June 4th, 2013

Сталин и Брежнев

Среднестатистический россиянин плохо знает историю. Это мое личное ощущение. И совсем плохо он знает историю «сталинского периода».  В этом я не сомневаюсь.

Для многих сталинский социализм – это тот же самый брежневский социализм, только строгий. В зависимости от политических убеждений человека он может представлять сталинизм как «строгий, но справедливый», а может представлять как «тоталитарный кошмар».

Однако на самом деле «социализм Сталина» и тот брежневский социализм, который помнит старшее поколение, – это два совершенно разных социализма. Особенно это видно, если смотреть не на идеологические установки, а на реальную бытовую жизнь населения. Я хочу остановиться только на некоторых примерах…

О дефиците

Одной из самых заметных черт брежневского социализма был постоянный дефицит. Не хватало то одного, то другого, то третьего… Причина дефицита в брежневские годы общеизвестна: советская промышленность являлась в то время государственной, плановой и гибко реагировать на изменения спроса была не способна.

Все промтовары, которые продавались в СССР, были изготовлены либо госпромышленностью СССР, либо ввезены из-за границы.

В сталинский период картина была совершенно иной. В стране трудились десятки тысячи промкооперативов, сотни тысяч кустарей. Все производственные артели и кустари относились не к государственной, а к так называемой «местной промышленности».

Если в брежневские времена, например, в некоем городке не хватало конфет, то, чтобы удовлетворить спрос, нужно было вносить изменения в пятилетние планы. В сталинском СССР вопрос решался самостоятельно, на местном уровне. Через месяц город бы заполнили торговцы, изготавливающие конфеты кустарным способом, а через два месяца к ним присоединились бы производственные артели.

Особую роль играли и колхозные рынки. Они тоже были в ведении местных властей. И сборы за торговлю устанавливались местными советами народных депутатов. Например, в Первоуральске в последние предвоенные месяцы, если человек торговал с оборудованного места (т.е. имелся стол), то с него вообще не брали никакого налога. Не взимался налог, если граждане продавали яйца, молоко, масло и т.п. даже не с оборудованного места, а прямо с телеги.

Причем кустарей и крестьян – единоличников – в стране к началу войны было ещё очень много. Чтобы не превращать эту заметку в научную публикацию, укажу только одну цифру: накануне войны в СССР насчитывалось более 3,5 млн хозяйств единоличников!

Collapse )

promo matveychev_oleg февраль 3, 2019 18:05 73
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…

Made In Usa. Исповедь специального инструктора по «цветным революциям


Его зовут Владимир. Он прошел через две так называемые цветные революции – в 2003 году в Грузии и в 2005 на Украине. Причем не рядовым участником, а одним из организаторов, напрямую работавшим со спецслужбами США. Сам себя он называет «специнструктором».

22 мая, 2013

Расследования

Мы встретили его в одной из стран бывшего СССР. Невысокий, седой, выглядящий значительно старше своих 47 лет, он долго не шел на контакт. Но через несколько дней разговорился, а после дал согласие на видеозапись интервью. При условии частичной анонимности и съемки только со спины.

Тбилисский связной

В политику Владимир попал случайно. Родился в 1965 году, в русско-грузинской семье из Зугдиди. Совершенно обычная биография: служил в армии, потом учился в Тбилисском университете, где преподавал его отец. Жизнь Владимира сделала крутой поворот накануне распада СССР. Его отец хорошо знал будущую звезду грузинской политики Зураба Жвания. Тот, в свою очередь, опекал сына друга. А потом, в 1990 году, взял его на работу в только что оформившемся движении «зеленых». Причем, занимался новоявленный эколог организацией конфиденциальных встреч, и решением разного рода конфиденциальных вопросов.

Трудно сказать, как сложилась бы судьба Владимира, если бы в 1995 году его покровитель, после победы партии «Союз граждан Грузии», не стал председателем грузинского парламента. Как и раньше, порученец Жвании выполнял личные задания политика. Только теперь география его служебных поездок охватывала страны Западной Европы и Балкан. Но качественный скачок карьеры Владимира произошел только после соответствующих «курсов повышения квалификации». Проходить их пришлось в специальном лагере на территории Сербии: «Изучали методику проведения акций народного гнева. То, что сейчас называют цветными революциями. Учили американцы. Дрессировали по-серьезному. Там я познакомился с Сэмом. Самюэль Гринберг - так он был нам представлен. Он был одним из самых главных… Он же и завел меня в сербскую «Отпору». Потом были на связи, созванивались».

