November 22nd, 2012

Как лечить потенциальных маньяков

 

Виктор Мараховский рассказывает, как лечить ненависть к жизни: 

Уважаемые читатели! Депутат Госдумы Антон Владимирович Беляков предлагает организовать в школах службы вычисления и обезвреживания потенциальных маньяков и самоубийц, пока те маленькие. Детский омбудсмен Павел Алексеевич Астахов считает, что необходимо другое: наладить в школах работу суицидологов, которые «смогут увидеть общую психологическую картину и предотвратить в том числе и криминальное поведение ребенка». 

Всё это, конечно, - эхо инцидента с «юристом года» из московской аптечной сети, решившим истребить окружающих по идейным соображениям. 

Тут, кстати, есть интересный вопрос. Почему убийце Виноградову Д.А. автоматом приписали детскую травму и школьные обиды? Ведь никаких фактов, свидетельствующих о жутких детских драмах юриста, не установлено. Ответ прост: это азы правящей в мире идеологии - голливудского психоанализа. Раз массовый убийца, значит, его в детстве обижали. Значит, он был аутсайдером, сидел на задней парте и бывал чморим в школьном туалете. В результате – подавленная агрессивность и так далее. А с агрессивностью надо бороться. Вопрос в методах подавления. 

Что во всём этом особенно тревожно, уважаемые читатели? 

Во-первых, голливудский психоанализ, мягко говоря, ошибочен. Ибо объясняет весь неадекват, творимый взрослыми гражданами, ошибками на этапе их сборки. Хотя вообще-то т.н. «взрослый» человек, как правило, не ведёт на 100% сознательную жизнь. И подвержен программированию, травмам и влияниям не хуже ребёнка. И может испортиться в любом возрасте и по самым разным причинам. В жизни такое случается сплошь и рядом. 

А во-вторых, в самом желании «отслеживать и предотвращать агрессивность» есть что-то нездоровое. 

Собственно говоря, бороться с агрессивностью – это всё равно, что бороться с потенцией: агрессивность есть неотъемлемое свойство человека, обкатанное эволюцией и признанное ею полезным. Агрессия, если совсем базово – это метод защиты живым организмом своих ресурсов путём атаки окружающих. В невообразимо сложном человеческом обществе она может принимать крайне разнообразные формы – от покорения космоса до грабежа пенсионерок в подъездах. 

Главный вопрос тут в том, какие ресурсы защищает организм и какими методами. 

Важно отметить, что в т.н. развитых странах – к которым относимся что мы, что США, где голливудские психоаналитические фильмы снимают – в качестве «защищаемого агрессией ресурса» уже довольно давно не выступает охотничья территория, источники питьевой воды и потомство. Защищается их символическая замена, то есть личная крутизна, «субъективный статус». И защищается, естественно, от символических же угроз: непризнания, бедности, одиночества и слабого уровня потребления. 

И вот тут есть два пути. Первый – собственно «как в Америке». Где 10-15 миллионов детишек едят биохимически корректирующие поведение колёса, чтобы избавиться от «синдрома дефицита внимания с гиперактивностью», «суицидальных мыслей», «агрессии» и пр. Насколько это всё помогает – вопрос спорный. Во всяком случае, число сидящих на колёсах там постоянно растёт. 

А второй – это использование агрессии по назначению. Звучит неожиданно, но в нашей жизни есть масса мест, где человек с повышенной нападательностью окажется очень даже на своём месте (см. «хочешь попасть в Америку? Вступай в Ракетные войска!»). 

 

И настоящая «проблема юристов с дробовиками», честно говоря, не в том, что их в детстве обижали. А в том, что во взрослом возрасте они сами себя обидели. В том, что они мечтают защищать живую природу, перечисляют деньги в гринпис и WWF, отмывают уточек от нефтяных пятен – но в силу личностной слабости вместо того, чтобы в погонах охотиться на браконьеров, держатся за статус столичных юристов. Потому что столичным юристом – престижнее. То есть напряга меньше, деньги платят и «эволюционная привлекательность» для противоположного пола выше. И пусть профессия ненавистная, но и терять страшно. 

...При испуганно-добровольном пожизненном сидении не на своём месте ненависть к жизни, понятное дело, только накапливается – прорываясь в иррациональных формах разной степени разрушительности. 

Исключить появление офисных берсеркеров полностью, конечно, не получится никогда. Но проблема целых «поколений не на своём месте», накапливающих иррациональную ненависть к миру -- реально существует и должна решаться. 

И что на самом деле государству придётся делать – это выравнивать дурной идейно-зарплатно-статусный перекос, при котором юрист почему-то престижнее егеря, менеджер торговой сети престижнее военного офицера, а журналист престижнее оперработника. Выравнивать его придётся не только потому, что он никаким здравым смыслом не оправдан. И не только для выживания государства. Но и для того, чтобы прирождённые агрессоры не портили жизнь себе и другим, прикидываясь клерками. 

По крайней мере, на колёсах сэкономим. 



    promo matveychev_oleg февраль 3, 2019 18:05 88
    Buy for 100 tokens
    Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…

    Валерий Шамбаров: «Русь была богаче Запада»

    В нашей стране ещё с XVIII–XIX вв. внедрилась весьма своеобразная методика изучения истории. Отдельно преподносится всемирная (а на самом деле, история западной цивилизации) и отдельно отечественная. А для оценок выбран единственный критерий «прогресса» – когда и на каком этапе Россия «догоняла» Европу.

    Зачем ей требовалось играть в догонялки, подразумевается автоматически. С одной стороны –     «сонное царство», невежество, грязь, нищета, рабство. С другой – блестящая Франция, мудрая   Англия, роскошная Италия, деловая и аккуратная Германия… Но если от «общепризнанных» стереотипов перейти к реальности, подобное сопоставление сразу даёт трещины.
    Дело в том, что все западные авторы имели (и имеют) вполне понятную тенденцию приукрашивать и лакировать своё прошлое. Для российских историков, заражённых либерализмом и «западничеством», было характерным обратное стремление – принизить собственных предков, подстраиваясь к зарубежным мнениям. Но на формирование массовых стереотипов оказали определяющее влияние даже не предвзятые исторические труды, а художественные романы и кинофильмы.

    Возьмем хотя бы допетровский XVII век. В России, как предполагается, полное «варварство», которое начнёт выправлять только царь-реформатор, прорубая «окно в Европу». А за границей – сразу предстают перед глазами образы куртуазных дам, галантных кавалеров, учёных.
    Ну, кто не помнит яркие картинки, как храбрые и изысканные мушкетёры щелкают каблуками по паркету Лувра или по парижским мостовым? Хотя стоило бы учитывать, что подобные картинки имеют слишком мало общего с истинными фактами. Запад любил роскошь и блеск. Но достигались они вовсе не за счёт научного прогресса или более совершенных общественных систем, а за счёт чрезвычайно крутого выжимания соков из собственного простонародья и начавшегося ограбления колоний.

    Да и блеск, если разобраться, оказывался сомнительным. Например, если уж говорить о тех же мушкетёрах, то их было всего 2 роты, они составляли личную охрану короля. Кроме них, во Франции было 2 полка гвардии. Только они получали жалованье и носили форму – никаких иных регулярных частей во Франции ещё не существовало.
    Остальная армия собиралась из личных отрядов вельмож, из наёмников и представляла собой разномастный сброд.
    Collapse )