?

Log in

No account? Create an account

matveychev_oleg


Блог Олега Матвейчева

Для тех, кто копает глубже


Домайданились.....
matveychev_oleg
За два десятилетия независимости Украина существенно отстала от России и Казахстана по среднему уровню благосостояния. Последний кризис Украина тоже пережила гораздо тяжелее, чем любая другая крупная страна СНГ.

Почему Украина стала «хромой уткой» и сможет ли она выжить в одиночку?

Средняя зарплата в валютном эквиваленте составила здесь в прошлом году 282 доллара США — на треть меньше, чем в Белоруссии, и в два с половиной раза меньше, чем в России.

Если бы 20 лет назад кто-нибудь сказал украинцам, что их среднедушевой доход будет втрое ниже казахстанского, они бы оскорбились. Тогда они были уверены, что страна с плодороднейшими землями, мощной промышленностью, сильной наукой и богатой культурой через несколько лет займет достойное место среди развитых стран Европы, как минимум будет стоять в одном ряду с Чехией, Польшей и Венгрией.

Эти надежды разбились уже к концу 1990-х. Возродиться им пока не суждено.

Список достижений Украины за последние два десятка лет, в том числе в экономике, гораздо короче перечня потерь. Разочарование украинцев вызвано не только низким уровнем жизни, но и вопиющим социальным неравенством, всепроникающей коррупцией, цинизмом и недоверием ко всем общественным и государственным институтам, постоянной политической напряженностью и общей неуверенностью в будущем страны. Согласно опросу Pew Research Center, в 2007 году только 9% украинцев были уверены, что их страна движется в правильном направлении, — и это в самом благополучном для Украины году за последние 20 лет.

...У государственных финансов Украины есть две главные беды — национальная нефтегазовая монополия «Нафтогаз Украины» и Пенсионный фонд. Дотации «Нафтогазу» из бюджета в 2010 году превышали расходы на здравоохранение. Трансферты на покрытие дефицита Пенсионного фонда были больше, чем расходы всех силовых ведомств Украины плюс расходы на образование, науку и спорт. Всего на эти цели в 2010 году бюджет выделил около 7% ВВП — пятую часть налоговых поступлений. Если учесть, что цены на газ имеют тенденцию к росту, а население Украины сокращается и быстро стареет, становится понятно, что решать эти проблемы надо не откладывая.

Нельзя сказать, что власти Украины не понимают необходимости оздоровления «Нафтогаза» и Пенсионного фонда. Еще в 2009 году правительство Юлии Тимошенко приняло на себя обязательства (это было условием получения кредита МВФ) повысить цены на газ для нужд отопления и для использования в быту (именно с этими секторами связаны основные источники убытков «Нафтогаза»). Однако обещания своего не сдержало. Пришедшие на смену оранжевым бело-голубые тоже подписались под аналогичным обещанием. С апреля 2011 года цены на газ для населения должны были быть подняты на 50%. Однако и правительство Николая Азарова не решилось пойти на непопулярные меры.

Как и реформа газового сектора, пенсионная реформа тоже пала жертвой боязни потерять поддержку электората. На пенсии Украина тратит до 18% ВВП, это один из самых высоких показателей в мире (Россия — 10% ВВП). Что еще хуже, если ничего не менять, то в связи с низкой рождаемостью и старением населения этот показатель через 15–20 лет может дойти до 24–25% ВВП. С необходимостью реформы правительство Тимошенко согласилось еще в 2009 году. Правительство Азарова обещало принять соответствующий закон до конца 2010 года. Однако воз и ныне там — принятие закона отложено до лета, с неопределенными перспективами...

К сожалению, Украина не может похвастаться благоприятным инвестиционным климатом. Как и в России, малооплачиваемые и слабо контролируемые чиновники вовсю используют свои позиции для извлечения административной ренты, создавая многочисленные препятствия нормальному ведению бизнеса. При этом на Украине влияние олигархии на государственный аппарат гораздо более откровенное, чем в России. Отдельные олигархические группировки имеют большую свободу действий и с успехом используют своих ставленников в высших эшелонах власти для лоббирования собственных интересов.

Видя открытую коррупцию на самом верху, чиновники нижнего уровня тоже не стесняются. Малый и средний бизнес зачастую сталкивается с полным произволом. Особенно вопиющая ситуация сложилась в судебной системе. Судебная коррупция как в России, так и на Украине — никем не оспариваемое явление. Но в отличие от России, с ее вертикалью власти и соответствующим правосудием, суды на Украине действуют в интересах различных групп влияния и далеко не всегда в интересах государства...

