January 16th, 2013

Письмо жене из 1941...

Оригинал взят у vladk_o в Письмо из октября 1941, которое было найдено спустя десятки лет после войны...


"Здравствуй, моя Варя!

Нет, не встретимся мы с тобой.

Вчера мы в полдень громили еще одну гитлеровскую колонну. Фашистский снаряд пробил боковую броню и разорвался внутри. Пока уводил я машину в лес, Василий умер. Рана моя жестока.

Похоронил я Василия Орлова в березовой роще. В ней было светло. Василий умер, не успев сказать мне ни единого слова, ничего не передал своей красивой Зое и беловолосой Машеньке, похожей на одуванчик в пуху.

Вот так из трех танкистов остался один.

В сутемени въехал я в лес. Ночь прошла в муках, потеряно много крови. Сейчас почему-то боль, прожигающая всю грудь, улеглась и на душе тихо. Очень обидно, что мы не всё сделали. Но мы сделали всё, что смогли. Наши товарищи погонят врага, который не должен ходить по нашим полям и лесам. Никогда я не прожил бы жизнь так, если бы не ты, Варя. Ты помогала мне всегда: на Халхин-Голе и здесь. Наверное, все-таки, кто любит, тот добрее к людям. Спасибо тебе, родная! Человек стареет, а небо вечно молодое, как твои глаза, в которые только смотреть да любоваться. Они никогда не постареют, не поблекнут.

Пройдет время, люди залечат раны, люди построят новые города, вырастят новые сады. Наступит другая жизнь, другие песни будут петь. Но никогда не забывайте песню про нас, про трех танкистов.

У тебя будут расти красивые дети, ты еще будешь любить.

А я счастлив, что ухожу от вас с великой любовью к тебе.

Твой Иван Колосов"

Танк с экипажем в составе командира младшего лейтенанта Ивана Сидоровича Колосова, башнёра Василия Орлова и мехвода Павла Рудова получил повреждение в начале октября 1941 года на подступах к Вязьме. Командир был контужен, механик-водитель погиб. Колосов и Орлов слили горючее и сняли боеприпасы с других подбитых танков, отремонтировали свою машину и увели её в лес

Определив, что находятся в окружении, танкисты решили пробиваться к своим с боями. 12 октября выскочивший из засады одинокий танк разгромил немецкую колонну. Танкисты соблюдали осторожность и старались действовать наверняка. Однако 24 октября, когда они напали на очередную колонну, немцы успели развернуть пушки. Остальное Иван Колосов рассказал в своём прощальном письме

Варвара Петровна Журавлёва получила адресованные ей письма спустя без малого 30 лет

Эту историю рассказал Евгений Максимов в газете «Правда» за 23 февраля 1971 года. По его сведениям, танк Колосова был установлен в качестве памятника у одной из дорог — однако до наших дней этот памятник, к сожалению, не дожил.
promo matveychev_oleg февраль 3, 2019 18:05 98
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…

Что стоит за приступами независимости в Судане? Опять американский почерк

Конфликт приносит власть и прибыль достаточную, чтобы заинтересовать группы, извлекающие выгоду из конфликта. (Президент США Дуайт Эйзенхауэр)

Ещё недавно в Африке была одна, самая большая на континенте страна. Больше, чем у неё, африканской земли ни у кого не было. Называлась эта страна Судан. И жила своей весьма непростой жизнью.
Автору пришлось соприкоснуться с её проблемами в начале 90-х годов, когда довелось брать интервью у посла Судана в Москве. Да ещё услышать многочисленные рассказы от своего старого товарища, который работал в нашем посольстве в Хартуме.
Рассказывал он о президенте Джафаре Нимейри, который одно время считался большим другом Советского Союза.
Рассказывал и о том, как Нимейри вводил в стране сухой закон – несметное число бутылок виски были вылиты в воды Нила, после чего местные рыбы, наглотавшись спиртного, водили по реке удивительные хороводы, а нильские крокодилы впали в спячку…

Говорил он и о сложных переплетениях в исторической судьбе Судана. Если коротко, то о ней можно рассказать, начиная с рубежа ХХ века, следующее.

«Divide et Impera»

19 января 1899 года Великобритания и Египет подписали соглашение об установлении совместного управления в Судане (англо-египетский кондоминиум). Чиновниками высшего звена стали англичане, а среднего — египтяне. Известно, что сам сэр Уинстон Черчилль в молодые годы побывал там в качестве военного корреспондента – в пору, когда англосаксы усмиряли местные племена. Он издал в 1899 году книгу «Индия, Судан, Южная Африка. Походы Британской армии 1897-1900».

Сейчас будет только одна цитата от сэра Уинстона. Она – из предисловия, которое он собственноручно написал в 1933 году для переиздания своего фолианта. Почувствуйте настрой Черчилля!

«В эти далекие теперь дни мир был спокоен, а наша страна была богата и сильна. Королевский флот по своим размерам был больше, чем флоты двух самых крупных после Великобритании морских держав вместе взятых. Страна была самым крупным в мире производителем товаров, а Лондон был единственным мировым финансовым центром….

Несмотря на пожелания многих государственных деятелей, Англия ввела свои войска в Египет. После бомбардировки Александрии в 1881 г., когда французский флот ушел из порта еще до начала операции, мы стали по-настоящему великой державой. Началась работа по созданию нового Египта и обеспечению процветания его жителей. Небольшая группа высокопоставленных англичан, оставаясь в тени, руководила реформами, имея в своих руках всю полноту власти».

И тут случилось восстание в Судане. Реакция Британии была недвусмысленной. У.Черчилль пишет: «По Нилу, и напрямик – через пустыню, в Судан были направлены экспедиционные корпусы. Англичане подошли к Хартуму на два дня позже, чем это было необходимо. Город уже находился во власти банд дервишей.

…Постепенно и осторожно британское правительство стало поднимать вопрос о возвращении земель Судана. Больше чем через десять лет после падения Хартума началось первое вторжение в провинцию Донгола, и два года спустя, в 1898 году, в сражении при Омдурмане армия варварской империи дервишей была рассеяна и практически уничтожена.

…Судан связал Великобританию и Египет. Ни одна из этих двух стран не могла отказаться от своих прав и забыть о своих интересах в Судане».

Collapse )