August 6th, 2013

Новокузнецк будут возглавлять люди, которым не хватило мужества

Москва, Август 06 (Новый Регион, Елена Давыдова) – Известному политологу, профессору Высшей школы экономики Олегу Матвейчеву отказано в регистрации на выборах мэра Новокузнецка. Мы нашли незарегистрированного кандидата и договорились об эксклюзивном интервью корреспонденту РИА «Новый Регион».
«Новый Регион»: В июле вы написали открытое письмо губернатору Кемеровской области Аману Тулееву. Зачем это было сделано и получили ли вы ответ?
Олег Матвейчев: Ответ получил, но своеобразный – мне отказали в регистрации на выборах. В моем обращении к Тулееву была надежда. Кемеровский губернатор является самым популярным политиком в Кузбассе, победить без его поддержки почти невозможно, более того, он сосредоточил в своих руках огромную власть – я бы даже назвал его аналогом Рамзана Кадырова. Но при этом я знаю, что Тулеев сейчас находится в довольно тяжелом состоянии здоровья. И в такой ситуации люди подводят итоги жизни: они уже думают не о деньгах, не о личной власти, а о том, какую память о себе оставят для жителей своего региона. Если исходить из этого, то я предположил, что Тулееву было бы логично совершить поступок, может быть, экстравагантный: поддержать на выборах меня, а не Кузнецова («единоросс» Сергей Кузнецов, пользуется на выборах поддержкой Тулеева – прим. «НР»). Очевидно, что моя кандидатура была бы для Новокузнецка лучше во всех смыслах. Свои аргументы я изложил в письме, но с аргументами никто не спорил. Возможно, что письмо даже не показали Тулееву те, кто от его имени часто решают политические вопросы в Кузбассе.
«НР»: А на каком основании отказали в регистрации?
О.М.: По сути, отказали по надуманным основаниям. Когда я первый раз сдавал документы, спросили, почему меня выдвигает региональное отделение партии «Родина», должно ведь выдвинуть бюро партии. Но по уставу выдвигает именно отделение. Ни в одном другом регионе, где «Родина» участвует в выборах, таких вопросов у комиссий не возникало.
Далее претензии возникли к справке с места работы. Заявили мне, что справка из ВШЭ должна быть подписана ректором, поскольку только он имеет право действовать от имени Университета. Это, конечно, так, но в ВШЭ каждый день подписывается тысячи документов. И у нас согласно приказу ректора различные справки – для виз, для кредитов – выдает управление персонала. И свою справку для избиркома я получил точно так же. Почему в различных посольствах и консульствах, где я получал визы нет претензий к такой справке, в банках нет, а у комиссии избирательной они вдруг возникли? В конце концов, давайте по сути – профессор я Высшей школы экономики или нет? Если я эту справку подделал – снимайте меня с выборов. А так ведь можно зайти на сайт, посмотреть, что я с списке сотрудников, позвонить и спросить, работаю ли я там. А почему они не доколупались, например, до того, что справки из банков о моих счетах тоже подписаны операционистами, а не директорами банков? Но нет, они продолжили чинить препятствия – попросили принести трудовой договор, трудовую книжку. Я лично эти документы сдать не мог, отправил их с уполномоченным лицом и доверенностью. Все было заверено у нотариуса. Я комиссии пояснил, что лично прибыть не смогу, поскольку врач запретил мне куда-либо ездить в течение двух недель. Они мне заявляют: а как вы тогда к нотариусу пришли? Значит, вы не болеете. Но, позвольте, нотариус у меня в соседнем доме – это ведь не то же самое, что в другой часовой пояс лететь. В общем, в итоге комиссия обрадовалась, что я лично документы не сдал, и в регистрации мне отказала.
«НР»: Вы говорите, реакцией Тулеева на ваше письмо был отказ в регистрации. А местная власть – в Кемерово и в Новокузнецке – как-то на ваше выдвижение в мэры отреагировала?
О.М.: После моей заявки в Кемерово произошло настоящее смятение умов. Стали искать, кто за мной стоит, случилась паранойя, что все это не просто так. Сильно испугались. А в Новокузнецке вообще дошло до паники. Кузнецов уже чувствовал себя в кресле мэра, и тут он понимает, что есть реальный соперник, от которого можно что угодно ожидать. Но я надеялся, что Кузнецов и его команда – это все-таки сибиряки, и они скажут: ладно, мы себя уверенно чувствуем, пусть у нас будет достойный соперник. Но мандраж возобладал, и они решили все-таки провести выборы без выборов. Вот Собянин – настоящий мужик, настоящий сибиряк, который не испугался участия в выборах Алексея Навального. Теперь никто не скажет, что Навальный не смог победить, потому что не мог вести кампанию.
Мне стыдно, что Новокузнецк будут возглавлять люди, которым мужества не хватило принять настоящий бой. Тем более, такая политика идет вразрез с требованием президента Владимира Путина обеспечивать политическую конкуренцию. Но Путин далеко, а у них там все под рукой.
Кстати, на моем примере можно увидеть одно несовершенство, связанное с работой избирательных комиссий. По сути, они могут от балды сейчас отказывать в регистрации и идите потом в суд. Но если они не способны выполнять свою работу, а загружают работой суды, то есть тратят чужое рабочее время и деньги налогоплательщиков, то имеет смысл ввести норму, когда комиссии за неправомерные отказы, которые будут потом подтверждены судом, надо дисквалифицировать. Если они будут бояться, что их расформируют, лишат спецстатуса и прочего, то таких случаев будет меньше.
«НР»: Вы будете обжаловать в суде отказ в регистрации?
О.М.: Да, конечно, я подал в суд, но иллюзий не питаю. Нужно понимать, что суды зависят от вышестоящих судов. Если последние отменяют принятое «внизу» решение, то на судью, принявшего отмененное решение, падает тень. И в дальнейшем на квалификационной коллегии судей такой судья, если у него много отмененных решений, может лишиться должности. Поэтому суды подстраховываются, и заранее узнают позицию вышестоящей инстанции. Я не думаю, что вышестоящий суд Новокузнецка и затем Кемеровский встанут на мою сторону. Я думаю, они, конечно, не скажут прямо, что комиссия права, предполагаю, что просто по существу дело рассматривать не будут, а отметят ее право поступить таким образом. И даже если я до Верховного суда, все сроки уже пройдут. Меня восстановят перед выборами или даже после, когда ничего не сделаешь. И какова легитимность таких выборов? Своими действиями Кузнецов и себя делает полулегитимным мэром и Путина подставляет, который требует легитимности выборов в стране.
«НР»: Кроме судебных разбирательств какие-то дальнейшие планы на кемеровскую политику есть?
О.М.: Да. Когда стало известно о моем выдвижении, мне позвонили сотни людей: одноклассники, родственники, друзья, знакомые, депутаты, предприниматели. К сожалению, всех этих людей и вообще новокузнечан лишили права настоящего выбора. Мне даже написал один человек и прислал «компромат» на Кузнецова, данные о его коммерческой деятельности...
Но раз не получилось с ходу вступить в бой, будем работать на стратегию. Будет долгая позиционная борьба. Тулеева через два года не будет, срок его полномочий истекает. К власти в Кузбассе придет совершенно новая элита и новые люди. Некая разведка боем проведена. Кузнецов думает, что он победит и расслабится, но расслабиться ему теперь никто не даст: будем за каждым его шагом следить. Он теперь мой должник по жизни. И не только мой, но и всех жителей Новокузнецка. Эпоха беззастенчивой эксплуатации города заканчивается, Новокузнецк скоро получит то, что принадлежит ему по праву. Это вопрос нескольких лет.
NR2.ru: http://www.nr2.ru/moskow/452979.html



