June 24th, 2013

Сергей Марков: Россия стала преемником классической Европы

В России в последнее время принят целый ряд законов, направленных на защиту традиционных ценностей – семейных, духовных, религиозных, этических.


- Принятие этих законов уместно рассматривать как очень важный тренд в политике России, как цепь событий, свидетельствующих о чрезвычайно серьёзных вещах и обещающих не менее серьёзные последствия.

Прежде всего, это свидетельствует о том, что Россия закончила переходный период – от прежней социальной системы и последующего хаоса 1990-х к некой новой форме общественного бытия, точного определения которой пока ещё не получено. Как бы там ни было, налицо определённость новой российской цивилизационной модели. Заканчивается кризис идентичности, Россия проявляет себя в качестве «консервативной Европы», классической Европы.

В Евросоюзе мы наблюдаем формирование нигилистического по сути, постмодернистского общества. Россия же культивирует классические европейские ценности, выполняя таким образом миссию едва ли не единственного преемника Старого света в плане их сохранения. Либерализм – но не либертарианство. Свобода – но не злоупотребление свободой.

Эти ценности базируются на одном важном принципе, сформулированном патриархом Кириллом: свобода должна быть объединена с добром. Если свободу сознательно не объединяют с добром, то она автоматически соединяется со злом. И будет использована во зло. Это связано и с отношением к меньшинствам, и с отношением меньшинств к большинству.

Если постмодернистский Евросоюз идёт по пути утверждения доминирования меньшинства над большинством, то Россия сохраняет доминирующую роль большинства при сохранении прав меньшинства. Постмодернизм стирает всяческие различия между людьми, классическое же общество основано на принципах многообразия. Развитие человеческой цивилизации предполагает множество различий – этнических, духовных, культурных, этических и т. д. Россия сохраняет у себя этническое многообразие территорий, причём – веками, традиционно и последовательно.

Более того, если в Западной Европе религии уже по сути вытолкнуты в сферу частной жизни, то у нас они признаются, в том числе государством, важной сферой общественной жизни.

В какой-то мере политика Евросоюза напоминает хрущёвский период в СССР, когда стирали грани между городом и деревней, мужчиной и женщиной, ванной и, простите, туалетом, полом и потолком (шутка такая была по поводу низеньких потолков в хрущёвках).

В своём новом качестве Россия внезапно обнаружила колоссальное количество союзников в Европе. Если в прежнюю эпоху признавались определённые признаки социального лидерства нашего государства – в образовании, здравоохранении, в том, что называлось «уверенностью в завтрашнем дне», – то в первые постсоветские десятилетия у нас ничего подобного, разумеется, не было. Сейчас у нас появляется нечто лучшее, чем в Евросоюзе, и результате мы обретаем там сотни миллионов новых, искренних сторонников. Которые смотрят в нашу сторону и восклицают: «Ай да русские, ай да молодцы! Не дают извращенцам подминать всё под себя. И религию в обиду не дают».

источник

promo matveychev_oleg февраль 3, 2019 18:05 73
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…

Боливийцы не признают рестораны быстрого питания

McDonald’s вынужден закрыть все заведения в этой стране

В Боливии счастливые картинки и золотистый знак McDonald’s никак не ассоциируются с «воротами счастья». В отличие от США, эта американская страна не утонула под шквалом рекламы фаст-фуда. Боливийцы принципиально не доверяют еде, приготовленной за столь быстрый промежуток времени. Тут быстрый и легкий способ приготовления практически не нашел своего применения. Шестьдесят процентов коренного населения туда и шагу не ступят. Люди говорят, что посещения этих заведений оказывает не лучшее влияние на здоровье и финансовое состояние. Несмотря на дружелюбные цены продукции, McDonald’s не удалось заставить боливийцев есть их БигМаки, МакНаггетсы и прочее.



Местная жительница, Эстер Чокуэ, ожидая автобус около ресторана, рассказала историю: «В один не очень прекрасный день лил сильный дождь, и я зашла под навес заведения, чтоб не намокнуть. Тут работники ресторана попросили меня уйти и объяснили, что я пачкаю пол. Если McDonald’s закроется, я нисколько не буду об этом жалеть».

На протяжении десяти лет сеть ресторанов быстрого питания работала себе в убыток

Остальные восемь ресторанов, размещенные в таких городах как Кочабамба и Санта Крус де ла Сьерра сообщают, что последние десять лет работают себе в убыток. McDonald’s долгое время тянул деньги из глубокого кармана франшизы, чтобы продлить жизнь бизнесу в Боливии.

Любое предприятие малого бизнеса, работая без прибыли, не продержалось бы на рынке и половины такого промежутка времени. Даже такие стойкие как McDonald’s не могут продолжать свою деятельность без какого-либо дохода. После 14 лет работы широкая сеть заведений не смогла удержать свои позиции в Боливии. После того, как в стране отвергли идеологию быстрого питания, началось плановое закрытие ресторана за рестораном. Достаточно скоро боливийцы попрощались с последним рестораном McDonald’s.

Глубокие культурные изменения

Разорение и уход из страны ресторанов быстрого питания были настолько громкими событиями, что менеджеры даже сняли фильм «Почему McDonald’s разорился Боливии».

Приводя рассказы поваров, диетологов, историков и преподавателей, этот фильм опровергает стереотипы о приготовлении еды в McDonald’s и почему все-таки боливийцы отвергли идеологию быстрого питания.

Collapse )