April 17th, 2013

Враг сломлен и надломлен. Он не оправится

Дмитрий Зыкин

Нынешнее обсуждение событий, связанных с Первой мировой, по своей сути напоминает споры 90-х годов о сталинских репрессиях. Еще сравнительно недавно чуть ли не на каждом углу говорилось про «120 млн репрессированных», «40 млн расстрелянных и погибших в лагерях». Столь дикие цифры оглашались тоном, не терпящим возражений, подавались как абсолютная истина.
Однако постепенно стало выясняться, что ни о каких 40 млн погибших и речи быть не может. И глазом не моргнув, обличители сталинизма сменили тактику. Теперь их тезис звучал так: «Да, сталинизм уничтожил гораздо меньше людей, чем мы думали, но это не отменяет преступного характера режима». Безусловно, гибель одного человека — это трагедия, а гибель миллиона — это не статистика, а трагедия в миллион раз большая, но зачем надо было трубить на весь свет про 40 миллионов? Раз сталинизм в любом случае преступен, то озвучивали бы с самого начала реальные цифры, тем более что они хорошо известны и давно изучены отечественной наукой. Так нет же, почему-то понадобилось тиражировать дичайшие нелепости, превращая кровавую страницу нашей истории в предмет дешевых политических спекуляций.
То же самое и с Первой мировой. Когда речь заходит о той войне, обвинения в адрес «прогнившего царизма» обрушиваются настоящим водопадом. Тут и чудовищные потери на фронтах, и развал экономики, и никуда не годное государственное управление, и т.д. и т.п. Все это призвано подкрепить тезис, что царская Россия не могла выиграть в той войне.
Если начать последовательно опровергать частные обвинения в адрес дореволюционной России, то, как и в спорах о репрессиях, оппонент, признавая свою неправоту в каждом отдельном случае, тем не менее, от главного тезиса не отказывается. Он продолжает утверждать, что царизм к 1917 году зашел в тупик. Я не берусь спорить по этому вопросу. Допустим, вы правы, и царизм был обречен, но зачем же морочить людям голову большевистскими штампами и лозунгами времен Февральской революции? В конце концов, если вы считаете, что государственный строй тех времен был не способен ответить на вызовы времени, то надо знать, с какими реальными, а не выдуманными, проблемами он не справился. Иначе мы рискуем скатиться к силлогизму: «В СССР не было колбасы, и поэтому он рухнул».
Разбор целого пласта мифов о Первой мировой — это задача, которую не охватить и десятком монографий, а в формате статьи можно лишь кратко пройтись по самым вопиющим случаям. Тем не менее начать такой разговор необходимо.
Август четырнадцатого
Итак, 1 августа 1914 года Германия объявила войну Российской империи. Вскоре развернулись сражения в Пруссии и Галиции. О Галицийском наступлении знают значительно меньше, чем о Восточно-Прусском, хотя первое и превосходит второе по масштабам. Почему? Да именно потому, что в Галиции Россия одержала блестящие победы, вплоть до взятия столицы — Львова, а в Восточной Пруссии 2-я армия генерала Самсонова потерпела тяжелое поражение, а 1-я — Ренненкампфа — отступила.
В каком тоне обычно рассказывают о неудачном Прусском наступлении? Можно выделить два подхода: незамысловатое обливание грязью нашей страны и более тонкое, изощренное издевательство.
Первый подход. Войска бросили в наступление без надлежащей подготовки, неукомплектованными, с плохой организацией тыла. Простые солдаты, разумеется, были мужественны, но никакого героизма не хватит, чтобы компенсировать некомпетентность и тем более предательство генералов. Так что крах русских армий закономерен. Вывод из этого следует более чем очевидный и многократно озвученный: Российская империя прогнила, ни система в целом, ни руководство армией в частности никуда не годились. В общем, «проклятый царизм».
Второй, более хитрый подход основывается на как бы патриотических позициях. Суть его такова. Немцы теснили французов к Парижу, а Россия, верная союзническому долгу, бросилась на выручку. Германия, столкнувшись с нашим наступлением на востоке, перебросила с западного фронта часть своих сил и нанесла русским поражение. Толком не подготовившись, не завершив мобилизацию, русские своей кровью спасли союзника. Ура русскому солдату и офицеру.
