?

Log in

No account? Create an account

matveychev_oleg


Блог Олега Матвейчева

Для тех, кто копает глубже


Такие люди создавали сверхдержаву...
matveychev_oleg

led_zeppelined

(via tigromirov)

павел коган

Молодой советский поэт, родившийся в еврейской семье, а затем погибший в 1942 году, защищая Родину. Вся его поэзия наполнена романтизмом и любовью к стране.
Такие люди создавали Сверхдержаву...



Есть в наших днях такая точность,
Что мальчики иных веков,
Наверно, будут плакать ночью
О времени большевиков.
И будут жаловаться милым,
Что не родились в те года,
Когда звенела и дымилась,
На берег рухнувши, вода.
Они нас выдумают снова -
Сажень косая, твердый шаг -
И верную найдут основу,
Но не сумеют так дышать,
Как мы дышали, как дружили,
Как жили мы, как впопыхах
Плохие песни мы сложили
О поразительных делах.
Мы были всякими, любыми,
Не очень умными подчас.
Мы наших девушек любили,
Ревнуя, мучась, горячась.
Мы были всякими. Но, мучась,
Мы понимали: в наши дни
Нам выпала такая участь,
Что пусть завидуют они.
Они нас выдумают мудрых,
Мы будем строги и прямы,
Они прикрасят и припудрят,
И всё-таки
пробьемся мы!
Но людям Родины единой,
Едва ли им дано понять,
Какая иногда рутина
Вела нас жить и умирать.
И пусть я покажусь им узким
И их всесветность оскорблю,
Я — патриот. Я воздух русский,
Я землю русскую люблю,
Я верю, что нигде на свете
Второй такой не отыскать,
Чтоб так пахнуло на рассвете,
Чтоб дымный ветер на песках...
И где еще найдешь такие
Березы, как в моем краю!
Я б сдох как пес от ностальгии
В любом кокосовом раю.
Но мы еще дойдем до Ганга,
Но мы еще умрем в боях,
Чтоб от Японии до Англии
Сияла Родина моя.

 



Buy for 110 tokens
Бытха, одно из самых красивейших когда-то мест, где сохранились зеленые уголки леса и краснокнижные растения. Один из последних уголков, в котором еще есть, что сохранять и за что бороться. Центр города Сочи и Светлану с другими районами уже практически застроили, а тут... Есть за что воевать...…

Рецензия на мою книгу в "Независимой газете"
matveychev_oleg

 Правда, я считаю, что кроме статьи " Гомер и Солженицын" в книге есть еще много хороших текстов...;)))


Жить не по Солженицыну

Антигерои и созданы, чтобы их разоблачали

2010-09-23 / Алексей Нилогов


Олег Матвейчев. Повелительное наклонение истории. – М.: Эксмо, 2010. – 464 с. (Политический бестселлер.)

 

Новая книга философа-политтехнолога Олега Матвейчева посвящена разоблачению мифов массового сознания, ради чего автор приводит ряд парадоксальных, но аргументированных утверждений: «Россия всегда была самой трезвой страной мира», «Греки проиграли Троянскую войну, а Гомер был первым фальсификатором истории», «Сталинские репрессии – выдумка».

Перу Олега Матвейчева принадлежит десяток книг, среди которых по идейной близости важно отметить «Суверенитет духа» и «Уши машут ослом. Сумма политтехнологий». Автор предлагает оригинальный проект выхода из мирового цивилизационного кризиса: «в нем и наступательная энергетика, способная сплотить людей, и потрясающие воображение инновации, и граничащая с авантюризмом политическая агрессивность».

Однако концептуальным стержнем книги является разоблачение культа личности писателя Александра Солженицына. «Жить не по Солженицыну» – такова матвейчевская перифраза солженицынского эссе к советской интеллигенции «Жить не по лжи». В книге Матвейчева представлены медиатеория феномена Солженицына и его истинная историческая роль. Помимо частых цитат из книги писателя Владимира Бушина «Александр Солженицын. Гений первого плевка» Олег Анатольевич, как настоящий политтехнолог, испытывает к Александру Исаевичу двойственное отношение.


