August 9th, 2012

promo matveychev_oleg february 3, 2019 18:05 103
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…

Планирование в экономике

Всё больше стран восстанавливает или развивает государственное планирование. Оно помогает не только выходить из кризисов, но и предотвращать их.

Усугубление кризиса в еврозоне и опасения его возможного «экспорта» в другие страны заставляют всё более число экспертов, включая российских, высказываться в пользу воссоздания или расширения государственного социально-экономического планирования. Оно не обязательно должно быть директивным, как в СССР, – существует и индикативное, иными словами: прогнозное, рекомендательное. Но в любом случае это помогает своевременно предотвращать кризисы или оперативно устранять их последствия.

Индикативное планирование с успехом используется, например, в Индии и КНР, Бразилии, Венесуэле, ЮАР, Южной Корее, странах Скандинавии и Юго-Восточной Азии, Белоруссии и Туркмении, Казахстане и Узбекистане, Израиле и Пакистане. А также в Японии, Канаде, Австралии и Новой Зеландии, малых государствах Европы, в большинстве членов ОПЕК, включая Иран и Саудовскую Аравию…

В некоторых странах совмещается опыт государственного планирования в СССР (директивного) и Югославии (индикативно-рекомендательного). Примечательно, что и тот, и другой виды сегодня характеризуют социально-экономическую политику в регионе бывших СССР и СЭВ – Азербайджана, Молдавии, балканских и прибалтийских государств.

И там, где существует и развивается государственное планирование, ситуация куда лучше, чем в странах еврозоны и США, где главенствует неолиберальная модель («рынок всё сам отрегулирует»).

Глава Тайваня Чан Кайши в конце 1940-х впрямую призывал использовать опыт СССР: «…давайте присмотримся к планомерному развитию советской промышленности, когда за короткий период эта страна поэтапно превращалась в индустриальную. Благодаря чёткому планированию всех компонентов промышленного развития». Что и было сделано, точнее – повторено на Тайване. В результате островное государство с территорией меньше Московской области превратилось в «индустриального дракона».

Другой интересный пример – Саудовская Аравия, которая давно не опасается падения мировых цен на нефть. Ибо в стержневых отраслях страны, остающихся государственными, – перерабатывающей, пищевой, химической, трубопроводном и железнодорожном транспорте, жилищном строительстве – применяется, с некоторыми модификациями, советская система планирования.

Индикативно-рекомендательное планирование основано, прежде всего, на данных национального межотраслевого баланса (МОБ) и на рассчитанном по формуле МОБ прогнозе спроса-предложения на мировом рынке. Этот метод успешно применяется в Бельгии, Нидерландах, Франции, где имеются «генеральные комиссариаты по планированию». То же – в Японии, Норвегии, Исландии и Дании. В этих странах нефтегазовые и биологические ресурсы целиком находятся в ведении государства и его отраслевых плановых комитетов. Причём в Японии «государственное управление экономического планирования» при кабинете министров существует с 1937 года!

Словом, разрушенные в России Госплан как структура и госпланирование как система по сей день востребованы широко.

Альберт Эйнштейн, впечатлённый беспрецедентными успехами послевоенного восстановления СССР, пророчествовал в 1948 году: «Когда-нибудь наступит день, когда все нации (если таковые ещё будут существовать) будут благодарны России за то, что она, несмотря на величайшие трудности, продемонстрировала практическую осуществимость планового хозяйства».

Франклин Рузвельт не скрывал, что США для преодоления Великой депрессии воспользовались опытом СССР в части государственного регулирования экономики. Примерно с 1939 года под патронатом администрации США там были созданы крупные организации по долгосрочному и стратегическому планированию (по штатам, по отраслям, по внешней торговле и капиталовложениям), которое, однако, к 80-м годам трансформировалось, главным образом, в прогнозные модели – в силу мировоззренческого господства неолибералов с их концепцией «абсолютно свободного рынка».

Но многие крупные американские корпорации, по масштабам превосходившие советские отраслевые министерства, в 30–70-е годы осуществляли внутреннее планирование в основном директивными методами. Они применяются и сегодня. Примечательно мнение Александра Зиновьева: «Критиковали СССР за плановую экономику. А теперь даже антикоммунисты признают, что плановости в западной экономике больше, чем было в СССР».

Кстати, американский экономист Джон Кеннет Гэлбрейт (1908–2006) буквально заклинал российских «реформаторов»: «Только не трогайте Госплан!» Увы, не послушали…

Индия и Китай – антиподы происшедшего в России. В 90-х экономическим советником правительства КНР был тот же Гэлбрейт. С его участием разработаны четыре плана-модели для китайской экономики. Затем, с 1998-го по 2001-й в той же должности в Пекине работал американский экономист Джозеф Стиглиц (род. 1943) – опять-таки сторонник государственно-регулируемой экономики. Судя по результатам КНР, рекомендации Гэлбрейта и Стиглица оказались весьма продуктивными.

