June 14th, 2013

Илья ПОЛОНСКИЙ. Священные коровы левачества

Не так давно я писал статью о «священных коровах национальной идентичности». Для современного обывателя некоторые символы обладают абсолютной ценностью, и любое покушение на них рассматривается как преступление, даже если аргументы в пользу того, что «король голый», вполне весомы. Но есть один маленький нюанс: когда далёкий и малосведущий в политической жизни обыватель апеллирует к мнимым достижениям «великой и могучей державы», утверждает, что её президент – единственный политик, заслуживающий внимания и уважения, то это можно объяснить банальной необразованностью, отсутствием критического мышления, «промытостью мозгов» государственными телеканалами. Гораздо хуже, когда веровать в «священных коров» начинают люди, считающие себя социально-политическим авангардом, претендующие на статус активистов общественных и политических движений.

За лет 15 устойчивого интереса к политике прошлого и настоящего я неоднократно сталкивался с людьми, мышление которых полностью выстраивалось в соответствии с усвоенными стереотипами. Разделывать на мясо «священных коров» всевозможных черносотенцев, правых юдофобов и т.п., мне совсем не хочется – эти люди настолько далеки от здравого смысла, что анализ их политической деятельности лежит скорее в области психиатрии. Кстати, давно пора создать отдельное направление в изучении политических явлений – политическая психиатрия (или психиатрическая политология – как угодно). Но это лирическое отступление. Наличие «священных коров» у современных левых, которые, казалось бы, в наименьшей степени должны быть склонны к фетишизации отдельных аспектов социальной жизни, является неприятным фактом, критиковать и разоблачать который необходимо.

Итак, начнём разделку «священных коров» евро-левачества. Почему «евро» — да потому что постоянная вольная или невольная попытка подстроить свою теорию и практику в соответствии с западноевропейскими стандартами превращает это крыло левого движения (его представляют подавляющая часть анархистов, левые коммунисты, троцкисты и т.д.) в своеобразный радикальный фланг либерального западничества, которым одержима часть российской интеллигенции в последние столетия.

Первая «священная корова» евро-левачества – антифашизм. Эта наиболее почитаемая «корова» является генетическим продолжением пролетарского интернационализма, утверждающего равенство и братство трудящихся масс всех стран и народов в борьбе против капитала. Но эта генетическая связь прослеживается всё слабее.  Нынешний антифашизм имеет очень мало общего с антифашизмом французского «Народного фронта», интербригад, защищавших революцию в Испании, или антигитлеровского Сопротивления. Современные «антифа» ставят за одни скобки с гитлеровским нацизмом вполне умеренный национализм, а сам фашизм им видится как некая глобальная «бяка», плохая априори. Социальная история, теория и практика консервативно-революционных движений прошлого и настоящего не волнует «антифашистов» никоим образом. Вместо выявления действительных причин популярности ультраправых настроений в обществе, попыток трансформировать левые доктрины так, чтобы они не отталкивали рядового обывателя в правый лагерь, современные «антифашисты» скорее льют воду на мельницу своих оппонентов.

Нынешний антифашизм имеет очень мало общего с антифашизмом французского «Народного фронта», интербригад, защищавших революцию в Испании, или антигитлеровского Сопротивления

anti-punck-545x407Нынешний антифашизм имеет очень мало общего с антифашизмом французского «Народного фронта», интербригад, защищавших революцию в Испании, или антигитлеровского Сопротивления

Борьба против мнимого «фашизма», олицетворяемого с соседским пэтэушником, рисующим свастики, или с патриотично настроенным отставником-воякой, или с правым интеллектуалом, оборачивается фактической защитой иммигрантских диаспор и даже этнических преступников. «Наци» из числа соплеменников являются для «антифа» основным объектом атаки, при этом о реальной опасности этнической преступности или того же «нацизма наоборот», проявляемого иммигрантами и национальными меньшинствами, «антифа» предпочитают не говорить. Порой они даже оправдывают русофобские акции кавказцев. Так, в одном из номеров «Антифашистского вестника» банда «Чёрные ястребы», которая в мае 2008 года с криками «Русские свиньи!» и «Аллах акбар!», вооружённая ножами и пневматическими пистолетами напала на пассажиров московского метро, воспевается как «антифашистская бригада».

Стоит заикнуться о том, что иммигранты сами ведут себя, зачастую, неадекватно и представляют угрозу безопасности и благополучию коренного населения, как евро-левые сразу обвинят тебя  в фашизме и национализме, в мнимой «правизне». Свои обвинения они обязательно обоснуют ссылками на всевозможных классиков 19-го и первой половины 20-го века. Которые жили и творили в совершенно ином социуме, свободном на тот период от миллионов азиатских и африканских иммигрантов, норовящих навязать принимающему обществу свои представления о культуре, религии и нормах поведения.

