November 15th, 2012

PR В ТЮРЬМЕ. РАЗГОВОР ПО ГАМБУРГСКОМУ СЧЕТУ

Popov_3

Вашему вниманию — текст интервью с PR-специалистом и политтехнологом Павлом Поповым, который в данный момент содержится под арестом в Москве.

ЭКСКЛЮЗИВ.


КАК МИНИМИЗИРОВАТЬ РИСКИ В ПЛАНЕ ПРОБЛЕМ С ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫМИ ОРГАНАМИ? ВОЗМОЖНА ЛИ СИСТЕМАТИЗАЦИЯ ПРОБЛЕМ И ИХ ПРОФИЛАКТИКА?
Прежде всего, никакой целенаправленной «охоты» со стороны правоохранительных органов в отношении специалистов по PR и избирательным технологиям нет, и я надеюсь не будет. Хотя, глядя на наше уголовное дело, такой сценарий представляется возможным. Но профессиональные риски и так, безусловно, существуют. Я бы выделил две основные категории: работа с клиентами и общая организация бизнеса. Причем во втором случае речь идет об очевидных для любой компании вещах — нельзя экономить на юридическом сопровождении, необходимо работать с аудиторами, уделять должное внимание финансовой дисциплине и работать «в белую».

Потому что в начале могут придти не за вами, а к вам. И интересовать будет не ваш бизнес, а взаимоотношения с кем-то из клиентов. И вот тут самые, казалось бы, обычные и наработанные схемы могут вызвать у правоохранителей неприятные для вас вопросы.

Попробуйте представить такой эксперимент — проведите «деловую игру», пригласив в качестве эксперта толкового адвоката, специализирующегося на уголовных делах по печально знаменитой 159 статье УК, прозванной «предпринимательской». Презентуйте ему ваши проекты и потом сами удивитесь, сколько раз на вас уже могли бы завести уголовное дело.

Хотя подобное возможно при остром желании со стороны «правоохранителей», что встречается, все-таки, нечасто.


С КАКОГО УРОВНЯ КЛИЕНТОВ ИЛИ С КАКИХ СУММ КОНТРАКТОВ НАЧИНАЮТСЯ ПРОБЛЕМЫ С БЕЗОПАСНОСТЬЮ?
Реальность такова, что каждый ваш клиент потенциально может стать источником подобных проблем. И если, к примеру, у вас есть грошовый контракт с компанией «Петя и волк», а ее генеральный директор очень интересует, например, сотрудников МВД, то нет никаких гарантий, что вами не заинтересуются. Потому что в данном случае им будут нужны не ваши деньги, а ваши показания.

Другой фактор риска связан с тем, что «негласные сотрудники», которые есть у наших правоохранителей, далеко не всегда информируют «покровителей» о реальных преступлениях. Бывает и так, что они их фактически организуют, что формально категорически запрещено законом. На практике же это происходит не так уж и редко.


ЧТО ПРОИЗОШЛО В ВАШЕМ СЛУЧАЕ?
Если относиться к этому с юмором, то наша с Владиславом Калининым история «тянет» на полноценный политический триллер. Фабула проста — к нам обратился один из моих партнеров с просьбой оказать помощь его знакомому бизнесмену, решившему стать депутатом Государственной Думы, и провести соответствующую кампанию. Однако этот бизнесмен оказался сотрудником МВД. А все произошедшее — «спецоперацией» ведомства Нургалиева. Почему его бывшие на тот момент подчиненные посчитали в общем вполне стандартную работу политтехнолога преступлением — мне до сих пор понять сложно. Однако даже в суде один из главных «героев» (может хоть орден получил…) этой истории на полном серьезе заявил, что «депутатом за деньги стать нельзя». При этом о содержании законов о политических партиях и о выборах депутатов ГД, предусматривающих фандрайзинг, он не знал.

Параллельно все наши переговоры в рамках этого проекта были записаны сотрудниками ФСБ, за что им нужно сказать искреннее спасибо — именно благодаря этому мы можем аргументировано утверждать, что предложенный «бизнесмену» план работ был абсолютно законным и реально осуществимым.

Иными словами состав преступления отсутствует. Зато в суде мы доказали факт провокации и поймали главного свидетеля обвинения в чине полковника на даче ложных показаний. Более подробно вся история изложена в публикации «Ловушка лля политтехнологов», вышедшей год назад в «Совершенно Секретно» (http://www.sovsekretno.ru/magazines/article/3077) и в блоге Владислава Калинина на сайте putin.ru. Более подробно об этом можем поговорить после суда кассационной инстанции.


