская Плащаница представляет собой кусок древнего льняного полотна размером 4,37 x 1,11 метра. На ткани имеются два образа обнаженного мужского тела во весь рост, расположенные симметрично друг к другу голова к голове. На одной половине Плащаницы – образ мужчины со сложенными впереди руками и ровно лежащими ногами; на другой половине – то же тело со спины. Изображение на Плащанице одного цвета: желтовато-коричневое. Можно различить черты лица, бороду, волосы, губы, пальцы. На Плащанице имеются следы крови, текшей из многочисленных ран: следы кровоподтеков на голове, следы от гвоздей в запястьях и в ступнях ног, следы от ударов бичей на груди, спине и ногах, большое кровавое пятно от раны в правом боку.
За точность совпадения характерных ран на теле изображенного на Плащанице человека и целый ряд уникальных исторических фактов, соотносимых с евангельским повествованием о Страстях Иисуса Христа, Плащаницу называют Пятым Евангелием. Плащаница хранится в Турине в соборе Сан Джованни Батиста (святого Иоанна Крестителя) в приделе, называемом «Королевская церковь», где сбоку от главного престола находится черный мраморный престол на ступенчатом постаменте. Эту часть алтаря называют «Гробницей» (Sepolcro). Вокруг престола – золотые херувимы, а над ними – ниша, отгороженная двойной решеткой. За прутьями решеток видна раскрашенная крышка деревянного престола. Под ней находится массивный железный сундук, заделанный в асбест и запертый на три замка. Ключи хранятся у разных лиц, и только с их общего согласия можно получить доступ к находящемуся внутри него деревянному ковчегу в серебряном окладе, украшенному медальонами с изображениями страданий Христа. В этом ковчеге и покоится величайшая святыня христиан – Плащаница. Она уложена на бархатном основании и обернута красным шелком. По преданию, в нее при погребении было завернуто тело Иисуса Христа после снятия со Креста.

Жители Москвы и гости столицы, оказавшись душным летним днем на Большой Лубянке, могут через зеленые ворота в беленой кирпичной стене войти прямо в «рай» – маленький оазис в знойной каменной пустыне гигантского мегаполиса. Прохладный воздух, зеленые кипарисы, стройные березки, розарий с цветами в человеческий рост, журчащий ручеек чистой воды, сбегающий с горки в маленький прудик с рыбками и черепашками… Но главное – это белый православный храм, который занимает почти все пространство небольшого дворика Сретенского мужского монастыря. После ада раскаленных московских улиц, окутанных клубами ядовитых выхлопных газов, здесь действительно чувствуешь себя как в филиале рая на земле. Тихо, спокойно. Даже дышится легче, вольготнее, хотя за невысокой стеной гудит и шумит забитая автомобилями улица. Для страждущей души этот дворик с Божиим храмом в центре – словно овеществленный образ Небесного Иерусалима, который Ангел Божий в духе когда-то показал Иоанну Богослову на острове Патмос. Город тот имел славу Божию, и в нем был «Агнец как бы закланный», Которому все поют новую песнь, говоря: достоин Агнец закланный принять честь и славу и благословение, ибо Он «был заклан и кровию Своею искупил нас Богу…» Об Агнце, как апостол называет Иисуса Христа, разговор зашел не случайно. Если не полениться, зайти в монастырский храм и спуститься в крипту (подвальное помещение), то попадешь в рукотворную двухкамерную «пещеру». В первой ярко освещенной части вас встретит обычный, хотя и высокий, иконный образ ангела в полный рост и икона Воскресения Христова. Но вступив в узкий входной проем, ведущий вглубь «пещеры», вы увидите нечто необычное. В полумраке за висящими широким полукружием горящими лампадами вашему взору откроется длинное, почти во всю стену, едва угадываемое изображение человека в багрово-коричневатых тонах с двумя продольными полосами бурых подпалин. Вглядевшись в него, вы с удивлением воскликните: «Да это же Туринская Плащаница!» – и будете правы. Более того, пройдя внутрь и обернувшись на противоположную стену, вы увидите тот же образ, но четкий, яркий, хотя и черно-белый, развернутый по вертикали, и обнаружите на нем то знаменитое изображение лежащего со скрещенными руками человека с ясными благородными чертами лица, которое в 1898 году увидел на своей фотопластине итальянский адвокат и любитель-фотограф Секондо Пиа. Именно он первый в мире сфотографировал погребальную Плащаницу Христа, которую в тот год экспонировали на выставке сакрального искусства в Турине, где Плащаница была представлена в качестве «плохо сохранившегося полотна древних христианских художников» (так было указано в каталоге). Именно он обнаружил, что странный отпечаток на полотне – негативное изображение, а на своей фотопластине он первый из людей увидел его позитив. Подтеки крови, выглядевшие белыми (и потому плохо различимые на Плащанице) на фотопластине стали темными. С. Пиа различил раны на голове, руках, спине, груди и ногах, которые ясно говорили о мучениях, перенесенных человеком, отпечатленном на полотне. Однако кто мог сделать фотографию на ткани, если и не в I веке, то хотя бы в XIV-м, когда о Плащанице стало известно по достоверным историческим документам?