Схлестнем пару цитат.

Первая: «Маленький человечек – Бушин – сделал борьбу с Солженицыным делом всей своей жизни. Он коллекционировал записки Солженицына, анализировал его произведения на предмет вранья и поиска противоречий и ошибок. Проделал титаническую работу, чтобы возвести на Солженицына ряд самых серьезных обвинений <…> Одним словом, Бушин рисует нам портрет редкостного мерзавца, в жизни не сделавшего, пожалуй, ни единого хорошего поступка.

По идее, за такими обвинениями должен был разразиться скандал: ведь известно, что Солженицын использовал любой повод для самопиара или, как он говорил сам, «для торжества справедливости» <…> Но тут как воды в рот набрал: на Бушина в суд не подал и всем своим многочисленным прихвостням строго-настрого запретил лишний шум вокруг книги Бушина не создавать, не делать ей рекламу… Грамотный, собака!»

Вторая: «А теперь внимание! Моя позиция радикально отличается от позиции Владимира Бушина <…> Я не считаю, что было бы лучше, если бы Солженицына не было. Не будь его, его надо было придумать, именно такого, какой он есть: насквозь лживого и продажного мерзавца, разрекламированного на весь мир».

Логика рассуждений Матвейчева опирается на триаду немецкого философа Георга Гегеля – тезис (утверждение), антитезис (отрицание), синтез (отрицание отрицания).

Тезис: «Когда мы победили фашистов в 1945 году, это был первый акт драмы, говоря словами Гегеля, – тезис. И мы, конечно, стали петь песни о победе, снимать фильмы, писать книги…»

Антитезис: «Книги Солженицына и вообще вся «холодная война» – не что иное, как второй акт всемирной драмы (переводя на гегелевский язык: «этап отрицания»). И это отрицание доходит до самой страшной кульминации: антигерой фактически побеждает героя, тот лежит поверженный, а антигерой-злодей наслаждается тем, что делает наложницами жен и дочерей героя, грабит его имущество, оскверняет его святыни…»

Синтез: «Проиграна не «холодная война», проиграна битва, и впереди еще третий акт! Впереди еще «отрицание отрицания», впереди еще «утверждение утверждения»! Мы должны выиграть войну у мирового фашизма еще раз, мы должны выиграть ее в головах у всего человечества! И это должно произойти через разоблачение антигероев и негодяев, тем более что эти негодяи только и созданы для того, чтобы их разоблачали.


Если бы Солженицын был настоящим героем-фронтовиком, настоящим «невинно пострадавшим от репрессий», действительно прошедшим через страшную каторгу, как Достоевский, если бы вся его дальнейшая жизнь была полна метаний, исканий, страданий, а не самопрезентаций и клеветнических выступлений, сопровождающихся овациями и гонорарами, то воевать с таким святым было бы невозможно. Это бы и означало, что наше дело неправое, раз такие люди выступили против него. Но если выступали законченные мерзавцы типа Солженицына, значит дело было правое <…>»


Перегибы, перегибы, перегибы, но читать интересно.

 


Рецепт стерилизации нефтедолларов: превратить их в оружие экспансии России в 3 мире
matveychev_oleg
Очень хорошая статья, написана еще до кризиса, но от этого она не стала менее актуальной


ОПЕРЕТЬСЯ НА НЕДОСТАТКИ, ПРЕВРАТИТЬ ПОРАЖЕНИЕ В ПОБЕДУ. С . Лопатников

Ленд-лиз и план Маршалла

Современная Америка, что вызывает восхищение одних, зависть других и ненависть третьих, родилась из пены Великой депрессии 30-х. Именно в годы депрессии была создана значительная часть институтов, определяющих сегодня лицо финансовой, промышленной и повседневной Америки, — от Службы социальной безопасности (Social Security Service), обеспечивающей государственное страхование и поддержку тем, кто провалился в этом непростом мире, до Комиссии по ценным бумагам, которая жёстко регулирует правила игры на финансовых рынках, чтобы не допустить повторения катастрофы 1929 года. В эти годы в США была введена минимальная заработная плата и установлена максимальная продолжительность рабочего дня...