На Украине постоянно говорят о необходимости «цивилизационного выбора», под которым понимается сближение либо с Европой, либо с Россией. К сожалению, сторонники европейского вектора развития хотят всего и сразу — и демократии, и честной некоррумпированной власти, и экономической интеграции с Евросоюзом, и членства в НАТО, а также вытеснения русского языка из общественной жизни и воспоминаний об общем советском прошлом из общественного сознания. Никто бы не возражал против улучшения делового климата, но «европейцы» с упорством, достойным лучшего применения, делают упор именно на тех пунктах, которые неприемлемы для восточной части Украины.

Попытка прозападных сил преобразовать Украину после оранжевой революции провалилась не в последнюю очередь из-за отсутствия критической массы честных реформаторов. Люди, которые шли к власти с лозунгами очищения, улучшения инвестиционного климата, развития страны по европейскому пути, оказались в лучшем случае бессильны в борьбе с коррупцией, а в худшем — сами занялись вымогательством и взяточничеством.

Полный текст - http://expert.ru/expert/2011/23/nezadachlivaya-nezalezhnost/

promo matveychev_oleg february 3, 18:05 60
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…

Оппозиционные настроения американской элиты
matveychev_oleg
В последнее время, даже американцы насмерть затюканные демократией и "счастливой”, "свободной” жизнью за чужой счет все чаще начинают задумываться о будущем, анализировать настоящее и прошлое. Статья-фактический реквием по Америке.Конечно,такой огромный организм и умирать будет долго и в страшных мучениях . Гибель США будет довольно неожиданной и просто пугающе сокрушительной. Многое, очень многое, справедливо и для нынешней России.

Что, если бы русские вторглись в США?

Это не так уж невероятно, знаете ли. Мы потратили полвека и триллионы долларов, чтобы быть уверенными – этого никогда не случится, так что не такая уж это странная мысль.

Ну так что, если бы они вторглись в США?

Если бы они пришли и забрали все наши денежки?

Если бы они вторглись в США и обратили наших детей в рабство, превратили их в рабочих пчёл, обречённых на тяжёлый труд до конца жизни?

Если бы русские вторглись и выкачали все наши природные ресурсы, оставив после себя только горы ядовитого мусора?

Если бы русские вторглись и разрушили нашу инфраструктуру, наши учебные заведения, связали нас по рукам и ногам громоздкой и неэффективной системой здравоохранения?

Что, если бы русские вторглись в США и заключили большое количество наших людей в тюрьмы, созданные ради коммерческой выгоды? Если бы они разрушили наши вооружённые силы, отправив их в сулящие барыши колониальные экспедиции? Если бы они выбили почву из-под ног нашего среднего класса?

Что, если бы русские вторглись и обратили нас друг против друга? Обманом науськивая одних американцев на других, тем самым не позволяя понять, что они грабят нашу страну?

Если бы русские сделали что-то подобное, мы бы их перебили.

Если бы русские вторглись в США, мы бы, защищая нашу страну, послали армию сокрушить их (ну или хотя бы наняли кого-то для этого).

Если бы русские вторглись, мы были бы в ярости, рвали и метали, нас бы переполняла ненависть и жажда разрушения (по понятной причине), и мы бы обрушили на них всю нашу собранную воедино силу, чтобы избавить свою страну от их буйства грабежей.

Конечно, русские в США не вторглись. Но чем примечательно время, в которое мы живём, так тем, что на Америку обрушились все эти беды. Мы подверглись нашествию тех, кто желает нам зла, богатства нашего государства, наши личные запасы разворовываются вчистую. Эту страну грабят, всё, что не прибито гвоздями, увозится и продаётся. На спины наших детей взвалили огромные долги.

Наша система образования и здравоохранения высосана досуха, будто это просто источник доходов, и разваливается. Наша инфраструктура приходит в негодность. Наши рабочие места, нашу промышленность, наше общественное достояние связали в узелок и переправили туда, где труд стоит дешевле и рабочие податливее. Чем дальше, тем больше мы боремся просто за выживание. Общепризнанно, наше правительство остаётся в курсе событий настолько, насколько это необходимо, чтобы быть уверенным – у некоторых из нас дела идут хорошо. Просто в числе этих «некоторых» нет никого из ваших знакомых.

Что особо удивляет меня в настоящем моменте, так это то, что мы, по сути, подверглись нашествию, нас ограбили до нитки, и до сих пор не похоже, чтобы мы испытывали хоть какую-то злость по поводу этого.

Если бы такое сделали русские, мы были бы в гневе. На самом деле сие сотворил наш высший класс, и мы не только не злы на них, мы даже не заметили, что совершается преступление. Или если заметили, если и испытываем ярость, то избирали для неё до смешного неподходящие цели, например, либерала президента, который даже и близко не либерал.