Тогда-то, в 1898 году, и разгорелись первые научные и иные страсти по Плащанице, которые не утихают до сих пор. Сначала медики, а потом и представители других научных дисциплин подключились к изучению древнего полотна. В 1997 году точную копию Туринской Плащаницы (всего таких копий в мире пять) известный американский ученый и синдолог Джон Джексон передал в Российский центр по изучению Плащаницы, в котором трудятся искусствоведы, биохимики, физики, математики и другие ученые. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II 7 октября 1997 года в московском Сретенском монастыре освятил изображение Плащаницы как Нерукотворный образ Спасителя.

«Так давно уже доказано, что это средневековая подделка! – возразит осведомленный читатель. – Еще в 1988 году радиоуглеродный анализ показал, что возраст ткани Плащаницы не старше XIII века». Рэй Роджерс: «Наши исследования были неточными, и результаты радиоуглеродного анализа можно считать ложными». Не спешите. Во-первых, сразу же после объявления результатов и позже выдвигались веские научные аргументы в пользу того, что результаты анализа ошибочны; во-вторых, эта датировка противоречит всем остальным экспертным оценкам и историческим сведениям (о чем мы скажем ниже); в-третьих, в 2004 году химик Рэй Роджерс, участник самого масштабного проекта по исследованию Туринской Плащаницы в 1978 году, опубликовал научную статью с опровержением датировки, сделанной радиоуглеродным методом. В 2005 он дал видеоинтервью каналу «Discovery», в котором сказал: «Надо признать, что мы не учитывали, что современная Туринская Плащаница состоит из разных материалов, относящихся к разным эпохам. Наши исследования были неточными, и результаты радиоуглеродного анализа можно считать ложными». Туринской Плащанице посвящена обширная научная литература в сотни наименований. Ученых, занимающихся ее изучением, называют «синдологами» (от синдон – плащаница). За всю историю этих исследований (а им уже более 100 лет) заявления о том, что «вновь открытые данные» свидетельствует о ее поддельности, делались неоднократно, но с той же регулярностью и опровергались. А потому до сих пор мир делится на тех, кто твердо убежден, что Туринская Плащаница представляет собой подлинные погребальные пелены Иисуса Христа; тех, кто уверен, что это всего лишь средневековая подделка, и тех, кто не знает, куда им примкнуть. Вот для них-то в основном и будет наш рассказ. Начнем с начала, то есть с истории Плащаницы. Наиболее разработанную гипотезу ее исторического пути от погребальной пещеры Христа близ Голгофы до Турина изложил известный ученый-синдолог Ян Вильсон (Wilson Ian. The Turin Shroud. London: Penguin Books Ltd., 1979). Критический анализ различных версий, связанных с историей Плащаницы, сделал в своей книге отечественный историк, профессор кафедры Всеобщей истории и кафедры Систематического богословия и патрологии ПСТГУ Борис Алексеевич Филиппов (Филиппов Б.А. Свидетельница Воскресения. Екатеринбург, 2004). В своем изложении мы будем в основном опираться на эту работу, дополнив ее рассказ другими сведениями и версиями событий. Сопоставляя исторические данные об изображениях Иисуса, пользующихся славой нерукотворных (Плащаница, Сударион, Мандилион), Ян Вильсон пришел к выводу, что во всех случаях речь шла об одной и той же ткани. Объяснить это можно тем, что на протяжении целых исторических эпох внешний вид демонстрируемого изображения трансформировался: ткань по-разному складывали, показывали в сложенном или развернутом виде и т.п.

