June 25th, 2012

35 тыс марш 150 км шли, ни одно СМИ не заметило. Настоящий русский марш миллионов

Тридцатипятитысячный крестный ход на Вятке прошёл незамеченным популярными СМИ, ориентированными на дутые «марши» и «скандалы, интриги, расследования».

В Кировской области прошёл Великорецкий крестный ход. Не менее тридцати пяти тысяч паломников несколько дней шли сто пятьдесят километров по бездорожью, во исполнение древнего обета, из Трифонова монастыря до села Великорецкого. Десятки тысяч деятельных, думающих людей, живущих не одними лишь мыслями о материальном, осуществили многотрудное дело. Но об этом ведущие СМИ не рассказали ни слова.

Великорецкий крестный ход устраивается ежегодно в начале июня. По давнему завету, идущему с XIV века, чудотворная икона святителя Николая, обретённая возле реки Великая и перенесённая в город Хлынов, что нынче зовётся Кировом, каждый год доставляется к речным берегам и обратно. По лесам, полям, болотам люди пешком, на руках несут святую икону, и каждый год в долгий тяжёлый путь собирается огромное количество народа.

Каков этот народ? Это всё люди, которые сопрягают свою жизнь с тем, что больше и выше их, и переживёт любого из нас. Эти люди бодры, энергичны, лишены уныния, праздности, бессмысленной тоски и снедающей обиды на жизнь. Они совершают совместное, объединяющее их дело, требующее от каждого изрядной доли труда, терпения и заботы, равно как немалого чувства солидарности и любви. И поэтому о них не напишут в креативном «Коммерсанте» или высоколобых «Ведомостях».

Их ход – не пикник и не прогулка, не повод посудачить о мирской жизни, какой выпадает на множестве других совместных мероприятиях. Это своего рода духовный подвиг, требующий от каждого участника особого настроя и сосредоточения. Он немыслим без лада в душе, его не пройти без внутренней цельности.

Фото (с) «РИА Новости»/ Владимир Астапкович.

По сути, крестный ход, объединивший людей всех возрастов и сословий, – это и есть настоящий Русский марш, подлинный Марш миллионов, их множество наших сограждан, объединившись на время в сплочённый, инициативный, неутомимый людской поток, выразили то главное, что волнует их сердца. Вот почему о них не замолвит словечко желтая «Жизнь» или бульварный «МК».

Их не нанимали на чьи-то деньги. Не свозили на автобусах, всучивая в руки типографские плакаты. Не соблазняли отгулами – или же вспышками сотен фотокамер, с перспективой удостоиться «пятнадцати минут славы» в блогосфере. Паломников не используешь для чьего-то пиара или в качестве «хомячков» для утверждения чужой воли. Никчемные столичные «марши» всевозможных окрасов, «от метро до кабака», придуманные специально для отправления политических надобностей жителей мегаполисов, не заманят в свои шеренги этих людей. Чужда им и переменчивая разухабистая радость фанатов, надорвавших пивные животы от нестройных кабацких воплей. И по этой причине их обойдёт вниманием современная российская пресса.

С точки зрения нынешних масс-медиа, Великорецкий крестный ход – это и не новость вовсе. До тех пор, по крайней мере, пока на нем не случится что-то «нетривиальное» – то бишь, на взгляд типичного новостника: скандала, давки или хотя бы массовой драки. В наши дни пресса в охотку пишет о делах церковных, но ход этот обойдут стороной даже пакостники, набившие руку на издевательствах над Православной верой. Тут не отыщешь ни «часов архиерея», ни «дачи Патриарха», ни «храмовой автостоянки» – стало быть, и писать не о чем.

Отчего же так? Почему в последние двадцать лет содержанием подавляющего большинства «современных» – говоря иначе, содранных с западных образцов – отечественных СМИ стали пляски на костях, с непременными кишками, размотанными по асфальту в свете городского неона, либо же скабрёзность, обнаруженная в грязном белье знаменитости? Почему эта грязь сочится даже из «респектабельных», липких от нефти изданиях, для которых новость пуста, если она не сулит миллиардов.

Потому что «пипл хавает», рассуждают идеологи этой мерзости. Потому что «капитализация» крестных ходов котируется куда ниже «фейсбука». Потому что «народу нравится, когда мя-яс-сссо, либо мёртвое, либо голое». Иначе «читателю будет не интересно, и тираж упадёт». Иначе зритель, в своем дремотном вялотекущем состоянии, не сможет щекотать себе нервы инфернальными картинками «особой реальности», которые подсовывают ему чьи-то ловкие пальцы. Итогом становится беспрерывное повышение уровня всеобщего безумства, когда целая нация день и ночь потребляет «ужасы нашего городка», и не может ими насытится.