Ну и какой же вывод из этого можно сделать? Да практически такой же, что и в первом случае. Судите сами: Россия спасает Францию, думает о союзнике, а своего солдата бросает в неподготовленное наступление, завершившееся крахом. Россия ведет войну не за свои интересы, а за чужие. Ну и кто после этого руководители страны? В лучшем случае идиоты, в худшем — предатели. И опять получаем «проклятый царизм». Вроде бы шли другой дорогой, а все равно пришли туда же.
Какова же объективная сторона вопроса? В начале войны немецкое командование действовало по так называемому «плану Шлиффена». Находясь во главе немецкого Генерального штаба, Шлиффен разработал стратегию ведения войны на два фронта. Предполагалось сконцентрировать максимальное количество войск против Франции и, разгромив ее быстрым ударом, обрушиться всей мощью на Россию. При этом считалось, что русская мобилизация будет идти медленно и наша армия не успеет воспользоваться тем, что немцы оставляют на Востоке сравнительно незначительный заслон.
Если бы план Шлиффена сработал, то миллионы немецких солдат двинулись бы на Россию. Этого ни в коем случае нельзя было допускать, и русское командование сделало все, чтобы сорвать немецкий блицкриг. В той ситуации счет шел буквально на дни, ведь противник исходил из того, что займет Париж за 39 дней войны. Русским нужно было действовать максимально быстро, этим и объясняется на первый взгляд посредственная подготовка операции. Хотелось бы задать вопрос тем, кто видят здесь признаки «бездарности проклятого царизма»: а как должно было поступить наше верховное командование? Дождаться полной мобилизации, подтянуть значительные резервы, укрепить тылы и… оказаться один на один со всей колоссальной германской армией, переброшенной с Запада на Восток?
Видный германский военачальник Макс Гофман впоследствии писал, что выступление двух российских армий ожидалось немцами между 15 и 20 августа 1914 года. Однако еще до 14 августа они получили сведения, что крупные силы русских пришли в движение.
Предприняв наступление в Пруссии, Россия спасала не Францию, а себя, она воевала за свои интересы, а не за чужие. И справилась со своими задачами просто блестяще. Блицкриг оказался сорван. Немцам не удалось раздавить Францию, они увязли в позиционных боях и не смогли перейти ко второй части плана Шлиффена, предусматривавшего сокрушительный удар всеми имеющимися силами по России. Что же касается поражения 2-й армии Самсонова в Пруссии, то оно не было таким уж тяжелым, каким его часто пытаются представить. Есть данные, согласно которым общие потери 2-й армии убитыми, ранеными и пленными составили 56 тыс. человек, из которых убито 6 тыс. Цифра в 6 тыс. убитых сперва кажется незначительной, однако, по официальным сведениям, за всю кампанию 1914 года Россия потеряла убитыми 43 тыс. человек. Правда, Борис Урланис в своем фундаментальном труде «Войны и народонаселение Европы» считает ее заниженной. Чтобы оценить размеры недоучета потерь, он предложил ориентироваться на 1915 год: «Если принять для 1914 г. среднемесячное число убитых в 1915 г., то за пять с половиной месяцев 1914 г. это даст около 83 тыс. человек сверх учтенного числа» [1].
Ну что ж, если воспользоваться подходом Урланиса, то надо начать с того, что среднемесячное число убитых в 1915 году составляло 23 тыс. человек [2], а Восточно-Прусская операция длилась как раз один месяц. Но одновременно шло еще и Галицийское наступление. То есть эти 23 тысячи не полностью приходятся на Восточно-Прусскую операцию. Далее, «разрекламированное» окружение и поражение армии Самсонова — это тоже не вся Восточно-Прусская операция, то есть из 23 тысяч надо вычесть потери развивавшегося параллельно Галицийского наступления, да еще отнять потери, которые пришлись на Восточно-Прусскую операцию, но не относились к окружению Самсонова. Аналогичные рассуждения можно провести и по раненым, и по пленным. С учетом этого утверждение о том, что общие потери 2-й армии убитыми, ранеными и пленными составили 56 тыс. человек, вполне правдоподобно.
Если же смотреть со стратегической точки зрения, то операция в Восточной Пруссии — это очевидный успех русской армии, и в особенности ее высшего командования. Еще раз подчеркну, руководство страны думало в данном случае об интересах России.