promo matveychev_oleg february 3, 2019 18:05 73
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…

Спецназ, не знающий побед: американские «Дельта Форс»

Никакой ошибки в заголовке статьи нет. Самый дорогостоящий, самый претенциозный отряд войск спецназначения в мире - американские «Дельта форс» - «Силы дельта» - одновременно является самым безуспешным и безславным.

Пошло всё к чёрту - выпугался президент США Джимми Картер и бросил трубку. Его можно понять: он только что получил доклад, что санкционированная им операция спецназа на территории суверенной зарубежной страны окончилась провалом. И теперь ему самому грозил провал на очередных президентских выборах.

Все началось 4 ноября 1979 г. Группа студентов тегеранского университета, возмущенных противоправными действиями Вашингтона, заняла посольство США в Тегеране, взяв в заложники 53 его сотрудника. В обмен на свободу заложников студенты потребовали от президента Картера выдачи беглого иранского шаха и возврата награбленных шахом богатств. Когда американское правительство убедилось, что меры дипломатического урегулирования (т. е. угрозы и шантаж) на Тегеран никакого воздействия не оказывают, было решено пустить в ход кулаки.

Спецназ, не знающий побед

Проучить иранцев доверили суперэлите вооруженных сил США - спецподразделению «Дельта» под командованием полковника Чарльза Беквита, «крутого парня», словно сошедшего с кинокадров голливудского боевика про Рэмбо. Ветеран Вьетнама, «зеленый берет», увешанный медалями от шеи до пояса, Беквит своими руками создал и подготовил «Дельту» в пику коллегам-соперникам, английским спецназовцам из 22 полка Специальной авиадесантной службы - 22SAS, легендарного отряда, имеющего на своем счету множество блестящих побед.

- Чарли, - мягко заметил бригадир Калверт, командир 22SAS, побывав в гостях у «Дельты», - боюсь, у твоих парней слишком много мускулов. .. Как бы это не сказалось на голове.

Беквит предпочел не услышать подначку Калверта (ну как же, янки круче всех!)., а зря.

...Операция «Орлиный коготь» началась 24 апреля 1980 г. 8 транспортно-десантных вертолетов СН-53 «Жеребец» и столько же ударных АН-6 стартовали с палубы авианосца «Форрестол», крейсировавшего в Персидском заливе, и взяли курс на точку «пустыня-1» - заброшенный английский аэродром на полпути к Тегерану. Вскоре к ним присоединились 8 транспортных самолетов С-130 «Геркулес» с десантниками и дополнительным запасом топлива на борту, взлетевших с аэродрома о. Масира (Оман). Поскольку радиус действия вертолетов был недостаточен, в «пустыне-1» им надлежало дозаправиться с «геркулесов» и принять на борт десантников. Далее вертолеты перелетали в точку «пустыня-2» - старые соляные копи в 80 км от Тегерана. По плану операции, в ночь на 26 апреля спецназ при огневой поддержке АН-6 должен был взять посольство штурмом, освободить заложников и вместе с ними отступить к тегеранскому стадиону, откуда всю компанию забрали бы «жеребцы».

Collapse )