?

Log in

No account? Create an account

matveychev_oleg


Блог Олега Матвейчева

Для тех, кто копает глубже


А вот еще одна проблема в 1000 раз важнее коррупции
matveychev_oleg
 ПРОБЛЕМА № 1
 ( из книги "Повелительное наклонение истории")

Как определить, что является важнейшей проблемой общества? Спрашивать об этом людей бесполезно. Они будут повторять то, что им навязали в СМИ. У людей могут быть разные мнения насчет того, как проблему решать, но по поводу самих проблем есть определенный консенсус. Функция СМИ, собственно, только в том и состоит, чтобы навязывать проблемы, а не подсказывать решения. Именно эту роль СМИ выявила теория так называемой «повестки дня».

В начале XX века вместе с появлением СМИ возникли и две теории, описывающие влияние их на общество. Согласно первой, потребитель – это свободный человек, способный критически оценивать информацию и формировать на ее основе собственное мнение. При этом СМИ – всего лишь независимые ретрансляторы объективных фактов и различных точек зрения.

Вторая теория утверждала прямо противоположное: СМИ никогда не бывают независимы, все факты они излагают тенденциозно, навязывая определенную позицию. Потребители же подобны "стаду баранов", напрочь лишены критической оценки и впитывают все, что говорят им СМИ.

Обе эти теории не выдержали проверки ни логикой, ни историческим опытом. Только во второй половине XX века появилась теория, более-менее адекватно описывающая отношения между СМИ и обществом, – теория "повестки дня". В соответствии с ней, из всей совокупности событий и проблем СМИ выбирают лишь некоторые, – те, которые в данный момент будут рассматриваться как самые важные. Эти темы попадают в «повестку дня». В свою очередь, потребители как свободные люди самостоятельно формируют свое мнение и отношение – но именно к тем темам, фактам и событиям, которые вошли в повестку дня.

Одним словом, "да" или "нет" говорит зритель (слушатель, читатель), но вопрос навязывают СМИ. Постановка вопроса открывает огромный простор для манипуляций. По мнению аналитиков, если бы в 1995 году во время президентских выборов на повестке дня стоял вопрос: "Вы за войну в Чечне или против?", – то победил бы Зюганов. И при формулировке: "Вы против задержек зарплат и пенсий или нет?", – опять побеждал Зюганов. Но повестку дня переформулировали по-другому: "Вы за прошлое или за будущее?" Из СМИ практически исчезли репортажи о Чечне, в том числе и позитивные. Не стало и репортажей о зарплатах и пенсиях, даже в тех случаях, когда власти могли похвастаться успехами. Зато стал нагнетаться антисоветский пафос, а с Ельциным связывался образ возможного светлого будущего.

Таким образом, если американцев спросили бы, какая для них проблема наиболее важна и опрос бы проводился 10 сентября 2001 года, то, наверняка, они бы говорили о налогах и здравоохранении. Но 11 сентября для них главной проблемой стал мировой терроризм, и это показали бы все опросы, хотя  в обществе за 1 день вряд ли что-то изменилось очень сильно, ведь и терроризм реально задел очень малое число людей.

 В этих условиях очень важно знать, кто формирует эту пресловутую «повестку дня», кто в СМИ решает, что показывать, а что не показывать, что показывать первой новостью, а что показывать второй новостью, чему уделять пять минут, а чему две минуты, что продолжать показывать на следующий день, а что забыть сразу после одного показа.

Наивно думать, что будто какие-то банкиры и «мировая закулиса» сидит и диктует каждому журналисту, какую тему освещать, а какую не трогать, не говоря уж про то, как именно освещать. Такой контроль невозможен не только в так называемых демократических странах, но и Северной Корее. Никак невозможно журналистам получать новость, потом у кого-то спрашивать разрешение и интерпретацию, а потом выдавать в свет. Зачем тогда вообще журналист? Скорость журналистской работы не позволяет совершать столько транзакций. Возможно лишь редкое оперативное вмешательство, но в постоянной текущей деятельности журналисты контролируют себя сами и четко знают, что должно быть первой новостью, что второй и так далее. В мире ежедневно случается миллион событий, но мировые СМИ, как по команде выбирают именно то, что они выбирают. То же самое происходит и в России. Не сговариваясь, информационные агентства, радио, ТВ, ежедневные газеты, берут именно то, что берут и разночтение в формируемой повестке дня минимальны. Если «Ведомости» поставят на первой полосе то, что «Коммерсант» на второй, это уже повод для сплетен в журналистской среде.