После окончания Первой мировой страна процветала. Национальный доход США возрос с 32 млрд. долларов в 1913 году до 89,7 млрд. долларов в 1927 году. Фондовый рынок ставил рекорд за рекордом, и, казалось, ничто не предвещало катастрофы. 19 октября 1929 года крупнейший американский экономист-математик, один из основателей неоклассической экономики Ирвинг Фишер патетически писал: «Страна марширует по высокогорному плато процветания» (The nation is marching along a permanently high plateau of prosperity).

Через пять дней, 24 октября 1929 года, фондовый рынок рухнул. За несколько часов акции потеряли в цене все, что набрали за предыдущий год. 13 ноября рынок достиг исторического минимума. За три недели кошмара убытки США превысили все затраты за годы Первой мировой войны и составили примерно 30млрд. долларов того времени — треть национального дохода.

Восстановление американской экономики заняло около 20 лет. США окончательно встали на ноги только в 50-е годы и вышли из депрессии помолодевшими, мобильными и уверенными в себе.

Главными экономическими проблемами США были две: низкая покупательная способность населения, которая тормозила развитие промышленности, и безработица, особенно среди молодёжи.

Для борьбы с безработицей американское правительство организовало общественные работы, затратив в 1933–1939 годах на их финансирование более 12 млрд. долларов. Рабочие строили дороги и мосты, которые работают до сих пор. И эта работа давала им возможность не умереть с голоду. Для сокращения молодёжной безработицы в 1933 году власти создали также полувоенную организацию Cи-Си-Си: Civilian Conservation Corps. Через трудовые лагеря ССС, размещённые по всей стране, за десятилетие прошло около двух миллионов молодых людей в возрасте от 18 до 25 лет, которые трудились там на общественных работах за 30 долларов в месяц. Но для подъёма страны этого было недостаточно.

Реальным прорывом стал принятый 11 марта 1941 года закон о ленд-лизе, в рамках которого США впоследствии смогли осуществить колоссальные по объёмам поставки вооружений и военных материалов Британии, России, Китаю, Бразилии и многим другим странам. Не то, однако, важно, что речь шла о военных материалах и военной ситуации. Важна более общая стратегия решения возникших в то время перед страной проблем и великое умение превращать негативные факторы в плюсы, positive thinking — «положительное мышление», как говорят американцы.

Закон о ленд-лизе решал следующую проблему: воюющие страны могли бы выступать рынками сбыта для американской индустрии, но у них просто не было для этого средств. Ленд-лиз позволял преодолеть дефицит средств у воюющих сторон, и это дало им возможность увеличить заказы американским предприятиям и, следовательно, создать главное — рабочие места.

Поставки по ленд-лизу осуществлялись более чем в 40стран мира, а первой ласточкой стала поставка Британии 50 четырёхтрубных эсминцев в обмен на аренду США военных баз, расположенных по всему миру, сроком на 99 лет, откуда, собственно, и пошло название «ленд-лиз», то есть аренда в обмен на землю. Экономический смысл программы со временем несколько изменился, но название осталось. В рамках ленд-лиза США поставили Британии более 500 только транспортных морских судов водоизмещением около 10 тысяч тонн каждое, решив беспрецедентную задачу постановки производства судов на конвейер, что создало многие тысячи весьма высокотехнологичных по тому времени рабочих мест в США.

Благодаря ленд-лизу развитие получили авиационная и автомобильная промышленность, электроника, химическая и нефтеперерабатывающая промышленность. Так, например, США поставляли почти всё радиообрудование для советских самолётов времён Отечественной войны. Половина взрывчатки, использованной СССР за годы войны, также была получена по ленд-лизу. Благодаря ленд-лизу за годы войны многие отрасли американской промышленности увеличили объёмы производства в разы. Не менее важно, что государственные деньги, которые направлялись сперва в военные отрасли производства, откочёвывали из карманов работников, занятых в этих отраслях, в гражданские сектора: строительство домов, автомобилестроение, производство бытовой техники, пищевую и лёгкую промышленность.