У Америки всегда были и свои сильные стороны, и изъяны, но примерно с середины двадцатого столетия мы поняли одну вещь. Между элитой, правительством и народом существовала договорённость. Согласно условиям сделки, аристократия оставалась очень богатой, но существовали пределы её благосостоянию, потому как значительной частью богатств необходимо было поделиться с рабочими, со средним классом, на правительство возлагалась обязанность следить, чтобы так оно и было. Многие из имущего класса даже были согласны с таким положением вещей.

Однако с тех пор как Рональд Рейган въехал в город на коне, данная сделка уступила место новой, а, точнее, старой плохой договорённости. Согласно условиям этого нового/старого соглашения ничем не сдерживаемый имущий класс мог присваивать себе всё, что попало ему в руки, средний класс борется за тот минимальный уровень жизни, который может поддерживать, а остальные американцы, рабочий класс и бедняки, сползают всё глубже в нищету, сходную с нищетой в странах третьего мира. Согласно условиям новой сделки в обязанности правительства больше не входило ни обеспечивать благосостояние народа, ни следить за тем, чтобы существовали ограничения в тех сферах, где богатые могли эти богатства присвоить.

В соответствии с договорённостями правительство служило не более чем инструментом, помогающим плутократам отбирать у своего народа всё, что можно отобрать. Сие означает, что за последние тридцать лет мы полностью перестроили свою экономику. Перестроили так, что очень богатые стали немыслимо богатыми, средний же класс был счастлив бездействовать и даже не понял, что произошло. Если кто-то обратит внимание на цели значительного роста совокупного государственного долга в последние тридцать лет, то он обнаружит, что все деньги ушли богатым американцам.

Средний класс потерял опору под ногами. Это невероятно, но задумайтесь: несмотря на активный экономический рост, рабочие сейчас производят фактически меньше, чем производили в 70-х годах. Ещё более удивительно то, что всего этого было несложно добиться. Всё, что нужно было сделать, чтобы заставить людей согласиться на те крохи, что им остались, – дурачить их и отвлекать их внимание.

Тем временем профсоюзы сильно пострадали от изменений в политике государства. Рабочие места были перенесены для начала на юг – в Мексику, затем в Китай, а потом – в Таиланд и Вьетнам и, возможно, вскоре в Африку. Идёт нескончаемый поиск самого дешёвого способа выжать соки из рабочего класса во всём мире, Америка же остаётся без какой-либо промышленности или экономической базы.

Налоговая нагрузка также увеличилась, тем самым из карманов работающих американцев (в особенности через их детей) выкачиваются деньги и перераспределяются в пользу и так уже богатых людей. В результате такого изменения политики богатые стали абсолютно, удивительно, невообразимо богатыми, остальные же едва сводят концы с концами. Если бы пришли русские и сотворили такое – разграбили наши полезные ископаемые, поработили наших детей, обрекая их на изматывающую работу, если бы они оставили нам умирающую природу, рухнувшую экономику, разрушенную систему образования и инфраструктуру, подобную решету систему здравоохранения – если бы русские сотворили всё это, мы бы восстали в гневе, охваченные жаждой насилия, патриотизмом и национализмом, мы бы зарядили наше оружие и всех бы их перебили, до последнего.

Но сделали сие не русские, а наш правящий класс. И что ещё хуже, наше собственное правительство, действуя так, будто оно денно и нощно защищает нас от злого призрака, на самом деле помогало богатым пускать нам кровь, пока мы не будем столь слабы, что сгодимся только для коммерческих клиник. Подумайте, насколько вы должны быть глупы, чтобы позволить себя обокрасть и даже не понять, что у вас из кармана вытащили деньги.

Подумайте, насколько вы должны быть политически незрелыми, чтобы позволить вору прогуливаться рядом, позволить забрать ваши деньги и даже не понять кто этот вор. Представьте, каким глупцом нужно быть, чтобы обвинить в этом кого-то другого, например геев, или иракцев, или «чёрные вертолёты» (Чёрные вертолёты (англ. black helicopters) – американская городская легенда. Кратко -её смысл заключается в следующем: у ФБР’/ЦРУ/’ООН/ZOG/инопланетян есть чёрные-чёрные вертолёты без огней и каких-либо маркировок, не издающие при полёте и посадке ни звука. На них люди в черном прилетают за теми, кто пытается раскрыть человечеству Правду, и увозят в неизвестном направлении. Таким образом, если вы узнали что-нибудь, что скрывают власти, за вами уже вылетел чёрный вертолёт. ), и не обращать никакого внимания на настоящего преступника, который продолжает красть ваши деньги.

