January 11th, 2012

Анонс курса Геостратег: войны будущего

Место проведения: Санкт-Петербург 28 января - 15 сентября 2012 г.



Авторы и ведущие: Алексей Степанов, Сергей Переслегин, Елена Переслегина

http://znatech.ru/proekty/war/anons_kursa_geostrateg/

Необходимые документы участников курса Геостратег: Оферта, Регистрационная форма, программа курса, анонс первой игры, условия участия и схема оплаты, cхема проезда к месту проведения.




В конце 1916 года лидер российской партии большевиков В.Ленин справедливо заметил, что наметился переход от политики империалистической войны к политике империалистического мира. «Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается»: новая тенденция реализовалась только спустя два года, но, конечно, не просто так вся военная риторика кампаний 1917-го и 1918-го годов крутилась вокруг лозунга «сражение за мир».

Приближается столетие начала Первой Мировой войны, и мы, сегодня, должны констатировать, что все более и более интенсивно идет в мире обратный процесс – от глобализированного (империалистического) мира к новой глобальной войне.

Уже в конце 2008 года такая война перестала рассматриваться, как нечто принципиально невозможное. К началу следующего десятилетия о ней стали говорить в языке прогнозов и вероятностей. А апокалипсические настроения, господствующие перед новым 2012 годом, позволяют считать большую войну даже желательной – на фоне других версий наступающего «конца света».

Как и в начале ХХ века, большая и «обязательная» война начинается с малых случайных войн. Тогда это были конфликты на Балканах и в Турции. Сегодня – страны Магриба и Леванта, и, опять-таки, Балканы и Турция. История повторяется и, отнюдь, не всегда, как фарс.

Почему война вновь стала приемлемой?

Во-первых, масштабная военная деструкция экономики с последующим ее переустройством – апробированный всеми мировыми элитами выход из серьезного экономического кризиса. О новой «великой депрессии» не говорит сегодня только самый ленивый – даже российский Президент счел нужным поздравить свой народ с Новым годом фразой о необходимости «затянуть пояса». Предыдущая «великая депрессия», как известно, прямо и непосредственно привела к войне. «Ну что тебя корчит? Разве тебе не известно по курсу логики, что одинаковые причины влекут одинаковые следствия?» (с) Л.Соболев.

Во-вторых, война воспринимается некоторой частью мировых элит, как возможность немедленно похоронить всякие надежды на ренессанс «левого проекта» - а следы такого ренессанса обнаруживаются и в событиях на московской Болотной площади, и во всемирной кампании «Захвати Уолл-Стрит», и в беспорядках в Лондоне и Париже. И даже в кошмарном террористическом акте в Норвегии. Идея управиться с призраком революции с помощью призрака войны, конечно, вполне близорукая и очень опасная, но она вполне соответствует логике фазового кризиса. К тому же, в рамках военного администрирования можно поискать способы ограничить или даже поставить под контроль миграционные потоки, а это сегодня воспринимается европейскими лидерами, как вопрос национального выживания. Об этом, собственно, все заявления на тему «кризиса» или даже «краха» политики мультикультурализма.

В-третьих, раз уж переход от конфессионального мира к секулярному сопровождался большой войной (Тридцатилетней), было бы поистине удивительно, если бы без войны случилось построение постсекулярной цивилизации.

Есть и в-четвертых, и в-пятых, и в-шестых…

Конечно, все это не делает войну неизбежной – исторический процесс сугубо вероятностен, и предопределенности он не терпит. Но рост вероятности войны означает, что соответствующие, то есть, военные в своей сути, приемы и методы будут все шире применяться – в управлении, в бизнесе, даже в образовании и в науке. На смену «бизнесу в стиле фанк» приходит «бизнес в логике Шлиффена или Гудериана». И «мастеров бизнес-администрирования» сменят в руководящих звеньях министерств и корпораций «мастера стратегического администрирования».

К этому нужно быть готовым.