Collapse )

Туринская Плащаница . Часть 2

Туринская плащаница
Часть два

В сентябре 2006 года мировые СМИ сообщили, что папа Римский Бенедикт XVI совершил паломничество в Маноппелло – маленький итальянский городишко в 250 км от Рима. Дело в том, что в местном монастыре хранится реликвия, которую монахи и верующие считают легендарным «Платом Вероники». Эта реликвия стала известной здесь только в XVI веке. Храм Святого Лика, Маноппелло, Италия Еще в 1999 году католический священник и ученый Генрих Пфайффер, известный исследователь Туринской Плащаницы, объявил, что обнаружил в Маноппелло подлинный Плат святой Вероники. Сегодня к такому мнению склоняются многие исследователи. Среди них немецкий исследователь и знаток Ватикана Пауль Бадде (Paul Badde) и кардинал Кельна Карл Мейсснер, близкий друг папы Бенедикта XVI. Пауль Бадде полагает, что во время бурных исторических событий подлинный саван из сокровищницы был похищен и вывезен из Рима в начале XVI века. Подобные утверждения основаны на ряде фактов. Так, по сохранившимся сообщениям тех, кто видел Плат в Ватикане до начала XVI века, на ткани проявился лик Христа с открытыми глазами. По общему мнению тех, кто видел реликвию позже, в том числе и в наши дни, глаза Спасителя закрыты. Кроме того, размеры полотна с ликом Христа больше хранящейся в сокровищнице Ватикана остекленной с обеих сторон рамки, из надписи на которой следует, что именно в ней до XVII века помещался Плат святой Вероники. Двойное остекление свидетельствует о том, что подлинную реликвию надо было рассматривать на просвет и с обеих сторон, чего нельзя сказать о ныне хранящейся в Ватикане. Напротив, Плат, хранящийся в церкви Святого лика в Маноппелло, имеет размер 17 х 24 см и идеально подходит к рамке из ватиканской сокровищницы; изображение можно рассматривать с обеих сторон. Местную легенду о том, что реликвию в 1506 году принес в Маноппелло ангел и подарил знатному гражданину города, Пауль Бадде считает выдумкой, помогшей местным властям сохранить святыню от притязаний Ватикана, наверняка искавшего пропавший Плат Вероники. Ведь легенда провозглашала появление Плата Вероники в Маноппелло задолго до его исчезновения в Риме. Исследуя основу Плата из Маноппелло, Бадде пришел к выводу, что это виссон – особая тончайшая ткань, белая или золотистая, в древности ценившаяся на вес золота. Так называли ткани из тонкого льна, а позже и «морской шелк», сырьем для производства которого служили нити длиной около 6 сантиметров, образующиеся при затвердевании биссуса – белкового секрета биссусовой железы двустворчатых моллюсков рода пинна. Одежду из такой ткани носили первосвященники, римские патриции, императоры. В виссон заворачивали мумии фараонов. Как говорят, виссон, на котором запечатлен Святой лик – это огнеупорный материал, невосприимчивый к воздействию эфиров, кислот, щелочей и воды, не поддается окраске. Удивительное свойство Плата -- он прозрачен. Лицо отчетливо вырисовывается с обеих сторон как на слайде Исследователи не нашли на Плате следов краски, а монахиня Бландин Пасхалис Шломер после длительных исследований заявила, что лик на саване из Маноппелло идентичен лику, запечатленному на Туринской Плащанице. По мнению Генриха Пфайффера, тело положенного в гроб Христа было завернуто в Плащаницу, а сверху его лицо закрывал кусок ткани, находящийся теперь в Маноппелло. Поэтому на Туринской Плащанице проявилось негативное изображение, а на Плате Вероники – позитивное. Глаза у Христа открыты, поскольку изображение на Плате возникло в момент воскресения Господа (заметим, что, по распространенной версии, изображение на Туринской Плащанице также возникло в момент воскресения Христа в результате вспышки света, ожегшей поверхность волокон). цветная реконструкция Лика с Туринской плащаницы Формально Католическая церковь не признает изображение из Маноппелло Платом Вероники. Официальный Ватикан настаивает на том, что визит папы был «частным паломничеством», о котором Йозеф Ратцингер мечтал, еще будучи кардиналом.