 Собственно, журналист тем и отличается от простого человека, что он, журналист, обучен тому, чтобы отбирать новости и преподносить их. Он обучен некоему профессиональному стандарту, он умеет определять, что есть новость, а что нет, что важная новость, а что неважная.

Но откуда берутся эти профессиональные стандарты, которые вбиты в голову всем журналистам и таким образом, они сами контролируют себя?

 В СССР стандарты определялись аппаратом ЦК КПСС. Первой новостью обязательно шло какое-то международное событие и заявление наше стороны на международной арене, затем шли новости внутренней экономики, а не политики, например, уборочная страда, затем шли передовики производства и так далее. В конце «критика отдельных недостатков». Всевозможные катастрофы вообще старались не показывать. При этом, часто собственно новостью были только первые новости, поскольку действительно какое-нибудь заявление о разоружении или запуск спутника были актуальны. А вот что касается «передовиков производства», то их можно было показывать в любой день…

 Не мудрено, поэтому, с разрушением СССР в СМИ пришла новая когорта журналистов, которые называли советское племя – непрофессионалами, так как старики «не умели делать новости», они не владели новым стандартом.

Новый стандарт получали либо на стажировках в США, либо на семинарах американских некоммерческих негосударственных организаций. Была такая, например, организация – «Интерньюс». Занималась она совершенно «благородным» делом: обучала журналистов профессионально работать, причем бесплатно. Десятки тысяч журналистов России прошли через семинары этой организации, а «кровавый путинский режим» ее прикрыл, этим «кагэбэшным параноикам» казалось, что организация учит журналистов чему-то плохому и антироссийскому, тогда как она, пушистая такая, всего лишь учила «профессионально работать»…

На самом деле, журналистам под видом просто и объективного профессионализма, который якобы вне политики, вколачивали в головы американские стандарты. После того, как стандарт вколочен, просмотр наших СМИ будет всегда вызывать стойкое ощущение, что они работают по заказу «вашингтонского обкома». Если журналистам сказать, что они работают на американцев, они плюнут вам в лицо и скажут, что совершенно свободны, американцы им ни разу не звонили и денег не платили, наоборот, несколько лет назад бесплатно обучили профессиональным навыкам. А вот наши власти, дескать, все время мешают свободной работе СМИ, все время диктуют, вмешиваются, тоталитарные такие….

Наши бедные власти не знают, что делать, ведь журналисты все время бредут куда–то не туда, все время показывают что-то не то, а одергивать их каждый день сил нет, приходится звонить и орать, только в самых вопиющих случаях, чем опять подтверждать имидж «душителей свободы».

А все дело просто в инсталлированном в их журналистские головы чужом профессиональном стандарте, который работает все время без всякой команды из Вашингтона и самому носителю этого стандарта кажется чем-то независимым и аполитичным.

Ребят всего лишь учили, что  журналисты не «четвертая власть», а первая, что все они одна банда и должны держаться друг за друга, что первой новостью всегда должно быть любое ущемление прав журналиста или его убийство, если они, конечно, случились. Второй новостью надо показывать катастрофы, природные и техногенные, дальше идут новости политики по принципу «новость есть то, что кто-то хотел бы скрыть». «Кто-то» - это, конечно, власть, она же всегда все скрывает... Поэтому этих журналистов скрыто уже специально науськивают против власти, ведь изначально предполагается, что СМИ это добро, а власть это зло. Удобно, не правда ли? И так просто… Никаких тебе «передовиков производства», «уборочной страды» и «проблем простых людей».