Звездный час русской армии
Collapse )

promo matveychev_oleg февраль 3, 2019 18:05 73
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…

Банкстеры

Как банкиры стали гангстерами

Я уже отмечал в сво­их пуб­ли­ка­ци­ях не­ко­то­рые но­вые тен­ден­ции, ко­то­рые обо­зна­чи­лись еще за не­сколь­ко лет до бан­ков­ско­го кри­зи­са на Ки­п­ре. Они на­ча­лись во вре­мя гло­баль­но­го фи­нан­со­во­го кри­зи­са. Бы­ли от­ме­не­ны вся­кие при­ли­чия и фи­нан­со­вые дог­мы, ко­то­рые су­ще­ст­во­ва­ли на про­тя­же­нии, по край­не ме­ре, двух сто­ле­тий в эко­но­ми­че­с­кой на­уке. Крат­ко обозначу на­и­бо­лее важ­ные тен­ден­ции.

Во-пер­вых. Бы­ла по­пра­на дог­ма, со­глас­но ко­то­рой "пе­чат­ный де­неж­ный ста­нок" нель­зя за­пу­с­кать на пол­ную мощ­ность (во из­бе­жа­ние обес­це­не­ния на­ци­о­наль­ной де­неж­ной еди­ни­цы). Имен­но взяв на во­ору­же­ние эту дог­му, ми­ро­вые рос­тов­щи­ки с кон­ца XVII ве­ка ста­ли до­би­вать­ся пра­ва на мо­но­поль­ное вла­де­ние "пе­чат­ным стан­ком". Они ут­верж­да­ли, что пра­ви­тель­ст­вам нель­зя до­ве­рять вы­пуск де­нег, т.к. го­су­дар­ст­вен­ные вла­с­ти бу­дут иметь по­сто­ян­ное ис­ку­ше­ние с по­мо­щью "пе­чат­но­го стан­ка" за­кры­вать "бю­д­жет­ные ды­ры". Рос­тов­щи­ки вы­рва­ли у го­су­дар­ст­ва мо­но­по­лию на вы­пуск де­нег. Они до­би­лись со­зда­ния цен­т­раль­ных бан­ков, к ко­то­рым ми­ни­с­т­ры фи­нан­сов долж­ны бы­ли ид­ти на по­клон за кре­ди­та­ми. Но се­го­дня рос­тов­щи­ки на­чи­с­то за­бы­ли о сво­ей об­ли­чи­тель­ной кри­ти­ке го­су­дар­ст­вен­ных каз­на­чейств. Они пу­с­ти­лись во все тяж­кие, на­чав за­ли­вать ми­ро­вую фи­нан­со­вую си­с­те­му про­дук­ци­ей сво­их "пе­чат­ных стан­ков". На­хо­дя­щи­е­ся на содержа­нии ми­ро­вых рос­тов­щи­ков "учё­ные" и СМИ на­зва­ли эту прак­ти­ку не­вин­ным сло­вом "ко­ли­че­ст­вен­ные смяг­че­ния". Се­го­дня ста­но­вит­ся осо­бен­но по­нят­ным, что так на­зы­ва­е­мая "эко­но­ми­че­с­кая на­ука" на про­тя­же­нии по­след­них двух-трех ве­ков на­хо­ди­лась в пря­мом ус­лу­же­нии у ми­ро­вых рос­тов­щи­ков. Та­кая "на­ука" при на­ли­чии со­ци­аль­но­го за­ка­за со сто­ро­ны ми­ро­вых рос­тов­щи­ков го­то­ва до­ка­зы­вать, что 2Х2 = 3. Или 5. В за­ви­си­мо­с­ти от так­ти­ки рос­тов­щи­ков.