ТЮРЬМА ЭТО ДЛЯ ПИАРЩИКА ПРОФНЕПРИГОДНОСТЬ? ПРИГОВОР? ИЛИ, ПЕРЕФРАЗИРУЯ КЛАССИКА, «КАЖДЫЙ ПРИЛИЧНЫЙ ПИАРЩИК ДОЛЖЕН ХОТЬ РАЗ ПОСИДЕТЬ В ТЮРЬМЕ?»
Профнепригодность — это когда ты даешь «нужные» показания против коллег, клиентов и партнеров, чтобы остаться на свободе. А пребывание в тюрьме, при правильном к нему отношении, наоборот предоставляет уникальные возможности для личностного и профессионального роста.


ПОГОВОРИМ ПРО ДЕЛО «Pussy Riot». ВЫ В ТЮРЬМЕ, НО СИМПАТИЗИРУЕТЕ ВЛАСТИ. У ВАС, СТАЛО БЫТЬ, ОСОБЫЙ ВЗГЛЯД НА ЭТИ ВЕЩИ. КОГДА, ПО ВАШЕМУ МНЕНИЮ, В ЭТОМ ДЕЛЕ КОНЧИЛСЯ ШОУ-БИЗНЕС И НАЧАЛАСЬ ПОЛИТИКА, СНАЧАЛА РОССИЙСКАЯ, А ЗАТЕМ И МЕЖДУНАРОДНАЯ?
Власть — не барышня, чтобы ей симпатизировать. Я просто стараюсь относиться к происходящему в стране адекватно. Есть проблемы, есть поиски решений. Одна из ключевых таких проблем — состояние судебной системы, без качественного изменения которой невозможна, к примеру, никакая эффективная реформа МВД. Да, эту проблему нужно срочно решать, но делать это нужно предъявляя соответствующие претензии руководству страны в правовом и конституционном поле.

Что касается «Пуси райот», то вся эта история изначально была связана с шоу-бизнесом не больше, чем кампания «Голосуй, или проиграешь» образца 1996 года. Нормальная такая информационная война, достаточно очевидно какие цели были поставлены, как их добивались. Вообще-то все это уже в подробностях было описано в «Бесах» Достоевского.

Кстати, все случившееся очень интересно проанализировать именно с профессиональной точки зрения, посмотреть на динамику, разложить «ходы» при помощи системного анализа. Потому что «репутационная агрессия» становится очень популярным инструментом достижения задачи. А PR в значительной степени это именно управление репутацией.


ПИАРЩИК ДОЛЖЕН БЫТЬ В ТЕНИ? ИЛИ НУЖНО БОЛЬШЕ ПУБЛИЧНОСТИ, ЧТОБЫ ОБЕЗОПАСИТЬСЯ, ВСЕГДА ИМЕТЬ ПОД РУКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ, КОТОРОЕ МОЖНО ПОДНЯТЬ В ЗАЩИТУ? НО ВЕДЬ С ОТКРЫТОСТЬЮ ПИАРЩИКА И ЕГО ПУБЛИЧНОСТЬЮ РЕАЛИЗОВАТЬ ПРОЕКТЫ ПРИДЕТСЯ МЕНЕЕ КАЧЕСТВЕННО, КАК РЕШИТЬ ЭТУ ПРОБЛЕМУ?
Я думаю, что выбор в пользу публичности или закрытости не нужно делать исходя из соображений безопасности. Это две разных стратегии, состояния души, если угодно. И прежде всего, важно оставаться самим собой, а что там будет с вашим «публичным образом» — не так уж важно. Качественная работа зависит от совсем других факторов — уровня профессионального интеллекта и владения практическими PR-инструментами. И то и другое зависит только от вас — личных качеств, образования, опыта работы.


КТО В РОССИИ, ПО-ВАШЕМУ, ЯВЛЯЕТСЯ ГЛАВНЫМ ПИАРЩИКОМ НЕ ПО ПРОФЕССИИ И РОДУ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, А ФАКТИЧЕСКИ? ГРУБО ГОВОРЯ, ПРЕЗИДЕНТ, А КТО ЕЩЕ?
Есть разница между ньюсмейкерами (главным из которых и является президент) и PR-специалистами. С этой точки зрения объективных критериев в выборе «лучшего по ремеслу» быть не может. Например, некий Иван Иванович получил премию «Серебряный лучник» в третий раз подряд. Но утверждать, что он «круче» Игоря Писарского, который когда-то эту премию придумал, было бы странно.

В начале ХХ века в Гамбурге раз в год за закрытыми дверями собирались самые знаменитые борцы, чтобы без свидетелей выяснить, кто же действительно сильнее всех (потому что борьба на публике во многом была шоу). Отсюда и известное выражение «по гамбургскому счету». В России за последние лет пятнадцать-двадцать сформировалось очень сильное профессиональное сообщество, но «гамбургского счета» нет и быть не может. Из того, что было на виду, лично на меня очень сильное впечатление произвела PR-составляющая борьбы за «СОЧИ-2014» и «ЧМ-2018», в первую очередь потому что она проходила в рамках «высшей лиги» — на международном уровне и с соответствующими оппонентами.