Я бы снял шляпу перед этими плутократами в знак уважения к разработанной ими схеме – даже учитывая, что столь грязная афера требует, чтобы у грабителя были такие же моральные принципы, что и у пустого места в гараже, – но в действительности то, что они сделали, не так уж умно. Успех преступления более обусловлен тупостью жертв, чем сообразительностью злоумышленников. Ещё хуже (как будто общественность в США недостаточно глупа), что прошло тридцать лет с расцвета рейганизма, а мы всего этого ещё не поняли. Мы и после трёх десятилетий грабежа не можем сообразить, кто нас грабит. Даже после невероятных провалов, катастроф и бесчинств времён правления Буша большинство американцев не может указать на преступников, их мировоззрение и мотивы совершения преступления.

Поэтому будущее выглядит ещё более неопределённым. У нас теперь есть президент, которого большинство американцев склонны считать кем-то вроде крайне левого сталиниста, в то время как на самом деле он во всех отношениях является проводником политики корпоративного паразитизма, какими были и Буш, и Клинтон.

И ещё, Обама обречён на фиаско и всё более напоминает гордого обладателя одного президентского срока, потому что его представляют неким декадентствующим либералом крайнего толка, потому что американцы слишком тупы и не могут распознать подвох со стороны президента, который не в состоянии повернуться лицом к проблемам простых людей (в основном из-за того, что он работает совсем не ради них).

В этом отношении Обама предлагает нечто мало отличающееся даже от преступной деятельности Джорджа Буша. Посмотрите, например, на его инициативу в области здравоохранения. Не знаю как вы, а я думаю, можно без зазрения совести сказать, что всё, к чему благоволят крупные страховые и фармакологические компании, с высокой вероятностью будет катастрофой для нас, а мы – это народ Соединённых Штатов. Этот законопроект связан с заботой о здоровье американцев не более, чем законопроект Буша о компенсации стоимости лекарств был связан с заботой о старшем поколении. В обоих случаях все случайные улучшения ситуации – не более чем декорация того, что на самом деле является ещё одним проявлением корпоративного колониализма.

В случае с законодательной инициативой Обамы в области здравоохранения происходит то, что огромное число новых клиентов вынуждено приобрести дорогостоящую страховку у воротил страхового бизнеса, которые за счёт этого обогатятся. Именно поэтому они поддержали инициативу, которой в обычных условиях с нашей точки зрения препятствовали бы. И, конечно, мы ожидали бы, что они встанут в оппозицию, если бы Обама придерживался любых прогрессивных взглядов, даже если бы они были не более чем его личными фантазиями.

Инициатива по «банковским парашютам» тоже ничем не отличается от инициатив времён Буша. Какой удивительный случай, какое поразительное разграбление денег, принадлежащих обществу, какая изумительная глава книги о разрушении империи – и всё это исходит от якобы либерального президента. В действительности Обама просто продолжает традиции правления Буша и идеологии Рейгана, предшествовавшей тому, что называется разграблением казны с целью перенаправить максимальный объём средств экономической элите, чтобы потом просто оставить счёт налогоплательщикам.

Идею можно развивать. Обама продолжает отправлять всё больше наёмников в Ирак и Афганистан, нежели солдат, носящих униформу армии США. Он продолжает поддерживать приватизацию всего и вся: от тюрем до школ. Он высказывается за восстановление регулирования финансовой сферы в максимально мягкой форме. Но когда воры с Уолл-Стрита начинают ворчать, Обама отказывается даже от этих самых ограниченных мер по сдерживанию их худших побуждений.

В итоге у электората сегодня есть два выбора. Они могут голосовать за партию, олицетворяющую идею полного разграбления страны на максимальной скорости, или за партию, олицетворяющую практически те же самые преступления, совершаемые почти в том же темпе.

В любом случае, США во всех смыслах этого слова более не принадлежат гражданам страны. Электорат голосует, но его представители в Конгрессе и правительство связаны обязательствами перед экономической элитой и действуют соответствующим образом. Государственные учреждения, инфраструктура, общественные отношения – всё по кусочку разобрано и либо перемещено куда-то ещё, либо продано, дабы выжать из рабочего класса ещё одну каплю материальных благ, чтобы те, кто уже богат, стали ещё богаче.

Если бы такое с нами сотворило какое-то другое государство – если бы русские напали на нас и присвоили наши природные ресурсы, поработили нас и наших детей, обрекли их на тяжёлую работу, когда бы мы вообще не могли найти работу, достаточную для поддержания всё снижающегося уровня жизни среднего класса, – если бы такое случилось и в этом было повинно иностранное государство, мы бы восстали и пошли воевать, мы бы убили их всех.

Но ничего этого мы не делаем, несмотря на то, что в нашу страну вторгся настоящий враг и грабит её.

В действительности общество, в котором мы живём, делает всё, чтобы не дать нам даже понять, кто этот враг.

Дэвид Майкл ГРИН, профессор Нью-йоркского Университета
Оригинал статьи: If the Russians Did This to Us, We’d Kill ‘Em

http://mamlas.livejournal.com/285155.html