Раз так, то мы, подсевшие на жареные новости и реалити-шоу, на «жизнь звёзд» и «скандалы недели», обречены. Мы, ежедневно делающие тиражи и рейтинги для этой адовой кухни, в конце концов загнёмся – то ли от «передоза», то ли, напротив, от нежданной поломки этой информационной «иглы», как, помните, едва не случилось во время пожара на Останкинской башне.

А паломники – останутся. Мы-то сидим тут, в сотый раз переключая каналы или сайты, а они – идут. Они и теперь ограждены от разъедающего мозг варева: своей верой, стойкостью, полнокровной жизнью. Когда же наши мозги, опухнув от сатанинского пиара, с его котировками, резолюциями, хипстерами и гаджетами, лопнут, не выдержав траффика, вятские праведники наследуют землю.

http://file-rf.ru/context/1693





promo matveychev_oleg февраль 3, 2019 18:05 75
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…

Китайская притча о воспитании:))))

 

Однажды к Мастеру Чжану пришли трое его детей, и каждый желал странного. 

- Почтенный родитель, - жеманясь и краснея, сказал старший сын. - Мне кажется, я люблю мужчин больше, чем женщин. А среди мужчин больше прочих мне по сердцу Ван Инхуй из соседней деревни. Он такой... такой!.. он как Бьякуи из "Блича"!.. Я понимаю, ты хотел видеть во мне опору в будущем, продолжателя рода и наследника своего мастерства, но... извини, я хочу иначе. Ничего, если я приведу в дом Ван Инхуя, и мы будем спать в одной кровати и сидеть у огня, держась за руки?.. 

- Отец, - потупясь, сказал средний сын. - Мне кажется, я пацифист и не могу даже смотреть на оружие, мясную пищу и чужие страдания. Я понимаю, ты хотел бы видеть во мне могучего воина, победителя и защитника, который прославится на всю Поднебесную, но... извини, я хочу иначе. Ничего, если ты отмажешь меня от армии, и мы возьмем в дом нашего поросенка, которого мы откармливаем на Праздник Фонарей? Я назову его Пикачу, буду купать в теплой воде, повяжу на шею синий бантик, и мы с Пикачу будем кушать только растительную пищу!.. 

- Папочка! - сказала любимая дочь Мастера Чжана, Ма Сянь, водя изящной ножкой по глиняному полу. - Ты знаешь, я ведь молодая, красивая и умная девушка. Поэтому я хочу самореализоваться и пожить для себя. Я понимаю, ты хотел бы видеть во мне любящую жену, умелую хозяйку и заботливую мать своих многочисленных внуков, но... извини, внуков у тебя не будет. Ничего, если я уеду в город, стану там офисным работником, сделаю карьеру и стану чайлдфри? А по выходным я буду приезжать к тебе в дом престарелых на своем "Матисе" и куплю тебе замечательное кресло-качалку... 

Мастер Чжан уже открыл было рот, чтобы громко высказать детям все, что он о них думает, но так и не издал ни звука. "А нужно ли? - подумал он вдруг. - Да какое же я имею право решать за своих детей, как им жить, с кем спать, что есть, во что верить? Они же самостоятельные личности! Ну и что, что старшему всего семнадцать? Подумаешь, мне не нравится! Ничего, потерплю, зато дети мои будут счастливы! В конце концов, чем цивилизованнее человек, тем он толерантнее, так неужели я буду вести себя как дикарь?!" 

- Хорошо, - устало сказал он, - живите как хотите. 

...Прошло десять лет. Дети мастера Чжана жили как хотели. 

Мастер Чжан терпел-терпел, но в конце концов его это просто заколебало. Он пришел к соседу Мастеру У поделиться своим несчастьем и увидел, что Мастер У сидит в беседке перед садом камней, пьет сливовое вино и курит свою любимую кривую трубочку. 

- Как поживаешь, сосед? - спросил Мастер Чжан. - Все ли в порядке? Что детишки? 

Мастер У неторопливо отпил из чашки и ответил: 

- Старший сын женился на дочери уездного судьи. Они живут душа в душу, сын хорошо зарабатывает, у них в городе большой дом. Средний сын служит в императорской коннице на южных рубежах Поднебесной. Он начальник "длинной сотни" латных копейщиков. Враги боятся его, как огня, друзья любят, подчиненные уважают, начальники ценят и недавно он был удостоен аудиенции императора. А дочь - что ж, вон моя красавица-дочь, ее любимый муж и пять моих внуков. 

- Невероятно! - вскричал Мастер Чжан. - Но разве десять лет назад твои дети, будучи молодыми, горячими и глупыми, не приходили к тебе, желая странного?! 

Мастер У степенно кивнул. 

- Как же тебе удалось воспитать таких славных детей?! 

- Воспитать?!!! Да я просто объяснил им, что если они не перестанут валять дурака, я пере#бу их всех лопатой.