Простое сравнение лика с Туринской Плащаницы и лика из Маноппелло заставляют сильно усомниться в идентичности последнего первому. Как бы там ни было, исследования Плата из Маноппелло продолжаются. Ученым еще предстоит доказать, во-первых, что он является подлинным Платом Вероники, а хранящийся в Ватикане – лишь поздняя копия, заменившая утраченную реликвию; а во-вторых, что изображение на нем действительно нерукотворное. Пока что простое сравнение трех изображений: лика с Туринской Плащаницы, его реконструкции и лика из Маноппелло – заставляют сильно усомниться в идентичности последнего первому (ясно видно, что борода и усы лика на Плащанице заметно отличаются от образа из Маноппелло. У последнего также по центру лба изображена небольшая прядь волос, характерная для иконописных изображений Христа, авторы которых принимали за таковую кровавое пятно (его нет на реконструкции слева, но оно видно на лике в центре). Лик на Туринской плащанице (негатив) Существуют гораздо более веские основания считать, что подлинный сударь – небольшой плат, покрывавший лицо Христа после Его снятия с креста, хранится совсем в другом месте. Сударь из Овьедо Этот сударь – отрез льняной ткани размером 84 х 53 см – хранится в городе Овьедо (Астурия, Испания). На нем нет никакого изображения, однако его поверхность обильно пропитана пятнами крови, смешанными с плевральной жидкостью и сукровицей. В Евангелии рассказывается, что на третий день после распятия рано утром ученики не нашли тела Христа во гробе (пещере): войдя в гроб, апостол Петр увидел «одни пелены (ỏθόνια) лежащие и плат (σουδάριον, сударион, сударь), который был на главе Его, не с пеленами лежащий, но особо свитый на другом месте» (Ин. 20: 6–7). Плат, или сударь, упоминается также и в эпизоде воскрешения Лазаря (см.: Ин. 11: 44). «Святой Лик» из Маноппелло У иудеев существовал обычай закрывать тканью лицо умершего, чтобы смягчить скорбь взирающих на него родных и близких. Очевидно, также поступили и со Христом. Вероятно, сразу после смерти Учителя в ожидании разрешения Понтия Пилата забрать и похоронить тело (об этом пишут все евангелисты – см.: Мф. 27: 57–61; Мк. 15: 42–47; Лк. 23: 50–56; Ин. 19: 38–42), Иосиф Аримафейский и Никодим накрыли лицо Христа куском ткани. Позже в погребальной пещере, где Мать Иисуса уже не могла видеть тело Своего Сына, сударь сняли с лица и отложили в сторону, а тело обернули в плащаницу. Епископ Овьедо Пелагий (Pelagius, или Pelayo), занимавший эту кафедру с 1101 по 1129 год, описал историю сударя в «Книге даров», в которой перечисляются все подношения и дары, хранящиеся в соборе Сан Сальвадор – главном соборе столицы провинции Астурия. Там сказано, что первые шесть веков судариум вместе с другими христианскими реликвиями находился в Иерусалиме.

Collapse )

Туринская Плащаница . Часть 3

Туринская Плащаница ЧАСТЬ 3.

ВО ФРАНЦИИ ИЛИ У ТАМПЛИЕРОВ?
В результате Четвертого крестового похода Константинополь был взят крестоносцами штурмом в 1204 году и подвергнут страшному разграблению, после которого «Царь городов» уже никогда не смог оправиться. Современник рассказывает: рыцари не пощадили христианских святынь. В церковь Святой Софии они ввели мулов, чтобы нагрузить их сокровищами, и животные пачкали древнюю мозаику пола своими испражнениями, драгоценные украшения храма, золотые и серебряные подсвечники и сосуды рубились мечами, чтобы после быть задешево проданными торговцам. «А прочие церкви в городе и вне города все разграбили, и не сможем ни их перечесть, ни рассказать о красоте их». Веками накопленное талантами, искусством и трудом византийцев исчезло в три дня.

Грабеж остановился лишь после лунного затмения, которое рыцари сочли знаком свыше. Львиную долю награбленного получили венецианцы в счет долга императора Алексея IV. Остаток поделили между собой крестоносцы. 16 мая 1204 года после долгих споров императором Латинской империи, образованной на месте захваченного Константинополя с прилегающими землями, был избран Балдуин, граф Эно и Фландрии. Узнав о подробностях деяний крестоносцев, Римский папа Иннокентий III написал Балдуину гневное письмо: «Вы, не имея никакого права, ни власти над Грецией, безрассудно отклонились от вашего чистого намерения, устремились не на завоевание Иерусалима, а на завоевание Константинополя, предпочтя земные блага небесным… И недостаточно было вам исчерпать до дна богатства императора и обирать малых и великих, вы протянули руки к имуществу церквей и, что еще хуже, к святыне их, снося с алтарей серебряные доски, разбивая ризницы, присваивая себе иконы, кресты и реликвии, для того чтобы Греческая Церковь отказалась возвратиться к повиновению Апостольскому Престолу (Риму. – В.Н.), усматривая со стороны латинян лишь изуверства и дела диавольские, и была бы вправе относиться к ним с отвращением, как собакам». Заметим, что позже крестоносцы точно так же вели себя в православной Руси (тевтоны, ливонцы и «прочие шведы»). В Смутное время (XVI–XVII вв.) им наследовали поляки – истовые католики, а в 1812 году – просвещенные светом Великой революции безбожники-французы вместе с протестантами и католиками из десятка стран Западной Европы. Традиция, однако…