Складывающаяся ситуация напоминает 1914 год еще в одном отношении. Тогда крупной войны в Европе не было два поколения – с 1871 по 1914 год. В результате, военачальники «проспали» промышленный переворот, повлекший за собой полную смену представлений в военном деле. Новым реалиям пришлось учиться прямо на поле боя. «…полковник творил прямо чудеса: никуда он не поспевал вовремя и водил полк колоннами против пулеметов». (с) Я.Гашек. Сегодня эта картина повторяется: почти семьдесят лет – три поколения – в училищах и поколениях изучают опыт Второй Мировой войны и, в лучшем случае, конфликта 1973 года на Ближнем Востоке и колониальной кампании Великобритании на Фолклендах. Да, есть еще Ирак, Афганистан и Ливия, но, вот, извлечены ли из этих сугубо периферических столкновений постиндустриальной армии с армиями индустриальными или даже традиционными правильные уроки?

Есть некоторые основания считать, что изменения – впервые за две с половиной тысячи лет, прошедшие после появления трактата Сунь-Цзы – коснулись самой сущности войны. Что она перестала быть схваткой за территорию и ресурсы (геополитическая логика) или даже за потоки и капиталы (геоэкономический подход), а стала чем-то совсем иным. Чем? Может быть, сражением в пространстве культурных кодов, знаков, смыслов, форматов и брендов – геокультурная парадигма? Может быть, борьбой за прошлое и будущее – эвологическая сратегия? Или что-то еще?

При этом социосистемный подход жестко указывает, что при любых изменениях и превращениях война останется войной, и стандартные правила стратегии, оперативного искусства, обыденные тактические приемы – все это нужно обязательно иметь в виду, знать и использовать.

Другими словами, сегодня нужно быть готовым к любой войне – привычной и совершенно нетрадиционной, глобальной и сколь угодно локальной, внешней и внутренней, открытой и тайной.

В этой ситуации разумно – и очень интересно – попытаться на уровне стратегических, ролевых, расстановочных игр и других прогностических игровых форм наметить хотя бы контуры того, что при определенных условиях может произойти и к чему следует быть готовым. Поэтому корпорация «Знаниевый реактор» приняла решение организовать и провести серию военных игр под общим названием «ГЕОСТРАТЕГ: ВОЙНЫ БУДУЩЕГО».

Эти игры будут носить, отчасти, учебный, отчасти, исследовательский, но, прежде всего, прогностический характер.

Мы начнем с игры, посвященной вполне традиционной войне сильного со слабым – ливийской кампании стран Запада 2011 года. Затем будут игры, рассматривающие различные возможности преобразования (или распада) Европейского Союза. Неизбежна, по крайней мере, одна игра, рассматривающая проблемы фазового кризиса и борьбы за мировое проектное пространство. И, конечно, нельзя упустить из вида возможность войны не в пространстве, а во времени: войны за Будущее и за Прошлое.

Поскольку прогнозируется «столкновение подходов» к войне, будут игры, в которых геоэкономической логике противопоставляется геополитическая или геокультурная: «Новая доктрина Монро».



Все игры будут организованы, в общем, по одной схеме:

Короткая лекция (1 час 30 минут)
Вводная к Игре (30 минут)
Три игровых такта (примерно по 1 часу 30 минут)
Сборка игры – в форме доклада Посредника или отдельной «сборочной» экспресс-игры, или другой «Знаниевой машинки» - «Реактора» или «Коллайдера».


По итогам каждой Игры будет сделан и выдан каждому участнику отчет, также мы будем публиковать материалы на сайте проектной группы «Знаниевый реактор». В конце года на основании этих отчетов будет подготовлен мини-учебник по современной и постсовременной стратегии.



В каждой из Игр мы попытаемся – либо в ходе самой игры, либо, как результат сборки, прописать все три базовые стратегические логики – войну силы и хитрости (подход Ареса), войну ума и богатства (подход Афины), войну смыслов и харизмы (подход Христа).

Скорее всего, курс ««ГЕОСТРАТЕГ: ВОЙНЫ БУДУЩЕГО» будет последним открытым курсом, посвященным грядущей войне: ее формам, приемам и методам.
promo matveychev_oleg февраль 3, 2019 18:05 88
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…