На семинарах нашим журналистам объяснили, что «когда собака покусала человека это не новость, новость это когда человек покусал собаку». Поэтому эти обученные жуналисты будут показывать маньяков, катастрофы и экстремальные явления, которые по определению, не являются болезнью общества, а чем–то временным, пришло-ушло. Обыденную же скучную укоренившуюся болезнь общества и проблему такие стандарты СМИ как раз и проигнорируют, причем принципиально.

Естественно, что СМИ формирующие «повестку дня» по таким стандартам, будут формировать и у зрителей, читателей, слушателей соответствующую картину мира, в которой некоторые серьезные проблемы будут глубоко на периферии, а всякий информационный мусор будет всегда перед глазами.

Простой пример, от отравления суррогатным алкоголем в год в России умирает порядка 50 тысяч человек. Не вообще от алкоголя, а только от суррогатных отравлений!

 Много это или мало? Каждый год с карты России как бы исчезает целый малый город только по одной этой небольшой причине. В год умирает по этой причине в три раза больше людей: чем убито за всю войну в Афганистане за 9 лет! В год умирает в 5 раз больше, чем убито за две чеченских войны! И это в 25 раз больше, чем погибло в Цхинвале во время вторжения Грузии! Да и вообще в умирающем за год в Росси маленьком городе жило больше людей, чем во всей Южной Осетии. Но сравните, сколько сюжетов СМИ вы видели про суррогаты и отравления за год и сколько новостей, причем «горячих и главных» шли и во время осетинской и во время чеченской войны. А сравните это все с кучей новостей про теракты или простые крушения самолетов, в которых и гибнет то всего по нескольку сотен человек!

Теперь давайте разберем, по какому праву и с какой пользой показывается то или это.

Привлечение внимания к очередному алкашу, отравившемуся денатуратом, по крайней мере, имеет воспитательный и предупредительный эффект: дескать, смотрите люди, не пейте! Это и сигнал для милиции, дескать, работайте лучше, за вами следит око общества, это вообще сигнал властям о проблеме.

Теперь посмотрим, какой смысл в показе катастрофы самолета. Родственники и так все знают, они связываются с авиакомпаниями и МЧС, показывать же их слезы просто безнравственно. Предупредить об опасности такой репортаж тоже никого не может, разве что развить у особо впечатлительных - аэрофобию. И зачем все это нужно? Не зачем иным, чтоб забить эфир якобы чем-то ярким, приковать внимание, получить зрительский рейтинг, поспекулировать на любопытстве простого обывателя, и главное, отвлечь от реальных проблем общества.

Какие же проблемы реальны? Если попытаться свести все проблемы общества к одному интегральному показателю, то не найдешь ничего лучше, чем показатели рождаемости и смертности, или даже точнее - роста населения и убыли населения. Действительно, что есть беда для общества, не мелкая катастрофа, а именно беда? Это война, геноцид, эпидемия, голод, холод… Все это вещи, которые резко сокращают число членов общества. И наоборот, что благо? Хорошее медицинское обслуживание, богатство, видение перспективы, отсутствие страха за завтрашний день, наличие работы, нравственные устои. Все эти вещи ведут к росту рождаемости и росту населения, а так же притоку в страну людей, которые бы хотели видеть это общество своей родиной, так как оно благополучно.

Россия находится в уникальном положении в мире, она сочетает в себе низкую европейскую рождаемость и высокую африканскую смертность.  Мы мрем больше, чем жители Гондураса и Камбоджи… Темпы убыли населения в России как нигде в мире! За семнадцать лет, с 1992 года по 2008 год, в России общая смертность превысила общую рождаемость более чем на 13 миллионов (официальные данные Росстата). В среднем ежегодная убыль населения страны составляет 774649 человек.

 

Читать дальше...Свернуть )

promo matveychev_oleg февраль 3, 18:05 60
Buy for 100 tokens
Эта книга — антидот, книга-противоядие. Противоядие от всяческих бархатных революций и майданов, книга «анти-Джин Шарп», книга «Анти-Навальный». Мы поставили эксперимент. Когда книга была написана, но еще не издана, мы дали ее почитать молодому поклоннику…