matveychev_oleg (matveychev_oleg) wrote,
matveychev_oleg
matveychev_oleg

Банкократия: от Венецианской Республики до Марио Драги и Голдман Сакс

Туссен ЭрикС XII до начала XIV века тамплиеры, существовавшие в большинстве стран Европы, стали банкирами власть имущих и приняли участие в финансировании нескольких крестовых походов. В начале XIV века они являлись главными кредиторами короля Франции, Филипа Справедливого. Обремененный долгом, который серьезно бил по его карману, Филип Справедливый ликвидировал и своих кредиторов, и свой долг, демонизировав тамплиеров и обвинив их во множестве преступлений |1|. Орден тамплиеров был запрещен, лидеры казнены, а их богатство конфисковано. Их армия (пятнадцать тысяч человек, включая полторы тысячи рыцарей), их наследие и доверие к правителям не смогли защитить их от силы Государства, нацеленной на уничтожение своего главного кредитора.

В тот же самый период (XI - XIV века), венецианские банкиры также финансировали крестовые походы и ссужали деньги европейским монархам, но, добиваясь своих целей, были гораздо более ловкими, чем тамплиеры. В Венеции они получили контроль над Государством, основав Венецианскую Республику. Именно они финансировали превращение Венеции из города-государства в настоящую империю, включавшую в себя Кипр, Эвбею (Негропонт) и Крит. Они воспользовались мудрой стратегией, чтобы получать неизменную пользу и гарантировать возврат выданных им ссуд: они решили сделать Венецианское государство должником банков, которыми они владели. Именно они определяли условия договоров о ссудах, так как они одновременно являлись владельцами банков и правителями Государства. Тогда как Филипп Справедливый был заинтересован в физическом устранении своих кредиторов для того, чтобы освободиться от долговой зависимости, Венецианское государство платило свои долги банкирам наличными. Последние выдвинули идею создания титула собственности на государственный долг, который мог находиться в обращении банков. Это стало шагом вперед на пути создания финансовых рынков |2|. Такой тип займов является предшественником основной формы государственного долга, каким мы его знаем в XXI веке. Сегодня, спустя семь столетий после расправы Филипа Справедливого над тамплиерами, банкирам Европы, подобно своим венецианским или генуэзским предшественникам, явно нечего бояться правительств.

Национальные государства и нынешнее протогосударство – Европейский Союз могут быть более сложными и изощренными по сравнению с Венецианской – или Генуэзской – Республиками, просуществовавшими с XIII по XVI век, но они все равно представляют собой явные органы осуществления власти правящего класса, 1%, властвующего над остальными 99%. Марио Драги, бывший управляющий директор Голдман Сакс в Европе, возглавляет Европейский Центробанк. Частные банкиры имеют своих представителей или союзников на ключевых постах в правительствах и министерствах. Члены Европейской комиссии очень заботятся о защите интересов частного финансового сектора, а лоббирование интересов банкиров в среде европейских парламентариев, регуляторов и судей является чрезвычайно эффективным. Хотя горстка крупных капиталистических банков стала центром внимания в последние годы, это не должно скрывать роль крупных частных компаний в промышленности и торговле, которые используют и злоупотребляют своими тесными связями с правительственными структурами столь же искусно, как и банкиры. Сложная схема перекрещивающихся интересов государств, правительств, банков, промышленных и торговых компаний и частных коммуникационных групп также является одной из характеристик капитализма как на его нынешнем этапе, так и на более ранних стадиях.

Действительно, представители крупных частных групп и их союзники используют власть с того момента, как капитализм стал победившим способом производства и господствующей общественно-экономической формацией.

Оглядываясь назад, Новый курс, начало которому положил Президент Рузвельт в 1933 г., и тридцать лет, последовавшие за Второй мировой войной, кажутся интермедией, когда правящему классу пришлось пойти на некоторые ограниченные, но действительные уступки рабочему классу. Крупные капиталисты были вынуждены до некоторой степени снизить свой контроль над государством. После неолиберального поворота, начавшегося в конце 1970-х гг., они отбросили осторожность.