Во время разграбления Константинополя исчезла императорская коллекция священных реликвий. Робер де Клари, хронист Четвертого крестового похода, который видел императорскую коллекцию реликвий в 1203 или 1204 году, писал: «И никто – ни греки, ни французы – не знали, что случилось с этой Плащаницей после захвата города». Упоминаний о Плащанице нет и после 1261 года, когда Константинополь вернулся под власть византийских императоров, и позднее вплоть до 1453 года, когда город был окончательно захвачен турками-османами. Крестоносцы развернули бойкую торговлю захваченными в Константинополе святынями Поразительно, но Плащаница не появилась и на общеевропейском «рынке реликвий». Вернувшиеся домой крестоносцы развернули бойкую торговлю захваченными святынями. Среди них: рука Иоанна Крестителя, палец апостола Фомы, голова святого Климента (украденная из храма святой Феодосии в Константинополе и приобретенная аббатством Клюни). Масштабы и формы торговли «священными трофеями» Четвертого крестового похода были столь чудовищны, что IV Латеранский собор в 1215 году под угрозой отлучения от Церкви запретил торговлю и любое перемещение святынь (тогда это действовало). В храмах Западной Европы по сию пору можно увидеть множество реликвий, о происхождении которых экскурсоводы говорят доверчивым туристам, что они были «куплены» в Константинополе. Стивен Рансимен считает, что «святое полотенце» (sancta toella) вместе со всей священной коллекцией византийских императоров попало в руки короля Франции Людовика IX Святого. В 1247 году он выкупил коллекцию у банкиров, которым в качестве залога реликвии отдал впавший в огромные долги латинский император Константинополя Балдуин II. Особой документ, «Золотая булла», подтверждал право собственности короля. Там же упоминался и Терновый венец Спасителя. Однако имеющееся в «Золотой булле» «святое полотенце» отсутствует в каталоге этой же коллекции, который составил Гарнье де Трайнель, епископ Труа, в дни захвата Константинополя. Нет в нем и никаких других полотен с изображением лика Спасителя. Возможно, у Людовика IX была часть Плащаницы без изображения.

Известно, что за свою историю полотно утратило 60 см. Можно предположить, что у Людовика была часть Плащаницы без изображения. Известно, что за свою историю полотно утратило 60 см. Действительно, как выяснил Пьетро Савио, в 1248 году Людовик IX подарил часть имеющегося у него полотна епископу Толедо, а по инвентаризации 1740 года во французской королевской коллекции все еще хранился отрезок Плащаницы в 30 см длиной. В 1792 году, во время Французской революции, вся коллекция была уничтожена. О Плащанице знали не только в Европе, но и на Востоке. Венецианский путешественник Марко Поло писал (около 1298 г.), что внук Чингизхана, хан Хубилай, основатель монгольской династии Юань, правившей в Китае, в 1266 году отправил в подарок Римскому папе особое драгоценное полотно, чтобы в него завернули святую Плащаницу Христа. Кроме интереса Хубилая к христианству это свидетельствует о том, что венецианцы («заказчики» и вдохновители разграбления Константинополя в 1204 г.) знали, что Плащаница находится в руках католиков. Туринская Плащаница, пропавшая в 1204 году в разгромленном Константинополе, спустя полтора столетия объявилась в 1353 году во Франции как собственность рыцаря Жоффруа де Шарни.