Так, немецкий политик Тило Саррацин в вышедшей три года назад и изрядно нашумевшей книге «Германия самоликвидируется»,

Collapse )


Buy for 110 tokens
. Шаг первый. Включаем музыку ниже Шаг второй. Включив музыку, смотрим картинки про США ниже

Как умирает Болгария

Оригинал взят у choodo7 в Как умирает Болгария
Поделитесь этим материалом с помощью кнопок социальных сетей, чтобы народы знали в какое дерьмо их толкают.

36-летний фотограф, альпинист и революционер с романтическим именем Пламен. Когда в его маленькой, по-кроличьи кроткой Болгарии дела пошли совсем туго, Пламен облил себя горючим и совершил публичный акт самосожжения на площади перед мэрией в городе Варне. В знак протеста против нищеты, коррупции, несправедливости и пренебрежения властей. Если его страна умирает, зачем тогда жить? Он уходил долго и мучительно, а вся Болгария стенала, плакала и молилась за него в православных храмах. «Пламен погас», - написали газеты после смерти Пламена Горанова.

Его смерть была не единственной. Еще пять человек вспыхнули живыми факелами в конце мучительной зимы. Среди них - отец пятерых детей 53-летний Венцислав Василев, потерявший работу (судебные приставы должны были описать имущество семьи в счет долга за «коммуналку» - 219 евро за воду), и безработный Траян Петров (ему было всего 26 лет).

- Такого никогда не случалось в болгарской истории! Повторяю: никогда! - с горечью восклицает легенда болгарской журналистики Валерий Найденов. - Мы - христианская страна, не знакомая с радикализмом и фундаментализмом. Самосожжения людей - нечто неожиданное и шокирующее. Для христиан вообще политический суицид неприемлем. А у нас нет сомнений, что эти самоубийства - политические. Если вы хотите убить себя, есть масса других, безболезненных способов. При самосожжении человек не умирает сразу. Это две недели пыток и самая страшная агония на свете.

Что же случилось с Болгарией, когда-то благодатной, процветающей землей? И что случилось с болгарами - самым терпеливым и покладистым народом Европы?

32

ДОБРЫЙ СТАРЕЦ ДОБРИ ДОБРЕВ

Не забыл ли Бог о Болгарии? Нет, не забыл, если 99-летний дивный старец Добри Добрев в кожаных лаптях и крестьянской одежде все еще стоит у входа в собор Александра Невского в Софии. Я кладу в его кружку для подаяний деньги, он благословляет меня, но, как только я достаю камеру, возмущенно машет руками. Дедушку достали и поклонники, и журналисты. Добри Добрев - настоящий болгарский святой. В 2009 году вся Болгария была потрясена новостью, что древний старец с длинной, как у патриарха, седой бородой, десятилетиями собиравший милостыню у входа в самый знаменитый храм Софии, оказался его самым щедрым дарителем. Добри, живущий в деревне Байлово на пенсию в 80 евро и питающийся овощами и хлебом, пожертвовал храму 18 000 (!) евро. (Все подаяния, собранные им за много лет, которые аккуратно откладывала на банковский счет его родственница.) Храм Александра Невского воздвигнут в память о русских воинах, погибших за освобождение Болгарии от османского ига. И, вообразите, с 1912 года не нашлось ни одного богатея-предпринимателя, который бы пожертвовал больше на собор, чем нищий старичок, который до 90 лет каждый день пешком добирался из деревни до Софии. (Сейчас, правда, в свои 99 лет Добри так прославился, что его бесплатно подвозят на автобусе.) В общей сложности старец Добри пожертвовал на церкви Болгарии 36 000 (!) евро собранных подаяний.

Моя болгарская подруга Светла тоже кладет деньги в кружку старца, и ее глаза увлажняются от умиления. «Вот пока у нас есть такие люди, Болгария жива», - говорит она. Мы идем в кафе, чтобы выпить чашечку крепкого до сердцебиения турецкого кофе. К каждой чашке прилагается запечатанное предсказание, и люди за столиками со смехом и волнением читают «волшебные» записки. Болгарам вообще свойственна вера в чудесное спасение. Даже известные экономисты в Софии на вопрос «Что спасет Болгарию?» воздевают руки к небесам и восклицают: «Только Бог!»


КАК ХОЛОДИЛЬНИК ПОБЕДИЛ ТЕЛЕВИЗОР

- В январе нам совсем пришлось туго, - вздыхает моя подруга Светла. - Люди получили счета за электроэнергию, в два раза превысившие пенсии. А значит, если пенсионер даже перестанет есть, он все равно не сможет оплатить счет. Когда дело дошло до реальной угрозы голода и холода (многие квартиры отапливаются электричеством), десятки тысяч людей по всей стране вышли на улицы. Началась «электрическая революция». Как остроумно выразился один местный политик: пустой холодильник наконец-то победил телевизор. Невозможно накормить людей речами о «европейских демократических ценностях». Но пришла весна, и телевизор, кажется, снова побеждает.

Collapse )