КАК И КОГДА ВЫ ПРИШЛИ В ПИАР?
Впервые осознанно PR-технологии я начал использовать в 1991 году, когда работал помощником сопредседателя Межрегиональной депутатской группы Юрия Николаевича Афанасьева. Только что и впервые в СССР была издана знаменитая книга Сэма Блейка «Что такое паблик рилейшенз» и мы попробовали организовать пресс-службу исходя из новых принципов, что называется, «по учебнику».

Через год мы с товарищами начали работать с Ассоциацией профсоюзных организаций студентов, организовав Студенческий пресс-информ-центр, совмещающий функционал информационного и PR-агентства. Помню, что мы переживали по поводу того, что по итогам первой пресс-конференции отписали «всего лишь» два десятка печатных СМИ, вышло два материала на радио, сообщение на ленте ТАСС и трехминутный сюжет в программе «Время» с повтором в полночь. Критериев оценки не было, и мы искренне думали, что это не очень хороший результат.

Первый опыт организации PR-подразделения в бизнес-структуре был в 1994-95 годах в корпорации «Экипаж». А с первым клиентом уже в режиме привычного агентского обслуживания мы стали работать весной 1997 года, когда появилась компания «Пресс-Лаборатория». Это был лидер пейджинговой связи «Мобил ТелеКом».


РАССКАЖИТЕ О ПРОЕКТАХ, КОТОРЫМИ МОЖЕТЕ ГОРДИТЬСЯ В ХОРОШЕМ СМЫСЛЕ ЭТОГО СЛОВА, ЕСЛИ ПО НИМ НЕ ИСТЕК «СРОК ДАВНОСТИ».
Интересных проектов было много.

Из того, о чем будет корректно рассказать, это, например, организация для «Кубка Кремля» журналистского турнира по теннису, когда мы пишущую о теннисе братию поставили в условия профессионального соревнования, вывезя их в «Москоу Кантри Клаб» в Нахабино. Судьи были те же, что на большом турнире и даже призовой фонд точно такой же, но не в долларах, а рублях, (тогдашний курс это позволял и получилось эффектно).

Очень нестандартный ход был придуман в Новосибирске, когда купившая местный завод московская компания-заказчик столкнулась с настоящей репутационной агрессией. Мы тогда предложили не организовывать публикации в СМИ, а проспонсировать возрождение местного пресс-клуба, с ремонтом помещения, закупкой техники и т.д. Заказчик согласился и получил очень серьезные репутационные позиции в ранее враждебном регионе.

Схожие проблемы были в Киеве, где покупка завода тем же клиентом сопровождалась организованной конкурентами кампанией в СМИ о том, что «москвичи пришли разорять завод». Тогда мы тоже разработали ассиметричный ответ, выпустив специальный номер корпоративного издания, персональный экземпляр которого вручили каждому сотруднику предприятия. Там подробно было изложено все, как обстоят дела на других заводах, что предполагается сделать, какова социальная политика в компании, а на последней полосе было даже интервью с Пугачевой, сделанное специально для этого проекта, где она поделилась личным и очень позитивным опытом сотрудничества с нашим заказчиком. После того, как несколько экземпляров издания попали в украинские СМИ, информационная война закончилась.

Очень интересным был еще один нестандартный проект, когда серьезный ньюсмейкер решил поздравить газету «Ведомости» с пятилетием и нужно было решить проблему подарка. Мы тогда сделали совершенно хулиганскую и пиратскую газету «Наши Ведомости», в мельчайших деталях копирующую оригинал, но подготовленную нашим клиентом и его коллегами.

История имела продолжение, потому что через несколько месяцев пятнадцатилетие отмечал уже «Коммерсант». А поскольку повторятся было нельзя, его сотрудникам был презентован проект «Коммерсантовщина», который вобрал в себя всю историю издательского дома. Там были специальные отсылки к разным знаковым моментам — заголовки с намеками, рубрики, фамилии авторов, элементы дизайна.

Например, фраза «Папа Вася пропил жизнь» будет понятна только тем, кто работал в Ъ в 1993-94 годах, также как и "Мировой пидер мужской моды" (при верстке рекламы для журнала «Домовой» в слове лидер перепутали первую букву) ... В общем, это был хороший проект, выложились мы по полной, но и клиент был очень рад (да он и сам с удовольствием поучаствовал) и адресаты довольны. После праздника этот номер разместили на сайте «Коммерсанта», что для нас было настоящим знаком качества.


Продолжение следует…

Выражаю благодарность адвокату Владимиру Кошелеву за помощь в подготовке интервью.


promo matveychev_oleg февраль 3, 2019 18:05 88
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…