Как это случилось, у историков есть несколько гипотез. Греческий след «Мы знаем, что святое полотно в Афинах…» – писал папе Иннокентию III в 1205 году Федор Ангел Комнин. В 1204 году при штурме Константинополя Отон де ля Роше из Франш-Конте, один из руководителей Четвертого крестового похода, захватил городской район Влахерны и храм Пресвятой Богородицы Влахернской, в котором упоминавшийся Робер де Клари последний раз видел Плащаницу. В 1205 году Отон стал первым герцогом Афинским. Именно его называл новым владельцем Плащаницы Федор Ангел Комнин, племянник свергнутого крестоносцами византийского императора Исаака II Ангела Комнина. Тинторетто. Взятие Константинополя крестоносцами В своем письме папе Иннокентию III (от 1 августа 1205 г.) Федор описал принцип раздела добычи в Константинополе: «венецианцам – реликвии святых, французам же – то, что было для них самым святым, а именно Плащаницу, в которую наш Господь Иисус Христос был обернут по Своей смерти и перед Своим Воскресением». В письме говорилось: «Мы знаем, что святые реликвии спрятаны в Венеции, во Франции и в других странах, откуда пришли эти грабители, а святое полотно же в Афинах… Пусть грабителям останется золото и серебро, но пусть нам будет возвращено то, что свято». Николай Отрантский, аббат монастыря в Казоля, побывал в Афинах в 1207 году и потом вспоминал, что видел своими глазами погребальные полотна Спасителя; там же видел Плащаницу папский легат Бенедикт из аббатства святой Сусанны. В те времена это были известные в Западной Европе люди. Сторонники «афинской версии» происхождения Плащаницы считают, что герцог Афинский Отон мог в 1208 году переслать ее в замок своего отца Роше II в Ла Рош-сюр-л’Оньон в ле Ду около Безансона. А в 1340 году правнучка герцога Отона Жанна де Вержи вышла замуж за Жоффруа де Шарни, который и стал владельцем Плащаницы. Однако противники этой версии возражают, что по документам Плащаницей владел он сам, а не его жена. Второй вариант «афинской версии» предлагает считать, что до начала XIV века Плащаница хранилась в Афинах у потомков герцога Отона. Готье VI де Бриенн, сын свергнутого и убитого в 1311 году Готье V (кузена последнего в династии Ги II де ля Рош, умершего в 1308 г.), возвращается во Францию, становится коннетаблем Франции и близко знакомится с Жоффруа де Шарни: у обоих земельные владения в Шампани, оба входят в близкое окружение короля, оба погибают в битве при Пуатье. Однако доказательств того, что Готье подарил Жоффруа реликвию, никаких нет. Версия французского синдолога Бонне-Эймара гласит, что в начале XIII века Плащаница хранилась во франко-греческой семье Шарпиньи из Мореи (Греция). В начале XIV века Агнесса де Шарпиньи могла привезти святыню во Францию, где вышла замуж за Дре де Шарни, старшего брата Жоффруа. Правда, какие-либо документы о передаче Плащаницы отсутствуют и тут. По гипотезе Пьетро Савио, Плащаница попала во Францию прямо из Константинополя через Филиппа, сына последнего правителя Латинской империи Балдуина II де Куртене, свергнутого в 1261 году императором Никейской (византийской) империи. Филипп мог привезти Плащаницу из Константинополя во Францию в период между 1247 (когда от нее отрезали часть для короля Людовика IX) и 1261 годами. Согласно этой гипотезе, реликвия хранилась в тайне 80 лет, а в 1335 или 1337 году его наследница Жанна вышла замуж за Жоффруа де Шарни, принеся Плащаницу в качестве приданого, с согласия короля. А.-М. Дюбарль предположил, что с момента обретения Плащаницы Людовиком IX она хранилась тайно в составе коллекции реликвий вплоть до времен короля Филиппа IV Валуа (1328–1350), который и подарил ее Жоффруа де Шарни. Однако это маловероятно. Католические монархи того времени не стыдились ни захваченного, ни украденного и открыто гордились своими реликвиями (о чем свидетельствует пример Савойской династии). Могущественный французский король не стал бы скрывать великую христианскую святыню, если на это не было бы веских религиозно-политических причин.
Эти причины учтены в другой, самой популярной среди синдологов версии, которая принадлежит Яну Вильсону.

Тайна ордена тамплиеров

Collapse )