Вполне реальной заявкой Индии на глобальное лидерство является объявленный в 2011-м национальный план-прогноз до 2020 года. Работа над ним продолжалась около 10 лет. Кстати, плановую комиссию со времени её образования в 1950-м первым премьер-министром Джавахарлалом Неру неизменно возглавляет глава правительства. В частности, сегодня – Манмохан Сингх.

Осенью 1994-го на Западе было опубликовано заявление североамериканских нобелевских лауреатов по экономике. Среди подписантов был всемирно известный Василий Леонтьев (1905–1999). Он всегда выступал, как и его столь же титулованный соотечественник Семен Кузнец (1901–1985), за сочетание плана и рынка, за компетентное госрегулирование, доказывая, что планирование, от предприятия до национальной стратегии развития, – жизненно необходимо.

В том документе, в частности, отмечалось, что «без эффективной государственной экономической программы идущие в России преобразования приведут к следующим результатам: сокращению валового национального продукта; высокой инфляции; увеличению импорта конечного продукта до уровня, уничтожающего спрос на производимые внутренние товары и их производство; криминализации экономики, установлению атмосферы всеобщего страха и запуганности; ухудшению положения в социальной сфере, включая государственное здравоохранение, образование, безопасность населения; сокращению инвестиций в экономическую инфраструктуру; падению уровня жизни и росту разрыва в доходах». Как в воду глядели…

Спустя два года появилось уже совместное заявление Леонида Абалкина, Олега Богомолова, Дмитрия Львова, Валерия Макарова, Станислава Шаталина, Юрия Яременко, американцев Майкла Интрилигейтора, Лоуренса Клейна, Василия Леонтьева, Маршалла Поумера, Джеймса Тобина. Отмечалось, что «российское правительство должно играть значительно более важную роль при переходе к рыночной экономике. Необходим баланс между рынком и госрегулированием. Политика невмешательства государства в экономику, являющаяся частью «шоковой терапии», не оправдала себя. Правительству следует заменить её программой, при которой государство берёт на себя основную роль в экономике, как это происходит, например, в современных смешанных экономиках США, Швеции, Германии. Экономика не может развиваться без поддержки и направления со стороны государства».

Примечательно мнение эксперта международного Института гуманитарных проблем им. Шиллера (Германия) Вильяма Эндахла: «Политика Вашингтона состоит в использовании МВФ как экономического полицейского, чтобы удержать другие нации от попыток обретения экономической независимости... К концу 1970-х многие на Западе стали склоняться к мысли, что МВФ изживает себя. Например, Швейцария отказывается от членства в МВФ и не желает принимать наднациональный диктат. …Когда МВФ «посещает» страну-жертву, он всегда говорит одно и то же: сокращайте государственные расходы. «Зачем?» – «Чтобы сбалансировать бюджет. Затем девальвируйте свою национальную валюту». – «Зачем?» – «Чтобы зарабатывать доллары для выплаты долгов нью-йоркским и лондонским банкирам». Это не важно, что ваша экономика отчаянно нуждается в угле или стали для национального развития, либо в еде для собственного населения. МВФ называет это «приведением к необходимой кондиции». Банки называют это «отрабатыванием долга». Но это – геноцид! Да, они обещают доллары для «будущей жизни», но только если вы согласитесь на их жёсткие условия. И тогда ценой станет разрушение национального суверенитета страны... Должна осуществляться самостоятельная политика: ни одна нация в истории не построила свою экономику успешно без того, чтобы государство и правительство не играло в этом основную роль» («Информационный бюллетень Шиллеровского института в Москве», 1992, № 1, с. 35).

Так не пора ли воссоздать в том или ином виде государственное планирование в России?

Как полагает известный экономист Юрий Белик, входящий в президиум Центрального советаобъединения российских учёных социалистической ориентации, плановый орган может быть образован на базе нынешнего Минэкономразвития. Но при этом необходимо заново создать в России соответствующую систему на уровне предприятий и фирм. Опыт Госплана СССР может быть весьма полезным, считает учёный. По его мнению, «планы, особенно с долговременным горизонтом, могут представлять собой стратегию развития рекомендательного содержания. Здесь вполне пригоден индийский опыт, да и у китайцев в этой сфере многому можно поучиться». Образование планирующего органа Белик называет необходимым условием возрождения России. А главной задачей должна стать «стратегия развития для всех составных частей российской экономики с продлённым горизонтом до 2030 года».

Эти взгляды разделяют многие крупные учёные. А опыт советского планирования, повторим, по-прежнему широко востребован в мире.

Алексей Чичкин

http://file-rf.ru/analitics/656