1980-е гг. привлекли внимание к предельно раскованному правящему классу, вызывающе и цинично воздающему хвалу корысти и всеобщей эксплуатации людей и природы. Печально известное высказывание Маргарет Тэтчер «Альтернативы нет» все еще накладывает отпечаток на политический, экономический и социальный ландшафт посредством яростного наступления на права и социальные завоевания. Марио Драги, Ангела Меркель, Сильвио Берлускони (ведущий итальянский капиталист) и Жозе Мануэль Баррозу стали символизировать продолжение плана Тэтчер. Активное соучастие социалистических правительств (от Шрёдера до Олланда, посредством Блэра, Брауна, Папандреу, Запатеро, Сократеша, Летта, Ди Рупо и некоторых других) показало, до какой степени они стали участниками логической схемы капиталистической системы, как и Барак Обама по другую сторону Атлантического океана. Как сказал американский миллиардер Уоррен Баффетт: «Это – классовая война, и мой класс побеждает».

Система государственной задолженности, как она функционирует при капитализме, является долговременным механизмом передачи богатства, произведенного народом, классу капиталистов. Кризис, начавшийся в 2007-2008 гг., укрепил этот механизм, потому что убытки и долги крупнейших банков были переведены в государственную задолженность. В небывалых размерах правительства национализировали убытки банков, поэтому банки смогли продолжить получать прибыли, которые они перераспределяют своим капиталистическим владельцам. Лидеры правительств являются прямыми пособниками больших банков и используют свою власть и государственные средства для служения последним. Существует постоянно вращающаяся дверь между крупнейшими банками и правительствами. Число министров финансов и экономики, или премьер-министров, пришедших на свои посты непосредствено из крупнейших банков, или уходящих к ним после ухода из правительства, начиная с 2008 г. только увеличивается.

Банковская профессия является слишком важной для экономики, чтобы отдавать ее в руки частного сектора. Банки должны быть национализированы (что подразумевает их экспроприацию) и взяты под гражданский контроль (со стороны банковских работников, клиентов, ассоциаций и представителей местных общественных заинтересованных сторон), так как они должны подчиняться принципам государственной гражданской службы |3|, а прибыль, генерируемая их деятельностью, должна использоваться на общее благо.

Использование государственной задолженности для спасения банков абсолютно незаконно и должно быть прекращено. Гражданский аудит должен определить другие необоснованные и/или незаконные долги и сыграть свою роль в мобилизации, чтобы могла сформироваться антикапиталистическая альтернатива.

Национализация банков и отмена/отказ от уплаты противозаконных долгов должны являться частью более широкой программы. |4|

Как это было в Венецианской Республике, сегодня в Европейском Союзе и в большинстве наиболее индустриально развитых странах мира, Государство действует с осмосе с крупнейшим частным банком и послушно выплачивает государственный долг. Прекращение выплаты противозаконных долгов, национализация банков и прочие жизненно важные меры будут результатом подъема народа, как творца своей собственной истории. Это повлечет за собой создание правительства, настолько преданного угнетенным, насколько правительства Меркель, Обамы и Олланда преданы крупному частному бизнесу. Такое народное правительство должно захватить неприкосновенную крупную частную собственность для того, чтобы развивать всеобщее благо с учетом возможностей природы. Это правительство должно также решительно порвать с капиталистическим государством и избавиться от всех форм угнетения. Здесь нужна подлинная революция.

Примечания

|1| See David Graeber, DEBT The First 5.000 years, Ed. Melvillehouse Brooklyn, New York, 2011, 453 pages ; Thomas Morel et François Ruffin, Vive la Banqueroute!, Paris, Fakir Editions, 2013.

|2| Fernand Braudel, Civilisation matérielle, économie et capitalisme. XVe-XVIIIe siècle, Paris, Armand Collin, 1979 ; David Graeber, DEBT The First 5.000 years, Ed. Melvillehouse Brooklyn, New York, 2011, 453 pages.

|3| The banking sector must be fully public, with the exception of a small-scale co-operative sector, with which it could cohabitate and collaborate.

|4| Voir Damien Millet et Eric Toussaint, “Europe: What emergency programme for the crisis?” , http://cadtm.org/Europe-What-emerge... , published 1st July 2012; Thomas Coutrot, Patrick Saurin et Éric Toussaint, “Cancelling debt or taxing capital: why should we choose?”, http://cadtm.org/Cancelling-debt-or... ,published 2nd November 2013; What to do about the debt and the euro? http://cadtm.org/What-to-do-about-t...


Туссен Эрик


Subscribe
promo matveychev_oleg апрель 10, 17:18 1
Buy for 100 tokens
ДЛЯ ТЕХ, КТО ЛЮБИТ ЧИТАТЬ, А НЕ СМОТРЕТЬ! В рамках реализации проекта с ноября 2017 года по апрель 2018 года была написана книга «Современные мифы о России». Авторы книги: известный российский политолог, профессор Высшей школы экономики Олег Матвейчев и публицист Артем Пучков.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments