?

Log in

No account? Create an account

matveychev_oleg


Блог Олега Матвейчева

Для тех, кто копает глубже


95% российской промышленности принадлежит иностранным оффшорам!"
matveychev_oleg


ПРОНЬКО: 21 час и 6 минут в российской столице. Добрый вечер, дамы и господа. У микрофона Юрий Пронько. Рад, что ваши приемники настроены на 99,6 в столице, либо вы нас слушаете на finam.fm, это "Сухой остаток" на радиостанции "Финам FM".

Сегодня у нас будет крайне интересная программа. Мой гость всегда предельно откровенен, по крайней мере, в общении со мной, с нашими слушателями. Он периодически к нам приходит, и мы с ним общаемся в буквальном смысле без купюр и без цензуры. Поэтому сегодняшний разговор на тему, внимание, тема: десять лет экономике путинской России – я хочу, чтобы сегодня мы по максимуму имели с вами возможность пообщаться с этим человеком, точнее, вам предоставить эту возможность, как я обещал ранее, выступить в этой программе модератором и не более того. Хотя мне, конечно, будет очень сложно соблюсти это правило, но тем не менее, именно сегодня у вас есть такая возможность, без купюр, без цензуры, напрямую, без посредников, пообщаться с председателем комитета Государственной Думы России по экономической политике и предпринимательству, членом фракции "Единая Россия" Евгением Алексеевичем Федоровым. Для этого к вашим услугам наш многоканальный телефон – 730-73-70.

Единственная просьба к тем, кто будет звонить: вы как-то в рамках дозволенного и приличия сохраняйтесь, и не забывайте, что я хотел бы и завтра с вами встретиться в программе "Сухой остаток". Я не призываю вас и не боюсь чего-то этакого, но критикуете – тогда доказательную базу, как говорят в правоохранительных органах, пожалуйста, доказательную базу. Если, что называется, по шерстке ласкаете, тогда я начну вам возражать. От меня тоже не заржавеет. И, кроме того, наш сайт – finam.fm. Я вижу, что там масса вопросов уже поступила. Пишите, пишите, я вас всегда агитирую за советскую власть, пользуйтесь сайтом finam.fm. Там все: звук, текст, видео, новости, программы, и, надеюсь, ваш любимый блок – моя авторская колонка.

Сегодня вышла очередная статья, которая называется: "В России выгодно быть бедным, больным и убогим". Я расшифровываю, о чем идет речь. Зайдите в раздел "Эксклюзив" finam.fm, либо найдите мою авторскую колонку и прочитайте. И пишите тоже, давайте дискутировать, давайте полемизировать. Я представляю Евгения Алексеевича. Евгений Алексеевич, добрый вечер.

ФЕДОРОВ: Здравствуйте.

ПРОНЬКО:  Спасибо огромное, что вы согласились прийти. Средства коммуникации я вам объявил, как можно выходить на нас, как можно звонить, писать – все объявил. И, как мы и договаривались ранее с Евгением Алексеевичем, сегодня я буду выступать модератором, и не более того.

Первые три аж вопроса поступили от Ильи, и все они связаны, как он написал: "Три вопроса про путинскую Россию". Первый вопрос: "Как получилось, что значительная часть промышленности, которая по привычке называется российской, фактически принадлежит оффшорным компаниям, то есть иностранцам?" Пожалуйста. Я предлагаю сегодня в "футбольном" варианте, я вам мяч, вы его отбиваете. Либо я вам забиваю.

ФЕДОРОВ: Но правда вы задали такую стратегическую цель десятилетнюю, и в футбольном варианте, без корней, трудно отвечать. То есть надо понимать глубинные процессы для того, чтобы отвечать уже на конкретные вещи.

 

ПРОНЬКО: Договорились, принимается.

ФЕДОРОВ: Поэтому я попытаюсь цеплять эти вещи. Как получилось? Это получилось изначально. Да, действительно, если говорить о крупной промышленности, 95% ее не только в оффшорах, просто в иностранной юрисдикции. И понятно, почему.

ПРОНЬКО: 95% крупной российской промышленности?

ФЕДОРОВ: Крупной российской собственности: промышленности, банков и всего остального – это иностранная юрисдикция, это правда.

ПРОНЬКО: Да.

ФЕДОРОВ: Да.

ПРОНЬКО: Без комментариев.

ФЕДОРОВ: То есть, фамилии граждан России, но при этом они владеют чем-то на Кипре или на Гибралтаре, или в Люксембурге, а это "что-то" уже владеет бизнесом в России.

ПРОНЬКО: То есть, с правовой точки зрения это собственность иностранной оффшорной компании?

ФЕДОРОВ: Такая схема у нас.

ПРОНЬКО: Так.

ФЕДОРОВ: Вопрос – почему так?

ПРОНЬКО: Да. О чем и спрашивает Илья.

ФЕДОРОВ: Кстати, исключение из крупного, как ни удивительно, это "Мечел", который по российскому паспорту записан после того, как к нему пришел доктор. Это, действительно, чуть ли не единственное исключение из крупного бизнеса.

 

ПРОНЬКО: То есть после того, как Владимир Владимирович сказал…

ФЕДОРОВ: Послал доктора.

ПРОНЬКО: …Небезызвестную свою фразу.

ФЕДОРОВ: Да, одна из компаний перешла почему-то, он этого не требовал, в российскую юрисдикцию. То есть, записалась на паспорт владельца компании действительного.

ПРОНЬКО: Хорошо. Евгений Алексеевич, почему тогда Путин не направит докторов?..

ФЕДОРОВ: Вопрос не в этом. Причем здесь доктора? Тут надо понимать, почему это произошло.

ПРОНЬКО: Так.

ФЕДОРОВ: Это произошло не в путинские времена, это произошло изначально, с самого начала 90-х годов. И если уж честно говорить, откуда возникли российские олигархи конца 90-х годов, то их подбирали американские чикагские мальчики в начале 90-х годов. И я напоминаю вам, что наша история, российского государства, базируется на 10 тысячах американских советников, которые сидели во всех министерствах и ведомствах России, также как советские сидели, например, в афганских министерствах и ведомствах, или польских, или каких-то других. Так становилось российское государство.

И, например, имущественное министерство, Росимущество, это шестиэтажное здание, оно в том же здании было в те времена, в начале 90-ых годов, весь шестой этаж занимали американские советники. И они назначали, кому быть олигархом, кому продать…

ПРОНЬКО: То есть в буквальном смысле?

ФЕДОРОВ: А как вы думаете? В буквальном смысле. Они подбирали кадры…

ПРОНЬКО: Так, хорошо. В 2000 году приходит Путин.

 

Евгений Федоров
Евгений Федоров
ФЕДОРОВ: Но это 90-ые годы. Сейчас…

 

ПРОНЬКО: И он мог переломить ситуацию. Но он этого не делает.

ФЕДОРОВ: Сейчас, подождите секундочку.

ПРОНЬКО: Так.

ФЕДОРОВ: Теперь, почему сейчас такая ситуация осталась. Потому что те же чикагские мальчики еще с 90-х годов оставили тип российской экономики, в котором сырьевая компонента является главной, то есть у нас сырьевая экономика. Следовательно, это крупные сырьевые компании, у них нет проблемы с защитой собственности, она защищается политическими методами. Кто заинтересован в хорошей защите собственности? Малый и средний бизнес. У него нет политического ресурса, как у огромной компании нефтяной, чтобы по понятиям защитить собственность владельцев этой компании. Неважно, оффшорная она или не оффшорная.

Следовательно, вся система законодательства защиты собственности в России вообще не была развернута или была развернута на 10% от стандартов, допустим, Европы. Отсюда и рейдерство, и все остальное – это элементы, которые сдерживают развитие собственности в России, которая, в свою очередь, не закреплена ни в правоохранительной системе, ни в судебной системе, во всей системе государственных основ. Это не является важным в нашей системе.

ПРОНЬКО: Хорошо. Почему Путин не провел эти институциональные реформы?

ФЕДОРОВ: Сейчас, я просто закончу мысль.

ПРОНЬКО: Понимаете, я сегодня фразу слышал у Набиуллиной, министра экономического развития, которая объясняла, почему те же листинги проводятся, и так далее, Париж, Гонконг – это "РусАла" последнее дело. Потому что они боятся. Евгений Алексеевич, я мог понять это в 2001-02-03 году. На дворе 2010 год.

ФЕДОРОВ: Вы на это смотрите внешне, как человек, который видит некое сооружение и удивляется, почему у него так все устроено.

ПРОНЬКО: Так.

ФЕДОРОВ: Я закончу предыдущую…

ПРОНЬКО: Не только я, но и Илья.

ФЕДОРОВ: Я понимаю. Я закончу просто предыдущую мысль. Именно поэтому любой крупный предприниматель в России, даже который сейчас попадает позже уже, не в 90-е годы, в сферу крупных, он прячет свое право собственности за рубежом, потому что оно там лучше защищается, в силу специфики построения всей российской государственности.

А теперь, почему Путин не изменил эту ситуацию. Во-первых, сама по себе эта ситуация в современной экономике не есть зло. Это следствие, но само по себе это не зло, это, если хотите, индикатор отсутствия защиты собственности и статуса собственности в Российской Федерации. Само по себе оно зла не несет, потому что предприятия в России. Они формально принадлежат иностранным владельцам, формально, хотя владельцы российские, но на самом деле, этот механизм не мешает на это предприятие воздействовать и правоохранительной системой, и судебной системой.

ПРОНЬКО: Это защита, да?

ФЕДОРОВ: "ЮКОС" тоже был защищен иностранной собственностью. Это ничего не меняет.

ПРОНЬКО: Евгений Алексеевич, это защита?

ФЕДОРОВ: Да, это защита.

ПРОНЬКО: От кого?

ФЕДОРОВ: От неразвитого института собственности в Российской Федерации.

ПРОНЬКО: Но это размытое понятие. Это конкретные чиновники? Кто мешает?

ФЕДОРОВ: Любой человек, который, чиновник, частный бизнесмен, милиционер, еще кто-то, захочет отнять у вас собственность, ему в России это легче сделать, чем, допустим, в Германии.

ПРОНЬКО: ОК, ответили, идем дальше. Потому что время у нас ограничено, хочу…

ФЕДОРОВ: А вы про Путина так и не спросили. Я вам очень коротко скажу:

Путин – это не генеральный секретарь ЦК КПСС. Под Путина Конституция написана таким образом, что он лидер страны, но у него не тоталитарные полномочия. И пойти против массового явления в Российской Федерации он просто не может, в силу своих полномочий.

ПРОНЬКО: Но доктора же он один раз вызвал.

ФЕДОРОВ: Но одному человеку. Доктор человека вылечил. Он же не может послать десять докторов. Это он уже не может делать, у него ограниченные полномочия. Он – не диктатор. Если бы это были сталинские времена, вы же знаете, как там решались вопросы. У Путина…

ПРОНЬКО: Я думаю, об оффшорных компаниях мы бы вообще не говорили.

ФЕДОРОВ: Там любые вопросы так решались.

ПРОНЬКО: И этого эфира бы не было.

ФЕДОРОВ: В том числе, модернизации, кстати. Сталин решал вопросы модернизации тоже путем шарашек, расстрелов и других инструментов, которые у него были в руках. У Путина этих инструментов не то что нет, их нет даже в тысячной их части. Он другой человек по своему штатному расписанию, просто это другая должность.

ПРОНЬКО: ОК. Я просто предлагаю лаконично, чтобы максимум озвучить. Я напомню тем, кто к нам присоединился, сейчас 21.16, в прямом эфире в программе "Сухой остаток" на "Финам FM" сегодня председатель комитета Госдумы России по экономической политике и предпринимательству Евгений Алексеевич Федоров. Говорим мы в буквальном смысле без купюр и без цензуры, вы уже это почувствовали, я надеюсь. Поэтому звоните на 730-73-70, либо пишите на finam.fm. Чуть позже мы еще запустим голосование. Тема программы: десять лет экономике путинской России.

Следующий вопрос Ильи: "Прокомментируйте, пожалуйста, критическую примитивизацию российской экономики". По всей видимости, речь идет о том, что для развитой страны, коей я все-таки считаю нашу страну, эта сырьевая зависимость (я просто дополню, Евгений Алексеевич, вопрос Ильи), почему эта примитивная российская экономика, критическая для нашего государства… ничего не меняется?

ФЕДОРОВ: Две причины. Во-первых, вообще-то говоря, развитая экономика от неразвитой отличается степенью познания, если хотите, и степенью опыта всех слоев: и бизнеса, и законодательства, и чиновников, и потребителей – всех и вся. Западная, допустим, европейская экономика, становилась на ноги 300 лет, правила, которые вырабатывались, их вырабатывали – умножьте, это 16 поколений людей. Их просто до мозга костей пропитывало пониманием рыночных отношений, рыночной экономики и ее взаимосвязей и нюансов. А этих нюансов миллиарды, я не побоюсь этого слова.

Российская экономика становится 20 лет, всего лишь, а не 300, первое. Второе: российская экономика готовилась и писалась, как моноэкономика, изначально. То есть, те самые условно названные "чикагские мальчики", потому что они же не только в Россию приезжали, они по всему миру ездили, формировалась вся российская экономика, ее тип, как небольшая узконаправленная экономическая структура в масштабах мирового разделения труда. Задача России была добывать природные ресурсы, продавать их другим странам и на эти деньги покупать все остальное.

ПРОНЬКО: И ничего не изменилось?

ФЕДОРОВ: А что изменится? Так было налажено, мы с вами наладили такие правила экономического оборота, написали законы под это, потому что законы писали те же чикагские мальчики.

ПРОНЬКО: Но это для нас опасно. Для нашего дальнейшего развития опасно.

 

 

Евгений Федоров
Евгений Федоров

 

Евгений Федоров
Евгений Федоров



Читать полностью: http://finam.fm/archive-view/2035/


promo matveychev_oleg february 3, 18:05 60
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…