Туринская Плащаница. Часть 4

Хранитель Плащаницы
Жоффруа де Шарни
Итак, исследователям не удалось убедительно доказать, что первый исторически известный на территории Западной Европы владелец Туринской Плащаницы Жоффруа де Шарни (1300–1356) состоял в близком родстве с приором ордена тамплиеров в Нормандии Жоффруа де Шарни (1251–1314), который был сожжен на костре инквизиции вместе с магистром ордена. В 1314 году Жака де Моле и Жоффруа де Шарни прилюдно сожги Однако о самом Жоффруа известно довольно много. Он был владельцем деревушки Лире в Шампани (в 12 милях от Труа и в 100 милях к юго-востоку от Парижа). По одной из биографий, Жоффруа де Шарни был по матери внуком хрониста и биографа короля Людовика IX Святого. Считается, что именно ему он обязан своей глубокой религиозностью и рыцарским благородством. Первой его женой была Жанна де Туки (правнучка Филиппа де Туки, возможного владельца Плащаницы). В мае 1345 года де Шарни совершил таинственную поездку на Восток, в Смирну. Есть версия, что ее целью была Плащаница, о которой ему рассказала его вторая жена Жанна де Вержи (правнучка герцога Афинского Отона де ля Рош, также возможного владельца Плащаницы) или де Бриенн, герцог Афинский. Жоффруа жил в эпоху Столетней войны. Он был поэтом, дипломатом и храбрым рыцарем. Несмотря на свою воинскую доблесть, он дважды побывал в плену, но был выкуплен. Причем во второй раз (1352) это сделал сам французский король Иоанн II Добрый (1350–1364). В 1355 году в знак высокой чести король даже сделал его знаменосцем Орифламмы Сен-Дени – боевого знамени Франции. Исследователи находят следы связи Жоффруа де Шарни с тамплиерами в его поэмах и в его описании посвящения в рыцари. Вильсон находит связи Жоффруа с тамплиерами в его поэмах (где он подчеркивает совпадение идеалов рыцарства и духовенства) и в его описании посвящения в рыцари (оно идентично с инициацией у тамплиеров). Возможно, Жоффруа даже хотел восстановить этот орден. В 1352 году де Шарни и король Иоанн II Добрый стали основателями «Ордена Звезды» (или «Ордена благородно рожденной Пресвятой Марии Девы»), члены которого давали клятву не бежать с поля битвы. Эту клятву они оба сдержали в битве при Пуатье (1356). В этой битве Франция потерпела сокрушительное поражение от англичан: все французские подданные в панике бежали с поля, оставив своего государя. Кроме Жоффруа, который погиб, защищая короля. Оставшись один, тот сдался в плен. Известно, что еще в 1343 году при поддержке короля Филиппа VI Валуа (1328–1350) Жоффруа во исполнение некоей клятвы заложил в Лире скромную деревянную церковь. В 1354 году папа Иннокентий VI (1352–1362) разрешил создать при этом храме коллегиату (братство) в шесть каноников.

Предполагают, что Жоффруа создавал коллегиату ради Плащаницы, но ни один из пяти сохранившихся документов о ней не упоминает, а это акт об основании коллегиаты (1353), папские булла и письмо (1354), опись реликвий (1357), документ папского двора в Авиньоне (1357), дарующий отпущение грехов паломникам, посещающим церковь в Лире в определенные святые дни. В 1356 году епископ Анри Пуатье в своей речи в честь основателя церкви в Лире Жоффруа де Шарни также не упомянул о Плащанице. Впервые о ней сказал Пьер д’Арси, епископ Труа, в меморандуме, который он отправил в адрес папы Климента VII в 1389 году. В документе говорится, что вскоре после основания коллегиаты в окрестностях Лире стали говорить о том, что каноники хранят подлинную Плащаницу Иисуса Христа. Явление Плащаницы народу Эмблема паломника из Сены В том же меморандуме говорится, что Плащаница выставляется для поклонения уже 34 года (то есть с 1355 г.). В пользу этой версии говорит оловянная эмблема паломника (5 х 3 см), найденная в реке Сене в 1855 году. На ней видны изображения двух человеческих фигур, соприкасающихся головами, – характерный двойной отпечаток на Плащанице, которую держат два духовных лица; а также ларец, на котором два герба – Жоффруа де Шарни (на черни три серебряных щитка) и его второй жены Жанны де Вержи. Это означает, что, когда эмблема была изготовлена, Жоффруа был еще жив. На это намекает и фраза из буллы Климента VII о том, что де Шарни обладал некоей реликвией, «благоговейно помещенной в Лире». Однако Вильсон и большинство других исследователей считают, что поклонение началось лишь в 1357 году, уже после смерти Жоффруа. И здесь наш интерес не столько в исторической точности, сколько в сопутствующих обстоятельствах.