Во-вто­рых, бан­ков­ская си­с­те­ма пе­ре­ста­ла да­же от­да­лен­но на­по­ми­нать ин­сти­тут ры­ноч­ной эко­но­ми­ки. Прак­ти­че­с­ки все круп­ные бан­ки се­го­дня, со­глас­но ка­но­нам бух­гал­тер­ской на­уки, яв­ля­ют­ся бан­кро­та­ми. Это не яв­ля­ет­ся слу­чай­но­с­тью, т.к. на про­тя­же­нии, по край­ней ме­ре, двух сто­ле­тий ком­мер­че­с­кие бан­ки до­би­ва­лись ле­га­ли­за­ции так на­зы­ва­е­мо­го ча­с­тич­но­го по­кры­тия сво­их обя­за­тельств. Без это­го они не смог­ли бы "де­лать день­ги из воз­ду­ха" (в ви­де вы­пу­с­ка так на­зы­ва­е­мых без­на­лич­ных де­нег). Ле­га­ли­за­ция та­ко­го фаль­ши­во­мо­нет­ни­че­ст­ва не­из­беж­но ве­дёт к бан­крот­ст­вам бан­ков. По­сле Вто­рой ми­ро­вой вой­ны в эко­но­ми­че­с­ки раз­ви­тых стра­нах ста­ли со­зда­вать­ся го­су­дар­ст­вен­ные си­с­те­мы стра­хо­ва­ния де­по­зи­тов ком­мер­че­с­ких бан­ков, что­бы за­щи­щать вклад­чи­ков. Во вре­мя по­след­не­го фи­нан­со­во­го кри­зи­са мы уви­де­ли, что пра­ви­тель­ст­ва спа­са­ли не столь­ко вклад­чи­ков, сколь­ко са­ми бан­ки с по­мо­щью ги­гант­ских вли­ва­ний из го­су­дар­ст­вен­ных бю­д­же­тов. Ес­те­ст­вен­но, спа­са­ли са­мые круп­ные бан­ки Уолл-стрит и Лон­дон­ско­го Си­ти. По­яви­лась ка­те­го­рия так на­зы­ва­е­мых "бес­смерт­ных" бан­ков. В США, на­при­мер, для спа­се­ния гор­ст­ки бан­ков­ских ги­ган­тов бы­ло на­прав­ле­но в об­щей слож­но­с­ти поч­ти 2 трлн. долл. средств аме­ри­кан­ских на­ло­го­пла­тель­щи­ков. Ни­ка­ких при­зна­ков дей­ст­вия ры­ноч­ных ме­ха­низ­мов в бан­ков­ских си­с­те­мах За­па­да со вре­мен фи­нан­со­во­го кри­зи­са не бы­ло за­ме­че­но. Окон­ча­тель­но офор­мил­ся прин­цип при­ва­ти­за­ции рос­тов­щи­ка­ми при­бы­лей бан­ков­ских ги­ган­тов при од­но­вре­мен­ной на­ци­о­на­ли­за­ции их убыт­ков. Име­ла ме­с­то ча­с­тич­ная на­ци­о­на­ли­за­ция ря­да круп­ней­ших бан­ков За­па­да. Это яв­ле­ние мно­гие экс­пер­ты и об­ще­ст­вен­ные ак­ти­ви­с­ты За­па­да уже ок­ре­с­ти­ли "бан­ков­ским со­ци­а­лиз­мом".
Collapse )

100 великих тайн древнего мира

мои любимые книги
автор: Н.Н.Непомнящий
Изд.: «Вече 2000», Москва, 2005 год  

Книга периодически бывает в Интернет-магазине ОЗОН. По вопросам оптовых покупок книг этой серии (их более 70!) обращайтесь на сайт издательства www.veche.ru




«100 великих тайн древнего мира»



Новая книга из серии «100 великих» рассказывает о древних цивилизациях нашей планеты. История Древнего мира — самый увлекательный раздел истории человечества. Эта эпоха, скрытая во тьме тысячелетий, полна тайн и загадок, удивительных, а подчас и.невероятных фактов, по сей день не имеющих однозначного толкования. Археологи, лингвисты, религиоведы, географы, геологи, астрономы, путешественники представляют различные версии явлений и процессов, имевших место в цивилизациях Древнего Востока и Античности, в Африке и на американском континенте, а также на территории теперешних России и стран СНГ.


Collapse )