И последнее. С учётом возвратного характера ленд-лиза США хотя и не полностью, но деньги за поставки с союзников получили и продолжают получать до сих пор: Россия, к примеру, должна выплатить США к 2030 году около 650 млн. долларов.

По нынешним временам пустячок, а приятно.
Но главным результатом была не столько прибыль, сколько то, что вскормленная мясом войны американская экономика задышала.

Война, однако, приближалась к концу, и на горизонте возник призрак очередного провала экономики. Спрос на военную продукцию США неизбежно должен был сократиться. Наметилось перепроизводство широкого спектра продукции. А между тем из-за разрухи и послевоенного экономического хаоса в воевавших странах надежды на традиционную внешнюю торговлю быть не могло: у стран просто не было денег. Спасительная идея пришла из Гарвардского университета.

План, рождённый где-то в недрах экспертного сообщества, был объявлен будущим лауреатом Нобелевской премии Джорджем Маршаллом 5 июня 1947 года. Официально план назывался «Программой восстановления Европы», предназначался 16 странам и был нацелен прежде всего на восстановление структуры европейской экономики: металлургии, энергетики и т.д.

Разумеется, оборудование, необходимое для этого, поставлялось из США. Кроме того, план стимулировал быструю экспансию американской промышленности на европейский континент.

Поскольку местные валюты были слабыми, прибыль в них мало интересовала американских производителей.

В рамках плана Маршалла гарантировалось, что прибыль, полученная в местных валютах, могла быть конвертирована предпринимателями в окрепшие к том времени доллары. Предоставление средств сопровождалось существенными политическими условиями: от стран требовалось проведение жёсткой финансовой политики, стимулирование межстрановой торговли и т.д.

Всего в течение 4 лет в рамках плана было предоставлено помощи на 13,3 млрд. долларов, из которых, как считается, 11,8 млрд. долларов были предоставлены в виде грантов и ещё 1,5 млрд. долларов в виде кредитов.

Однако практически все эти деньги вернулись в страну: гранты — в виде заказов американским же фирмам, а кредиты даже дважды: первый раз — в виде заказов фирмам, а второй — уже государству — в виде выплат. Политическое же преимущество грантов по сравнению с займами состояло в том, что более соблазнительные «дармовые деньги» могли сопровождаться гораздо более серьёзными и трудно обратимыми политическими и экономическими требованиями, которые на долгие годы привязали Европу к США. Помимо прочего сработал, как говорят экономисты, «эффект рычага»: по оценкам, экономический эффект плана Маршалла примерно в 20 раз превысил его номинальный объём.

Ленд-лиз и план Маршалла решили несколько ключевых задач, стоящих перед США. Во-первых, они создали рабочие места и увеличили платёжеспособность населения США. Во-вторых, они включили Европу в технологические цепочки и создали длительный спрос на широкий спектр американских товаров и услуг.

В-третьих, они, точнее план Маршалла, обеспечили внедрение американского капитала на европейский рынок. А это, как известно, один из самых агрессивных и наиболее эффективных способов установления стратегического доминирования.

Хоть похоже на Россию, только всё же не Россия

Может ли кризисная Россия воспользоваться идеями и инструментами, которые использовали США? Проблема в том, что есть принципиальная разница между Великой депрессией и российским Великим кризисом.

По сравнению с США времён Великой депрессии у России, благодаря благоприятной конъюнктуре, есть большое преимущество. Россией накоплен немалый запас нефтедолларов — почти 100 млрд., причём этот запас растёт немыслимыми темпами: только за этот год он увеличился на величину, далеко превосходящую весь бюджет 1999 года. Однако, если США смогли сделать негативные факторы двигателем своего развития, то в России происходит ровно наоборот: преимущество нефтяных доходов пока ложится на российскую экономику тяжким грузом.

 

Читать дальше...Свернуть )