В Тбилиси Владимир вернулся в 2002 году. К тому времени Жвания уже покинул парламент, возглавив движение «Объединенные демократы», поддержку которому оказывали все те же американцы.

Кураторы народного гнева

«Я не занимался глобальными организаторскими делами, - несколько раз повторяет Владимир. - Я не был лидером. Меня обучили работать с молодежью, организовывать протестные мероприятия, если их так можно называть. У меня получалось, как считаю».

В 2003 году его вместе с группой активистов оппозиционной молодежной организации «Кхмара» пригласили в Вашингтон. Встречал грузинскую делегацию все тот же Гринберг. Куратор познакомил молодого борца за свободу со своим коллегами Майклом и Томасом, расспрашивал о ситуации в Грузии, уровне подготовки будущих протестных акций, планах обустройства страны после победы революции. «Давали ценные указания. Как себя вести, как психологически работать с народом….».

Помимо советов гость из Грузии получил ворох обещаний. Дескать, Владимир «очень помогает делать демократию» и поэтому может рассчитывать на обустройство в США, помощь с работой и подъемные деньги. Часть, кстати, выдали сразу – пять тысяч долларов. Десять лет назад для жителя Тбилиси эта сумма показалась весьма солидной.

Сколько получили прочие «революционеры», Владимир не знает. Многих из тех, кто ездил на инструктаж к американцам, он потом встречал в различных госучреждениях Тбилиси. Работали в стране и неформальные представительства Freedom Foundation, один из функционеров которого присутствовал на переговорах Гринберга с бойцами будущей «революции роз». Правда, вплоть до переворота оппозиция предпочитала не афишировать, на чьи деньги в закавказской республике «ширится народный протест». Но в тесном кругу вождей имена американских кураторов назывались открыто. Более того, по возвращению в Тбилиси Владимир, в присутствии Саакашвили и Жвания, выступил на приеме посла Америки, рассказав о тренировках Сербии и о поездке в США. «Они – это хозяева. Было интересно на это смотреть. Хотя было понятно, откуда ветер дует…», - вспоминает Владимир.

Collapse )


Творец или халявщик?


Я ознакомился с мнениями о нынешней ситуации с копирайтом как уважаемого Лекса Кравецкого, так и уважаемого Онотоле Вассермана, и вот что вам скажу: неверна сама исходная посылка, на которой строятся все поползновения ограничивать тиражирование информации и объектов культуры.

Если говорить кратко, эта посылка сводится к тезису, что "творец, не получающий вознаграждение за свой труд, может отказаться от дальнейшего творчества". То есть он якобы больше не напишет прекрасных книг и не споёт замечательных песен.

Во-первых, даже если бы это было так - это ужасно лишь на первый взгляд. При ближайшем же рассмотрении - это вообще не ужасно. Дело в том, что культурное наследие прошлых лет настолько велико, что ознакомиться с ним в полном объеме не хватит не то что человеческой жизни, а и десятка человеческих жизней. Так что если нынешние "творцы" дадут нам некоторую культурную паузу - это не принесет сколько-нибудь катастрофического ущерба культуре.

Ну а во-вторых, настоящие мастера никогда не станут закапывать свой талант в землю из материальных соображений. Мы ведь знаем, сколько прекрасных книг большими писателями было написано "в стол", без всяких попыток их издать. Сколько хороших песен было записано и роздано бесплатно на магнитофоны. Цой работал в кочегарке - и записывал музыку без всякой надежды когда-нибудь выпускать диски и получать гонорар.

Общество всегда найдет способ не дать творцам умереть с голоду. А творцы всегда найдут способ творить.

На самом деле ситуация "творец, не получающий вознаграждение за свой труд" лишь отсеет халявщиков, гонящих рулонами похабные макулатурные тексты и пишущие пустой музон только ради денег. Пена уйдет - а творцы останутся.

PS: Отдельно следует заметить, что благодаря механизму копирайта нам выносят мозги за наши же деньги. Весь мир платит за американскую пропаганду в американских блокбастерах. Так вот если нельзя прекратить саму эту пропаганду - то как минимум можно перестать за нее платить. Пусть сами ее оплачивают, и поглядим, на сколько их хватит.


Это, разумеется, полемический перегиб - но идея-то верная.