Вильсон пишет, что после смерти Жоффруа I его вдова Жанна де Вержи и малолетний сын Жоффруа II (1346–1398) остались в Лире практически без средств к существованию. Поэтому вдова решается на публичную демонстрацию Плащаницы, хотя в документах об этом нигде не говорится. Однако 5 июня 1357 года двенадцать епископов даруют прибывшим на торжество паломникам отпущение грехов (т.н. «индульгинирующее паломничество»). Для паломников изготавливаются эмблемы. Плащаница начинает приносить доход своим владельцам. Заметим, что это была эпоха почитания разных реликвий. Так, в 1350 году демонстрация в Риме «Святого лика» Христа (о котором здесь уже рассказывалось) благодаря стечению огромного числа паломников помогла возродиться разоренному распрями и чумой «вечному городу». Кстати, эмблемы паломников в Лире были повторением римского опыта. В 1370 году епископ Анри Пуатье по неизвестным причинам запретил выставлять Плащаницу. Его преемник Пьер д’Арси утверждал, что тот провел расследование с целью доказать, что реликвия всего лишь живописное изображение. Вильсон предположил, что епископ счел Жоффруа слишком худородным для такой святыни. Разрешение на демонстрацию Плащаницы было дано лишь в 1389 году по просьбе Жоффруа II, который в то время был уже влиятельным человеком в королевстве (занимал должность бальи). Разрешение дал папский легат кардинал Пьер де Тюри, подтвердили король Карл VI (1380–1422) и папа Климент VII. Видимо, поэтому Жоффруа нарушил законный порядок демонстрации церковных реликвий и не испросил благословения местного епископа. В результате епископ Труа Пьер д’Арси запретил всем священникам и проповедникам своей епархии даже упоминать о Плащанице, а настоятелю храма в Лире пригрозил отлучением от церкви. Но Жоффруа не подчинился и дерзко «сам взял Плащаницу в руки… и показал ее народу». К тому же сын павшего героя вновь обратился к Клименту VII, и тот в том же 1389 году тремя (!) буллами подтвердил разрешение. В ответ епископ обратился к папе с меморандумом. Отметим одну немаловажную деталь: второй муж Жанны де Вержи, граф Умберто де ля Роше из Женевы, имевший владения в Верхней Савойе, приходился дядей Клименту VII (который в 1378 году был избран французскими кардиналами на папский престол в Авиньоне «вместо» итальянца Урбана VI, сидевшего в Риме. Поэтому Климент известен в истории Католической церкви как «антипапа»). Кроме того, Климент VII приходился кузеном королю Карлу VI. Возможно, Жанна де Вержи увезла реликвию с собой в Верхнюю Савойю, а, вторично овдовев, вернулась в Лире и попыталась возродить культ Плащаницы. Однако документов, подтверждающих эту версию Вильсона, так же нет. Интриги в Лире Как бы там ни было, но споры вокруг права на демонстрацию святыни подарили историкам удивительный документ – меморандум конца 1389 года, который хранится в Национальной библиотеке в Париже. Его автор – Пьер д’Арси, епископ города Труа, адресат – папа Климент VII в Авиньоне. Скажем сразу, что именно на этот документ любят ссылаться все яростные противники подлинности Плащаницы, особенно воинствующие атеисты, отечественные и зарубежные. И есть за что. Вот одна характерная цитата: «Некоторое время тому назад в нашей епархии Труа настоятель… церкви в Лире, обуреваемый страстью к наживе, а не желанием принести пользу, приобрел для своей церкви кусок ткани, ловко расписанный, на которой хитрая и искусная рука изобразила двойной образ какого-то мужчины, то есть перед и спину, и при этом он [настоятель] облыжно объявляет, что это истинная Плащаница, в которую был завернут покоившийся в гробнице Спаситель наш Иисус Христос и на которой все подобие Спасителя осталось таким образом отпечатанным, вместе с ранами, нанесенными Ему. Эта история распространилась не только во Французском королевстве, но и, можно сказать, по всему миру, так что отовсюду стекаются люди, чтобы увидеть сей предмет». Далее епископ обвиняет настоятеля в разыгрывании ложных чудес с целью выманивания денег у доверчивых паломников. Упоминает он и о своем епископе-предшественнике, который якобы даже нашел живописца, изготовившего подделку, и пытался отобрать реликвию у настоятеля и его сообщников, а те прятали ее 34 года «вплоть до нынешнего времени». Антипапа Климент VII Теперь же (в 1389 г.), продолжает епископ, Жоффруа де Шарни получил разрешение на демонстрацию реликвии у кардинала де Тюри, и настоятель храма в Лире выставляет «ткань» по великим праздникам с великой торжественностью «на высокой трибуне, построенной специально для этой цели… И хотя публично не утверждается, что это истинная Плащаница Христа, тем не менее подобное передается и широко распространяется в частных беседах, и многие в это верят…»

Collapse )